Архив по тематике | "проблемы при строительстве"

Проблемы проектирования и строительства горнолыжных комплексов

Теги: , , , , , , ,


Так уж случилось, что большинство наших сограждан склонно отдавать предпочтение тому же виду спорта, что и первое лицо государства. За восемь лет президентства Ельцина россияне настолько привыкли интересоваться теннисом, что (очевидно по инерции) наши спортсмены продолжают брать призы на мировых турнирах. Так что теперь у нас есть шанс улучшить свои показатели и на чемпионатах по горным лыжам.
Но не только профессионалы желают наслаждаться чистым горным воздухом, качественными трассами и европейским сервисом. Большинство российских любителей горных лыж согласны с тем, что горные лыжи — это если не синоним счастья, то вполне могут заменить его. Для них горные лыжи — эталон здорового образа жизни, как и для большинства продвинутых европейцев, канадцев и американцев. Но, несмотря на горячий интерес нашего президента к отечественным горнолыжным курортам, их качеству еще очень далеко до европейского уровня.

Красная Поляна — торговля горным воздухом

Раскрутка Красной Поляны в качестве главного горнолыжного центра страны, претендующего на проведение зимней Олимпиады, началась в конце 80-х. В тот раз кампания закончилась ничем: в 1992-м году за месяц до представления материалов на конкурс городов-претендентов Россия под благовидным предлогом сняла свою кандидатуру. Однако через полгода кампания по продаже олимпийского горного воздуха опять начала набирать обороты. Почему воздуха? Потому что в то время Поляна могла похвастаться разве что парой допотопных тросовых подъемников общей длиной 200 м.
Именно в это время коммерческая фирма «Альпика-Сервис» приступила к строительству первой очереди канатных дорог в средней части хребта Аибга. Поначалу этот проект вызывал у чиновников Министерства туризма и Олимпийского Комитета России лишь снисходительную усмешку. Да и теперь, когда в Красной Поляне действуют четыре парнокресельные канатные дороги, обслуживающие свыше 20 км горнолыжных трасс различной степени сложности, существует мнение, что местные предприниматели мешают претворять в жизнь грандиозные планы государства по извлечению колоссальных доходов из краснополянских снегов. Между тем, и второй виток пропагандистской олимпийской кампании был четко ориентирован на привлечение миллиардных инвестиций то ли из Гонконга, то ли из Канады для освоения наиболее удаленного участка долины реки Мзымта в самой глухой части Кавказского биосферного заповедника. Хотя на самом деле для проведения зимней Олимпиады необходимо построить горнолыжный комплекс европейского уровня, который включает в себя (помимо развитой инфраструктуры) не менее двух десятков достаточно комфортабельных пассажирских канатных дорог с высокой пропускной способностью. Строительство подобного комплекса невозможно из-за отсутствия подъездной дороги, на сооружение которой требуется затратить не менее 200 млн. долларов. Но даже проекта этой дороги до сих пор не существует… Если учесть, что в программе, предложенной на конкурс в штаб-квартире Олимпийского комитета в 1996 году, предполагалось построить только (!) два десятка буксировочных подъемников, которые на самом деле не могут функционировать в зоне, где высота снежного покрова достигает восьми метров, становится ясно, насколько эта программа несерьезна. Это тем более обидно потому, что при условии государственной поддержки освоение северных склонов хребта Аибга в его центральной части, рядом с территорией «Альпики-Сервис», могло бы обеспечить практическое проведение горнолыжных видов зимней Олимпиады на базе имеющейся в поселке Красная Поляна инфраструктуры.

После визита Владимира Путина в Красную Поляну последнее утверждение можно считать непреложным фактом. Однако в настоящее время растут и множатся проекты превращения Красной Поляны в крупнейший горно-климатический курорт России без акцента на использование уникальных горнолыжных ресурсов этого района. У российских олигархов и политических деятелей стало модным возводить свои особняки на престижной территории Красной Поляны. Существует реальная опасность нерационального освоения горных склонов, мало пригодных для массового катания, но зато примыкающих к земельным наделам нуворишей. К таким проектам можно отнести комплекс канатных дорог на плато Псехако (в диапазоне высот от 500 до 1500 м над уровнем моря) на бесснежных южных склонах Главного Кавказского хребта. Горнолыжные ресурсы вышележащих склонов над плато достаточно велики, но расположение в зоне Кавказского заповедника делает их освоение весьма проблематичным.

