Архив по тематике | "тренировка"

Как сохранить силы на склоне

Теги: , , , , , ,


Физическая подготовка и ее экономное использование в практике горнолыжника

Горнолыжники — и те, кто соревнуется на спортивных трассах, и те, кто без остановки спускается со склонов больших гор,-  хорошо знают, как часто им не хватает сил, чтобы в нужном темпе пройти всю трассу до конца и выиграть соревнование. Или просто благополучно без остановок и падений спуститься со склонов большой горы.

Большинство горнолыжников сегодня знает, как с помощью тренировок стать сильным и выносливым, а вот как управлять лыжами, экономя имеющиеся силы, знают далеко не все. Вот об этом и пойдет речь.

В конце 1969 года я снова был направлен на работу в спорткомитет тренером сборной команды страны по горным лыжам. Команда готовилась к Первенству мира 1970 года. К ней кроме постоянно работавшего врача, была прикреплена целая научная бригада.

Тогда спортсмены в большинстве видов спорта тренировались, контролируя физическую нагрузку по пульсу. Научная бригада решила и в тренировках горнолыжной сборной использовать для контроля частоту пульса у спортсменов. Но как подсчитать пульс у спортсменов, тренирующихся на горнолыжных трассах вдалеке от научной бригады? Ученые для решения этой задачи привезли телеметрическую аппаратуру, надели аппараты на каждого спортсмена и получили возможность подсчитывать по радиопередатчику в любую минуту пульс каждого горнолыжника. Не успели наши горнолыжники проехать по склону 200 метров, как пульс их стал зашкаливать за 190 ударов в минуту и подбираться к 200.Ученые кричат, чтобы горнолыжники уменьшали нагрузку. Мы меняли ритм, частоту поворотов и скорость спуска, но 190-200 ударов сердца в минуту оставались без изменения, в конце концов, ученые мужи решили, что нагрузка в горных лыжах субмаксимальная и превышает обыкновенную максимальную нагрузку.

”Наверное, это в какой-то степени, правда”, подумал я тогда. Однако эти факты не давали мне покоя и, в конце концов, я пришел к убеждению, что под влиянием центробежной силы самым большим источником перегрузки при поворотах становятся, прежде всего, соскальзывание лыж и борьба с соскальзыванием, а также постоянные потери микро равновесия при выполнении поворотов и последующее его восстановление. Но как избавиться полностью от проскальзывания лыж и потери равновесия при выполнении виражей, мы тогда не знали. Старались их уменьшать как можно больше, но считали, что полностью от них избавиться нельзя и смотрели на них, как на неизбежное зло. И только новые технологии в изготовлении лыж и новая их геометрия показали, что проскальзывания лыж можно избежать.

В 1972 году сборная горнолыжников вместе со всеми олимпийскими командами прилетела в Саппоро готовиться к олимпиаде. Со мной прилетел в составе команды чемпион СССР в гигантском слаломе Сережа Грищенко. Руководителем олимпийской команды прилетел начальник управления зимних видов спорта спорткомитета СССР Леонид Михайлович Свиридов. Человек строгий, но весьма справедливый, впрочем, как и все начальники в комитете, считавший, что чем выше ранг начальника, тем больше он непогрешим в своих познаниях и решениях.

После длительного перелета Грищенко и Свиридов решили передохнуть. И не сговариваясь в одно и тоже время, отправились в сауну. И там столкнулись, друг с другом в предбаннике сауны (в чем мать родила).

Сережа — житель Кировска, где девять месяцев зима. Другими видами, кроме горных лыж, Сергею, как и многим другим ребятам из Кировска, заниматься было негде, зато на горных лыжах можно было кататься почти круглый год, что Сергей с большим удовольствием и делал. В межсезонье с большим азартом играл в футбол и был отличным футболистом. Но межсезонье в Кировске коротко и оно не могло сделать Сергея атлетически развитым спортсменом, а вот отличным горнолыжником сделало .Он три сезона подряд был чемпионом СССР в гигантском слаломе.

В те времена тренажеров в арсенале подготовки спортсменов в различных видах спорта не было. Обходились без них и горнолыжники. Поэтому Сергей не был с виду атлетически подготовленным спортсменом, какими мы все тогда видели спортсменов из сборных СССР в других видах спорта.

