Архив по тематике | "патруль"

Все мы были одной крови

Теги: , , , , , ,


Странная это штука — судьба поколений, десятилетиями могут не меняться принципы и ценности, интересы и привязанности, или вдруг неожиданно развернуться на 180 градусов и поставить все с ног на голову. Когда  мы родились, страна хоронила хрущевскую оттепель, потом мы стояли в почетных караулах в школах и институтах у портретов скончавшихся генеральных секретарей,  хоронили друзей-одноклассников, погибших на странной далекой войне, в 91 году на баррикадах «Белого дома» хоронили коммунизм, а после, в 93-м, на тех же баррикадах похоронили  демократию, и в заключение умудрились проводить в последний путь даже прошлый век…

Был тогда в горах негласный закон: если случилась беда, то все, кто рядом, идут на помощь. Независимо, что у тебя этой горой должен закрываться спортивный разряд, или кончается отпуск и больше тебе в этот сезон в горы не попасть. И никому и в голову не могло прийти, что группа может оставить раненного на маршруте…

Почти все инструкторы Чегета, Эльбруса, Домбая и Цея имели альпинистскую подготовку. Штатных спасателей на курортах было немного, поэтому все спасработы им помогали проводить инструкторы.

С тех времен сменилось уже несколько поколений горнолыжного снаряжения и одежды, успели кануть в небытие стили катания. А у спасателей в снаряжении так и остались разбитые сани, помнящие строительство первой канатной дороги, да старые радиостанции.

Но все же нам повезло, неплохое было время, бодрое — те постшестидесятые годы – все хотели стать космонавтами, летчиками, ну геологами на крайний случай. Ну и, понятное дело, горы манили:  когда, поступив в институт, я увидел объявление о приеме в альпинистскую секцию, то сомнений не было.

Первое, о чем нам рассказали в альплагере: горы не прощают оплошностей, и они не могут быть добрыми или злыми. Они вечны и безразличны. А все происходящее зависит от тебя и твоих товарищей. И еще запомнившееся на всю жизнь, когда нас, новичков, еще ничего не умеющих, подняли ночью, потому что произошел несчастный случай с одной из групп. И мы несли под перевал снаряжение для спасработ. Это сейчас, через много лет и гор, я понимаю, что и без нашей помощи тогда бы спокойно справились, но тогда мы чувствовали себя незаменимыми, очень нужными. А как нас встречали по возвращении в лагерь девчонки из наших отделений. Отдаю должное мудрости наших инструкторов, некоторые из них воевали в тех горах, некоторые с нуля строили канатные дороги и приюты. А главное — мы были с ними «одной крови», невзирая на звания, разряды, профессии и возраст. Мальчишек семнадцати лет и «мальчишек» старше шестидесяти объединяла общая привязанность к горам. И уверенность, что тебе всегда придут на помощь.

В каждом альплагере была должность, на которую назначался обычно самый опытный из альпинистов, – это начальник спасательного отряда, начспас. Он отвечал за безопасность выходов в горы всех групп, а если случалось несчастье, то руководил спасработами. Его побаивались, зная, что выход в горы зависит от его решения, после проверки готовности группы, но понимали, что это необходимо. И с первого приезда в горы учили, как вести себя в аварийных ситуациях. Как оказать помощь  пострадавшему товарищу и как его доставить вниз. Чем опытнее ты становился, тем сложнее задачи ставились на тренировках.

К сожалению, были не только тренировки, и иногда с маршрута приходилось снимать разбившихся товарищей. Был тогда в горах негласный закон: если случилась беда, то все, кто рядом, спешат на помощь, независимо, что у тебя этой горой должен закрываться спортивный разряд или кончается отпуск, и больше тебе в этот сезон в горы не попасть. Жизнь товарища была превыше всего. И никому и в голову не могло прийти, что группа может оставить раненного на маршруте и, спустившись вниз, сообщить спасателям, где он лежит, переложив все заботы о нем на их плечи. Об этом мы слышали от тех, кто побывал в те времена на Западе, где во всю развивался коммерческий альпинизм, и люди, заплатив деньги за восхождение, все остальные заботы перекладывали на тех, кто им обеспечивал сервис. У нас подобного не было.