Недостаточно продуманным представляется и проект освоения юго-западной части хребта Аибга от въезда в поселок Красная Поляна (высота 400 м) до снежных цирков у вершины Черная Пирамида (2375 м). Это связано с отсутствием снега на нижней половине склона и сложностью эксплуатации канатных дорог в верхней наветренной альпийской зоне при частых порывах ветра свыше 15 м/с.

Следует отметить, что часто упоминаемое как альтернатива Красной Поляне плато Лагонаки практически не изучено с позиции ветровых переносов снега и рационального размещения сооружений жилого комплекса и канатных дорог. А между тем, плато Лагонаки и есть тот самый пограничный район, где из-за столкновения холодных северных ветров с потоками теплого черноморского воздуха и зарождается знаменитая новороссийская бора. При отсутствии пригодной для автотранспорта дороги добраться до плато можно только на вертолете, но нестабильная погодная ситуация делает такие полеты крайне опасными. Пример тому — катастрофа вертолета около горы Фишт минувшей осенью. И это далеко не первая жертва: в районе плато Лагонаки неоднократно бесследно исчезали целые группы туристов. Так что и этот проект представляется трудновыполнимым.

Таким образом, остается констатировать, что наиболее актуальным планом освоения кавказских гор в районе Сочи является тот, что хотя и медленно, но успешно реализуется «Альпикой-Сервис». Но до превращения Красной Поляны в процветающий горнолыжный курорт еще ой как далеко…

Курорты молодости нашей…

Десятилетнее затишье на наших традиционных кавказских горнолыжных курортах подошло к концу. Московские и питерские горнолыжники среднего достатка возвращаются в Терскол и Домбай, где с удовольствием встречают сносные цены, гораздо более широкий выбор жилья и услуг, а также возможность окунуться в романтические воспоминания своей молодости и… постоять в очередях советского образца.

В нынешнем году местные руководители, вдохновленные программой «Юг России», предполагающей небольшие государственные инвестиции для возрождения туристских центров Северного Кавказа, начали строить современные канатные дороги. Так, например, в Приэльбрусье в 2003 году было намечено построить две гондольные канатные дороги с восьмиместными кабинами, наш журнал уже писал об этом проекте. Фундаменты линейных опор построены, и установленные на них металлоконструкции в гордом одиночестве возвышаются над снежной трассой от станции «Азау» до станции «Старый Кругозор». По причине недофинансирования поставка оборудования из Франции практически сорвана и первая попытка «одним махом» решить проблемы Эльбруса потерпела неудачу. Это тем более обидно, что для модернизации существующей сети канатных дорог и для создания настоящих горнолыжных трасс нужны суммы гораздо меньшие, чем на осуществление «громкого» проекта.

С похожими проблемами в самое ближайшее время столкнется и Домбай, где до сегодняшнего дня нет возможности спуститься к жилому комплексу на лыжах из-за отсутствия нормально оборудованной трассы, а канатные дороги находятся в аварийном состоянии. Здесь предполагается строительство двух мощнейших гондольных дорог на хребет Муса-Ачитара, которые по пропускной способности полностью заменят десять уже имеющихся. Однако новые дороги не обеспечат оптимальной загрузки горнолыжных склонов из-за отсутствия увязки с лыжными трассами. Туристы получат возможность любоваться видами Большого Кавказа, но… не кататься по ним на лыжах. Следует учесть, что склоны Муса-Ачитара не могут вместить более 2 тыс. лыжников одновременно, и этот потолок практически достигнут. Побочным эффектом непродуманного строительства может оказаться усиление социальной напряженности в поселке Домбай, так как основным источником доходов местного населения является обслуживание канатных дорог и лыжных трасс, а в итоге большинство людей может просто остаться без работы.

