Архив по тематике | "тренировки"

Прощание с детством…

Теги: , , ,


И на Тихом океане свой закончили поход…..

Это небольшие заметки о прошедшем сезоне, своеобразное подведение итогов очередного этапа нашего пути. И хоть и не принято об этом говорить, но хотелось бы отметить, что без помощи очень многих людей, которые пожелали просто остаться в тени, а также компаний Atomic и Halti, всего этого просто могло и не быть. Отдельное спасибо Катиному тренеру на протяжении всех этих лет — Елене Вихревой, которая заслуживает большой отдельной статьи, а не простого упоминания. Очень часто тренеры незаслуженно остаются в тени.

«Прощание с детством»… Именно так можно было озаглавить рассказ о минувшем сезоне. Этот год оказался последним в детском возрасте, своеобразной вехой того, что было сделано за последнее время, а также началом следующего, абсолютно нового этапа в жизни Кати и всех нас.

Хотя этот «переходный» год и был последним, но начался он уже с огромных изменений в Катиной жизни, а именно – началом учебы и тренировок в австрийской горнолыжной академии в Штамсе, являющейся лучшей «кузницей кадров» для сборной Австрии, да и других стран тоже, хотя иностранцы составляют не более 1% всех учащихся школы.

Сказать, что было тяжело, значит, ничего не сказать. Всякое было – и слезы тоже…

Очень тяжело привыкать к новой системе не только обучения и тренировок, но вообще – жизни. Жесткое расписание, почти казарма, никаких поблажек в учебе, огромные нагрузки на тренировках. Но все это одновременно сбалансировано, все это – СИСТЕМА, которая проверена годами, и которая явно работает. Потихоньку втянулась и привыкла…

Хотя велопробеги на 60 км и кроссы по горам и лесу – особого энтузиазма не вызывают и сейчас, и не только у нее))). Вообще Штамс – это совсем другой мир с его законами и сложившейся практикой. Штамс – это своеобразный трамплин в будущее спорта, а вот сможет ли кто-то этим воспользоваться или нет, зависит от каждого.

С конца сентября начались регулярные выезды «на снег», перемежающиеся с физической и специальной подготовкой, постепенное привыкание к новым Атомикам, которые уже были совсем не юниорскими, а уже ФИСовскими. Было тяжело, но потихоньку все начинало получаться.

Затем «Открытие сезона» в Банном – довольно удачное, хотя тревожный звоночек на слаломе прозвенел первый раз именно тогда. Как оказалось в последствии – Катины слаломные D2 оказались слишком «брыкливыми», не прощающими никаких ошибок, особенно сложно было с ними совладать на пологих и не очень жестких склонах. Кубок мира в последствии подтвердил наши сомнения – практически все спортсмены перешли на новые слаломные Атомики без D2. Но пока еще это было непонятно, и Катя боролась не только с трассой на слаломе, но и еще пыталась укротить непокорные лыжи. И уже после первого Ландескапа (Кубка Тироля) тренеры пришли к мнению, что надо попробовать сменить лыжи. Уже потом в конце января, Атомик совершил практически невозможное – за один день привез Кате в Китцбюэль новые лыжи, на которых она без тренировки, на следующий день выиграла Кубок Тироля с большим преимуществом.

Потом же было много бецирков (соревнований в регионе Китцбюэль), на которых у Кати были в основном первые и два вторых места, что было безусловным успехом.

Катя на одном из подиумов и на трассе

Катя на одном из подиумов и на трассе

И был Кубок Тироля среди взрослых в Шваце, куда допускались дети последнего года перед юниорами. Тренеры нашего клуба решили отправить туда Катю с еще одной девочкой попробовать свои силы. Конечно, на эти соревнования не собираются сильнейшие спортсмены Австрии, но, безусловно, уровень участников все равно очень высок, а также трассы уже совсем не детского уровня, а отвечающие всем требованиям ФИС. И эта трасса гиганта была довольно сложной и длинной, дополнительные проблемы создали погодные условия — снег и ветер, хотя внизу светило солнышко и кое-где проклевывалась зеленая травка. Главное – было попробовать свои силы и немного улучшить рейтинг очков OESV, и еще уже мне — очень хотелось побыстрее уехать домой от этого пронизывающего ветра со снегом))). Но не судьба – Катя умудрилась выиграть эти соревнования, да еще с большим отрывом от второго и третьего места. И как оказалось на награждении – это было своеобразной сенсацией, т.к. это был всего лишь третий случай за всю историю проведения Кубка Тироля, когда младший участник выигрывает такие соревнования… А я-то не могла понять, почему перед награждением все эти взрослые дядьки и тетки так косились на Катю и ее разыскивал ответственный из TSV (Тирольского лыжного союза) главный организатор всех этих стартов. Но, когда на награждении прозвучало – «Сенсационная победа младшей школьницы»…. – до меня стало доходить, что что-то тут явно не так, и потом уже мне объяснили почему.

Зимние каникулы потихоньку подходили к концу, Кате надо было возвращаться в Штамс, но не надолго, т.к. уже через несколько дней нам предстояла поездка в Словению, в городок Скофья Лока, на международные детские соревнования в составе российской сборной. Дорога была не долгой, и через 3.5 часа мы доехали до очень милого небольшого городка рядом со столицей Словении – Любляной. Коварный навигатор решил, правда, нас все-таки запутать и завез наверх, в гору, как оказалось потом – замок-музей, где и развернуться-то можно было с трудом. Спасибо сотрудникам музея, которые вначале на плане города, а затем, просто раскрыв окно, показали нам, куда надо было ехать. Сами бы мы точно не нашли. Они еще сказали, что мы не первые, с кем так «шутит» навигатор. Из-за маленьких и узких улочек навигатор часто «клинит», и он заводит несчастных путешественников совсем в другую сторону. Наконец-то мы нашли наш отельчик, расположившийся под горой, в стороне от центра города, но все-таки недалеко от него. С погодой не повезло, было сумрачно, накрапывал дождик. Так и продолжалось все дни до начала соревнований. А накануне вообще был проливной дождь. Который окончательно доконал заболевавшую Катю, которая после тренировки под дождем выливала воду из своих ботинок и выжимала промокшую насквозь одежду, — в результате она свалилась с жесточайшим бронхитом, который преследовал ее на протяжении всех стартов в Словении и Италии, и который, внес , увы, коррективы в ее результаты.