Спасательные отряды, инструктора, да и весь персонал альплагерей состоял из энтузиастов. Люди приезжали туда работать в свой отпуск, чтобы иметь возможность ходить в горы. Многие (да и я в свое время) проводили в горах почти весь год, работая в контрольно-спасательной службе или инструктором, с редкими перерывами на высотные «шабашки» дома. Нам не хватало снаряжения, поэтому умельцы многое делали сами, причем, не уступая, а иногда и обгоняя именитые фирмы. В подтверждение того качества иностранцы, приезжавшие в наши горы, с радостью менялись с нами снаряжением. Те же иностранцы, общаясь с нами, удивлялись, что люди работают на энтузиазме и любви к горам без зарплат и выходных. Рассказывали, как за их пострадавшими сразу прилетают вертолеты со спасателями, доставляя его сразу в больницу. А еще они не понимали наше возмущение тем, что они спокойно оставили своего поломанного товарища на маршруте и ушли, практически оставив его умирать. Для нас это было шоком, хотя мы и успели к нему на помощь. И я думаю, они до сих пор не поняли, почему мы так оскорбились, когда после они пытались дать нам денег за эти спасработы.

Зимой многие из нас перебирались работать инструкторами на горнолыжные базы. Это были те же альплагеря, и приезжали в них практически те же люди, что и летом. Почти все инструктора Чегета, Эльбруса, Домбая и Цея имели альпинистскую подготовку, поэтому, если на горе кто-то из отдыхающих получал травму, то рядом всегда был человек, умеющий оказать помощь. Штатных спасателей на курортах было немного, поэтому все спасработы им помогали проводить инструктора. В то время редко кто катался в одиночку. Каждая база или гостиница распределяла приехавших в группы по их уровню катания и обязательно прикрепляла к ним инструктора. Обычно эта временная встреча сближала совершенно разных людей, приехавших из разных городов в тесный коллектив. Иногда на следующий год группы подгадывали отпуска, чтобы опять встретиться в горах. Поэтому все катающиеся были на виду, и о любом происшествии сразу сообщали спасателям, а после общими с инструкторами силами транспортировали пострадавшего вниз.

В те времена считалось, что чрезвычайных ситуаций, кроме происшествий в горах, на воде и пожаров, в нашей стране быть не может, поэтому только эти службы занимались спасением. Да еще военные, из управления гражданской обороны, на случай войны, но это казалось уже нереальным. Поэтому, когда произошло страшное землетрясение в Армении в 1988 году, туда отправились добровольцы, в основном имевшие опыт альпинистских спасработ. В том же году было принято решение о создании Спасательной Службы Российского Красного Креста. В 1989 году спасатели-добровольцы Красного Креста выезжают в Таджикистан помогать пострадавшим от землетрясения. В 1990 году Восточный Казахстан, 1991 год землетрясения в Грузии и Осетии. Казалось, что система заработала, и добровольцы будут продолжать работать, убеждая начальство, добиваясь отгулов и отпусков, чтобы заниматься своим нелегким делом.

А потом была Москва августа девяносто первого года… Во время августовских событий добровольцы оказывают помощь людям у Белого дома, радиолюбители службы, развернув радиостанцию, поддерживают связь с другими городами. Потом начались военные будни: Абхазия в 1992 году, Северная и Южная Осетия в 1993, Москва в том же 1993, и Чечня с 1995 ….. Во всех этих событиях добровольцы службы оказывались там, где их помощь нужна была больше всего.

Кавказские альпбазы закрылись как нерентабельные, гостиницы и склоны пустовали — рядом шла война. Но прошло совсем немного времени и почти все вернулось на круги своя, базы, гостиницы и подъемники, поменяв хозяев, открылись вновь. Все было к вашим услугам, только не стало прежних инструкторов и спасателей-добровольцев. Всем нам предложили приезжать и селиться за деньги, понятно, что такое осилить смогли не многие.