На примере наших кавказских курортов хорошо видно, что какими привлекательными не казались бы варианты развития существующей структуры, их осуществлению должна предшествовать детальная проработка проекта «хирургического вмешательства» с учетом всех особенностей конкретного региона.

Как это ни грустно сознавать, но общим недостатком вышеперечисленных горнолыжных комплексов является… наличие старой системы канатных дорог, под которую вынуждена подлаживаться любая схема строительства. Избежать этой проблемы может только горнолыжный комплекс, создаваемый практически с нуля.

Например, расположенный на западе Карачаево-Черкесии поселок Архыз способен принять на склонах хребта Абишира-Ахуба десятки тысяч горнолыжников. И, в отличие от Домбая или Приэльбрусья, освоение Архыза можно начинать именно со строительства гондольной дороги максимальной производительности. Но для этого нужны средства.
И немалые.

Юлия Ермакова 2003

Особенности горнолыжного бизнеса…

Теги: , , ,


…национального Олигарха

…И наступит день, и посмотрит на свои богатства господин Олигарх и вложит их не в нефтедобычу, а в какой-нибудь отечественный горнолыжный курорт, и заживем мы с вами припеваючи…

Постоянно мы читаем в самых разных источниках (и наш журнал — не исключение) глубокие мысли, содержание которых можно выразить приведенной выше фразой. Но почему-то ничего не происходит. То есть то в одном, то в другом конце нашей великой, могучей и необъятной проистекает некое шевеление, но какое-то мелкое, местечкового характера. Ни на Три Долины, ни хотя бы на Сольдэу не похожее. Хотя гор у нас хватает, один Кавказ чего стоит. Почему же некий Олигарх покупает «Челси», пытается обзавестись недвижимостью в Куршевеле, но не вкладывает деньги в отечественный курорт? Сложный вопрос. Но кое-какие мысли на этот счет в голове бродят. Причем в моей дилетантской голове эти мысли бродят в основном в определенной плоскости.

Надо сказать, что прежде всего на ум приходит диалог из любимого медицинского анекдота: «- Доктор, я жить буду? — А смысл?» То есть в чем смысл строительства курорта здесь, если любимое место тусовок национальных Олигархов — Куршевель? Причем прямо сейчас, и не надо ничего строить — достаточно купить (если удастся) а если не удастся — просто арендовать пару-тройку отелей или шале со всеми потрохами в виде парковок, саун, бассейнов, каминных залов, гаражей, бильярдных, гимнастических залов, вертолетных площадок и прочего, посадить человек 200 своих друзей, их жен и детей в частные самолеты и отдохнуть как следует вдали от завидущих глаз и их владельцев на поношенных лыжах? А надоест в Куршевеле — что, на расстоянии пары — тройки часов лету от столичного аэропорта и пары — тройки часов езды на машине мало комфортабельных курортов?

Ну ладно, убедили. Давайте условимся, что вложение денег неким Олигархом в отечественный курорт носит чисто деловой характер.