Итак, мой начальник и мой ученик оказались в сауне, а я в это время разбирал свой рюкзак. Вдруг в комнату вбегает тренер по лыжным гонкам и весь, сияя от счастья, кричит мне: ”Леонид Михайлович требует тебя срочно к себе в сауну”. Вскакиваю и удивленно думаю, что могло случиться в сауне. Вхожу. Жарко. В раздевалке стоит Леонид Михайлович, а перед ним молча, потупив глаза, стоит Сергей. Свиридов при моем появлении свой гнев переносит с Сергея на меня и жестко спрашивает: ”Кого ты привез в Саппоро?” Я начинаю объяснять: ”Чемпиона СССР, мастера спорта Сергея Грищенко”

“Да какой он чемпион СССР, да еще мастер спорта” – запальчиво перебивает меня Свиридов. ”Посмотрите на этого чемпиона!” – кричит он окружающим. ”Ни какой мускулатуры, одни кости, теперь мне понятно, почему все наши горнолыжники занимают только 30 да 40 места на Первенствах мира и олимпиадах”.

Начальнику и невдомек, что этот щуплый парнишка на горнолыжных трассах может целый день по секундомеру гонять и усталости у него не будет ни в одном глазу.

Сережка и в этот раз меня не подвел и даже 21 место в слаломе на Олимпиаде в Саппоро занял вместо 40-го, которое ему предрекал Леонид Михайлович.

Теперь давайте подумаем, откуда у Сергея брались силы много раз быть чемпионом СССР в гигантском слаломе при его, действительно, не Бог весть какой физической кондиции. Ведь даже, чтобы пройти, а не то, что бы еще и выиграть соревнования на трассе гигантского слалома, сил нужно иметь уйму.

Тогда же, будучи молодым и имея гораздо больший запас сил, не мог себе даже представить, что у кого-то из чемпионов может не хватить сил, чтобы пройти на пределе трассу гигантского слалома и выиграть у противника несколько сотых. И только на Первенстве мира в 1970 году в Валь Гардене на огромной просторной и необычно длинной трассе гиганта, наблюдая за сильнейшими спортсменами в самой нижней ее части, я вдруг увидел, как почти всем великим, претендовавшим на чемпионский титул, не удавалось сэкономить силы для заключительного усилия на финишном участке. Все они подъезжали к финишу, как новички. И только двум удалось преодолеть нижний участок великолепно — австрийцам Шранцу и Гляйнеру. Первый стал чемпионом мира, второй завоевал «серебро». Не сумели этого сделать и великие французские гонщики того времени Руссель и Оже. Их почерк напоминал не чемпионов, а новичков. Думаю, что у большинства лучших спортсменов мира сил было в той гонке вполне достаточно. Им не сил не хватало,  у них отсутствовало умение их экономно тратить.

Прошло еще много лет. Мой возраст приблизился к 80 годам, а потом перевалил за 80, силенок поубавилось. В это время мне довелось учить здоровых горнолыжников среднего возраста на крутых четырехкилометровых  трассах  — хорошо подготовленных, но очень жестких. Ученики были хорошими лыжниками и катались по четыре-пять часов без отдыха. Показывать им материал надо было правильно, без ошибок. Ссылки на возраст и усталость не принимались. Эта работа доставляла мне первые четыре часа много удовольствия и давалась легко. А потом начинала требовать большего, чем обычно физического напряжения.

В то время я еще катался на «классике». Радиусы бокового выреза у «классики» были значительно больше и делать резаные повороты можно было только определенной крутизны. Это не позволяло круто поворачивать, чтобы в нужный момент быстро изменять направление лыж и этим регулировать скорость. Впоследствии, встав на карвы, я понял, что это — мои лыжи. Управление лыжами у меня стало более точным. Реже стали вкрадываться ошибки. Однако езды по многу часов по крутым, жестким трассам с отдыхом только в кресле подъемника часто оказывалось многовато для человека моего возраста. За этот промежуток времени ноги уставали изрядно, особенно на пятый и шестой день катания. Вот тогда-то я и начал искать возможность во время езды как-нибудь передохнуть. И тут вдруг пришло такое, чего раньше уловить не мог. Это сразу стало позволять моим ногам оставаться свежими не только после второго, третьего, четвертого дня, но и на пятый и шестой. Это искусство долго кататься, не уставая, я, как не странно, приобрел именно тогда, когда возраст мой перешагнул за 80 лет, и сил в резерве стало меньше.