До склонов в Словении ехать было довольно далеко, хорошо, что у команды были 2 своих автобуса, на которых можно было туда добраться. Вообще контраст между австрийскими склонами и склонами, где проходили все эти старты очень большой, и очень сложно перестраиваться, хотя по сравнению с нашими склонами – все наоборот. Но положа руку на сердце, могу честно признать, что словенцы сделали все возможное и невозможное, чтобы провести старты на высшем уровне, подготовив трассу после такого ливня на все 100%.

Но и погода в дни соревнований тоже сжалилась – вышло солнце и немного подморозило. Вместе с селитрой, которой посыпали трассы, это позволило провести старты на очень хорошем покрытии.

Как я уже говорила, Катя успела заболеть как раз перед соревнованиями, и уже на гиганте она дышала с трудом, хотя на слаломе на следующий день все было еще хуже. На гиганте она упала на обеих попытках, пытаясь вписаться в сжатую трассу, в результате допустила ошибку… Но вернулась на трассу, потеряв огромное количество времени, продолжала бороться до конца, использовав этот проезд как тренировку. На это тоже надо иметь достаточное мужество – понимать, что по времени это будет последний результат, и, тем не менее, закончить трассу.

На слаломе она уже пошла аккуратнее, с запасом и оказалась, стартовав из последних номеров, пятой на первой попытке. На второй же у нее просто не было сил, но она собралась, и, несмотря на огромную допущенную ошибку в середине трассы, смогла удержаться в 6-ке, попав в число награждаемых. Как оказалось — впервые за много лет среди девочек старшего возраста из России. Вообще вся Российская команда заслуживала самых высоких оценок, т.к. ребята боролись до последнего и выглядели на фоне всех участников очень и очень достойно. В Словении удалось занять высокое 7 место в общекомандном зачете среди 36 стран, и, забегая вперед, скажу, что в Италии, на Трофео Тополино Россия заняла итоговое 15 место, попав в 15-ку сильнейших среди 45 стран, что позволит нашей команде стартовать в следующем году в группе сильнейших (в этом году наши стартовали во второй подгруппе).

После Словении наши пути с Катей разошлись – мы поехали домой, а она вместе с командой – далее, в Италию на следующие, более сложные соревнования. Все время до отъезда мы пытались ее как-то вылечить, пришлось даже применять антибиотики, но на лечение и восстановление необходимо было время, которого просто не было. Поэтому все дни, оставшиеся до соревнований, она отлеживалась, лечилась, пытаясь хоть как-то прийти в себя к стартам. Чтобы понять, как она себя чувствовала, достаточно сказать, что у нее не было сил не то, чтобы кататься, а даже просто нести свои лыжи. Конечно, наши тренеры очень рисковали, заявив ее в первую стартовую группу, т.к. до последнего не было ясно, сможет ли она вообще выйти на старт. Как оказалось, рисковали не зря, Катя собрала все свои последние силы и сделала в ее состоянии практически невозможное – сумела занять 7 и 6 место в слаломе и гиганте соответственно. Причем вторую попытку доезжала просто на силе воли, т.к. обычных сил просто уже не было. На слаломе еще и не повезло – вешкой на середине дистанции попало по шлему, который сполз вместе с очками, и ей пришлось ехать практически на ощупь… Все дело в том, что ей подобрать шлем оказалось просто непосильной задачей – мы объездили кучу магазинов как в Москве, так и в Австрии, пытаясь найти ей шлем – все было напрасно, один – жал, другой сваливался с головы…. Потом уже, в Вистлере, мы все-таки нашли подходящий РОС, но сколько времени до этого пришлось побегать, чтобы его найти…

Возвращаясь к ее выступлениям в Европе, хочу отметить, что это было реально очень хорошее выступление не только Кати, но и всей российской сборной, выглядевшей очень достойно среди сильных соперников и далеко не походящей на аутсайдеров горнолыжного мира. Такого результата уже давно наша сборная на этих соревнованиях не добивалась, хотя Катя и плакала, т.к. прекрасно понимала, что выступила далеко не в полную силу, что могла проехать еще лучше. Но это все как раз не важно, важно, что ребята смогли доказать не только другим, но и себе, что они могут многое, надо только продолжать работать.

Про Первенство России в Кировграде было написано очень многое, эти соревнования были далеко не однозначными и бесспорными, повторяться абсолютно не хочется, т.к. это уже прошлое, и надо жить уже будущим. Одно хочу сказать, что, если бы эти соревнования проводились хотя бы в Банном, что командный, что личные результаты были бы на 100% совсем другими, что отчасти показали финальные протоколы на слаломе.

После возвращения домой из Кировграда Кате предстояло сдать кучу заданий уже в своей московской школе, которую она не бросила, несмотря на Штамс, стараясь все так же учиться в ней на одни пятерки. Причем не потому, что это вот так «круто», а просто потому, что по-другому она просто не умеет….

А потом был долгий перелет в пост олимпийский Ванкувер, опять на край света, где нам удалось побывать 2 года назад. Ванкувер опять не разочаровал… Это действительно один из самых необычных и красивых городов мира, который нам пришлось повидать. Океан, горы, снежные склоны, зелень, цветы – все это переплелось в нем. Он настолько необычен, что и описать его довольно сложно. В нем есть что-то от современных городов с небоскребами, и одновременно тут же островок колониальной Африки с садиками и виллами. Обязательный «Чайна-таун» соседствует с японскими кварталами. И надо всем этим – красивейшие снежные вершины на фоне Тихого океана….

Спасибо Вадиму Рубинову, который теперь живет в Ванкувере – если бы не он, нам бы пришлось намного сложнее. Да и вообще просто приятно встретить хорошего человека на краю света))).

Дорога до Вистлера по сравнению с тем, что мы видели 2 года назад, сильно изменилась. К Олимпиаде ее расширили, кое-где вообще отстроили заново, и, несмотря на пошедший проливной дождь, перешедший в град, мы доехали на нашем прокатном джипике довольно спокойно. Хотя глаза уже закрывались, и усталый организм очень просился на покой. Катя крепилась вместе со мной, не давая мне заснуть, пихая и толкая меня всю дорогу, рассказывая различные истории – только бы я не заснула, и наконец-то в 9 часов вечера по местному времени (а в Москве в это время уже было 10 утра) мы добрались до нашей гостиницы. Хотелось только одного – спать, поэтому было принято стратегическое решение – все дела отложить на завтра, а катание еще на один день, чтобы хоть немножко привыкнуть к смене ночи и дня. Или мы просто очень сильно устали, или благодарный организм, наконец-то добравшийся до кровати, решил не бунтовать, но мы проспали всю ночь как убитые и наутро уже были более-менее похожи на людей. Последствия смены часовых поясов все-таки давали себя знать, особенно по утрам, когда никак не удавалось проснуться, а также к 4-5 часам вечера, когда глаза просто закрывались сами собой, и требовались невероятные усилия, чтобы не заснуть.

