Архив по тематике | "покупка снаряжения"

Гадание по прайс-листам

Теги: , , , ,


Euro

Euro

Исходные данные: кризис, так его разэдак.

Вопрос: что будет с горнолыжным снаряжением осенью?
Варианты ответов:

а) все и всё будут распродавать по бросовым ценам чтобы вернуть хоть что-то, спекулянты вымрут, останутся сплошь порядочные продавцы, не наживающиеся на несчастных горнолыжниках;

б) цены взлетят до небес, снаряжение будет;

в) никто ничего не привезет. Все будут распродавать остатки, а цены останутся на прежнем уровне.

Давайте сначала условимся о том, что все дальнейшие измышления будут основаны на том постулате, что курс Евро и доллара к рублю останется примерно таким же – типа 46 и 36, соответственно. Потому как если доллар внезапно рухнет разиков в 6 или 10, или в США начнут менять деньги, объявив дефолт, уже никто и ничего не предскажет. А ведь такой вариант тоже вероятен.

За все последние годы цены на снаряжение в Евро потихоньку ползли вверх или, как минимум, оставались на том же уровне. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно сравнить цены на одну и ту же модель лыж за последние пару-тройку лет. И никакие падения цены на нефть (и, соответственно, ГСМ) влияния на эту самую цену не оказывали. С другой стороны, нефть нефтью, но зимы стали короче, объемы продаж снаряжения во всем мире падают, а накладные расходы производителя складываются из разных составляющих, некоторые из которых совсем даже не снижаются. В подробности вдаваться не будем. Но одновременно со снижениями объемов производства и сохранением стабильного качества продукции цены в Евро на снаряжение более или менее стабильны. Несправедливо? Конечно. Но с этим мы, покупатели, ничего поделать не можем.

Как некоторым из нас известно, курс Евро в сентябре 2008 года составлял 36 рублей, сейчас он составляет примерно 46. Разница в курсах – чуть ли не 30%. В начале этих измышлений мы ведь условились, что курс Евро до осени не изменится. Если считать «в лоб», то снаряжение должно подорожать на те же 30%.

Попробуем сойти со своего места – покупателя, которому нужно «получше и подешевле», и посмотреть на ситуацию с позиции продавца горнолыжного снаряжения.

Продавцу (магазину) нужно продать товар и на вырученные деньги опять его купить для последующей перепродажи, а по пути, естественно, нужно еще и затраты окупить (з/п продавцов, аренда, налоги), ну и прибыль какая-никакая нужна. Конечно, продавая более дорогое снаряжение, можно немножко процент прибыли уменьшить, умерить, тэскэзэть, свои аппетиты. Но ненамного. А то можно ведь к концу сезона и обнаружить, что вместо прибыли – одни убытки. Значит, ожидать, что ценники на новое снаряжение в магазинах вырастут меньше, чем на 15-20%, маловероятно (а на самые дешевые модели могут теоретически вырасти и на все 30%).

Что будет с объемами поставок снаряжения: они-то сохранятся? Не похоже. Посудите сами: в регионах громадные нераспроданные остатки, часть магазинов отказалась от своих заказов. А ведь заказанное снаряжение-то уже на складах дистрибьюторов в России, его никто из производителей назад не примет. Значит, оно будет поступать в магазины. Значит, магазины скорее возьмут модели «новые-неновые, прошлого сезона», но по вкусным ценам, чем закажут новьё по гораздо менее вкусным рублевым ценам. Ведь вероятность того, что массовый покупатель клюнет на ценник с красной надписью «-30%» намного выше, чем та, что он схватит новенькую модель с ценником, чуть не вдвое превосходящим результирующую цифру. Почему вдвое? Ну а как-же: старая модель со скидкой на треть, новая – с возросшей на 15-20% ценой… А модели-то одинаковые!

Одинаковые, можете мне поверить. Не все, конечно, но по крайней мере, довольно многие. Ведь в этом сезоне многие производители не стали сильно развивать свои коллекции, основная часть просто сменила дизайн, а модели-то остались теми же! И вы меня будете убеждать, что, к примеру, лыжи бренда JJJ модели XX с системой Y сезона 2008-2009, чья цена со скидкой в 30% составит около 18 тысяч рублей, и та же модель нового сезона, которую мы, вероятно, увидим в магазине на соседнем стенде за (к примеру) 33 тысячи рублей, будут покупаться с одинаковой страстью? А можно я не поверю?

Но это рассуждения слегка наивные. Посмотрим повнимательнее, что будет с ценами на остатки. Ну, включим логику: если у меня есть, скажем, один кирпич, купленный в те времена, когда он стоил 1 рупь штука, а продавать я его собрался, когда все кирпичи вокруг уже стоят по червонцу, то по какой цене мне его будет выгодно продать? Думаю, если я его буду продавать за рупь, то продам его быстро, алчный покупатель рассыплется в благодарностях, но подумает, что или кирпич краденый, или продавец идиот. Нет?