Недавно я монтировал фильм о Первенстве мира по горным лыжам 2003 в Санкт-Морице. Чтобы сделать его, приходилось по много раз смотреть все повороты, которые делали лучшие горнолыжники мира, проходя трассы слалома и слалома-гиганта. Стараясь разобраться лучше, приходилось просмотры повторять по много раз. Я смотрел их спуски и в замедленном, и в очень замедленном, и в нормальном темпе. Сейчас при цифровой съемке это можно легко делать, появилась возможность в этом разобраться до мельчайших подробностей.

Современные лыжи позволяют делать дуги гораздо меньших радиусов, чем мы делали с помощью классических лыж, ставя их на кант. Кроме того, карвы имеют значительно большую торсионную жесткость, не позволяющую им скручиваться пропеллером в поперечной плоскости, и при этом у них сохраняется исключительно хорошая гибкость в продольной плоскости.

Эти лыжи позволили делать на них очень крутые резаные повороты с начала и до конца их выполнения, при этом все повороты совершать только на кантах и, стало быть, без мельчайшего проскальзывания лыж и потери скорости. Эти повороты могут совершаться на очень большой скорости, которая равномерно нарастает, становясь к концу поворота весьма большой. Ее равномерное нарастание уменьшает для горнолыжника возможность потери микро равновесия, а карвинговая конструкция укороченной лыжи позволяет очень быстро изменять крутизну поворотов, направление движения лыжника и этим регулировать скорость.

Таким образом, современная карвинговая лыжа позволяет горнолыжнику быстро и точно управлять движением при спусках с различных склонов и тратить при этом значительно меньше физических сил на преодоление соскальзывания лыж и на борьбу с поддержанием микро-равновесия. Спуск с горы на современных лыжах стал требовать не только большой физической силы, но и экономного ее расходования. Иными словами, еще большей технической подготовки.

Все это привело к увеличению скорости не только у соревнующихся горнолыжников, но и у любителей. Это сделало горные лыжи более опасными и потребовало дальнейшего улучшения техники управления лыжами, лучшего ее знания и понимания и более точного выполнения.

Опасность особенно возрастает при скоплении большого количества горнолыжников на сравнительно небольших площадях, где особенно необходимо точно регламентировать правила спуска и нести ответственность за их не исполнение. Возрастает и опасность при пересечении путей движения горнолыжников к стоящим близко друг к другу подъемникам, на которые можно легко попадать с одного и того же склона, изменив направление своего движения к менее загруженному подъемнику.

Но оставим на время вопросы безопасного катания. Как-нибудь мы еще к ним вернемся. Сейчас я хочу рассказать о маленьких хитростях, которые позволяют наилучшим образом и наиболее легко и эффективно управлять современными горными лыжами и экономить силы.

Чтобы сделать хороший резаный поворот на лыжах с карвинговой геометрией, надо обязательно совершить в определенной последовательности несколько очень важных движений, входящих в двигательный навык такого поворота. Чтобы изложенное оказалось более понятным, надо напомнить о некоторых правилах, которые давно уже были выработаны лучшими горнолыжниками-практиками и которые постоянно почему- то желают ревизовать незадачливые «горе» теоретики и их последователи и плохо знающие горные лыжи некоторые инструкторы и тренеры. Однако, к счастью, настоящее мастерство чемпионов, в конце концов, сегодня перечеркнуло эти «новации», не дав им реализоваться на практике.

Теоретики давно спорят, как держать лыжи во время спуска (широко или узко). Спускаясь прямо по линии падения склона на большой скорости и ровной трассе, конечно, устойчивее лыжи держать немного шире обычного. От этого устойчивость увеличивается, т.к. опорными становятся обе лыжи. Но как только спуск меняет свое направление и переходит в косой спуск, нижняя нога загружается значительно сильнее, и тогда хороший горнолыжник начинает вести лыжи ближе друг к другу.

Делая полный поворот от склона, горнолыжник сначала едет наискось по склону и роль опорной ноги у него выполняет нижняя нога, затем он переносит вес на верхнюю ногу, которая при выполнении поворота становится наружной опорной ногой и остается таковой в течение всего поворота.