В воскресенье мы пошли прогуляться по Вистлеру, посмотреть, что же изменилось в нем за эти 2 года, а особенно после Олимпиады. В целом город остался тем же – таким же чистым и приветливым. Стало больше гостиниц и кафе, и, как нам показалось, намного больше туристов, видимо привлеченных прошедшей Олимпиадой. Вообще отголоски Олимпиады были везде – и в сувенирных магазинчиках по-прежнему продавались товары с олимпийской символикой, и в убранстве города все также повсюду была Олимпиада.

Погода была уже совсем весенней – светило солнце, распускались листья на деревьях, зеленела трава. Только вот горы, они и в Канаде горы – погода там меняется очень быстро и резко, через два дня повалил снег, да такой, что завалило всех и вся – выпало за 3 дня метр снега. Видимо природа решила отыграться за все дни Олимпиады))).

В понедельник, купив заранее в Вистлерском клубе ски пасы, мы поднялись на гору, уже на знакомом до боли подъемнике, и уже не плутали в поисках дороги, несмотря на туман, т.к. практически каждый поворот был знаком. Немного покатались, привыкая к специфическому местному снегу, а также к перемене часовых поясов, и поехали домой. Жили мы вначале далековато от подъемников – приходилось топать с лыжами на плече через весь город в компании таких же лыжников-пешеходов))). Правда в основном рядом с нами топали фрирайдеры и сноубордисты, и Катина спортивная экипировка вызывала у всех неподдельный интерес. Потихоньку привыкли и к этому. Через 2 дня уже начал ходить шаттл от гостиницы и стало немного полегче. На следующий день, увидев на склоне сборную США, (которая привезла в этом году ударный состав – целых 4 равноценных сборных в старшем возрасте), собиравшуюся тренироваться на трассе слалома, мы набрались наглости и попросились к ним. Оказалось, что они проводили прикидку среди девочек на время. То ли они сжалились над одинокой русской девочкой, то ли просто проявили спортивную солидарность, но старший тренер сборных команд пустила Катю на свою трассу. Только мы немного запоздали, просмотр трассы уже был, и пришлось Кате ехать первый раз «с листа». Американский тренер на старте тихо ее спросил – «А ты трассу-то видела», и только усмехнулся, услышав отрицательный ответ, выпустив ее со старта. Я же вначале немного испугалась, услышав оханья и возгласы американских тренеров, которые были наверху, оказалось, что так они реагировали на Катин проезд, сразу начав меня спрашивать, где она тренируется. Часть тренеров ее уже знали по прошедшим международным соревнованиям, но для многих она оказалась в чем-то откровением. Особенно когда оказалось, что у нее на первой попытке было второе время, причем, как сказал стартер – «ну да, в куртке, без просмотра трассы – нормально так»))). Потом уже на заключительном проезде она сняла куртку, «списав» со своего времени сразу 2 секунды. В общем как-то так удалось вписаться в американскую команду, привыкнув к их абсолютно раскованной манере выражать свои мысли и эмоции, чувствуя только доброжелательность и спортивную солидарность, что было очень приятно.

На следующий день у американцев был уже выходной, и мы пристроились к группе сборных Новой Зеландии, Австралии, Хорватии, Словении, Японии, Кореи и других стран, на этот раз уже на тренировке гиганта. Погода была уже совсем никудышной – валил мокрый снег, туман, но все равно удалось несколько раз пройти по трассе на время, причем Катя показала абсолютно лучшее время среди всех. И как оказалось, многие тренеры ее знали, подходили и спрашивали меня, это не Катя ли? Я, честно говоря, даже слегка обалдела, т.к. совсем не ожидала такого и долго не могла понять, о чем они говорят. И многие тренеры знали, что она в Штамсе – видимо, все-таки Штамс – это уже в своем роде «Знак качества», да и не слишком много народу там учится, многих знают по именам.

В четверг должна была состояться официальная тренировка супер гиганта, которая была отменена из-за продолжавшего валить снега, т.к. это было просто опасно. Наконец-то приехала и австрийская сборная во главе с тренером Штамса, который взял Катю под свое крыло, получив на это официальное разрешение своей Федерации. Если бы не австрийцы, нам бы конечно было бы намного сложнее, т.к. Катя была без тренера, да и многие технические и организационные вопросы было бы сложнее решить. А так я была за нее абсолютно спокойна – и на тренировках и на разминке и на просмотре – она была полностью под присмотром. Тем более, что в составе команды были знакомые нам ребята из Тироля и Зальцбурга, и даже один мальчик из Катиного класса в Штамсе. Так все организаторы и привыкли, спрашивая – «Где Катя?» – если ее надо было срочно найти – ее искали среди австрийцев))). Вообще оригинальная у нас была команда)). Федя Мягков, который живет и тренируется в США, уезжал со сборной этой страны, Катя – с австрийской сборной. Все это веселило тренерский корпус, которые над нами все время подшучивали на эту тему.

В пятницу снег практически прекратился, но его нападало все равно слишком много, и старт все время передвигали, пытаясь разгрести снег с трассы и приготовить ее к соревнованиям. Вообще уровень подготовки и проведения соревнований был на высочайшем уровне. И в плане безопасности и в плане подготовки трасс и информации. Трассу заглаживали после каждых 2-3 –х участников, работало огромное количество волонтеров, а также помогали и сами, уже отстартовавшие спортсмены.

Но вернемся уже к самим стартам. Встегивая Катю в суперные лыжи, я вдруг обнаружила, что у нее свернута головка крепления, и я поняла, что у меня просто не хватит сил поставить ее на место. Спасибо оказавшемуся рядом тренеру новозеландской сборной, старому нашему знакомому, который с третьего раза, выругавшись, смог поставить крепеж на место. А тут еще перед Катей кто-то упал и старт задержали на 10 минут, маринуя ее в стартовом домике. Немного о самой трассе – она была совсем не простой – с перепадами, чередованием крутых и больших пологих участков, которые, как потом показала практика, Катя пока ходить не очень-то умеет. В итоге она стала 12, что было для нее совсем не плохо, т.к. она умудрилась еще испугаться скорости и затормозить на середине трассы перед пологим участком. Зато опыт был просто несравним ни с чем, т.к. вот таких трасс на соревнованиях юношей еще ни разу у нее не было.