В случае делового подхода, скажете вы, основной смысл ожидания окончания строительства некоего гипотетического курорта — в прибыли от его эксплуатации. Да что вы говорите? Не смешите. Ну накопил (наворовал, заработал, намыл, напечатал — нужное подчеркнуть) какой-нибудь Олигарх денег. На нефти, газе, строительстве или еще чем-то. И что, теперь он, по-вашему, должен взять и эти деньги плюс банковский кредит вбухать в какой-то курорт, отдача от которого пойдет лет через 5 — 10? И все эти годы платить безумные налоги? И взятки? И проценты по кредитам? И за ремонт этого всего, которое к концу периода окупаемости уже потребует ремонта? У вас как — с головой все в порядке? Вы всерьез считаете, что добыча нефти (газа, леса, …, изготовление мебели) — менее прибыльное дело, чем строительство и эксплуатация в течение трех месяцев в году десятка многомиллионодолларовых подъемников? Это в альпийских странах тебя на время строительства могут от налогов освободить. Еще и кредит под строительство курорта мало того, что дадут на сильно льготных условиях, но вдобавок — если ты раньше срока ввел в эксплуатацию этот самый курорт — и долг простят. Ведь курорт-то строится отнюдь не в центре промышленно развитого региона, а в самой что ни на есть отдаленной долине не самого ближнего региона, в отношении промышленного развития совершенно бесперспективного — разве что коровок пасти на склонах да травку косить… Ни дорог человеческих, ни электросетей нормальных, ни промышленности, ни — естественно — адекватного количества рабочих мест… Другими словами, этим самым строительством развивается целый регион, причем данный регион совершает такой скачок, что мало не покажется. Вдобавок государство и банки от эксплуатации комплекса (транспортная сеть, энергетика, система снабжения, магазины, рестораны, туризм…) таку-ую прибыль имеют, что проценты по кредиту — просто копейки на этом фоне. А в нашей стране нет такого закона, благодаря которому строительство курорта было бы выгоднее, чем (см. список выше)
Похоже, что у нас в стране, пока соответствующего законодательства не будет, лучше будет, как сделал еще один Олигарх, купить «себе любимому» кусочек землицы в отличнейшем уголочке Красной Поляны. Построить там дачку личную стоимостью в миллиончик зелененьких, и просто подождать, пока рядышком государство свеженькую трассу горнолыжную проложит и прочие составляющие современного курорта соорудит, а уже тогда «…собирайтесь-ка, гости МОИ, на МОЕ угощенье…» А пока — как говаривал толстый кот в одном мультфильме «…нас и здесь (читай — в Куршевеле) неплохо кормят…»

Вот допустим, я — Олигарх. И задумался я над строительством курорта. С чего начать? Ясен пень — с выбора места и оформления документов на кусочек земли. Но ведь до сих пор нет гарантий, что завтра государство не изменит законодательство таким образом, что земля, за которую я заплатил совершенно несуразные деньги, «вдруг» станет не моей, Олигарха, собственностью, а вместе с землей кто-то благополучно, с урчаньем и чавканьем сожрет и все, что я успею к тому моменту построить: подъемники, гостиницы, дороги… Или просто почему-либо не понравится моя фамилия или название курорта… Ну мало ли поводов, чтобы фамилия не понравилась — в Думу захочу или еще того хуже. Это по поводу личной дачки в Красной Поляне можно будет с чиновниками пободаться, дачка — это мелочь. А вот раскрученый бизнес на цельном курорте с оборотом в миллионы долларов в сезон — лакомый кусочек. Фамилию Ходорковский еще не успели забыть? Или, к