Для того чтобы наружная — верхняя — лыжа начала резано поворачивать, надо ее поставить на кант и увеличить на нее давление. Без постановки лыжи на кант резаного поворота не получится, поэтому наружную лыжу нужно как можно быстрее закантовать, для этого колено и голень этой ноги надо сместить внутрь будущего поворота, но этому мешают близко от них расположенные колено и голень внутренней ноги. Чтобы это как можно быстрее устранить, нужно колено и голень внутренней ноги также сместить внутрь поворота. Это устранит помехи, мешающие кантованию внешней лыжи на нужный угол и она, наконец, встанет на кант, а бедро внешней ноги сразу же должно начать разгибаться в тазобедренном суставе. Тогда голень этой ноги начинает давить на лыжу, последняя прогнется и начнет поворачивать, двигаясь по дуге. На одно мгновение направление движения лыжи совпадет с той частью дуги, которая направлена по линии падения склона, а еще через мгновение лыжа снова начнет двигаться наискось по склону, но теперь в противоположном направлении. В этой части поворота центробежная сила и сила тяжести будут действовать в одном направлении.

Усилие, заставляющее лыжи в этом случае соскальзывать, будет особенно велико, и чтобы противостоять этому усилию и сохранить равновесие, резаное ведение поворота должно быть особенно эффективно и потребует сильного надавливания на кант лыжи.

Между тем, есть еще одна чрезвычайно важная деталь, которая может влиять на качество выполняемого поворота – это способность горнолыжника в течение всего поворота сохранять равновесие на опорной лыже. Однако это сложно.

Лыжник совершает поворот на одной быстро двигающейся опорной лыже, на которую то и дело совместно действуют сила тяжести и центробежная сила. Для этого горнолыжнику надо скользить на лыже так, чтобы проекция центра тяжести приходилась всегда на середину опоры. Выполняя это, горнолыжнику приходится очень быстро перемещать центр тяжести, сохраняя положение его проекции в пределах площади опоры.

Когда горнолыжник опирается только на одну лыжу, ему необходимо так смещать отдельные части тела, чтобы результирующая центробежной силы и его силы тяжести (центр тяжести) проектировалась на середину стопы. Лучше всего и быстрее это можно делать тогда, когда безопорная нога вместе с лыжей становится у горнолыжника балансиром, помогающим перемещать его центр тяжести в нужном направлении.

Наиболее быстро и точно стопу с лыжей можно перемещать вперед или назад, сгибая или разгибая безопорную ногу в коленном суставе. Чаще всего горнолыжник вынужден сгибать ногу в коленном суставе и делать это до тех пор, пока стопа этой ноги не окажется на одном уровне со стопой опорной ноги.

С этого момента колено и голень внутренней ноги начинают смещаться внутрь поворота. Между коленом и стопой внутренней и внешней ноги образуется свободное пространство, позволяющее быстро сместить внешнее колено и голень, тоже внутрь поворота и тем самым поставить лыжу этой ноги на кант. Затем, разгибая бедро опорной ноги в тазобедренном суставе, горнолыжник начинает увеличивать давление на кант лыжи. От давления кант лыжи врежется в снег, лыжа прогнется и без дополнительных усилий начнет поворачивать не проскальзывая.

В это время внутренняя нога, сохраняя колено согнутым, начнет разгибаться в тазобедренном суставе, пока скользящая поверхность лыжи не коснется снега и только тогда на эту лыжу будет перенесен вес горнолыжника. Теперь эта нога станет опорной и начнется новый поворот, но теперь в другую сторону.

Если вы поедете на хорошие горнолыжные курорты, и ваши глаза начнут разбегаться от обилия новых горнолыжных трасс — не спешите все их объехать в один день. Не носитесь по ним, ни о чем не думая, лишь стремясь быстрее спуститься по ним вниз. Не радуйтесь, что ноги гудят от нагрузки. По всей вероятности, завтра ваши ноги будут усталые, непослушные и ни на что не годные. Остановитесь и подумайте, какую цель вы сегодня хотите достичь и способны ли этого добиться, и на каких склонах это получится лучше.

Хотите улучшить свою физическую подготовку, стать сильнее от таких интенсивных тренировок? Одумайтесь. Остановитесь. Ведь вы приехали сюда, чтобы не стать сильнее, а получить удовольствие, в том числе — и от владения своим телом, а для этого нужно научиться немного лучше управлять лыжами в новых условиях. Вот какой должна быть ваша основная цель сегодня. Если вы с этой целью согласны, то используйте все, чтобы ее достичь.