Пятница закончилась грандиозным парадом участников – с оркестром, национальной гвардией, огромным количеством зрителей. Это был настоящий праздник для всех. Вообще Вистлер кап стал центральным событием для всего города на время проведения соревнований. И наша малочисленная сборная, состоявшая, как я уже ранее говорила, из Феди Мягкова и Кати пользовалась огромной популярностью у местных телевизионщиков, т.к. как-никак следующая Олимпиада после Ванкувера будет проходить именно в Сочи.

К субботе погода уже наладилась, светило солнце, хотя это и добавляло сложности в подготовке лыж. Но я сильно не заморачивалась, помня наставления тренеров – надо ехать нормально, а мазь – это уже потом))). И, частично этим оправдывая свою вдруг проснувшуюся лень, которая все время намекала, что уже апрель, и что пора честь знать, — сезон-то закончился.))

На гиганте мне было видно со старта крутую часть трассы с большим пологим заворотом – и все. И к моему ужасу, там, где все ехали на пологом участке прямо, Катя начала выписывать красивые дуги…. Причем было все-таки мягко, и видно было, как у нее зарезались лыжи. Мне оставалось только схватиться за голову и надеяться, что хоть крутые участки она пройдет, как надо. Думаю, не стоит и говорить, что, спустившись на финиш, я услышала от Кати, что она все «слила», что не умеет кататься и т.д., что ей бы теперь вписаться в тридцадку. Хотя она и оказалась в итоге 9-ой, но проигрыш был большой – больше 2-х секунд первому месту. На финише же ее уже ждал Хэри — старший тренер австрийской сборной и тренер Штамса одновременно, который популярно ей объяснил, что она натворила на первой трассе и ласково дал ей по шее))). Как в последствии оказалось – не зря. Я же, со своей стороны, сказала ей, что вторая попытка впереди и она легко сможет подняться наверх, на что Катя, округлив глаза, сказала – «Что — отыграть 2 секунды???». Но, то ли Хэри ей хорошо дал по шее, то ли она сама поняла, где напортачила на первой попытке, но вторую уже просто пронеслась по трассе, не нарезая дуг на пологих участках, хотя все-таки еще жестковато ведя лыжи (ну привыкла она к ледяным склонам). Пока я скреблась по буграм к финишу с лыжами на плече и огромным рюкзаком за спиной, моля бога, чтобы только не грохнуться у всех на глазах, несколько тренеров мне сказали, что Катя проехала просто отлично, хотя и не знали еще ее результата. И я, не думая, что так окажется, была права – она отыграла все-таки эти 2 секунды, повергнув всех в шок, заняв в итоге 6 место, а по второй попытке став 4-й, проиграв второму и третьему месту только 9 и 8 сотых. Причем явно было видно, что это далеко не предел, что прибавить можно было еще. Но главное было сделано – она все-таки попала в награждаемую десятку.

В заключительный день соревнований проходил слалом на Олимпийской трассе спуска. Трассу изрядно закрутили, опять же чередуя крутые участки с пологими. Этот слалом стал драмой для многих сильнейших участников, уже часть из них вылетела на первой попытке. Катя была четвертой, сохраняя вполне реальные шансы на медаль. Вторую попытку прошла очень здорово, я видела практически всю трассу, за исключением заключительных 8-9 ворот, которые и оказались роковыми для четверых из первой пятерки, увы, включая саму Катю, вылетевшую со сжатой змейки перед самым финишем. Вообще из первой 15-ки вылетело 8 участников, чего уж точно не ожидал никто. Те, кто ехал осторожно и технично – проскочили, ну а те, кто рисковал – попались на этой злосчастной змейке. Из первой пятерки доехала только австрийка, которая была второй на первой попытке. Зато соревнования точно удались, т.к. это было очень красивое зрелище, и как сказали тренеры, стоявшие со мной у стартового домика — не важно, какое у Кати место, важно – КАК она едет, так технически ехать в этом возрасте мало кто умеет. Ради вот только этих слов стоило приехать в Вистлер и участвовать в соревнованиях. Да и вообще уже там было видно, кто пойдет дальше, с кем придется встречаться уже на ФИСовских стартах. Т.к. трассы Вистлера были уже совсем не детскими, ни по рельефу, ни по постановке. Одно то, что все это проходило на Олимпийских склонах, говорило само за себя. Сравнивая Вистлер 2-х летней давности, где Катя была в младшей возрастной группе, хочу сказать, что это просто два разных мира. И по конкуренции, и по уровню трасс. И что такая же пропасть между нынешними и будущими стартами ждет ее в следующем году на ФИСах…

Закончился парад, пришло время попрощаться с Вистлером, впереди ждала долгая дорога домой с небольшой остановкой в Ванкувере. Где, на берегу Тихого океана (он и правда прям в городе – и вода там соленая) мы попрощались с гостеприимным Вадимом Рубиновым, без которого все было бы просто другим, да и приятно было получить поддержку от своих людей на краю света.

Катя собрала для нашей Сашки ракушки, которые потом пользовались огромной популярностью в ее классе – как-никак аж с самого Тихого океана))), и мы отправились в аэропорт, завершив нашу канадскую эпопею 18 часовым перелетом домой. И опять день поменялся с ночью, но обратный переход оказался намного труднее, или мы уже расслабились, т.к. соревнования остались позади, и не надо было собирать все свои силы. Нам еще крупно повезло, т.к. задымивший Исландский вулкан чуть не оставил нас надолго в Канаде – мы проскочили одни из последних, на следующий день вся Европа закрыла свои аэропорты. Из-за этого Кате потом пришлось возвращаться в Штамс намного позднее через первый открывшийся путь – Вену, а дальше на поездах ехать почти через всю Австрию.

Потом уже было подведение итогов всего сезона в Бецирке Китцбюэль, где Катя оказалась первой, и награда и куча приятных слов и поздравлений от своего австрийского клуба, тренер которого – наш Ханси специально приехал за Катей в Штамс, чтобы отвезти ее на это награждение…

И заключительным аккордом в соревновательном сезоне стали ежегодные международные соревнования в Питцтале 1 мая, где Катя показала лучшее время в своей возрастной группе, а также среди всех женщин, получив таким образом сразу 2 красивейших кубка местного дизайнера))). Особенно был приятно, что в этих стартах принимал участие папа Бенни Райха, жаль что не сам Бенни))). Лучшими же среди мужчин оказались Катины одноклассники из Штамса.