А курорты росли, вот уже застроены все мыслимые и немыслимые места у горы, на каждом шагу шашлычные и хинкальни. Вас поселят хоть в мелкую, хоть в крупную гостиницу. Никто не запретит выйти на склон в любую погоду и в любом состоянии. Все для клиента, лишь бы платил. Только вот клиенты могли теперь выбирать, куда ехать —  на наш недорогой (относительно) «курорт» или за границу. Все познается в сравнении. Со временем и на  наших склонах появились инструктора, только это были уже не добровольцы-энтузиасты, учившие людей в свой отпуск за бесплатный подъем и проживание на базе, а «профессионалы», закончившие одну из многочисленных «школ по международной методике». За ваши деньги они берутся, причем весьма неплохо, обучить вас кататься на лыжах или сноуборде. А если денег нет, то… никто не мешает вам учиться самому. Административным решением был создан небольшой штат спасателей и … все. С тех времен сменилось уже несколько поколений горнолыжного снаряжения и одежды, успели кануть в небытие стили катания. А у спасателей в снаряжении так и были старые разбитые сани, помнящие строительство первой канатной дороги, да старые радиостанции.

Нашей командой была предпринята попытка создать добровольную систему спасателей, взяв в нее лучшее от опыта еще советской. Это было как раз в те годы, когда на Кавказе было неспокойно, и мы перебрались на север. В Хибинах группа единомышленников, помнивших еще «те» времена, создала  Горнолыжный Поисково- Спасательный Отряд. Нам очень помог комплекс, выделив домик и разрешив бесплатный подъем. С приобретением некоторого опыта, стало ясно, надо оснащаться. В тот момент многие из нас занимались бизнесом, и на их средства было закуплено снаряжение. Дальше стало ясно, что знаний не хватает и надо учиться,  все прошли курсы первой помощи. Отряд заработал в полную силу, приходили добровольцы, помощь пострадавшим оказывалась квалифицированно и быстро. На горе все время можно было видеть людей в красных куртках с крестами. Отряд стал отнимать больше времени, и некоторым пришлось «завязать» с собственным бизнесом и работой. Начальство и компаньоны никак не могли взять в толк, зачем нам это надо. Денег на развитие отряда никто, кроме нас не выделял, у комплекса были свои финансовые проблемы.

В прошлом сезоне показалось, что судьба опять улыбнулась нам, мы были приглашены на один из подмосковных элитных комплексов. Как нам казалось, это был шанс показать, как должна быть устроена настоящая горнолыжная спасательная служба. Сезон мы отработали на склоне, используя свое снаряжение и оборудование, подготовили группу добровольцев. Но на следующий сезон, когда мы пришли со сметой необходимого на склоне оборудования, от нас отказались. Мотивировали тем, что аттестовали нескольких сотрудников как спасателей и теперь, в случае чего, есть, кто может оказать помощь. Что поделать, бизнес есть бизнес, и никто не хочет платить за дополнительные услуги, когда можно сэкономить. Та же ситуация и на кавказских курортах, по телевидению с умилением показывают репортаж о двух врачах, весь сезон бесплатно работающих в Домбае. Забыв показать местные больницы, в сезон напоминающие военные госпиталя и кипятящиеся одноразовые шприцы, разбитые машины скорой помощи и еще очень многое. Зачем портить впечатления тем, кто поедет там оставлять свои деньги?

Как много было разговоров после того, как московская группа сноубордистов пропала на Чегете…  По возрасту это практически дети. Для тех, кто был в том районе в советские времена, это кажется дикостью. Я еще помню начальника лавинной службы, выступающего перед туристами. Я сам стоял в кордоне спасателей, контролировавших склон, чтобы никто не вышел туда «дикарем»…
Да, и тогда туристы пробирались на лавинные склоны, и тогда засыпало людей. Но при том количестве инструкторов баз и гостиниц склон был все время под наблюдением, катаясь, мы вольно или невольно патрулировали склон, что позволяло своевременно сообщить о происшествиях. А главное, сейчас родителей этих ребят не интересуют финансовые проблемы местной спасслужбы, нехватка у нее снаряжения и специалистов… Главное условие безопасности, что прежде, что  теперь – своевременная помощь. А помощь эта возможна только при наличии достаточного числа обученных людей. Самое обидное, что они есть и готовы приехать. Но мало кто из них может позволить себе проживание, подъемник, да еще профессиональное снаряжение за свой счет.

