Архив по тематике | "резаное ведение"

Горные лыжи: следы на снегу

Теги: , ,


В данной статье мы изложили некоторые «теоретические» (не побоимся этого ужасного слова) представления о том, как след появляется, о его структуре, сопротивлении снега, об особенностях разных следов, а также о других существенных для темы вопросах.

Примем как аксиому, что характеристики следа лыж отражают качество их ведения, зависят от особенностей снега, склона, самих лыж, техники спортсмена и меняются по ходу поворота.

Силы, образующие след (очень упрощенно; на удачности и окончательности терминов не настаиваем). Сила, с которой лыжник давит на склон (сила давления на склон), может быть разложена на силу давления в склон (направлена на склон перпендикулярно) и силу сноса (действует в плоскости склона). Если соотнести указанные силы с площадью контакта лыжи со снегом, то получим удельные показатели: «давление на склон», «давление в склон», «давление сноса» (Рис.1). Понятно, что степень деформации снега определяется именно удельными показателями. Деформация увеличивается до тех пор, пока силы реакции со стороны снега не уравновесят силы, действующие со стороны лыжника.

ris-1

ris-1

Основные типы следов. По нашему мнению, в современном слаломе и гиганте даже на протяжении одного поворота, особенно если он скоростной, крутой, да на леденистом склоне, можно увидеть все основные типы следов. Среди следов мы выделяем следующие типы. Это следы: 1) плоского ведения (плоские); 2) резаные (чисто резаные); 3) резаные с продавливанием (полурезаные); 4) сноса; 5) срыва.

Первые четыре типа следов имеют такое общее свойство — при их формировании лыжи не отрываются от склона (следы: без разрыва, непрерывного ведения, непрерывные). А вот следы срыва лыжи, которые в гиганте и даже слаломе на жестких склона появляются с очень большой вероятностью, характеризуются отрывом лыж от снега. Это следы срыва, ведения с разрывом, прерывистые следы и т.п.. Очевидно, чем больше скорость лыжника, жесткость и неровность склона, тем сильнее и чаще лыжи отрываются от снега.

От чего зависит глубина следа лыжи? Вопрос существенный, ведь от глубины следа зависят сопротивление снега движению лыж вперед и «хватка» кантов. Мы полагаем, что глубина следа определяется, в первом приближении, давлением лыжи «в склон». Этот, для нас очевидный факт, означает, что когда нет давления лыжи в склон – кант в снег не врезается.

В свою очередь, давление лыжи в склон является суммой двух однонаправленных составляющих. Первая и, чаще всего, самая значительная – «статическое давление в склон», «получается» из разложения силы тяжести и зависит только от крутизны склона в данной точке поворота. Геометрически очевидно, что на крутых склонах статическое давление лыж в склон меньше, чем на пологих. Например, на склоне крутизной 40 град оно приблизительно на 20% слабее, чем на склоне крутизной 10 град (а на отвесном склоне – статического давления лыж в склон просто нет).

Вторая составляющая – «динамическое давление в склон» возникает при ускорениях ЦМ лыжника в перпендикулярном склону направлении или, что то же самое, на неровностях склона. Динамическое и статическое давление лыжи в склон суммируются — складываются или вычитаются. Из самого факта наличия динамического давления в склон имеется важное практическое следствие – в нужном месте поворота можно увеличивать или уменьшать хватку кантов, меняя динамическую составляющую давления лыжи в склон. Но обратим внимание на другой, вполне очевидный факт, который кому-то может показаться неверным, что глубина врезания лыж в снег не связана прямо с величиной центробежной силы.

Кроме того, глубина следа во многом определяется углом закантовки лыжи (то есть, по сути, тем же самым давлением в склон). Действительно, лыжа, поставленная плоско, имеет наибольшую площадь контакта со снегом и поэтому оставляет след наименьшей глубины. Но по мере увеличения угла закантовки площадь начального контакта лыжи со снегом уменьшается, а начальное давление лыжи на склон и глубина следа, естественно, увеличиваются. Но до некоторого предела. Предел угла закантовки, после которого глубина следа перестает расти и затем становится меньше, зависит от строения и наклона боковой стенки лыжи и «скользячкой». Если угол между ними равен 900, то, при прочих равных условиях, самый глубокий след должен быть при закантовке на 45 град. А если указанный угол равен 70 град, то след наиболее глубок при закантовке на 55 град. Следовательно, хватка кантов наиболее надежна при углах закантовки лыжи в 45 – 55 град, но по мере увеличения закантовки становится меньше. Но это в принципе.

Обратим внимание на геометрически очевидную зависимость: поперечное сечение следа лыжи, закантованной на углы порядка 45 — 55 град, теоретически увеличивается приблизительно пропорционально квадрату глубины следа.

Из этой – повторимся, очевидной зависимости – имеются два, на наш взгляд, интересных следствия, имеющих оттенок практичности.
Первое следствие. Так как глубина следа является фактическим показателем степени деформации снега, то можно с уверенностью считать, что продольное сопротивление снега (сопротивление снега движению лыжи вперед) при ее закантовке на эти самые 45 – 55 град увеличивается приблизительно пропорционально квадрату глубины следа (в реальности — немного менее). А вот у лыжи, «недо-» или «перезакантованной», тем более, поставленной плоско, зависимость «продольного» сопротивления снега от глубины следа ближе к прямо пропорциональной (или возле того). Это означает, что лыжа испытывает наибольшее продольное сопротивление снега – при прочих равных условиях! — при закантовке порядка 45 – 55 град.

Второе следствие. При опоре в повороте на обе лыжи, закантованные на угол порядка 45 – 55 град и при более или менее равномерном распределении нагрузки между ними (при прочих равных), сопротивление снега движению лыжника вперед (продольное сопротивление лыж) теоретически раза в 2 меньше, чем в случае опоры на одну лыжу. То есть при указанных углах закантовки по соображениям минимизации продольного сопротивления снега выгоднее ехать, опираясь (одинаково сильно) на два канта. А вот хватка кантов – «теоретически» — одинакова, что при езде на одной лыже, что на двух.

Структура идеального следа. Мы полагаем, что во всех, даже в сильно различающихся по внешнему виду следах лыж, можно выделить сходные элементы структуры (Рис.2).

ris-2

ris-2

В срезе следа закантованной лыжи мы выделяем: 1) ложе следа с двумя скосами: более плотным и гладким наружным, или «рабочим», являющимся отпечатком «скользячки», и внутренним; 2) непрочный бортик выдавленного снега по наружному краю наружного скоса; 3) слой сметенного наружу рыхлого снега. Обычно после проезда лыжи некоторое количество снега обсыпается со скосов следа на дно следа, маскируя его истинное строение.

Как образуется след лыжи. В формировании следа лыж наибольшее значение имеет уплотнение снега (или сминание) вследствие его пластической деформации давлением лыжи. Отметим, что снежное покрытие современного спортивного склона, чаще всего, весьма жесткое, порою леденистое, обладает свойствами и пластичности и хрупкости. «Давление сноса» (Рис.1) сминает снег под лыжей до некоторого предела, по достижении которого происходит хрупкое разрушение снега (как бы скалывание). При любой деформации основное направление перемещения частичек снега – в глубь склона перпендикулярно контактирующей со снегом поверхности лыжи. Важное обстоятельство – лыжа при ведении (особенно резаном) сминает снег не только скользячкой, но и боковой поверхностью (Рис.2).

Сминаясь под скользячкой, некоторое количество снега выдавливается на поверхность склона, образуя по наружному краю следа неровный валик непрочного снега (Рис.2). Процесс выдавливания приводит к тому, что прочность верхней части наружного ската следа части гораздо меньше, чем в нижней части, т.е. в области канта.
Выдавленный рыхлый снег, а также менее прочные поверхностные слои снега в следе лыж могут подвергаться сносу. Как правило, частички снега сильнее всего сносятся наружу поворота задниками лыж. Такие красивые снежные шлейфы, вырывающиеся из-под лыж, быстро едущих по сухому склону – проявление сноса снега.

Кажется интересным, что след лыжи образуется не мгновенно, а после проезда всей или почти всей ее длины. Для образования следа в слаломе и гиганте необходимо вполне ощутимое время, порядка 0,07 — 0,15 сек. Вначале след создается носком лыжи, затем по ложу следа проезжают другие части лыжи. Поэтому мы предположили, что существуют «виртуальные» (промежуточные) следы носка, передней, средней и задней частей лыжи.

Важнейшее следствие: под лыжей, движущейся вперед, глубина следа и площадь поперечного сечения следа всегда увеличиваются к от носка к заднику. В принципе, по-другому и быть не может. Поэтому при резаном и полурезаном ведении при движении лыжи вперед площадь контакта ее скользячки с наружным (рабочим) скосом следа и степень уплотнения снега в нем увеличиваются. Правда, до некоторого предела, после которого рабочий скос следа может разрушаться.

Сопротивление снега при образовании следа любого типа обусловлено процессами и уплотнения, и выдавливания и сноса (трение в данном случае не рассматриваем).
Сопротивление снега мы разделяем на продольное (тормозит движение лыж вперед) и поперечное сопротивление (хватка кантов; препятствует сносу лыж наружу). Хотя оба эти вида сопротивления снега очень сильно различаются по величине и роли в повороте, но в основном они обусловлены одним и тем же процессом – затратами энергии на смещение частичек снега в направлении перпендикулярном контактирующей с ними поверхности лыжи.