Учиться всегда лучше, пока ноги не устали, и сначала на более простых склонах. А по мере обретения умения постепенно переходите на более сложные склоны. Не уподобляйтесь неразумному юнцу, который хочет скорее обрести все сразу. Только последовательное освоение движений, входящих в двигательные навыки резаного поворота, позволит вам быстро и правильно овладеть горнолыжным мастерством и безопасно наслаждаться спусками с доступных вам сегодня склонов. И только тогда затраченные на поездку деньги принесут вам настоящую радость и не будут потрачены впустую.

Черные трассы, которые вы тщательно выбирали в каталогах, желая проверить присущие вам мужские качества —  такие как смелость, горнолыжное мастерство, далеко не всегда могут помочь это точно определить. Ведь черные трассы не всегда бывают самыми трудными трассами. Ибо трудность трассы определяется совсем не всегда ее крутизной, формой рельефа и длинной. Состояние снежного покрова на трассе – вот то, что чаще всего по-настоящему и характеризует трудность той или иной трассы.

Именно снег больше чем что-либо другое превращает трассы в черную, красную или синюю. Поэтому не спешите сообщать живущим с вами в отеле знакомым, по каким трассам вы сегодня катались. Далеко не всегда это может послужить вам средством, позволяющим определить свое горнолыжное мастерство.

Ваше мастерство лучше всего и точнее всего определит глаз специалиста, когда он видит вас спускающимся по той или иной трассе.

Юрий Преображенский

Карвинг-тренажер

Теги: , , ,


Честно признаюсь: «кататься на тренажере» я ехал с некоторой долей скептицизма. Даже, пожалуй, с небольшим негативным настроем. Дело в том, что более полутора лет назад я однажды «попробовал карвингу» на более узкой модели тренажера SkyTec, который был установлен в Новопеределкино. И ощущений, близких к тем, которые испытываешь на настоящем склоне, не получил. Да и обошедшая многие интернет-сайты и журналы фотография, на которой директор УЦ Федерации Виктор Данилин на этом тренажере «катается» в костюме, галстуке и с сотовым телефоном возле уха, сделала свое черное дело — разве при нормальном катании можно еще и по телефону разговаривать?! Но, узнав о том, что широкий — пятиметровый карвинговый тренажер запущен в коммерческую эксплуатацию в Москве (еще один работает в Екатеринбурге), я все-таки решил совершить вторую попытку. И не пожалел.
И вот мы с женой и дочерью в зале, где установлены тренажеры. Комфортные комнаты для переодевания, душ — все привычно, как и в обычном зале. Горнолыжные ботинки, правда, не слишком привычный атрибут фитнеса, но можно их с собой не возить: во-первых, в зале есть несколько пар разного размера, а во-вторых, заниматься можно и в обычных кроссовках, которые крепятся на специальных платформах с рычагами, фиксирующими икры: некоторое функциональное подобие привычных горнолыжных ботинок.

Первые минут десять прошли в борьбе с загрузкой внутренней ноги и боязнью упасть: скорости в привычном понимании нет, мозг отказывается верить в то, что эта железяка сумеет подхватить тебя, если ты закантуешься и наклонишься, как бы в борьбе с центробежной силой, внутрь поворота. Вдобавок выяснилось, что привычная стойка у меня на самом деле не слегка передняя — карвинговая, как я считал, а чуть задняя, близкая к райдовой… Ужас!!!

Потом ушел вперед, начал более послушно воспринимать указания инструктора (Алексей — отдельное спасибо!), и… поехал. Именно так, без скидок на зал, негромкое жужжание электромоторов под ногами, прикованные к платформам ботинки — пришло ощущение скольжения по гладкому идеальному склону, абсолютно ровному по крутизне. Никогда и нигде до сих пор ничего подобного не испытывал: настолько близко к мягкому катанию по мягкому же склону… Но как только ты пытаешься сделать что-то привычное по спускам на снежном склоне: резко сменить направление движения, подпрыгнуть, резко закантоваться, компьютер реагирует намного более жестко, чем лыжи на склоне. По строгости реакции тренажерная система напомнила мне очень острые гигантские лыжи (которые ошибок не прощают) в сочетании с максимально жестким склоном, только вибрации нет. Хотя, по утверждениям инструктора, вибрацию и неровность склона можно и добавить — надо лишь щелкнуть клавишей мыша… Конечно, здесь не падаешь, и под руками поручень, о который, в случае чего, можно опереться. И скорости в привычном восприятии нет, отсутствует и инерция движения вперед. Но нагрузка на мышцы ног такая, что мало не покажется.
Нагрузка регулируется: она задается на компьютере в зависимости от того, кто занимается. Можно изменить и скорость, и угол наклона склона. И не только при имитации катания. Мне, к примеру, очень понравилось упражнение «жим» (на фото), которое позволяет испытать ощущения точь-в-точь как при гигантском повороте на очень высокой скорости…