Горнолыжный сезон закончился, но отнюдь не тренировки в Штамсе, которые продолжились уже с упором на разностороннюю подготовку. Тесты, медицинские исследования, рекомендации к дальнейшим тренировкам и т.д., все по плану, как все и шло в добром старом Штамсе уже на протяжении более чем 40 лет…

До конца учебного года в середине июля еще огромное количество времени, а планы Штамса на следующий год уже сверстаны и обсуждены. Теперь, в будущем сезоне у Кати будет новый тренер – ни много, ни мало – старший тренер Штамса, который всех девчонок, конечно знает. Прекрасно знает и Катю тоже, т.к. девочек от 14 до 20 лет всего лишь 39 штук во всем Штамсе. И среди всех штамсовских ребят Катя осталась единственной не «немецковорящей» ученицей, сноубордист-канадец не выдержал учебы и вернулся домой… Да и не только иностранцы (которых очень и очень мало) не выдерживают этого напряжения, но и австрийцы – кого отчисляют, кто уходит сам. И тем ценнее оценка преподавателей и тренеров Катиных успехов в Штамсе….

Один поход и огромный (по детским меркам) этап в жизни закончен, начинается новый… Многое пока еще непонятно, есть еще куча неразрешенных вопросов, но очень хочется надеяться, что все будет хорошо и что все, что задумано, получится. Что будет также, как и прежде, выступать за честь России, стараясь доказать всем в огромном спортивном мире, что начинается новая страница горнолыжной России, несколько строк в которой, возможно, будут написаны и самой Катей. Планы жесткие, чем-то немного амбициозные, но вполне реальные. А без этого в спорте, да и в жизни просто нельзя. Иначе и начинать всего этого и не следовало. Поэтому будем работать, как и раньше и верить, что все получится….

Мария Ткаченко

«Русских десять лет неправильно тренировали» — Берндт Цобель

Теги: , , ,


Интервью «Спорт-Экспресс» дал старший тренер мужской сборной России Берндт ЦОБЕЛЬ. Апрель 2009

Берндт Цобель

Берндт Цобель

Иностранный специалист во главе российской команды — давно уже не экзотика. Это вынужденная мера. Своих тренеров такого класса пока не вырастили. И если в футболе приглашение того или иного варяга зачастую вызывает сомнения, то в горных лыжах, как и в прыжках с трамплина, картина другая. Здесь у руля отечественных сборных стоят специалисты экстра-класса, вырастившие не одно поколение победителей. Австриец Берндт Цобель в разное время работал с такими спортсменами, как Штефан Эберхартер и Марио Матт, Рената Гетчль и Микаэла Дорфмайстер. На новом этапе карьеры корифей горных лыж связал свою судьбу с русскими, которых учит побеждать.

— Для каждого из наших сборников предолимпийская зима сложилась пo-разному — рассказал Цобель. — Высшим достижением, конечно, стало десятое место Александра Хорошилова в комбинации на чемпионате мира. Порадовало, что он также сумел набрать кое-какие очки в розыгрыше Кубка мира, завоевал бронзовую медаль Континентального кубка. Это уже большой прогресс. Что же касается остальных, то, по всей видимости, мои ожидания в их отношении были слишком высоки. Степаном Зуевым и Сергеем Майтаковым я недоволен, но эти спортсмены — будущее России. Мы тщательно проанализировали их слабые стороны и теперь знаем, какие моменты необходимо улучшать. Уверен, находимся на правильном пути.

— Довольны ли вы проделанной работой?

— Нет. Сезон получился неплохим, но полного удовлетворения он мне не принес. Еще много над чем предстоит работать.

— Есть ли у лидера национальной сборной Хорошилова перспективы к дальнейшему спортивному росту?

— Прошедший сезон стал лучшим как для Александра, так и для всей российской сборной за долгие годы. Главная проблема Хорошилова в том, что он слишком легкий. Ему обязательно надо прибавлять в весе и наращивать мышечную массу. Кроме того, у Александра существуют пробелы в базовой подготовке. Для дальнейшего прогресса нужно сначала нарастить фундамент.

— Почему российские горнолыжники не могут конкурировать с лидерами — австрийцами, американцами, французами, швейцарцами и итальянцами?

— Потому что в течение десяти лет их неправильно тренировали. Можно сказать, что десять — пятнадцать лет ваши спортсмены проспали. Поймите, ничего не происходит за один день, и на все нужно время. Два года назад лучшим результатом русских было, образно говоря, 180-е место. Сейчас же мы зачастую попадаем в десятку — и это большой прогресс. Главная цель нашей работы состоит в подготовке боеспособного коллектива к Олимпиаде в Сочи-2014. Постараемся хорошо выступить и в Ванкувере, но надо помнить, что чудес не бывает.

— На недавнем чемпионате России в Кемеровской области вы присутствовали в качестве технического делегата. Что скажете об уровне организации и спортивной составляющей турнира?

— Это два абсолютно разных момента. Организовано все было хорошо: люди проделали огромную работу. Однако сами соревнования продемонстрировали совсем не тот уровень, к которому привыкли в Европе. Да и трассы были слишком плоскими, что сильно упрощало их прохождение. Признаться, я не ожидал, что между сборниками и остальными спортсменами существует такая пропасть! Разрыв в мастерстве оказался колоссальным. Я предполагал увидеть новые молодые таланты, но не обнаружил никого.

— Быть может, горнолыжной федерации стоит взять пример с некоторых других видов спорта, и натурализовать кого-нибудь из сильных австрийцев, не проходящих в состав своей команды?

— (Смеется.) Лично я этого не понимаю и не думаю, что данный путь является верным. Этой дорогой идут многие маленькие страны, но для России натурализация иностранных атлетов не является выходом из положения. Привлечь хорошего зарубежного горнолыжника ради достижения сиюминутного результата? Ну уж нет! Для меня, как тренера, приемлемо только развитие своих спортсменов, имеющих неплохой потенциал. Говорю о тех же Хорошилове, Майтакове, Зуеве, Васильеве. Дайте нам 2 — 3 года и, увидите — результат придет.

— На каком уровне сейчас находится горнолыжная инфраструктура в России и как ее нужно развивать?