Продольное сопротивление снега тем сильнее, чем больше площадь поперечного сечения следа, т.е. чем больше деформация снега. Данный вид сопротивления имеет две составляющие: одна создается большей частью длины лыжи, другая — загнутым носком (соответственно, продольное сопротивление всей длины лыжи и носка лыжи).
Возникновение первой составляющей связано с тем, что лыжа по причине нарастания площади сечения следа от носка к заднику, на большей части длины встречает снег пусть под малым, но не равным нулю углом. Это приводит к небольшому смещению частичек снега вперед, по ходу лыжи и, следовательно, к появлению силы, направленной в противоположную сторону. Это и есть сила сопротивления снега, под каждой точкой лыжи она мала, но — приложенная к большей части длины лыжи — в сумме достигает ощутимой величины.

Носок лыжи, точнее его часть, врезающаяся в снег (т.е. весьма короткая, а на твердом снегу – крохотная), обусловливает значительную часть общего продольного сопротивления. Это связано с тем, что загнутый вверх носок при движении вперед смещает частички снега вперед в большей степени, чем остальная часть лыжи.
Носок плоско катящейся лыжи носком смещает частички снега вниз и вперед, а закантованная лыжа кантом носка, дополнительно к этому, раздвигает частички снега также и в стороны. Очевидно, что чем круче загнут носок лыжи и чем глубже он врезается в снег, тем больше его (носка) продольное сопротивление. Этим же, т.е. углублением носка в снег, отчасти объясняется рост продольного сопротивления лыжи на неровностях склона. Кстати, при резаном ведении доля сопротивления носка во всем продольном сопротивлении лыжи увеличивается.

В целом, продольное сопротивление тем слабее, чем меньше угол встречи лыжи со снегом и меньше врезание носка в снег. Однако здесь сталкиваются противоположные тенденции: 1) разгрузка носка и уменьшение его врезания в снег означает смещение давления назад и усиление врезания задней части лыжи; 2) наоборот, разгрузка задников приводит к большему врезанию носков. И то и другое тормозит лыжу. Кроме того, вспомним, что врезание носка (в непрерывном следе!) необходимо для того, чтобы лыжа шла по дуге. В противном случае — в отсутствие врезания – носок за снег не цепляется, сила давления на склон не способна изогнуть лыжу, которая идти по дуге не желает. Поэтому, применительно к задаче минимизации продольного сопротивления, существует некий оптимум распределения нагрузки вдоль лыжи.

Поперечное сопротивление (хватка кантов) противодействует сносу лыжи наружу поворота и, по определению, направлено в каждой точке поворота перпендикулярно ее траектории. Хватка кантов, в первом приближении, прямо пропорциональна площади контакта скользячки с наружным скатом следа (т.е. глубине следа). Продольное сопротивление — в некотором диапазоне закантовок — увеличивается, как уже говорилось выше, приблизительно пропорционально квадрату глубины следа.

В поперечном сопротивлении условно можно выделить две главные составляющие. Первая, назовем ее статичной хваткой кантов, нагляднее в чисто резаном следе, когда снег на наружном скосе следа упрочнен достаточно, чтобы почти без деформации противодействовать силам, «пытающимся» снести лыжу наружу поворота.

Иллюстрацией может служить езда по велотреку, покрытие которого, не деформируясь, удерживает в крутом вираже быстро катящегося велосипедиста.

Вторая составляющая хватки кантов, динамическая, заметнее при недостаточной прочности рабочего скоса следа, когда довольно большое количество снега под лыжей, особенно под задником, смещается наружу поворота. Угол встречи частичек снега с лыжей увеличивается и возникает как бы «подъемная» сила, противодействующая сносу лыжи наружу поворота. Эта сила и является основой динамической хватки кантов. Иллюстрацией немалой величины этой «подъемной» силы может служить эффект «всплывания» лыж на рыхлой целине: неподвижный лыжник тонет, а движущийся быстро — всплывает. Динамическая хватка кантов, если быть совсем точным, описывает также и статическую хватку и имеет место в следе любого типа, но в следах со сносом лыж наиболее наглядна.

След плоского (или почти плоского) ведения лыж, как это ни странно, может занимать вполне заметную (до 20%) часть длины поворотов даже в слаломе и гиганте. Особенно в коротких или, наоборот, в длинных поворотах. Продольное сопротивление плоского следа чаще всего наиболее мало, но может становиться существенным на сильном морозе (ситуации с глубоким снегом не рассматриваем). Хватка кантов фактически отсутствует, но именно это обстоятельство позволяет спортсменам выполнять такие технические элементы, как дрейф (Г.Гуршман, 2005) и руление (Р.ЛеМастер, 2002). Последний элемент, вроде бы, совсем древний, но, как мы полагаем, в слаломе и гиганте применяется и поныне.

Резаный след (Рис.3А) по соотношению поперечного и продольного сопротивления, без сомнения, наилучший и самый желанный вид следа. Создается почти исключительно за счет сминания снега. Имеет самую малую площадь сечения и, следовательно, наименьшее продольное сопротивление (для закантованных лыж). Доля сопротивления носка в общем продольном сопротивлении в сравнении с другими типами следов наиболее велика и еще более увеличивается при изгибе лыжи. Хватка кантов создается почти исключительно статической составляющей и вследствие прочности наружного скоса ложа следа самая большая. Лыжа едет по дуге, задаваемой геометрией бокового выреза.

ris-3

ris-3

Полурезаный след, или резаный с продавливанием, (Рис.3Б) чаще виден в сильнее искривленных зонах поворота и на менее прочном снегу. Продольное сопротивление — в сравнении с чисто резаным ведением — увеличено и за счет носка и за счет длины лыжи. В хватке кантов велика динамическая составляющая. Но именно продавливание снега делает лыжи в поворотах более маневренными, позволяя лыжникам проходить повороты с кривизной недостижимой для резаного ведения (при тех же углах закантовки).

След сноса лыжи (Рис.3В) нежелателен, но даже в современном слаломе и гиганте (конечно, на относительно мягких склонах) его можно довольно часто увидеть. Особенно в самых искривленных и напряженных зонах крутых поворотов и, как ни странно, между поворотами сразу после разгрузки и перекантовки лыж. Этот вид следа лыжи появляется, когда закантовка, и/или угловое положение лыжника и/или давление лыжи в склон недостаточны для данной части поворота. Или когда неровности нежесткого склона уменьшают давление лыжи в склон и, следовательно, хватку кантов. Поперечное сопротивление, в основном, создается динамической составляющей. А продольное сопротивление сильно увеличено вследствие большого угла встречи длины лыжи со снегом.

След срыва лыжи (Рис.3Г) мы попытались проанализировать детальнее. Ведь ведение лыж со срывом предъявляет наиболее серьезные требования к мастерству спортсменов, и к инвентарю. Тем более, что такое ведение сейчас можно увидеть в большом числе поворотов, поскольку современные спортивные склоны, обычно, настолько жесткие, порою даже леденистые, что на скоростях гиганта и даже слалома они, по определению, становятся неровными. К тому же, для большинства стартующих, трассы на спортивных склонах изрезаны ранее проехавшими лыжниками.

Чаще всего след срыва можно увидеть в крутых быстрых поворотах возле огибаемого флага и ниже. Т.е в наиболее нагруженных зонах. Сразу скажем, что след, который образуется при специальном отрыве лыжи от склона, например, при перекантовке в сопряжениях, т.е. в отсутствие большой «силы сноса» (в последнюю входит и центробежная сила), как след срыва мы не рассматриваем.

Лыжа может отрываться от склона целиком или частями. Анализ этого процесса труден не только из-за очень сложного, непредсказуемого для лыжи и лыжника, микрорельефа снега, но и вследствие биений лыжи при ее срыве. Отметим, что биения лыжи при ее срыве очень часто вызывают появление ударных запредельных нагрузок на след, превосходящих таковые при резаном ведении. Что приводит к разрушению наружного скоса следа.

Если рассматривать ведение «со срывом» в целом, то лыжа «отрывается» при наезде на неровности и/или разрушении небольших жестких и хрупких поверхностных неровностей или даже ровного леденистого склона. Срыву лыж способствуют недостаточное угловое положение, чрезмерно большой угол закантовки. В конечном итоге, причиной оказывается недостаточное давление лыжи в склон (т.е. ее недостаточное врезание). Отметим, что по этой же именно причине лыжи столь плохо держатся на внутреннем склоне канавок, образовавшихся на трассе после проезда многих лыжников.

Попробуем упрощенно воспроизвести одну из гипотетических цепочек событий, происходящих под кантом при срыве лыжи. Предположим: лыжа в повороте возле флага удерживает лыжника, зацепившись за леденистый склон не по всей длине канта, а за несколько выпуклых неровностей – площадь контакта мала — давление под кантом превышает предел прочности льдистого снега – лыжа или ее часть скалывает эту неровность – лыжа (вся или ее части) ударяет с размаху по поверхности склона – за счет инерции лыжи в месте удара также происходит хрупкое разрушение структуры следа и т.д..