примеру, ТВ6? Да и не только о земле речь: мало ли способов «на законных основаниях» придушить мозолящий глаза бизнес? Прихватизирует кто-то из чиновников, к примеру,  кабель, дающий электричество подъемникам и системам оснежения, грилям и плитам в ресторанах, свету и отоплению в гостиницах, системам водоснабжения и канализации — и нет курорта. А почему? Потому, что данный курорт не защищен специальными постановлениями и законами, и за его умерщвление ни одна собака отвечать не будет. То есть кто-нибудь ответит, конечно, но мне, как владельцу, с точки зрения ведения бизнеса будет уже все равно.
Вдобавок, с моей, Олигарха, «кочки зрения», совершенно лишним будет в дальнейшем платить дикие взятки чиновникам на каждом этапе согласования проекта и строительства. Как так «не платить?» Поскольку нет некоего свода законов и подзаконных актов, регламентирующих весь процесс землеотвода, финансирования, строительства и эксплуатации курорта, то каждое решение — а-атличный способ кому-то нажиться. Олигарх еще на этапе размышления о том, а надо ли ему это, будет атакован местной администрацией, которая намекнет, что ее, в лице некоего господина, нужно-бы вписать в список тех, кто будет получать прибыль от того комплекса, над строительством которого вы, уважаемый, задумались. То есть ты еще даже деньги не начал вкладывать, строить ничего не начал, а делиться прибылями уже должен начать. А дальше еще хуже. Способов — в том числе, и со стороны государства — море. Начиная с таможенных пошлин. У нас в стране подъемники нужного класса, к примеру, просто не производятся. Значит, их нужно ввозить из Европы. А ставка таможенной пошлины на отдельные изделия, входящие в состав комплекса оборудования подъемника, достигает 30% — мало не покажется. То есть, в случае крупного комплекса, там можно будет поставить не 30 подъемников, а, скажем, 25. Соответственно, туристов сможет меньше приехать, и прибыль тоже будет меньше. Это все ради того, чтобы государство, вместо того, чтобы радостно повизгивая, подхватить Олигарха под белы руки — мол, «…за здоровье нации господин радеет, да еще в промышленных масштабах, да и прибыль будет немереная» — еще задолго до начала эксплуатации комплекса денежки, причем немалые, себе уже отгрызло. Или даже — как водится в нашем государстве — не себе, а своим служащим в их бездонные карманы. Не дожидаясь окончания строительства — да и зачем, собственно, ждать? Это при нормальном отношении Олигарх сможет побольше вложить в проект, чтобы его сделать помасштабнее, а уже потом благодарить государство, выплачивая в виде налогов все эти денежки, причем в увеличенном размере. Ведь вложил-то он больше, а значит — смог построить больше, и прибыль, соответственно, будет больше. Но поскольку нет соответствующего законодательства, а деньги проходят большие, то (с государственной точки зрения) лучше и сейчас откусить, и потом отгрызать постоянно. «Потом» — это не только в виде налогов, но и в виде самых разнообразнейших поборов. Например, такая вот мелочь: нужно будет ежегодно освидетельствовать те самые пресловутые подъемники. Кто это будет делать? Некая организация, в которой работают люди, ничего в этих устройствах не понимающие, но умеющие взимать хор-р-рошую плату за свою закорючку и печать под визой «разрешается…»? Значит, ежегодно владелец будет не только в очередной раз объяснять, «зачем тут вот эта штуковина прихреначена», но и денежки платить. Причем даже не взятку, а официально установленную денежку. А оно ему надо?