А потом, когда ноги уже дрожат от напряжения, совсем хорошо покататься в свободном стиле большими дугами, чтобы снять напряжение. Поймав ритм поворотов, я даже глаза закрыл и три-четыре дуги сделал «на ощупь». Супер! Но должен признаться, что совет Алексея сходить с тренажера осторожно и тут же присесть на стул, имел под собой почву: качало после этой штуки не по-детски. Похоже, что утверждение разработчиков о том, что одна минута тренировки на этом тренажере равна километру спуска на высокой скорости, близко к истине. Если, конечно, на нем соответствующим образом работаешь.

Очень легко «покатила» на тренажере дочь, несмотря на то, на лыжи она не вставала уже год: прошлой осенью, после десятилетнего катания на лыжах, она «пересела» на сноуборд. И занималась она с видимым удовольствием. Может быть, так легко у нее получалось потому, что она сразу стала воспринимать указания инструктора, а мы пытались дойти до всего «своим умом»? Она, кстати, сказала, что баланс на сноуборде и на лыжах очень близок. Так что сноубордерам тоже можно с пользой провести время в этом зале. Вдобавок разработчики уже ввели в эксплуатацию и сноубордическую версию этого агрегата.

А вот жена сказала следующее: «тому, кто никогда не стоял на лыжах или новичку с минимальным опытом такой тренажер полезен с той точки зрения, что перед ним стоит инструктор, который контролирует буквально все малейшие нюансы стойки, положения рук, расстояние меду коленями постоянно, что в принципе невозможно на реальном склоне. Но кататься в том стиле, который диктует тренажер, новичок сможет только на очень пологом и широком, хорошо подготовленном склоне: этот тренажер учит только карвингу. Зато очень эффективно.
Для тех, кто уже катается, эта штука крайне полезна. Но нужно четко отдавать себе отчет, что максимально полезным тренажер будет для тех, кто понимает, что именно он позволяет сделать, а не для тех, кто воспринимает его просто как забавный аттракцион.
Стойка на тренажере ставится очень здорово: у меня задняя стойка, и здесь это очень сильно ощущается. Тренажер помогает кататься в правильной равновесной стойке.
Ты на тренажере не поедешь, если у тебя работает одно колено. Тренажер заставляет работать оба колена сразу при закантовке, позволяет, в отличие от катания на реальном склоне, постоянно без малейшего риска контролировать расстояние между коленями, развивает одновременную перекантовку. Тренажер дисциплинирует, особенно должен помочь спортсменам, поскольку выработает своевременную быструю перекантовку: у тебя всего пять метров «от края до края», ты рискуешь врезаться в ограничивающий мат. Не больно, но обидно. Учит тренажер и правильному винтоугловому положению, положению рук, отлично подготавливает физически.»
На следующий день ощущались все мышцы, которые обычно чувствуешь после дня катания: икры, бедра спереди с сбоку, ягодицы, немного талия и спина. И, естественно, через день после занятий тоже «легкость в членах» отсутствовала: чуть напряжешься — и мышцы заныли…

Резюме:
— одного — пробного — занятия для того, чтобы «подсесть» на тренажер и полностью ощутить, что именно с его помощью можно потренировать, явно мало. Нужно обязательно два-три занятия, проведенных на протяжении короткого периода времени, например через два дня на третий, чтобы мышцы восстановились;
— отличный вариант экспресс-подготовки к сезону;
— в межсезонье изумительная развлекуха (и тренировка — само собой);
— при невозможности покататься — реальная альтернатива по нагрузке и работе правильных групп мышц.
— короче — я стал обладателем абонемента. Летом от дачи до зала минут тридцать на машине — ближе, чем от дома.

Да, совсем забыл: воду с собой можно не привозить: здесь установлен кулер. А вот тапочки или сменные кроссовки с чистой подошвой и легкие спортивные брюки с тенниской будут нелишними.

схема проезда: http://www.skytecsport.ru

Георгий Дубенецкий