В сечении след срыва чаще всего представляет собою совокупность нескольких отпечатков канта всей лыжи или отдельных ее частей. При взгляде сверху эти отпечатки почти параллельны. Интересно, но хватка кантов почти не связана с динамической составляющей (ведь льдистого снега отбрасывает наружу очень мало). Понятно, что при срыве лыжи статическая составляющая хватки кантов является суммой некоторого числа «отдельных» небольших хваток.

Срыв лыжи может начаться с любой ее части и поэтому бывает со смещением носков (редко), задников лыжи (часто) или параллельным (термин, конечно, не корректен). При срыве лыжи продольное сопротивление возрастает значительно. Хватка кантов, наоборот, резко снижается и тоже нестабильна, что приводит к изменению траектории поворота. Вполне очевидно, что из соображений продольного сопротивления предпочтительнее «параллельный» срыв лыжи. Из данного суждения может следовать практическое, в некотором роде, следствие – при срыве лыжи лучше, когда лыжник «давит» на ее середину.

По ходу одного поворота лыжа оставляет разные следы. Это не новость. Об этом мы фактически говорили выше. Конечно, было бы идеально, если бы лыжник оставлял в повороте только резаный след (естественно, не считая фазы сопряжения). К сожалению, или к счастью, на современных трассах (на крутых и жестких склонах, обычно изрезанных, с большой кривизной поворотов) следы лыж в одном повороте, как правило, и должны быть и будут неодинаковыми. В фазе сопряжения это пусть и очень короткие, следы плоского ведения (без разрыва или с разрывом) и, не исключено, следы сноса. Затем — следы резаные. По мере увеличения кривизны траектории поворота и давления на лыжи вполне вероятно появление резаных следов с продавливанием, а если скорость велика, поворот крут, а склон тверд и неровен – мы увидим следы срыва. В нижней части поворота следы указанных типов, вероятно, повторятся в обратном порядке. Мораль такова – чисто резаный след на всем протяжении современного нагруженного поворота – почти нонсенс, но, несомненно, стремиться к такому следу очень даже следует. Кто чище едет – тот чаще (но не всегда!) и побеждает.

ris-4

ris-4

Особенности виртуальных следов разных частей лыжи. Задняя и особенно более широкая передняя части лыжи при большой нагрузке вследствие торсионного изгиба закантованы чуть меньше средней части лыжи. Поэтому наружный скат следа под передней частью лыжи получается менее крутым, чем под ее серединой (Рис.4А). Поэтому в середине лыжи давление скользячки на рабочий скос следа смещается вниз, ближе к рабочему канту (Рис.4Б). А задник лыжи, в свою очередь, сильнее давит на верхний край рабочего скоса (Рис.4В). Описанный эффект, визуально не определяемый и для практики вряд ли существенный, кажется, однако, любопытным.

Особая роль носка в ведении лыжи. Умение оптимально загрузить в повороте носок лыжи, как нам кажется, является важным слагаемым успеха или неуспеха спортсмена. Носок лыжи формирует первоначальный след, ложе которого, при резаном ведении, удерживает в себе «последующие» части лыжи. В идеале носок должен быть нагружен ровно настолько, сколько необходимо для достаточного в данной части поворота врезания носка в снег и изгиба передней части лыжи. При перегрузке носка резко возрастает продольное сопротивление снега.

Интересен следующий хорошо известный факт — для следования по выбранной дуге поворота на мягком склоне необходимо сильнее загружать носок лыжи, в сравнении с давлением на носок на склоне жестком. Оно и понятно. Ведь на мягком склоне давление на носок лыжи вызывает заглубление его в снег, что фактически равносильно уменьшению изгиба передней части лыжи. А на жестком склоне носок при давлении на него в снег не углубляется и для того, чтобы лыжа следовала по дуге, дополнительно давить на носок не нужно. Практический вывод хорошо известен – чем мягче склон, тем мягче должна быть лыжа. Во всяком случае, ее передняя часть.

Одно из достоинств езды на двух кантах. Для большей убедительности мы решили немного по-другому повторить уже сказанное выше, в разделе «Отчего зависит глубина следа». Теоретически езда на двух лыжах, нагруженных одинаково и закантованных на углы порядка 45 – 550, обеспечивает (при прочих равных условиях) почти в два раза меньшее продольное сопротивление снега при такой же хватке кантов. Действительно, при указанных условиях чисто геометрически следы двух лыж (в сравнении с одной лыжей) имеют такую же суммарную площадь рабочего скоса следа (т.е. обеспечивая такую же хватку кантов), но в два раза меньшую суммарную площадь поперечного сечения (и в два раза меньшее продольное сопротивление).

Заключение. Конечно, реальность намного сложнее. Мы рассмотрели в данной статье далеко не все, что хотели, и не так глубоко, как можно было бы.
Может возникнуть вопрос, а имеет ли смысл подобное теоретизирование? Мы полагаем, что имеет. По аналогии — нужно ли пианисту знать, как устроено пианино? Пианисту знать может и не надо, а преподавателю и настройщику – просто необходимо. Первому хотя бы для того, чтобы лучше понимать возможности инструмента, а для чего второму – понятно и без объяснений. Так вот, тренер в ГЛ – и преподаватель и настройщик. Поэтому — в глубине души — мы уверены, что наша работа (при внимательном и заинтересованном прочтении) способна дать информацию к размышлению. И пианистам и преподавателям. Т.е. тренерам и спортсменам. И, конечно, фанатам.

Александр Гай

Механизм резаного поворота и обучение с первых шагов

Теги: , , , ,


Техника чемпионов — надежный путь к мастерству в современном резаном повороте для всех горнолыжников

Все знают, что для того, чтобы ездить на автомобиле безопасно, необходимо, чтобы в нем точно и в нужный момент работали рулевое управление, сцепление, подача бензина и обязательно тормоз. Если какой-нибудь из перечисленных компонентов приводится в действие медленно или отсутствует, езда на такой машине оказывается либо очень опасной, либо совершенно невозможной.

У горнолыжника нет ни рулевого управления, ни газа или сцепления, да и тормоз как таковой отсутствует. Все эти вышеупомянутые приспособления заменяет ему умение поворачивать на лыжах, скользящих вниз по склону. Так, роль своеобразного тормоза, гасящего набранную скорость, играет изменение направления движения лыж от прямого спуска к спуску наискось. А это значит, что умение горнолыжника быстро переходить от прямого спуска к косому и обратно – другими словами, выполнять повороты, и является способом, позволяющим не только менять направление движения лыж, но и изменять скорость их движения. Повороты могут быть разными: с проскальзыванием и чистые резаные, большими или маленькими дугами. Горнолыжнику, в зависимости от обстоятельств, приходится поворачивать круче или положе и терять большую или меньшую часть скорости.

Погасив скорость слишком сильно, горнолыжник часто не успевает набрать ее снова. Поэтому хорошие, опытные горнолыжники стараются как можно реже и меньше терять скорость — ровно настолько, чтобы можно было выполнить нужный поворот, но не более того. Ибо скорость у горнолыжника нарастает не как у хорошего современного автомобиля: нажал педаль газа — и через мгновение скорость снова на максимуме. У горнолыжника главной движущей силой, в первую очередь, становится длина и крутизна склона. Самой большой и медленно восполнимой потеря скорости оказывается на пологом склоне.

Понимание всего вышеизложенного и привело к тому, что главным и наиболее выгодным техническим приемом стал резаный поворот. С его помощью стало возможно большую часть поворота выполнять резано, без проскальзывания лыж. Это позволяет сбрасывать скорость ровно настолько, насколько этого требует трасса.

Современные лыжи устроены так, что позволяют делать крутые резаные повороты очень быстро. Механизм же резаного поворота основан на том, что современная лыжа, поставленная на кант, в силу разницы в ширине ее носка, талии и пятки, касается снега в районе носка и пятки, а центральной частью снега не касается. При увеличении давления на закантованную лыжу она начинает прогибаться и будет это делать до тех пор, пока всей поверхностью канта не коснется снега. Прогнувшись, она поворачивает без приложения к ней каких-либо дополнительных усилий.

Какие движения горнолыжник должен сделать, чтобы лыжа начала поворачивать

Прежде всего, нужно поставить внешнюю лыжу на снег и закантовать ее. Казалось бы, что может быть проще. Просто, да не выходит. Почему? Потому, что для того, чтобы поставить лыжу на кант, надо сместить колено этой ноги внутрь поворота. Тогда голень ноги тоже наклонится внутрь поворота, и лыжа окажется закантованой. В то же время колено и голень внутренней ноги, особенно если горнолыжник узко ведет лыжи, не позволяют вывести внутрь поворота колено и голень внешней опорной ноги и этим поставить лыжу на кант. Лыжа в этом случае продолжает скользить плоско, резаный поворот не получается.

Конечно, можно перейти на более широкое ведение лыж и тогда лыжа начнет кантоваться. Это стали делать многие ведущие спортсмены на соревнованиях, впервые перейдя на карвинговые лыжи. Однако вскоре поняли, что на крутых склонах при широком ведении лыж, как только лыжи начнут двигаться наискось, верхняя нога оказывается много выше нижней и горнолыжник не успевает вовремя перенести вес на верхнюю лыжу и надавить на нее.