— По моим наблюдениям, спорт в России вообще плохо организован. Отсюда вытекает и нестабильность спортсменов: в прошлом году кто-то выступил неплохо, но в этом он пропадает, а солируют уже другие.

Главное сейчас — строить побольше трасс с искусственным снегом. Необходимо, чтобы ваши спортсмены могли тренироваться на таких же объектах, какими давно располагают американцы и европейцы. В России практически все занимаются на натуральных трассах, а потому на чемпионаты мира приезжают абсолютно неподготовленными: ведь на искусственных техника совершенно другая.

— Трудно работать с русскими?

— Нет. Я очень мотивирован, когда вижу: у спортсмена есть воля. Для меня это главное. Конечно, всегда существуют трудности организационного характера, но нужно уметь терпеть и ждать.

— Как долго вы планируете работать с нашей командой?

— Все зависит от того, какие результаты мы будем демонстрировать. Хочу работать до Олимпиады в Сочи, но как сложится в реальности, покажет время.

— Выучили уже какие-нибудь русские слова?

— (Смеется.) Очень мало. Основные фразы понимаю, но спортивных терминов не знаю.

— Можете что-нибудь произнести на нашем языке?

— Нет-нет. Что вы?! Я обязательно наделаю много ошибок.

— А когда вы впервые побывали в России?

— Еще во времена СССР с молодежной сборной Австрии приезжал в город Гудаури. Это в нынешней Грузии. В ходе той поездки, кстати, и познакомился с теперешним президентом ОКР Леонидом Тягачевым.

— Некоторые российские национальные сборные возглавляют иностранцы. Как вы думаете — почему?

— Про другие виды спорта сказать ничего не могу, давайте рассмотрим проблему на примере горных лыж. В Австрии тренеры получают соответствующее образование: курс обучения длится несколько лет, и в конце выдается диплом. В нашей стране тренер — это профессия. В России такого нет: тренером называется тот, кто работает с парочкой спортсменов. В этом ваша слабая сторона. Вот поэтому австрийские и российские тренеры конкурировать не могут, они находятся на разных уровнях. Как без образования можно в чем-то разбираться?!

— А с немцем Вольфгангом Штайертом, который возглавляет сборную России по прыжкам с трамплина, знакомы?

— Знаю о нем, но лично незнаком.

— Каким образом взаимодействуете с главным тренером сборной России Владимиром Макеевым?

— Макеев в общем-то не тренер, а скорее администратор. Тренерской работой он не занимается, это исключительно моя прерогатива. На Владимире же лежит оргработа: визы, транспорт, экипировка. Он делает то, без чего я не смог бы плодотворно трудиться.

— Назовите лучшего горнолыжника всех времен и народов.

— (Смеется.) Ну и задачку вы задали! Одного такого не было: в каждой дисциплине есть свои герои. Ну как я могу назвать лучшего из них?! Достойных много. Ладно, вот моя тройка: легендарные австрийцы Франц Кламмер и Тони Зайлер, а также не менее знаменитый швед Ингемар Стенмарк.

— Сразу после Нового года на Воробьевых горах в Москве проходил Выставочный турнир с участием лучших спортсменов мира. Вы там были?

— Да. Туда пришло очень много народа, соревнования транслировались в Европе. Это было хорошее и интересное шоу, но не более. Те старты не имели никакого спортивного значения, очки в копилку Кубка мира за них не начислялись.

— Герр Бернд, изменился ли горнолыжный спорт за последние двадцать лет?

— Да, причем очень сильно. Я работаю профессиональным тренером уже 33 года и могу об этом судить. Основное, и главное, изменение — это переход с натурального снега на искусственный. Данное новшество пришло из Северной Америки и было перенято сначала скандинавами, а затем и остальными. Также полностью изменились техника, длина дистанций, да и материал, из которого делают лыжи.

— Как выступит сборная России на Олимпийских играх в Ванкувере?

— О больших успехах, считаю, говорить еще слишком рано. Надеемся, что Хорошилов сумеет войти в десятку, а вот на счет остальных такой уверенности нет.

P.S. Нынешний состав женской команды сформировался относительно недавно и пока не имеет опыта выступлений на этапах Кубка мира. Лидеры сборной Ляйсан Раянова и Елена Простева неплохо зарекомендовали себя в розыгрыше Континентального кубка, а также на юниорском первенстве мира. В будущем сезоне тренерский штаб планирует подпускать спортсменок к участию в планетарном Кубке. Женская горнолыжная дружина еще проходит этап окончательного становления и строится скорее с прицелом на Игры в Сочи-2014, нежели на Олимпиаду в Ванкувере.

Ольга Колечкина

Теги: , , , , , , , ,


Ольга Колечкина

Ольга Колечкина

Тренер-координатор юношеской национальной сборной команды России по горным лыжам Ольга Колечкина: «Мне просто хотелось бы поблагодарить людей за то, что они нам помогают…»

Считается, что детский спорт – это вершина горы под названием «горные лыжи». Гигантская в масштабе страны гора эта состоит из склонов и горнолыжных центров, снаряжения и подъемников, ратраков и автостоянок, систем оснежения и пунктов проката, служб охраны и комфортных туалетов. И если детский спорт – это вершина горы, то юношеская сборная страны – самое острие, пик, на который многие из любителей зимнего отдыха, к сожалению, и не взглянут. Только в момент трансляции этапов Кубка Мира или горнолыжных стартов Зимних Олимпиад горестно махнут рукой: «Чего там смотреть? Наших то и близко не видно…» Путь на старты такого уровня начинается с детских спортшкол и секций, откуда лучшие спортсмены пробиваются сначала в юношескую сборную команду, затем, став постарше – в юниорскую, а потом перед ними открывается дорога в Национальную сборную команду России…
В прошлом году не стало бессменного на протяжении многих лет тренера юношеской сборной команды России Евгения Сергеевича Гливенко. Координировать работу команды тех молодых спортсменов, кто впоследствии может представлять нашу страну на стартах самого высокого уровня, продолжает его дочь – Ольга. Она рассказывает о том, какова ситуация с подготовкой самого младшего резерва нашей сборной.

Прежде всего, что такое юношеская сборная команда, как в нее набирают спортсменов?