Во всех западных странах практикуется система привлечения спасателей- добровольцев, они работают как на горнолыжных и горных курортах, так и в сезон на пляжах, в зависимости от специализации. Спасатели-добровольцы там существуют при различных службах, начиная со службы шерифа и заканчивая егерями и пожарными. Государство обеспечивает их снаряжением, и в случае непредвиденных ситуаций есть возможность быстро на месте собрать квалифицированных специалистов, полностью оснащенных и готовых немедленно начать работу.  Целые команды спасателей приглашаются на работу на курорты в штатах, без этого им просто не дадут «добро» на открытие. Правительства европейских стран доплачивают фирмам, где работают спасатели-добровольцы, и компенсируют их отсутствие на работе снижением налогов. В Швейцарии – стране вполне благополучной и не отягощенной проблемами снабжения госслужб, простой гражданин, правда весьма состоятельный, создал с группой единомышленников на свои деньги спасательный отряд «Пионер». Сейчас отряд является одной из опытнейших команд спасателей в Европе. Он не ограничен своим государством и оказывает помощь пострадавшим по всему миру. Состоит он почти полностью из волонтеров, прошедших профессиональную спасательскую подготовку, но не связанных по основной работе со спасением. Любой гражданин может вступить в него и вносить посильную помощь.

Наша страна пошла по другому пути – из спасательного ведомства была создана мощная армейская организация. Она имеет оснащение, оборудование, штат. В ее рядах проходят срочную службу солдаты. Но из-за своей глобальности она просто не в силах закрыть проблемы не глобальных, местных ЧП, где необходимо немедленное участие специалиста-спасателя в отдельной области. Вот как раз в таких, экстренных, ситуациях и необходимы отряды из   профессиональных спсателей-добровольцев, находящихся в таких местах сезонно. Несмотря на все трудности, Спасательная Служба Российского Красного Креста жива. Ее спасатели работают в подразделениях ГО и ЧС, помогают в обеспечении безопасности спортивных соревнований и по возможности обеспечивают безопасность на горнолыжных склонах. И очень жаль, что, введя «монополию на спасение», наше правительство забывает о уже готовом резерве людей, профессионально обученных, уже принимавших участие во многих спасработах и, главное, готовых прийти на помощь по первому зову. Мы не конкуренты МЧС, и, вообще, какая может быть конкуренция, когда речь идет о человеческих жизнях.  Использование отрядов из добровольцев на местах позволила бы быстро и без особых затрат реагировать на любые экстренные ситуации.  Примером может служить наш Горнолыжный Поисково-Спасательный Отряд – одно из подразделений Спасательной Службы Российского Красного Креста. Мы открыты добровольцам, каждый, кто хочет помочь, может прийти к нам, но сразу предупреждаем, что это серьезная и тяжелая работа. Для того чтобы стать спасателем-добровольцем, вам придется пройти обучение и аттестацию, отстажироваться и только после этого, решить для себя, хотите ли вы этого. Как горько пошутил один наш спасатель, нам надо вывешивать объявление: «На работу спасателем принимаются только при наличии второй работы с окладом не менее 500 у.е.».  Не ждите зарплат или каких бы то ни было благ, это тяжелая работа под девизом «ни денег, ни славы», но ведь она необходима и ее надо делать.

Александр Старостин 2004

Самооценка или 10 ступеней на самом верху

Теги: , , , , , , , , , , , , , ,


julia-i-gosha2.jpgКонечно, вы очень хорошо ориентируетесь в теме «горные лыжи», но готовы ли вы к переходу на следующий уровень? Перед вами десять различных «ступенек вверх», каждая из которых требует выдающихся способностей или тренировки – или и того и другого. Некоторые из них покажутся вам доступными и понятными (например, хели-ски), а некоторые — крайне сложными и даже экстремальными (гид или инструктор, обучающий ваших детей). С помощью данного «теста», вы сможете оценить себя: насколько вы соответствуете необходимым критериям?