Выполнение резаного поворота задерживается. И тогда горнолыжнику для того, чтобы продолжать следовать по намеченному пути, придется использовать старый способ начала поворота: выпрямлять ноги, как бы подпрыгивать, и вращать облегченные лыжи в нужную сторону. Однако тогда горнолыжник не успевает вовремя надавить на лыжу, прогнуть ее, врезать кант в снег и избежать проскальзывания лыжи, достаточно рано начать разгонять лыжу в вираже. В каждом таком повороте он теряет скорость. Если крутой склон оказывается еще и длинным, то отыграть на нем проигранные секунды становится невозможно. Сегодня стала совершенно очевидна важность быстрой закантовки и загрузки (создания давления на кант) внешней лыжи.

Теоретически все это нетрудно осмыслить, но как это максимально быстро осуществить на практике? Существуют два движения, которые помогают выполнить все за минимальное время. В тот момент, когда горнолыжник переносит вес на верхнюю, внешнюю лыжу его внутренняя нога сгибается в тазобедренном и коленном суставах, лыжа на этой ноге становится безопорной, а нога за счет сгибания ее в коленном суставе отодвигает стопу с лыжей назад. Колено и голень смещаются внутрь поворота, что, как мы уже раньше писали, позволяет колену и голени внешней ноги тоже быстро сместиться внутрь и внешняя лыжа автоматически оказывается хорошо закантованной.

Колено и особенно бедро опорной ноги начинают разгибаться и давить на закантованную лыжу. Она прогибается и начинает резано поворачивать. Тем временем незагруженная внутренняя нога, сохраняя коленный сустав сильно согнутым, начинает смещать колено и голень в противоположную сторону и когда лыжа будет раскантована, а стопа окажется под центром тяжести, горнолыжник перенесет вес на эту ногу. Все начнется сначала, но теперь на противоположной ноге.

У современных и очень хороших горнолыжников все движения, описанные выше, протекают в течении очень короткого времени, которое исчисляется десятыми, а чаще даже сотыми долями секунды. В такой ситуации любое промедление при совершении движений приводит либо к неправильному и несовершенному выполнению навыка, либо резаный поворот не выполняется совсем.

В двигательном навыке резаного поворота обычно бывает не так уж и много различных движений, но все они должны осуществляться в определенной последовательности и на каждое из них отпускаются доли секунды. Поэтому горнолыжнику сразу все движения резаного поворота контролировать невозможно. В силу этого мы рекомендуем концентрировать внимание только на ключевых движениях и на последовательности их выполнения.

С самого начала надо понять, что собой представляет термин «увеличение и уменьшение давления» на ту или иную лыжу и как это осуществляется

Изменение давления на лыжу зависит от перемещения общего центра тяжести горнолыжника вверх или вниз. Для перемещения своего центра тяжести горнолыжнику приходится сгибать и разгибать ноги в коленных и тазобедренных суставах, существенно не меняя положения других частей его тела. Так, опираясь на опорную ногу и разгибая ее в тазобедренном суставе, горнолыжник перемещает общий центр тяжести вверх и этим увеличивает давление на одноименную лыжу. Перемещение ОЦТ происходит на сравнительно небольшое расстояние и мало заметно глазу, зато горнолыжник хорошо ощущает, как благодаря разгибанию ноги лыжа начинает сильно давить на снег, врезая в него кант. От давления лыжа прогибается и поворачивает.

При повороте образуется центробежная сила, стремящаяся выбросить горнолыжника наружу поворота, чтобы противостоять ей приходится увеличивать давление на лыжу и еще мощнее разгибать ногу в тазобедренном суставе. От этого лыжа не только прогибается сильнее, но и кант ее лучше врезается в жесткий снег или даже лед, что не позволяет лыже проскальзывать и заставляет ее двигаться по нужной горнолыжнику дуге. Надавливая на лыжу сильнее или слабее, горнолыжник прогибает ее в большей или меньшей степени, и лыжа поворачивает круче или положе. Кроме того, горнолыжник увеличивает свою скорость в начале поворота — до пересечении линии склона, когда разгибает внешнюю ногу в коленном и тазобедренном суставах, отталкиваясь внутренним кантом опорной лыжи.

Чем раньше он начнет отталкиваться кантом, тем дольше с помощью этого усилия сможет наращивать в повороте скорость, и тем большую скорость будут набирать его лыжи. И сильнее будет проявляться «эффект ружья с более длинным стволом»: при одинаковом давлении газов на пулю в длинном стволе газы действуют более продолжительное время и ее убойная сила увеличивается.
Чем под более острым углом горнолыжник будет давить на кант внешней лыжи, тем больше будет составляющая этого усилия, направленная на продвижение лыж вперед.

Итак, поставив лыжу на кант, горнолыжник одним надавливанием на лыжу может решить несколько проблем:
— поворачивать более или менее круто;
— двигаться по дуге быстрее;
— поворачивать с минимальным проскальзыванием лыж и не терять набранную скорость.
Достигает он всего этого с помощью двух движений: постановки внешней лыжи на кант и надавливания на нее. Таким образом, делая всего два движения, горнолыжник использует их как руль, газ и тормоз.

Современные лыжи сделали поворот более быстрым, длящимся меньшее время. В двигательном навыке современного, резаного поворота все входящие в него движения так быстро чередуются и требуют такого четкого согласования, что малейшая задержка с их выполнением может приводить не только к проигрышу по времени при прохождении спортивных трасс, но и к потере равновесия, которое иногда может даже закончиться падением. А при современных скоростях это может стать причиной тяжелых травм.

Для надежного сохранения передне-заднего и бокового равновесия очень важным для горнолыжников оказывается уменье быстро восстанавливать потерянное равновесие.
Наблюдали ли вы в цирке за акробатом, который идет по натянутому канату? У него в руках длинный шест, который направлен перпендикулярно натянутому канату и в случае потери равновесия акробат незаметным движением смещает шест в сторону. Если равновесие потеряно с правой стороны, то шест смещается влево и ровно на столько, сколько требуется для того, чтобы восстановить потерянное равновесие. Шест выступает в роли балансира, при помощи которого канатоходец восстанавливает потерянное равновесие.

У горнолыжника роль балансира выполняет незагруженная внутренняя нога, которая, обладая большой массой, легко может смещать центр тяжести горнолыжника вправо и влево, вперед и назад.

Чтобы потеря равновесия была минимальной или не происходила вовсе, горнолыжник, перенося вес с одной лыжи на другую, должен отодвинуть стопу этой ноги вместе с лыжей настолько далеко назад, чтобы проекция его центра тяжести оказывалась над его новой опорной ступней.

Отодвигая в каждом повороте стопу опорной ноги назад, он или совсем не теряет передне-заднего равновесия, или теряет его настолько мало, что очень быстро и легко его восстанавливает.

Теперь пришло время подытожить все уже сказанное. Прежде, чем сделать внутреннюю ногу опорной, надо ее стопу и голень сместить назад. Для этого бедро внутренней ноги надо в начале поворота согнуть в тазобедренном суставе. При этом давление на внутреннюю лыжу исчезнет, лыжа будет скользить по снегу незагруженной. Затем необходимо согнуть ногу в коленном суставе, что и отодвинет стопу и лыжу этой ноги назад так, чтобы стопа оказалась выше точки проекции центра тяжести горнолыжника на склон, а затем вынести согнутое колено и голень внутрь поворота.

Это позволит и колену и голени внешней ноги тоже сместиться внутрь поворота и поставить на кант внешнюю лыжу. Одновременно с этим надо начать разгибать опорную ногу в тазобедренном суставе. От этого опорная нога начнет давить на внутренний кант лыжи, врезая его в жесткий снег и прогибая лыжу, которая начнет идти по дуге. И это будет продолжаться до тех пор, пока лыжа не совершит требуемую дугу. Все это время внутренняя нога должна будет оставаться безопорной, согнутой в коленном суставе и наклоненной под нужным углом внутрь поворота. Она будет служить балансиром, помогающим горнолыжнику сохранять передне-заднее и боковое равновесие.

В самом конце поворота, перед постановкой лыжи на снег и перенесением веса на нее, голень и колено этой ноги должны выйти из наклона внутрь поворота. Лыжа встанет плоско и горнолыжник, не разгибая ногу в коленном суставе, начнет разгибать ее в тазобедренном. Лыжа коснется снега и горнолыжник только после этого перенесет на нее вес.

Обучение резаному повороту

Итак, мы рассмотрели подробно, из каких движений состоит современный резаный поворот, какова последовательность этих движений, и какое значение они имеют для выполнения современных поворотов. Зная все это, вы сможете представить, что такое резаный поворот. Однако самостоятельно научится его делать, даже зная все, что изложено выше, будет трудно. Нужно знать не только подводящие, но и более простые упражнения, увидеть их в исполнении мастера, а также хорошо понимать, в какой последовательности выполняются эти упражнения. С их помощью освоить простейшую схему управления горными лыжами будет значительно проще.

Итак, с чего лучше всего начать занятие с человеком, который никогда не катался не только на горных лыжах, но и на фигурных и простых коньках, не играл в хоккей или не пробовал себя хотя бы на роликовых коньках.