В юношескую сборную команду входят юноши и девушки в возрасте от 12 до 15 лет. То есть в сезоне 2004 — 2005 это были спортсмены 1990 — 1993 г.р. Состав сборной, как и квота на международных соревнованиях — 10 человек. Шестеро 1990 — 1991 года рождения и четыре человека 1992 – 1993 года рождения.
Отбор в состав команды осуществляется на первенстве России, которое раньше называлось «Олимпийские надежды». В прошлом сезоне эти старты проходили в новом горнолыжном центре «Металлург-Магнитогорск» на озере Банное. Было столько желающих выступить! Ведь только на соревнованиях и можно увидеть, кто что-то собой представляет в реальности. На первенстве России обычно бывает до 200 человек, на юношеское первенство приехало 350 участников. В состав сборной вошли те ребята и девушки, которые заняли с первого по шестое место в каждом виде соревнований. В этом году в предварительный список включено 28 человек.

А как из них отбирается первая десятка? И вдобавок – ведь с момента соревнований до стартов в Европе проходит лето, осень…

Евгений Сергеевич хотел в начале сезоне, в декабре, проводить соревнования среди тех, кто попал в сборную. В декабре 2004 года прошел сбор на озере Банное, на котором присутствовали 70 спортсменов. Были приглашены и основные спортсмены, которые входят в состав сборной; приехали и многие другие, потому что им было интересно посоревноваться и потренироваться вместе с сильнейшими.
Каждая команда приехала со своими тренерами, они в течение сбора объединялись, ставили трассы, тренировались, а в конце сбора мы провели контрольную тренировку с хронометражем по слалому и слалому-гиганту. И по результатам именно этой контрольной тренировки были определены сильнейшие. Детский спорт вообще очень сложен, и во многом именно потому, что дети растут, меняются, и от их физического развития зависит очень многое. Некоторые развиваются быстрее, другие – медленнее. И некоторые из ребят резко прибавили по сравнению с весенним первенством России, а некоторые – наоборот, ухудшили свои результаты.
И в наступающем декабре мы снова проведем такие сборы, а по их результатам десять лучших из отобранных весной ребят и поедут на соревнования в Европу, и будут экипированы – одеждой и снаряжением.

В каких соревнованиях в Европе юношеская сборная приняла участие в прошлом сезоне?

В прошедшем сезоне мы приняли участие в трех основных стартах. Мы считаем эти соревнования основными, поскольку в них принимает участие наибольше число команд из разных стран. Одни соревнования – «Покал Локка», которые проходят уже на протяжении 30 лет, в Словении, в них приняли участие ребята из 32 стран, негласно эти соревнования считаются своеобразным Кубком Европы. Еще одни соревнования – «Трофео Тополино», они проводились в Италии уже в 44-й раз, на них присутствовали команды из 42 стран, эти соревнования как бы приравниваются к Кубку мира. В апреле мы еще раз ездили в Италию на соревнования «Пиноккио», там, кстати, три года подряд побеждал Антон Коновалов, который сейчас в составе мужской сборной России.

И как успехи?

К сожалению, мы не смогли приехать на эти соревнования с достойной подготовкой. Перед «Покал Локка» и «Тополино», например, мы смогли потренироваться всего в течение пяти дней – это после двухдневной дороги на микроавтобусе. Честно говоря, я от ребят совершенно не ждала каких-то результатов, потому что условия, в которых тренируются наши спортсмены и спортсмены ведущих стран Европы, просто несравнимы. Большинство наших ребят приехали из мест, где и склоны не те, и трассы совсем другого уровня. Да и вообще многие ребята приехали в Европу впервые в жизни, для них это был настоящий шок. Но я считаю, что наша команда выступила очень достойно.
Совершенно ясно, что в сегодняшней ситуации успех спортсменов это личная заслуга тех тренеров, которые работают с ребятами. Кстати, а вы знаете, что сильнейшие спортсмены, которые сейчас составляют юношескую сборную – это лыжники в основном Москвы и Санкт-Петербурга, то есть равнинных городов? Это спортсмены, родители которых в состоянии обеспечить своим детям возможность тренироваться в достойных местах. Например, на «Пиноккио» третье место заняла Настя Кедрина, дочь Людмилы Кедриной, известного тренера и одной из лучших спортсменок СССР из Питера! Кроме того, наши заняли два шестых места, девятое – то есть мы много очков заработали, очень неплохой результат показали.

А в чем, на твой взгляд, основная причина того, что наши «взрослые» горные лыжи, по сравнению с детскими, находятся «в… хвосте»?

В отсутствии школы. Свои знания я получала по крупицам, на протяжении многих лет глядя на то, как работает мой отец, какие методы дают результаты в том или ином случае. Я просто стараюсь продолжать в том же духе. Это с моей точки зрения правильно, но явно недостаточно. Очень хочу в ближайшее время продолжить еще одно дело своего отца – он проводил курсы повышения квалификации для тренеров, приглашал зарубежных специалистов. Такие курсы проходили несколько раз, причем каждый раз с очень большими сложностями. Потом он заболел, и эти курсы уже не проводились. Очень хочется их возобновить. Основная задача – сделать так, чтобы смогли приехать люди, которые могли бы дать что-то серьезное нашим тренерам.
Сейчас в Академии Физической Культуры и Спорта собираются открывать кафедру горных лыж, но знаний для того, чтобы готовить тренеров высокой квалификации по горным лыжам, в стране просто нет. Сами знаете: у нас нет ни одного спортсмена, который бы показывал стабильно высокие результаты, на уровне первой тридцатки Кубка мира.

Считается, что после того, как спортсмен дошел до уровня КМС или МС, то его подготовку, подводку к соревнованиям может грамотно проводить уже далеко не каждый тренер. Тренеров такого уровня у нас в стране достаточно?

Их в принципе меньше, чем хотелось бы, и вдобавок у людей с таким уровнем квалификации, чтобы они могли тренировать спортсменов на уровне сборной команды, нет мотивации для того, чтобы этим заниматься. Становится все меньше людей, которые готовы работать «на энтузиазме». Всем известен Виктор Иванович Тальянов, который очень много сделал для спорта высших достижений у нас в стране. Конечно, он мог бы и сейчас очень многое сделать в качестве старшего тренера юношеской сборной, но его абсолютно не устроило то, что за эту работу ему не будут платить деньги. В результате он работает старшим тренером команды Магнитогорска. И у его спортсменов уже есть и в будущем тоже будут очень хорошие результаты.

Получается, что наших спортсменов нет на трассах Кубка Мира не только из-за отсутствия школы, но и из-за отсутствия финансирования?