Едем дальше. Во всех областях бизнеса тот, кто покупает больше, платит по сниженной ставке — ведь он и так много платит. Но если мне, Олигарху, требуется совершенно «лошадиная» порция электроэнергии для того, чтобы крутились подъемники и освещались склоны, родимое РАО ЕЭС и не подумает снизить тарифы. Напротив, еще и поднять их постарается: ток текеть? Текеть. Значить, и провода изнашиваются. Стало быть, деньги давай на ремонт проводов. И побольше! Это в США или традиционных европейских странах ты, если много электричества кушаешь, платишь по сниженному тарифу: ты же его не в воздух, а на туристов расходуешь, а значит — оборот возрастает, прибыль и налоги тоже ни разу не снижаются. Но тут вам не там, так что «…гоните ваши денежки, иначе быть беде…». Закон на стороне монополиста-продавца электричества. А гэ-лыжникам и эс-бордерам потом остается только удивляться, что на немногочисленных имеющихся в родном отечестве цивилизованных и не очень местах катания ежегодно растет стоимость пропусков, даже если число подъемников на курорте не увеличивается.

Вообще законодательство — вопрос особый. Его нет. Нет законодательства, регламентирующего взаимоотношения какого-либо Олигарха (потенциального владельца курорта), государства (владельца земли), милиции, … , еще тьмы организаций, желающих присосаться, как рыбы прилипалы, к грандиозной кормушке эксплуатации комплекса. Что значит: нет законодательства? Очень просто: нет, и все тут. Вот что такое, к примеру, трасса с точки зрения строителя. Дорога? Нет. Лестница? Нет. Тогда что? Каток? Трамплин? И согласно каким нормативным актам ее необходимо строить? Почему нужно профилировать так, а не эдак, устраивать дорогостоящую дренажную систему, сажать определенные сорта травы? Кто это определяет? А система искусственного оснежения — это что: водопровод, канализация, холодильная установка, каток? И таких вопросов, находящихся «между» законами и актами, бездна. Даже не нужно углубляться в дебри. Начнем с простого: взаимоотношений ваших, как клиента, и Олигарха, как владельца курорта, на который вы приехали для того, чтобы (с его точки зрения) расстаться с максимальным количеством денег. Попробуйте ответить на простой вопрос: кто виноват, если вы, не дай Бог, сломали ногу или еще того хуже — врезали дуба в результате несчастного случая на склоне? Например, практически на каждом из курортов имели место случаи со смертельным исходом. Не ответил никто, все дела были спущены «на тормозах». Почему? Все потому же: нет закона о горах, а обычное законодательство применить довольно сложно. Соответственно, кто ответит, если опасное место не было огорожено? А если оно было огорожено, но вы обошли эту загородку? Или ее не заметили? Да и вообще — что такое «опасное место»? С точки зрения пешехода — это одно, а с точки зрения его же, но летящего со скоростью в 60 км в час — уже другое. Первому землица под ногами — в самый раз, для второго земляное пятно на склоне смерти подобно. А ведь следователи наши, случись что, будут пешком по этому склону ходить, и они ни капли не обязаны в горных лыжах разбираться. А если было плохое освещение? Лед на склоне? Земля? Ребенок на санках или пьяный на полиэтиленовом пакете? Вы вообще понимаете, за что отдаете свои кровные, заработанные трудом, деньги? За подъем вас вверх по склону или за комплекс услуг? Не задумывались? И правильно: голова болеть не будет. Пока не приложишься ею покрепче о тот самый склон из-за отсутствия того самого комплекса.

И еще об одной головной боли, но не вашей, а Олигарха, как владельца комплекса: о том, кто должен реагировать «в случае наступления несчастного случая» на склоне, о спасательной службе. К примеру, если вы упали и (не дай Бог) сломали косточку, кто вас должен квалифицированно, чтобы не причинить дополнительных повреждений, вывезти со склона? А оказать первую помощь в ожидании супер-скорой помощи, ползущей по заметенным дорогам из ближайшего города в течение (хорошо, если) часа? Плохо стоящий на лыжах сотрудник канатной дороги, который за ваше здоровье и сохранность вашего организма в процессе транспортировки никакой ответственности не несет? А если вас сбил неуправляемый лом, напавший сверху, и со словами «ездиют тут кАзлы всякие» уехал искать следующую мишень, к кому обратиться за защитой? По идее — к спасателям. А если на этом курорте их нет? Ведь в России нет закона, обязывающего владельца иметь на своем курорте какую-то спасательную службу. Да и сама необходимость существования этой самой специальной горнолыжной спасательной службы в нашей стране пока никак и никем не регламентирована. Это притом, что в странах с развитой культурой горнолыжного отдыха невозможно открыть курорт без организованной спасательной службы: за подобную выходку Олигарха, владеющего курортом, могут и в тюрьму посадить. А у нас? Некого спасать, что ли?

Опять вопрос: за что платим? За подъем вверх по склону или за комплекс услуг, включающий в себя, в том числе, обеспечение безопасности и экстренную помощь? Но ведь законодательства нет, а значит, никто не обязан тратить деньги на содержание спасательной службы, которая следит за безопасностью на склоне и порядком в очереди. Следит за тем, чтобы пьяных не было, и чтобы никто поперек склона не сидел, и чтобы упавший не лежал полчаса, пока на него кто-нибудь из заплативших свои деньги отдыхающих не обратил внимания из простого участия…