Лучше всего начинать занятия с прямых спусков и стараться не просто спускаться со склонов, а осваивать спуски прямо, так как это делают мастера за рубежом — тем более, что это не такое уж и сложное упражнение, если выполнять его на простом и пологом склоне. Без этого вы не сможете легко, красиво, правильно и надежно спускаться потом с гор, поворачивать и управлять лыжами. От прямых спусков во многом будет зависеть, каким горнолыжником вы станете впоследствии. Мастером ли, при спуске которого все будут поворачивать в вашу сторону голову, или простым горнолыжником — «пошехонцем», таким, какими становятся большинство горнолыжников любителей и какими в последнее время выходят спортсмены из наших спортивных школ. А иногда таких спортсменов можно увидеть даже среди членов сборной команды страны.

Закончив свою работу в спорткомитете, я стал работать в моем Туристе на родной Шуколовке с местными детишками. Шуколовка была в то время всего лишь небольшой горой, но горой с очень интересным рельефом, на котором можно было летать с большего количества разных бугров, метров на 20 — 30, если даже никаких движений специально для такого полета не делать. Целый день куча моих ребятишек прыгала с бугров. Зная цену умению горнолыжников летать с бугров на альпийских трассах, я учил ребят премудростям преодоления последних. За сезон ребята стали в этом асами. Учились мы, конечно, не только этому. Но умение преодолевать бугры позволило ребятам прекрасно сохранять равновесие на мчащихся вниз лыжах, делать это легко, свободно, естественно. Все эти ребята к концу сезона научились и поворачивать на параллельных лыжах и впоследствии семь из них стали мастерами спорта. А вот по каким методикам я учил их тогда поворотам, я и сегодня сказать затрудняюсь. Они сами этому научились, спускаясь на большой скорости по буграм вниз. Сначала пришло умение поворачивать, уже съехав с горы, а потом и умение поворачивать на склоне. Итак, лучше всего горнолыжник обретает умение управлять лыжами, если предварительно покатается по прямой и хорошо освоит эту часть программы.

К сожалению, это можно делать только при наличии не слишком крутых склонов с хорошим выкатом, на котором лыжи могут остановиться сами без посторонней помощи и каких-либо усилий со стороны горнолыжника. Склон должен быть хорошо укатан — подготовлен. Все лыжники спускаются только в одном направлении и на склоне есть опытные люди, управляющие такой тренировкой.

Но чаще бывает, когда склон для этого либо чрезмерно крутой и на нем много посторонних предметов, либо он покрыт двигающимися в разном направлении горнолыжниками. В такой обстановке применять прямые спуски начинающим не только не следует, но и опасно.
Не умеющий кататься на лыжах человек, тронувшись с места, всегда испуган и обеспокоен тем, что будет с ним дальше. Скорость начинает нарастать и он от испуга забывает все то, чему его учили на горке более искушенные в горных лыжах люди. Как преодолеть синдром страха и начать делать то, что поможет хоть как-то управлять лыжами?

Шаг первый. Отправиться на очень пологий склон, крутизна которого постепенно уменьшается, а лыжи останавливаются сами на выкате без всяких усилий человека. Наверху попробуйте встать в стойку прямого спуска. Ноги сильно согнуты в коленных и голеностопных суставах, колени поданы вперед, угол между стопой и голенью должен быть острым, а ни в коем случае не прямым. Позвоночник прямой и корпус только слегка подан вперед. Руки слегка согнуты в локтевых суставах. Локти прижаты к туловищу. Сразу все не выходит, не огорчайтесь, слишком за многим следует следить одновременно.

Трудно? Тогда забудьте о руках, опустите их вниз и прижмите к туловищу. Кисти рук вместе с палками прижмите к туловищу в районе бедер. Если руки так держать трудно, то выпрямите их во всех суставах, как у солдата, стоящего по стойке смирно. Сделайте один, два шага, чтобы лыжи заскользили, и примите стойку, которую принимали, стоя наверху холма. Вы поехали вниз! Сохраняйте стойку. Не бойтесь! Все, кто сохранит стойку, как раз и не упадут. Держите лыжи недалеко друг от друга, уже, чем на ширине плеч. Затем по мере освоения спуска сближайте их еще, пока расстояние между лыжами не станет равно примерно ширине одной лыжи. Внизу ничего не делайте, ждите, когда лыжи остановятся сами. Сначала начинайте спуски от самого подножия горы и с каждым новым спуском поднимайтесь все выше. Скрупулезно выполняйте все то, что я написал, описывая спуск прямо.

Почему я останавливаюсь так подробно на этом, весьма простом упражнении? Да, оно простое и его можно делать по-разному. Но от того, как мы его начнем делать от раза к разу, складываются первые, очень важные навыки.

Время обучения с инструктором для вас обычно ограничивается из-за дорогой оплаты последнего. Курс обучения не может длиться для простого человека больше 6 — 7 дней по полтора-два часа в урок. За это время вы должны научиться не только спускаться прямо, но и поворачивать и преодолевать неровности. Все это конечно не в совершенстве, а схематично.

Если же есть короткий, но пологий участок склона, или хотя бы пологий участок на выкате, а все остальные склоны крутые, обучение надо начинать не с прямых спусков, а с резаного плуга.

Что это такое и какова роль обычного плуга в этом упражнении? Простой, банальный плуг знаком многим горнолыжникам и давно уже используется при обучении начинающих. Правда, обучающимся он не нравится, и они стараются либо как можно меньше тратить на него время, либо совсем избегать его выполнять. И в чем-то они правы. Однако плуг укорачивает процесс обучения и помогает очень быстро освоить «резаный плуг» — прием, очень сильно сокращающий и убыстряющий не только освоение управления горными лыжами, но и позволяющий быстро понять и освоить очень важный элемент резаного поворота: надавливание на лыжу, без которого обучиться резаному повороту просто немыслимо.

Резаный плуг

Встаньте на совсем пологом склоне, разведите пятки ваших лыж в стороны, согните сильнее коленные суставы. Разводя пятки лыж в стороны, делайте это не очень сильно. Теперь попробуйте сдвинуться с места и поехать вниз по склону. Лыжи вниз не едут. Тогда попробуйте встать в такой плуг, при котором  ваши лыжи уже поехали бы вниз. Плуг затормозит движение лыж, а потом они и вовсе остановятся.
Теперь попробуйте, спускаясь в плуге вниз, сблизить хорошо согнутые колени. Лыжи в этом случае встанут на канты.

После этого надавите пяткой правого ботинка на правую лыжу и ваша лыжа сама начнет поворачивать налево. Затем перенесите вес на левую лыжу и надавите пяткой левого ботинка на нее, лыжа повернет направо.

Поворот происходит легко, сам собой, без лишнего напряжения. Чем дольше и сильнее вы будете давить на лыжу, тем круче она будет поворачивать и больше замедлять свое движение. Для того чтобы переходить от одного поворота к другому, нужно, прекратив давление на одну лыжу, плавно перенести свой вес на другую лыжу (начать давить на нее пяткой ботинка).

Как осуществляется давление на ту или иную лыжу при выполнении плуга

Нога, согнутая в коленном и тазобедренном суставах, разгибается только в тазобедренным суставе, оставаясь согнутой в коленном суставе. В момент переноса веса с этой ноги на другую, нога, на которую будет перенесен вес, должна успеть вновь согнуться в тазобедренном и коленном суставах.

Чем быстрее будет переноситься вес с одной ноги на другую и осуществляться последующее надавливание на лыжу, тем короче будут дуги, исполняемые горнолыжником. И тем больше у горнолыжника будет появляться желание вывести лыжи из положения в плуге в положение «на параллельных лыжах» и на кантах. Этому желанию горнолыжника препятствовать не следует, а нужно только следить за тем, чтобы у него сохранялась постановка лыж на кант и последующее на него надавливание за счет разгибания ноги в тазобедренном суставе.

При переносе веса на другую лыжу и постановке ее на кант главную роль начинает играть быстрое выведение колена внутренней ноги внутрь и сгибание ее в коленном суставе. Затем следует перемещение колена этой ноги из положения «направлено внутрь поворота» в положение наружу поворота, что приводит к раскантовке внутренней лыжи, а еще более сильное сгибание ноги в коленном суставе и разгибание ее в тазобедренном суставе приводит к отведению стопы (и лыжи) назад и постановки лыжи на снег. В это время бедро внешней ноги сгибается в тазобедренном суставе и нога с лыжей перестает быть опорной, ее колено выводится внутрь поворота и весь цикл движений при повороте «резаный плуг» повторяется, но теперь на другой лыже.

Таков цикл движений резаного поворота в плуге. Он по последовательности чередующихся в нем движений очень напоминает классический резаный поворот на параллельных лыжах. Та же необходимая для совершения поворота закантовка лыж, то же увеличение давления на лыжу за счет разгибания ног в коленном и тазобедренном суставе, то же сгибание внутренней ноги в коленном суставе, чтобы отодвинуть стопу с лыжей назад, то же приятное и легкое движение прогнутой внешней лыжи при движении по дуге. Только движение лыж, поставленных в плуг, не такое быстрое как в резаном повороте на параллельных лыжах и потому доступное новичку. Однако положение лыж в плуге всегда смущает начинающих.

Когда вы осваиваете резаный плуг, не упражняйтесь в нем излишне долго. Поняли, что такое термины «надавить на лыжу» и закантовать лыжу — и хватит. Не повторяйте много раз резаный плуг, переходите скорее к резаному повороту на параллельных лыжах.