Судите сами: например, в Москве есть два тренера, Михаил Кузьмин и Сергей Сергеев, оба МСМК, замечательные ребята, чьи воспитанники (и не по одному человеку) на протяжении двух — трех лет постоянно являются победителями Первенства России. Соответственно, и Миша и Сергей востребованы, и они зарабатывают деньги. Если бы кто-то мог предложить тренерам такого уровня соответствующую зарплату, они могли бы вести спортсменов и выше. А в сегодняшней ситуации они в этом просто не заинтересованы.
Тренерам интересно, чтобы у них было достаточное количество учеников, и можно было нормально организовать тренировочный процесс. Но как только кто-то из этих учеников доходит до уровня КМС, то… попадает «в никуда». Тренер этими ребятами больше заниматься не будет, потому что сейчас работать со спортсменами высокого уровня в России просто невыгодно, набрать новых учеников с финансовой точки зрения гораздо привлекательнее. Спортсмены такого уровня фактически становятся невостребованными и очень быстро теряют свой уровень.
Вот, например, Андрей Константинов – он в одном виде победил на первенстве России, во втором виде стал вторым, ездил в Европу на соревнования, то есть в своем возрасте является одним из ведущих спортсменов в стране. А сейчас его мама вынуждена искать тренера, к которому Андрея можно было бы пристроить. И все потому, что Михаил Кузьмин, который тренировал Андрея, просто не в состоянии уделять ему достаточно времени.

Но ведь ведущими спортсменами страны занимается Федерация? Какова ее роль?

Федерация – это общественная организация, где все трудятся в полном смысле слова на общественных началах. Федерация – это официальный представитель России на международном уровне, через Федерацию идут все контакты, ее печатью должна быть заверена заявка на любые международные соревнования.

Но разве сборная юношеская команда ездила на соревнования в Европу не на средства Федерации?

У Федерации сейчас нет возможности финансировать сборные команды. Если бы не несколько человек, которые мне сильно помогли, и которым я очень благодарна, ничего бы не состоялось: ни выезды на соревнования в Европу, ни Первенство России. Я бы очень хотела поблагодарить всех людей, которые помогли провести эти соревнования и особенно — президента Федерации горнолыжного спорта инвалидов Михаила Житловского. Он дал деньги на то, чтобы наша команда в составе шести спортсменов и двух тренеров выехала в феврале на пятидневные сборы в Италию, и он же дал деньги на проведение первенства России. Такие люди, как Михаил – как окошко в стене безразличия, которая нас окружает.

Может быть, это безразличие кажущееся?

Мне очень хочется так думать. Больше всего меня сейчас напрягает мысль о том, что все это безразличие – результат отсутствия денег. И как только появятся деньги, тут же придут другие люди, которые и активно возглавят юношескую сборную, и организуют первенство, и сборы, и разные поездки на международные соревнования. И потом, ведь дело не только в деньгах: то, что можно не делать для развития детских горных лыж как спорта – не делается, а иногда даже то, что было сделано раньше, разрушается.
Знаете, отец организовывал летние визиты юношеской сборной Австрии к нам на море, а австрийцы зимой принимали нашу команду у себя в горах — существовали связи на уровне взаимных визитов юношеских сборных, участия нашей команды в первенстве Австрии. Отец уже болел, когда организовал прошлогодний прием австрийцев, нашел человека, который вместо него поехал с ними на море, все там организовал… А когда пришла очередь нашей команде туда ехать, отца уже не было, меня от организации этих поездок просто отодвинули, и дети из сборной команды в Австрию не поехали.
Австрийцы на самом деле очень расстроились. А ведь на протяжении нескольких лет наша команда была единственной, которой разрешали принимать участие в чемпионате Австрии, и наши ребята очень неплохо там выступали. Например, Коновалов и Суфиянов выигрывали на первенстве Австрии. Была такая классная связь с австрийской сборной, с тренерами… Эта связь теперь, похоже, будет разрушена.
Иностранцы к нашим детям более внимательны, чем здесь, в Москве. Причем в России руководство на местах делает все, что может, чтобы устроить соревнования, и сделать из этого настоящее событие для всех детей. На первенстве России в этом году было просто здорово – и дискотеку бесплатную устроили, и призы были, и красивое награждение, из Магнитогорска приехал клуб, самодеятельность, музыка – детям очень понравилось. Детям нужно при каждой возможности устраивать праздник.

Может быть, все не так плохо? Сборная выезжала в Европу, одета в форму, прошло первенство России, победители получили призы…

Сборная команда на протяжении шести лет выезжает в Европу на микроавтобусе, который папе подарил его друг, знающий ситуацию. Я на этот автобус просто молюсь: не будет этого автобуса, и неизвестно, сможет ли куда-то вообще поехать юношеская сборная команда России.
Отремонтировать автобус помог Петр Полинковский, который и в других отношениях нам много помогает, сейчас, например, с сайтом в интернет. Дмитрий Клименко, который работал в представительстве компании Fischer, помог с призами на первенстве России, а ведь уже много лет на детских соревнованиях практически не было призов.
А Михаил Житловский и Александр Аксенов на всю нашу команду бесплатно выдали форму Anzi Besson, причем очень высокого качества. Спасибо им огромное! Просто повезло, что есть люди, которые нам так помогают.

Но может быть, младшим ребятам действительно не очень нужен опыт международных стартов, трасс, соревнований? Все это – прерогатива более старшего возраста?

Помимо всего прочего, международные соревнования – это мощный стимул для всех молодых спортсменов. Такая поездка для любого клуба, любой спортшколы — это и опыт соревнований, и возможность потренироваться на трассах такого уровня, о котором многие ребята в России даже и не мечтают, возможность впервые увидеть Европу.

Напоследок бестактный, может быть, вопрос: почему ты этим все-таки занимаешься?

Разумный человек на моем месте все это уже бросил бы… Почему я не бросаю… Единственная моя мотивация – отец. Он более десяти лет занимался именно юношеской сборной, положил на это большой кусок своей жизни, здоровье. Когда была возможность, я ездила с ним на сборы, соревнования, и сейчас просто не могу бросить то, что он пытался поддерживать.
В министерстве — федеральном агентстве Росспорт, одна женщина как-то сказала: «…много лет у вас в Федерации горнолыжного спорта был мужчина, который постоянно нам доказывал необходимость сделать что-то, у нас сложилось впечатление, что он — единственный человек из Федерации, которому действительно что-то нужно для дела…» Это был Евгений Сергеевич.
Я как могу, пытаюсь продолжать то дело, которое делал он.

Беседовал Георгий Дубенецкий