Конечно, функциональные особенности нового кирпича не сильно отличаются от выпущенного год назад. Но если «не видно разницы, то зачем платить больше?» А значит, если на одном стенде будет уже названная модель за 33 тысячи, то мне кажется наиболее вероятным сценарий, при котором рядышком будет стоять та же модель прошлого года, с ценником, украшенным красной надписью «скидка 30%», по цене около 23 тысячи рублей. Чтобы умерить праведный пыл волнующегося покупателя, который, к несчастью, еще помнит цену в 27 тысяч в прошлом сезоне, да еще и арифметику в школе не прогуливал, достаточно заказать буквально по одной паре моделей нового сезона, поставить их рядом со старыми, и торговать прошлогодними коллекциями с красивыми ярлыками. Новинки мало кто купит, а вот «новые-неновые, прошлого сезона, да еще и со скидкой!» — могут. Больше похоже на правду? То-то же!

Короче: уже известно, что новые партии товара будут получены от дистрибьютора по выросшим рублевым ценам, а значит, имеющийся на витринах товар могут переоценивать, даже если он был закуплен по старым ценам. Значит, к лету-осени цены на нераспроданные лыжи этого сезона вполне могут подняться. Особенно малозаметно это пройдет, если на лето лыжи продавцы уберут, а осенью выставят снова… Опять несправедливо? Конечно. И снова мы, покупатели, с этим ничего поделать не можем.

Между прочим, некоторые магазины живут на кредиты. Процент по кредиту вырос, а в нынешней экономической ситуации нужно хорошенько подумать, кто у тебя будет покупать эти самые супер-новые лыжи по выросшим ценам: уволенный средний класс или те работающие граждане, которым срезали премию и сократили зарплату. И призадуматься: а нафига и для кого, собственно, закупать новые модели, рискуя деньгами, если и старые пока не проданы, и 37% работоспособного населения в отпуске без сохранения или просто сокращены. Как в одном из немаленьких городов нашей великой и необъятной…

Да и вообще, ежели доходы семьи сократились, на чем люди будут экономить? Масло подешевле, сладкого поменьше, а лыжи подороже? Сомнения гложут меня на этот счет. Свежий пример: звонит товарищ и говорит: «Слушай, что происходит? Дистрибьютор позволяет теперь заказывать хоть 1 пару лыж, а ведь прошлом году минимальный объем заказа был в несколько сот тысяч рублей? А спортцех народ вообще не стал заказывать, просто никто из знакомых!!!» Так что и владельцев магазинов, думаю, тоже сомнения обуревают на тему: «а будут ли кому-нибудь вообще лыжи по осени нужны, или все после уборки картофеля на законных 6 сотках в леса подадутся, силки на лосей мостырить и волчьи капканы на хомячков ставить?».

Так что ни один из трех вариантов ответов, приведенный в самом начале этих измышлений, не годится. А что же будет? Да черт его знает. Но, похоже, что лыжи дешеветь будут только в тех случаях, когда конкретный магазин или фирма будут накрываться медным тазом (банкротиться) и, соответственно, будут распродавать остатки товаров. При этом достанется распродаваемое не покупателям, а конкурентам этого магазина, которые все «вкусненькое» сцапают оптом. Если, конечно, они сами к тому моменту уцелеют.

Объем завозимого снаряжения ведущих брендов упадет, и хорошо если вдвое. Не самые распространенные бренды могут и вовсе завезти по несколько десятков пар, чтобы только обозначить свое присутствие на рынке. И продать потом завезенное по друзьям-приятелям, да через пару своих «придворных» магазинов, сохранив хорошую мину при плохой игре.

Цены на новые коллекции вырастут, но поменьше, чем вырос курс Евро/рубль. Остатки все бренды будут распродавать, но цены в магазинах на модели этого сезона могут подрасти.

Часть магазинов может и разориться, причем еще летом, не дожидаясь прихода осени. Как сказал знакомый сотрудник торговой сети одного из регионов России: «если за лето не подохнем, то зиму, скорее всего, переживем!». А те, кто останутся, и через год-другой не смогут ценник понизить — покупают то они за валюту, пусть это и называется «за рубли по курсу». В общем, для продавцов тяжёлые времена настают.

Наплевать на них? Это да. Пусть себе вымирают, как мамонты в неподходящих условиях. Но только ведь тогда единственный оставшийся в городе монополист такие цены на прошлогодние модели установит, что опять начнем из Москвы, как в былые времена, снарягу на заказ возить. Сомневаетесь? А зря. Даже сейчас таких примеров в небольших городах сколько угодно. А ведь еще, вроде, и не дно.

Мрачно? Конечно. В качестве «луча света» могу сообщить, что, несмотря на экономическую ситуацию, на протяжении всей этой зимы один из ведущих магазинов Москвы торговал безо всяких скидок, и весьма успешно: похоже, что серьезные горнолыжники решили не дожидаться повышения цен, и закупались снаряжением текущего сезона, выбирая именно те модели, которые планировалось купить. Понимают люди, что осенью может уже быть и не до новых лыж.

Конечно, и в Москве тоже люди живут, и подавляющее большинство из них через полгодика предпочтут прошлогодний кирпич, да и модельки этого самого кирпича будут выбирать попроще. Но если вы, несмотря ни на что, не выбрасываете из головы мысль о покупке нового снаряжения, имеет смысл сделать это до поступления в магазины основной массы снаряжения следующего сезона: есть шанс успеть. Если взвесить все «за» и «против», то возможно, это будет не самым идиотским поступком в жизни. Ведь мы же все равно будем кататься, даже если снова придется учиться пользоваться бугелем с крючком, ездить на Кавказ или в Кировск в плацкартном вагоне или ходить пешком вверх по склону, находящемуся неподалеку от платформы «Турист»!

Измышлял в марте 2009
Георгий Дубенецкий