Как выполняется резаный поворот на параллельных лыжах

Как я уже писал выше, не затягивайте каждый резаный поворот плугом, не приводите его к почти полной остановке, делая поворот очень крутым. Старайтесь делать сопряженные резаные повороты, как можно чаще и обязательно энергично надавливайте на внешнюю лыжу. Делайте сопряжение поворотов чаще, еще чаще, как можно чаще. Как только повороты стали получаться, старайтесь уже не разводить пятки лыж широко. Разводите пятки лыж все меньше и меньше. Ваше стремление поворачивать как можно чаще и все меньше и меньше разводить пятки лыж, а также чаще надавливать на закантованную лыжу неминуемо приведет вас к резаному повороту на параллельных лыжах.

Хорошо, если тренер сам хорошо выполняет резаный поворот на параллельных лыжах и легко переходит от поворотов резаным плугом к резаному повороту на параллельных лыжах. Покатайтесь за таким тренером. Походите частые змейки из очень низких древок, скорее даже веточек. Ставьте змейки все более частыми.

Когда надавливаете на лыжу, старайтесь, чтобы лыжа была хорошо закантована и занимала положение под острым углом к поверхности снега. Ибо надавливание на лыжу вскоре начнет превращаться в ускорение лыж в повороте.

Это не забава, а очень важный прием. Упражняйтесь в нем всякий раз, как только спускаетесь по склону с поворотами, переходите от резаного плуга к современному резаному повороту на параллельных лыжах. Тренер должен, проехав часть склона, остановиться. И по склону по очереди начинают ехать ученики. Тренер говорит каждому о его достоинствах и ошибках. Они двигаются дальше вниз по склону, и все повторяется сначала. И так на протяжении всего занятия. В следующем уроке ранее освоенное должно повторяться. И только после этого можно переходить к новому материалу.

Второй этап обучения

Этот этап может представлять собой новое, совершенно другое начальное обучение. Но лучше, если второй этап сможет стать продолжением уже освоенных движений.
О спусках прямо и наискось мы уже говорили ранее. В зависимости от ситуации их надо либо повторить, либо разучить вновь. Встаньте почти поперек склона и начните спуск наискось. Нижняя лыжа загружена, верхняя скользит по склону незагруженной. Согните верхнюю ногу в коленном суставе больше обычного. Это отведет стопу с лыжей назад и сделает верхнюю ногу безопорной.

Таким образом, и в этом случае, обучая новичка начальному управлению лыжами, мы учим его ставить лыжу на кант и надавливать на лыжу. Эти два очень важные движения совершенно необходимы для выполнения современного резаного поворота. Их надо хорошо разучить и выполнять автоматически.

Но главное то, что и в резаном плуге, и в резаном повороте к склону и от склона даже не с первых шагов, а с первого шага дается возможность почувствовать новичку, что не лыжи везут его куда хотят, а он может направлять их в нужную сторону. Это позволяет новичку с первых шагов побороть страх и беспомощность на едущих вниз по склону лыжах.

Дальнейшее совершенствование в этом лучше и быстрее всего получается, если на склоне, по которому новичок легко может спускаться, все спуски совершаются с тренером, который в совершенстве владеет резаным поворотом. Обе методики (оба этапа) простые: тренер либо едет в резаном плуге, а затем учащает повороты и переходит от резаного плуга к поворотам на параллельных лыжах, либо совершает спуск наискось так, чтобы на верхнюю лыжу не опираться. Колено и голень этой ноги наклоните к склону, а нижнюю ногу, стоящую плотно на снегу, начните разгибать в тазобедренном суставе. Давление на лыжу увеличивается, она прогибается и начинает поворачивать к склону, слегка проскальзывая в начале поворота. Каждый последующий спуск наискось начинайте, стараясь постепенно приближать направление движения лыж к прямому спуску. Следите, чтобы верхняя нога не выдвигалась вперед. Сдвигание верхней стопы с лыжей назад достигается более сильным сгибанием ноги в коленном суставе.

Поставьте ваши лыжи, приблизив их к направлению спуска прямо. Лыжи заскользят вниз, и тогда поверните их еще немного к склону. Делайте это до тех пор, пока они не окажутся перпендикулярно к линии падения склона. Пытайтесь ваши повороты делать все более резаными, старайтесь ощущать, когда лыжи идут на кантах без проскальзывания вбок. Когда поворот к склону окажется полностью резаным, попробуйте верхнюю лыжу, согнув колено, снова отодвинуть назад и поставить на снег так, чтобы стопа этой ноги оказалась на одном уровне со стопой нижней ноги. Согните бедро нижней ноги в тазобедренном суставе, нижняя лыжа перестанет давить на снег. Колено, двигаясь вверх, начнет отодвигаться внутрь поворота и вниз, верхняя лыжа закантуется, горнолыжник перенесет на нее вес, она слегка прогнется и начнет поворачивать от склона. Если горнолыжник успеет еще и начать разгибать эту ногу в тазобедренном суставе, то поставленная на кант верхняя лыжа сильнее прогнется, кант врежется в снег, лыжа начнет поворачивать более круто, не проскальзывая даже тогда, когда устремится под склон и на нее начнут действовать и сила тяжести, и центробежная сила. Центробежная сила будет увеличиваться и горнолыжнику, чтобы противостоять ей, надо будет все больше и больше смещать ОЦТ (общий центр тяжести) внутрь поворота. Этому во многом будет помогать смещенние внутрь колена и голени вместе с горнолыжным ботинком и лыжей.

Тогда получится, что довольно большая часть нашего тела, составляющая приличную массу, состоящую из ног, тяжелых ботинок и лыж, станет естественным балансиром. Манипулируя этим балансиром, горнолыжник будет без труда сохранять равновесие на внешней лыже. Однако может быть и так (и скорей всего так и будет), что горнолыжник, перенеся вес на верхнюю лыжу, не успеет на нее надавить и лыжа понесет его вниз, лишь слегка поворачивая и набирая все большую и большую скорость. И горнолыжнику, чтобы затормозить, нужно будет как можно быстрее сделать крутой поворот к склону. Вышло? Теперь попробуйте его сделать с ускорением. Если в этом упражнении поворот от склона не получается, начните его делать из упора (небольшого плуга), постепенно уменьшая угол между лыжами, пока не перейдете к повороту от склона на параллельных лыжах. После этого вернитесь к упражнению, в котором делаются два или один поворот к склону с ускорением и один поворот от склона на параллельных лыжах тоже с ускорением. Именно это упражнение поможет вам понять и освоить резаные повороты с надавливанием и ускорением, в обоих направлениях: и к склону и от склона.

К сожалению, все наши горнолыжники, начиная от мастеров и чемпионов и кончая рядовыми любителями, до сегодняшнего дня не освоили резаного поворота с хорошим настоящим ускорением. Если бы они умели это хорошо делать, соревнуясь на жестких современных трассах, их результаты на международных соревнованиях не были бы так безнадежно плохи.

Ускорение в повороте

Чтобы освоить ускорение, горнолыжник должен сделать следующее: сильнее согнуть нижнюю ногу в коленном суставе и как можно быстрее поставить ее на снег, а верхнюю оторвать от снега и после этого выполнить уже знакомый нам поворот к склону. Затем все манипуляции повторить. Точно повторяя эти манипуляции друг за другом, вы невольно будете выполнять упражнение «гирлянды», которое будет очень нужно вам впоследствии.

Повторяя эти упражнения много раз, вы будете делать их легко и точно. Когда гирлянды будут освоены, начните поворот к склону делать с ускорением, толкаясь внутренним кантом нижней лыжи, это движение будет увеличивать скорость движения нижней лыжи в повороте.

Сделав несколько поворотов к склону с ускорением, согните верхнюю лыжу в коленном суставе, поставьте ее быстро на снег и перенесите на нее свой вес. Нижнюю лыжу согните в тазобедренном и коленном суставах, а колено и голень уведите внутрь будущего поворота. Поворот от склона получится легко и быстро. Затем сделайте два резаных поворота к склону на другой ноге и резаный поворот от склона на противоположной ноге.
Написано много. Читать для большинства горнолыжников все написанное будет, наверное, трудно и скучно, но если вы хотите стать очень хорошим горнолыжником, надо не только набраться терпения и дочитать все до конца, но и досконально разобраться в прочитанном и убедиться в том, насколько оно важно и нужно именно вам. Советовал бы посмотреть кассету о первенстве мира 2003 г., сделанную и озвученную мной, или найти меня в этом сезоне на склонах в Туристе или в Клубе «Кант», там вы смогли бы на практике увидеть многие вещи. А увидеть один раз всегда лучше, чем услышать сто раз.
На моем сайте www.skitrener.ru можно прочитать много материалов и узнать массу дополнительных сведений, которые помогут вам многое понять. Можно благодаря возможностям Интернет задать мне вопросы, интересующие вас сегодня, можно и поспорить о правильности написанного, тогда вам легче будет увидеть истину. Только давайте спорить по существу и желательно — на лыжах.

Но торопитесь, мне много лет, а в таком возрасте все бывает. А ведь для убедительности сказанного я должен показать вам то, о чем пишу. Сейчас я это делаю еще легко, но как долго смогу это делать?