В отношении медицинской помощи вопрос особый. Мне, Олигарху, не совсем понятно, почему я должен платить за организацию медпункта и медицинскую помощь из своего кармана, а не переложить бремя этих расходов на какую-нибудь страховую компанию. Все, кто хоть раз выезжал на какой-нибудь из Европейских курортов знает, что медицинская страховка там, во-первых, обязательна, во-вторых, стоит не слишком дорого, а в-третьих, если она есть, ты и помощью обеспечен, и платить за нее будет именно застраховавшая тебя компания. Наши же страховые компании пока что издалека наблюдают за горнолыжными курортами, облизываясь и глотая сладкие слюни: нет законодательства, которое во-первых, обязало бы всех, выходящих на склон, страховаться, а во-вторых, возложило бы головную боль по организации и оплате транспортировки со склона (вплоть до вертолета), медицинской помощи в местном травматологическом пункте, транспортировки на комфортабельной машине в больницу по месту жительства и лечения там не на пострадавшего или его приятелей-родственников, а на страховую компанию. А ведь статистика медпункта только одного из подмосковных курортов показывает, что за выходные за помощью обращается до 30 пострадавших, и некоторые — с переломами. Почему же я, Олигарх, должен кого-то незнакомого за свои деньги в тепло отволочь и обезболивающее вколоть — где это написано? Покажите-ка документик. Нету? Значит, никто из персонала курорта не обязан поломанному помогать, а следовательно — звони, милый, 03 со своего мобильника и лежи в ожидании врачей в сугробе. Как вам такая перспектива? Не нравится? Но не забывайте: мы с вами оплатили только подъем вверх по склону, по поводу остального — в том числе и организации квалифицированной транспортировки, медицинской помощи, медицинского пункта — разговор не идет. Причина та же: нет регламентирующих это документов.

Едем дальше. Возьмем другую малоприятную ситуацию: к вашей машине, спокойно спящей у подъезда, подходит некая личность и, неловко повернувшись, разбивает стекло локтем, чемоданом или зонтиком. Казалось бы, очевидная вещь: вы можете элементарно привлечь эту личность, в случае ее идентификации, к суду за нанесение вам материального ущерба. А вот в случае нападения вышеописанного летающего лома, который может лишить вас трудоспособности, сломав ваше личное ребро или попортить лыжи (стоимостью не меньше автомобильного стекла), куда обращаться? А ведь если будут повреждены лыжи из проката, то оплачивать их крушение предложат вам. Пойдете в милицию и скажете, что есть правила, по которым верхний виноват, и вы хотели бы его привлечь к ответственности за нанесение вам телесных повреждений и (или) материального ущерба? Над вами просто посмеются. Это «у них» эти правила выстраданы, выношены десятилетиями и тысячами случаев на склонах и принимаются к рассмотрению юристами. Кто вам сказал, что у нас в стране эти правила имеют хоть какой-то вес в случае судебного разбирательства? Ни-ка-ко-го. Одна особа с юридическим образованием (причем, заметим в скобках — обладатель удостоверения инструктора) горячо утверждала, что если, к примеру, сбивший вас коллега по увлечению порвал вам комбинезончик стоимостью в штучку долларов, можете этот комбинезончик засунуть в известное отверстие и забыть о компенсации: в милиции, куда вы обратитесь, вас пошлют. Причем пошлют отнюдь не в суд, а вслед за комбинезоном. А попробуйте-ка порвать кому-нибудь костюм на склонах Альп. Так, в порядке эксперимента: что будет? Скажу: будет отлов вас при помощи патрульных и дальнейшей выплатой вами не только стоимости комбинезона, но и материального ущерба. Откажетесь платить? Ну-ну. Поэкспериментируйте — только потом не жалуйтесь. Там вам не тут, там законы писаны.
Да что там несчастные случаи, нанесение ущерба или спасательная служба — с ее услугами мы, тьфу-тьфу-тьфу, постараемся не знакомиться. Но учиться-то кататься надо? Или, по крайней мере, сдать ребенка на пару часов и таким образом освободить себя для собственного катания. То есть, нужен инструктор. У нас в стране несколько организаций, которые занимаются подготовкой инструкторов. И ни одной, которая бы имела право проконтролировать полномочия этих организаций, процесс обучения, качество работы обученных инструкторов, их квалификацию, да что там говорить: хотя бы списочный состав тех, кто «бомбит» на склонах, помахивая некими сомнительными удостоверениями на веревочке. Перевожу на понятный язык: никому не возбраняется выписать себе удостоверение, поставить на него печать ООО «ААА» и благополучно обучать нас с вами, куда какую лыжу в тот или иной момент направлять. И брать за это ба-а-альшие денюжки. Соответственно, владелец курорта или гостиницы в настоящий момент имеет полное право принять на работу любого человека (к примеру, родственника), который принесет ему любую бумажку со словом «инструктор» и любой печатью. И за это ни при каких обстоятельствах никакой ответственности не понесет. Нет грозного документа с кучей параграфов и перечислением организаций, имеющих право или определяющих надлежащее качество… Обратите внимание: ни один инструктор — даже «бомбила», которого можно встретить чуть ли не на любом бугорке, не станет учить клиентов прыгать. Знаете, почему? Потому, что если ученик в процессе обучения, за которое заплатил денег, не дай Бог, сломает что-нибудь, то инструктор, как руководитель процесса ломки костей, может быть (с трудом, но может) привлечен за это к ответственности. А он, естественно, этого не хочет. А вот ответственности за качество услуг по обучению катанию никто не несет: раз нет документа, который бы определял, какую кару понесет инструктор-неумеха, вас могут за ваши деньги даже научить кататься ракообразно, пользуясь вашей неосведомленностью и своей безнаказанностью. Выход? Организация на каждом курорте школ, которые и ответственность будут нести, и за качеством процесса следить, и за своих инструкторов отвечать, и налоги в государеву казну платить, и на которые, как на «юрлицо» можно в случае чего будет и в суд подать.