Ю.С. Преображенский
осень 2005

Как сохранить силы на склоне

Теги: , , , , , ,


Физическая подготовка и ее экономное использование в практике горнолыжника

Горнолыжники — и те, кто соревнуется на спортивных трассах, и те, кто без остановки спускается со склонов больших гор,-  хорошо знают, как часто им не хватает сил, чтобы в нужном темпе пройти всю трассу до конца и выиграть соревнование. Или просто благополучно без остановок и падений спуститься со склонов большой горы.

Большинство горнолыжников сегодня знает, как с помощью тренировок стать сильным и выносливым, а вот как управлять лыжами, экономя имеющиеся силы, знают далеко не все. Вот об этом и пойдет речь.

В конце 1969 года я снова был направлен на работу в спорткомитет тренером сборной команды страны по горным лыжам. Команда готовилась к Первенству мира 1970 года. К ней кроме постоянно работавшего врача, была прикреплена целая научная бригада.

Тогда спортсмены в большинстве видов спорта тренировались, контролируя физическую нагрузку по пульсу. Научная бригада решила и в тренировках горнолыжной сборной использовать для контроля частоту пульса у спортсменов. Но как подсчитать пульс у спортсменов, тренирующихся на горнолыжных трассах вдалеке от научной бригады? Ученые для решения этой задачи привезли телеметрическую аппаратуру, надели аппараты на каждого спортсмена и получили возможность подсчитывать по радиопередатчику в любую минуту пульс каждого горнолыжника. Не успели наши горнолыжники проехать по склону 200 метров, как пульс их стал зашкаливать за 190 ударов в минуту и подбираться к 200.Ученые кричат, чтобы горнолыжники уменьшали нагрузку. Мы меняли ритм, частоту поворотов и скорость спуска, но 190-200 ударов сердца в минуту оставались без изменения, в конце концов, ученые мужи решили, что нагрузка в горных лыжах субмаксимальная и превышает обыкновенную максимальную нагрузку.

”Наверное, это в какой-то степени, правда”, подумал я тогда. Однако эти факты не давали мне покоя и, в конце концов, я пришел к убеждению, что под влиянием центробежной силы самым большим источником перегрузки при поворотах становятся, прежде всего, соскальзывание лыж и борьба с соскальзыванием, а также постоянные потери микро равновесия при выполнении поворотов и последующее его восстановление. Но как избавиться полностью от проскальзывания лыж и потери равновесия при выполнении виражей, мы тогда не знали. Старались их уменьшать как можно больше, но считали, что полностью от них избавиться нельзя и смотрели на них, как на неизбежное зло. И только новые технологии в изготовлении лыж и новая их геометрия показали, что проскальзывания лыж можно избежать.

В 1972 году сборная горнолыжников вместе со всеми олимпийскими командами прилетела в Саппоро готовиться к олимпиаде. Со мной прилетел в составе команды чемпион СССР в гигантском слаломе Сережа Грищенко. Руководителем олимпийской команды прилетел начальник управления зимних видов спорта спорткомитета СССР Леонид Михайлович Свиридов. Человек строгий, но весьма справедливый, впрочем, как и все начальники в комитете, считавший, что чем выше ранг начальника, тем больше он непогрешим в своих познаниях и решениях.

После длительного перелета Грищенко и Свиридов решили передохнуть. И не сговариваясь в одно и тоже время, отправились в сауну. И там столкнулись, друг с другом в предбаннике сауны (в чем мать родила).

Сережа — житель Кировска, где девять месяцев зима. Другими видами, кроме горных лыж, Сергею, как и многим другим ребятам из Кировска, заниматься было негде, зато на горных лыжах можно было кататься почти круглый год, что Сергей с большим удовольствием и делал. В межсезонье с большим азартом играл в футбол и был отличным футболистом. Но межсезонье в Кировске коротко и оно не могло сделать Сергея атлетически развитым спортсменом, а вот отличным горнолыжником сделало .Он три сезона подряд был чемпионом СССР в гигантском слаломе.

В те времена тренажеров в арсенале подготовки спортсменов в различных видах спорта не было. Обходились без них и горнолыжники. Поэтому Сергей не был с виду атлетически подготовленным спортсменом, какими мы все тогда видели спортсменов из сборных СССР в других видах спорта.

Итак, мой начальник и мой ученик оказались в сауне, а я в это время разбирал свой рюкзак. Вдруг в комнату вбегает тренер по лыжным гонкам и весь, сияя от счастья, кричит мне: ”Леонид Михайлович требует тебя срочно к себе в сауну”. Вскакиваю и удивленно думаю, что могло случиться в сауне. Вхожу. Жарко. В раздевалке стоит Леонид Михайлович, а перед ним молча, потупив глаза, стоит Сергей. Свиридов при моем появлении свой гнев переносит с Сергея на меня и жестко спрашивает: ”Кого ты привез в Саппоро?” Я начинаю объяснять: ”Чемпиона СССР, мастера спорта Сергея Грищенко”

“Да какой он чемпион СССР, да еще мастер спорта” – запальчиво перебивает меня Свиридов. ”Посмотрите на этого чемпиона!” – кричит он окружающим. ”Ни какой мускулатуры, одни кости, теперь мне понятно, почему все наши горнолыжники занимают только 30 да 40 места на Первенствах мира и олимпиадах”.

Начальнику и невдомек, что этот щуплый парнишка на горнолыжных трассах может целый день по секундомеру гонять и усталости у него не будет ни в одном глазу.

Сережка и в этот раз меня не подвел и даже 21 место в слаломе на Олимпиаде в Саппоро занял вместо 40-го, которое ему предрекал Леонид Михайлович.

Теперь давайте подумаем, откуда у Сергея брались силы много раз быть чемпионом СССР в гигантском слаломе при его, действительно, не Бог весть какой физической кондиции. Ведь даже, чтобы пройти, а не то, что бы еще и выиграть соревнования на трассе гигантского слалома, сил нужно иметь уйму.

Тогда же, будучи молодым и имея гораздо больший запас сил, не мог себе даже представить, что у кого-то из чемпионов может не хватить сил, чтобы пройти на пределе трассу гигантского слалома и выиграть у противника несколько сотых. И только на Первенстве мира в 1970 году в Валь Гардене на огромной просторной и необычно длинной трассе гиганта, наблюдая за сильнейшими спортсменами в самой нижней ее части, я вдруг увидел, как почти всем великим, претендовавшим на чемпионский титул, не удавалось сэкономить силы для заключительного усилия на финишном участке. Все они подъезжали к финишу, как новички. И только двум удалось преодолеть нижний участок великолепно — австрийцам Шранцу и Гляйнеру. Первый стал чемпионом мира, второй завоевал «серебро». Не сумели этого сделать и великие французские гонщики того времени Руссель и Оже. Их почерк напоминал не чемпионов, а новичков. Думаю, что у большинства лучших спортсменов мира сил было в той гонке вполне достаточно. Им не сил не хватало,  у них отсутствовало умение их экономно тратить.

Прошло еще много лет. Мой возраст приблизился к 80 годам, а потом перевалил за 80, силенок поубавилось. В это время мне довелось учить здоровых горнолыжников среднего возраста на крутых четырехкилометровых  трассах  — хорошо подготовленных, но очень жестких. Ученики были хорошими лыжниками и катались по четыре-пять часов без отдыха. Показывать им материал надо было правильно, без ошибок. Ссылки на возраст и усталость не принимались. Эта работа доставляла мне первые четыре часа много удовольствия и давалась легко. А потом начинала требовать большего, чем обычно физического напряжения.

В то время я еще катался на «классике». Радиусы бокового выреза у «классики» были значительно больше и делать резаные повороты можно было только определенной крутизны. Это не позволяло круто поворачивать, чтобы в нужный момент быстро изменять направление лыж и этим регулировать скорость. Впоследствии, встав на карвы, я понял, что это — мои лыжи. Управление лыжами у меня стало более точным. Реже стали вкрадываться ошибки. Однако езды по многу часов по крутым, жестким трассам с отдыхом только в кресле подъемника часто оказывалось многовато для человека моего возраста. За этот промежуток времени ноги уставали изрядно, особенно на пятый и шестой день катания. Вот тогда-то я и начал искать возможность во время езды как-нибудь передохнуть. И тут вдруг пришло такое, чего раньше уловить не мог. Это сразу стало позволять моим ногам оставаться свежими не только после второго, третьего, четвертого дня, но и на пятый и шестой. Это искусство долго кататься, не уставая, я, как не странно, приобрел именно тогда, когда возраст мой перешагнул за 80 лет, и сил в резерве стало меньше.

Недавно я монтировал фильм о Первенстве мира по горным лыжам 2003 в Санкт-Морице. Чтобы сделать его, приходилось по много раз смотреть все повороты, которые делали лучшие горнолыжники мира, проходя трассы слалома и слалома-гиганта. Стараясь разобраться лучше, приходилось просмотры повторять по много раз. Я смотрел их спуски и в замедленном, и в очень замедленном, и в нормальном темпе. Сейчас при цифровой съемке это можно легко делать, появилась возможность в этом разобраться до мельчайших подробностей.

Современные лыжи позволяют делать дуги гораздо меньших радиусов, чем мы делали с помощью классических лыж, ставя их на кант. Кроме того, карвы имеют значительно большую торсионную жесткость, не позволяющую им скручиваться пропеллером в поперечной плоскости, и при этом у них сохраняется исключительно хорошая гибкость в продольной плоскости.

Эти лыжи позволили делать на них очень крутые резаные повороты с начала и до конца их выполнения, при этом все повороты совершать только на кантах и, стало быть, без мельчайшего проскальзывания лыж и потери скорости. Эти повороты могут совершаться на очень большой скорости, которая равномерно нарастает, становясь к концу поворота весьма большой. Ее равномерное нарастание уменьшает для горнолыжника возможность потери микро равновесия, а карвинговая конструкция укороченной лыжи позволяет очень быстро изменять крутизну поворотов, направление движения лыжника и этим регулировать скорость.

Таким образом, современная карвинговая лыжа позволяет горнолыжнику быстро и точно управлять движением при спусках с различных склонов и тратить при этом значительно меньше физических сил на преодоление соскальзывания лыж и на борьбу с поддержанием микро-равновесия. Спуск с горы на современных лыжах стал требовать не только большой физической силы, но и экономного ее расходования. Иными словами, еще большей технической подготовки.

Все это привело к увеличению скорости не только у соревнующихся горнолыжников, но и у любителей. Это сделало горные лыжи более опасными и потребовало дальнейшего улучшения техники управления лыжами, лучшего ее знания и понимания и более точного выполнения.

Опасность особенно возрастает при скоплении большого количества горнолыжников на сравнительно небольших площадях, где особенно необходимо точно регламентировать правила спуска и нести ответственность за их не исполнение. Возрастает и опасность при пересечении путей движения горнолыжников к стоящим близко друг к другу подъемникам, на которые можно легко попадать с одного и того же склона, изменив направление своего движения к менее загруженному подъемнику.

Но оставим на время вопросы безопасного катания. Как-нибудь мы еще к ним вернемся. Сейчас я хочу рассказать о маленьких хитростях, которые позволяют наилучшим образом и наиболее легко и эффективно управлять современными горными лыжами и экономить силы.

Чтобы сделать хороший резаный поворот на лыжах с карвинговой геометрией, надо обязательно совершить в определенной последовательности несколько очень важных движений, входящих в двигательный навык такого поворота. Чтобы изложенное оказалось более понятным, надо напомнить о некоторых правилах, которые давно уже были выработаны лучшими горнолыжниками-практиками и которые постоянно почему- то желают ревизовать незадачливые «горе» теоретики и их последователи и плохо знающие горные лыжи некоторые инструкторы и тренеры. Однако, к счастью, настоящее мастерство чемпионов, в конце концов, сегодня перечеркнуло эти «новации», не дав им реализоваться на практике.

Теоретики давно спорят, как держать лыжи во время спуска (широко или узко). Спускаясь прямо по линии падения склона на большой скорости и ровной трассе, конечно, устойчивее лыжи держать немного шире обычного. От этого устойчивость увеличивается, т.к. опорными становятся обе лыжи. Но как только спуск меняет свое направление и переходит в косой спуск, нижняя нога загружается значительно сильнее, и тогда хороший горнолыжник начинает вести лыжи ближе друг к другу.

Делая полный поворот от склона, горнолыжник сначала едет наискось по склону и роль опорной ноги у него выполняет нижняя нога, затем он переносит вес на верхнюю ногу, которая при выполнении поворота становится наружной опорной ногой и остается таковой в течение всего поворота.

Для того чтобы наружная — верхняя — лыжа начала резано поворачивать, надо ее поставить на кант и увеличить на нее давление. Без постановки лыжи на кант резаного поворота не получится, поэтому наружную лыжу нужно как можно быстрее закантовать, для этого колено и голень этой ноги надо сместить внутрь будущего поворота, но этому мешают близко от них расположенные колено и голень внутренней ноги. Чтобы это как можно быстрее устранить, нужно колено и голень внутренней ноги также сместить внутрь поворота. Это устранит помехи, мешающие кантованию внешней лыжи на нужный угол и она, наконец, встанет на кант, а бедро внешней ноги сразу же должно начать разгибаться в тазобедренном суставе. Тогда голень этой ноги начинает давить на лыжу, последняя прогнется и начнет поворачивать, двигаясь по дуге. На одно мгновение направление движения лыжи совпадет с той частью дуги, которая направлена по линии падения склона, а еще через мгновение лыжа снова начнет двигаться наискось по склону, но теперь в противоположном направлении. В этой части поворота центробежная сила и сила тяжести будут действовать в одном направлении.

Усилие, заставляющее лыжи в этом случае соскальзывать, будет особенно велико, и чтобы противостоять этому усилию и сохранить равновесие, резаное ведение поворота должно быть особенно эффективно и потребует сильного надавливания на кант лыжи.

Между тем, есть еще одна чрезвычайно важная деталь, которая может влиять на качество выполняемого поворота – это способность горнолыжника в течение всего поворота сохранять равновесие на опорной лыже. Однако это сложно.

Лыжник совершает поворот на одной быстро двигающейся опорной лыже, на которую то и дело совместно действуют сила тяжести и центробежная сила. Для этого горнолыжнику надо скользить на лыже так, чтобы проекция центра тяжести приходилась всегда на середину опоры. Выполняя это, горнолыжнику приходится очень быстро перемещать центр тяжести, сохраняя положение его проекции в пределах площади опоры.

Когда горнолыжник опирается только на одну лыжу, ему необходимо так смещать отдельные части тела, чтобы результирующая центробежной силы и его силы тяжести (центр тяжести) проектировалась на середину стопы. Лучше всего и быстрее это можно делать тогда, когда безопорная нога вместе с лыжей становится у горнолыжника балансиром, помогающим перемещать его центр тяжести в нужном направлении.

Наиболее быстро и точно стопу с лыжей можно перемещать вперед или назад, сгибая или разгибая безопорную ногу в коленном суставе. Чаще всего горнолыжник вынужден сгибать ногу в коленном суставе и делать это до тех пор, пока стопа этой ноги не окажется на одном уровне со стопой опорной ноги.

С этого момента колено и голень внутренней ноги начинают смещаться внутрь поворота. Между коленом и стопой внутренней и внешней ноги образуется свободное пространство, позволяющее быстро сместить внешнее колено и голень, тоже внутрь поворота и тем самым поставить лыжу этой ноги на кант. Затем, разгибая бедро опорной ноги в тазобедренном суставе, горнолыжник начинает увеличивать давление на кант лыжи. От давления кант лыжи врежется в снег, лыжа прогнется и без дополнительных усилий начнет поворачивать не проскальзывая.

В это время внутренняя нога, сохраняя колено согнутым, начнет разгибаться в тазобедренном суставе, пока скользящая поверхность лыжи не коснется снега и только тогда на эту лыжу будет перенесен вес горнолыжника. Теперь эта нога станет опорной и начнется новый поворот, но теперь в другую сторону.

Если вы поедете на хорошие горнолыжные курорты, и ваши глаза начнут разбегаться от обилия новых горнолыжных трасс — не спешите все их объехать в один день. Не носитесь по ним, ни о чем не думая, лишь стремясь быстрее спуститься по ним вниз. Не радуйтесь, что ноги гудят от нагрузки. По всей вероятности, завтра ваши ноги будут усталые, непослушные и ни на что не годные. Остановитесь и подумайте, какую цель вы сегодня хотите достичь и способны ли этого добиться, и на каких склонах это получится лучше.

Хотите улучшить свою физическую подготовку, стать сильнее от таких интенсивных тренировок? Одумайтесь. Остановитесь. Ведь вы приехали сюда, чтобы не стать сильнее, а получить удовольствие, в том числе — и от владения своим телом, а для этого нужно научиться немного лучше управлять лыжами в новых условиях. Вот какой должна быть ваша основная цель сегодня. Если вы с этой целью согласны, то используйте все, чтобы ее достичь.

Учиться всегда лучше, пока ноги не устали, и сначала на более простых склонах. А по мере обретения умения постепенно переходите на более сложные склоны. Не уподобляйтесь неразумному юнцу, который хочет скорее обрести все сразу. Только последовательное освоение движений, входящих в двигательные навыки резаного поворота, позволит вам быстро и правильно овладеть горнолыжным мастерством и безопасно наслаждаться спусками с доступных вам сегодня склонов. И только тогда затраченные на поездку деньги принесут вам настоящую радость и не будут потрачены впустую.

Черные трассы, которые вы тщательно выбирали в каталогах, желая проверить присущие вам мужские качества —  такие как смелость, горнолыжное мастерство, далеко не всегда могут помочь это точно определить. Ведь черные трассы не всегда бывают самыми трудными трассами. Ибо трудность трассы определяется совсем не всегда ее крутизной, формой рельефа и длинной. Состояние снежного покрова на трассе – вот то, что чаще всего по-настоящему и характеризует трудность той или иной трассы.

Именно снег больше чем что-либо другое превращает трассы в черную, красную или синюю. Поэтому не спешите сообщать живущим с вами в отеле знакомым, по каким трассам вы сегодня катались. Далеко не всегда это может послужить вам средством, позволяющим определить свое горнолыжное мастерство.

Ваше мастерство лучше всего и точнее всего определит глаз специалиста, когда он видит вас спускающимся по той или иной трассе.

Юрий Преображенский