Кто же за всем вышеописанным должен следить? Государство отпадает: у него своих дел — выше крыши. Мы с вами? Как минимум — снова пошлют вслед за комбинезоном. Значит, нужна некая организация, которая бы осуществляла контроль за состоянием дел на каждом курорте, определяла бы минимально необходимый набор услуг (склоны-подъемники-туалеты-кафе-закусочные-прокат-школа-детский садик-медпункт-спасатели-лавинная служба-парковка-…), их соответствие оговоренных в нормативных документах стандартам и возможность работы курорта, говоря формальным языком — осуществляла бы лицензирование деятельности горнолыжных курортов. Но нет в России такой организации, а при существующем положении дел (полнейшем беззаконии во всей сфере горнолыжного отдыха и отсутствии регламентирующих документов и мер воздействия на тех, кто не соответствует требованиям этих самых документов) ее создание на практике ознаменует собой появление еще одной «надзирающей» своры мало что понимающих чиновников, которые будут собирать взятки с владельцев курортов за свою подпись под визой «разрешаю» и не нести ни за что ни малейшей ответственности.

До тех пор, пока у нас в стране не будет разработан и принят специальный пакет документов под общим названием «Закон о горах», мы с вами будем платить деньги только… за подъем вверх по склону. Не за катание на комфортном оборудованном склоне и обеспечение безопасности во время отдыха, не за своевременную медицинскую помощь, не за гарантированное качество обучения, не за все те компоненты, которые включены в понятие «горнолыжный курорт» в Альпах. И будут смертельные случаи из-за падения на обледеневшей не посыпанной песком лестнице и неоказания квалифицированной помощи. И опытные катальщики, отправляясь на Кавказ, будут возить в рюкзаке веревку, чтобы своими силами избежать многочасового висения на пронизывающем ветру в кресле обесточенной канатки из-за отсутствия резервного генератора. И неизбежна транспортировка пострадавшего в спасательных санях не умеющими толком спуститься на лыжах «канатчиками», а не спасателями. И не исчезнут клиенты у инструкторов, которые сами умеют кататься только на «классических» лыжах в задней стойке. Много чего будет. А вот Олигархов, которые вместо Куршевеля будут обустраивать Россию, постоянно будет не хватать: время «рискованных вложений капитала» в нашей стране прошло и деньги ищут надежные, защищенные законодательством, пристанища.

Словом «олигарх» во Франции, кстати, называется объединение нескольких коммунн с целью создания мощной компании, которая и будет строить и эксплуатировать комплекс. Так что, как говорится, любые совпадения случайны, а персонажи, конечно же, вымышлены. А вот ситуация как нельзя более реальна.

Георгий Дубенецкий 2003