1.
Можешь ли ты назвать себя настоящим экспертом?
Что это дает
Если вы можете спуститься где угодно, это совсем не значит, что вы – эксперт. Если вы – эксперт, то должны с легкостью и грацией справляться с пухлой целиной Красной Поляны, жесткими ледяными надувами Кировска, весенней кашей и буграми Чегета. Причем это совсем не значит, что вы стремитесь спуститься первым, наоборот, вам необходимо уметь расслаблено и изящно кататься, контролировать свою скорость, идеально сохраняя равновесие.
Эксперт бесстрашен и смел, но отнюдь не безрассуден. Он «читает» рельеф склона как букварь, оценивает риски и направляет свой адреналин в нужное, позитивное русло. Эксперт отлично знает свой потолок и свои возможности, постоянно совершенствуясь: слушая, наблюдая, оценивая, и обсуждая свои любимые горные лыжи.
Эксперт отлично разбирается в своем снаряжении и может легко отличить отстойные лыжи и ботинки от действительно топовых. Он знает, когда пришла пора «подлечить» лыжи и как это лучше сделать, а также поймет, когда ботинок слишком жесткий, и как это можно исправить.
Как им стать
Найдите опытного наставника, консультируйтесь с лучшими инструкторами, проводите много времени в разных горах, набираясь опыта на различных склонах при самых разных снежных и погодных условиях. Посещайте школы и семинары, проводимые профессионалами (в России, например — Союзом инструкторов горных лыж и сноуборда www.snowpro.ru), а также такие интересные программы, как «Фрирайд с гидами» (www.freeski.ru). Катайтесь везде, где сможете, все время раздвигая границы своего уровня, экспериментируя на новом рельефе и снегу. Присматривайтесь к людям, катающимся лучше вас, и анализируйте их технику. Купите ботинки, которые идеально подходят вашим ногам. Тестируйте лыжи при любой возможности, чтобы найти те, на которых вы чувствуете себя максимально уверенно, а также научитесь ухаживать за ними. Самое главное – не будьте лыжником, появляющимся на склоне только в хорошую погоду, катайтесь при любой погоде и любых снежных условиях. Тренируйтесь ходить трассу, никогда не пропускайте свежевыпавшую целину и вообще старайтесь накатывать как можно больше километров на лыжах. Если это окончательно вас не доконает – у вас есть шанс стать экспертом!

2.
Сможешь ли ты справиться с лыжей из спортцеха?
Что для этого нужно
Прежде всего, если вы действительно хорошо гоняете на настоящих спортивных лыжах, вам не придется их покупать.
Большинство компаний, производящих горные лыжи, предлагают две или три серии спортивных лыж. Самая верхняя серия гоночных лыж (из спортцеха) сделана для спортсменов уровня Кубка Мира. В «наборе» лыж каждого из ведущих спортсменов, как правило, несколько пар, характеристики которых специально подобраны не только под каждый вид соревнований, но и под определенную трассу и даже индивидуальную технику спортсмена. Ежегодно производители договариваются о боковом вырезе и конструкции лыж, максимально подходящей большинству спортсменов и видам горнолыжных соревнований. Прообраз этих лыж производится уже более широко и распространяется среди спортсменов второго ряда.
Да, вы можете купить этих монстров, некоторые из компаний продают их в своих ведущих магазинах, и уж, по крайней мере, их почти наверняка можно заказать весной, чтобы получить в начале осени. Но вы уверены, что они вам нужны? Они сделаны для гонщиков супер-класса, речь идет не о спортсменах-любителях в лучшем случае уровня 1 разряда, а именно о спортсменах, зарабатывающих очки FIS и соревнующихся на трассах Кубка Мира.
Настоящие лыжи для гигантского слалома начинают работать только на высоких скоростях. Они жесткие, так что если вы не несетесь со скоростью 80 км в час, у вас появится ощущение, что у вас вместо лыж два бревна, а для того, чтобы повернуть, вам понадобится футбольное поле. Вот поэтому большинство компаний предлагает так называемые «серийные» спортивные лыжи. Они созданы для спортивных трасс и жесткого снега, но вам не нужно быть Херманном Майером, чтобы подчинить их и заставить работать.
Все же есть лыжники, которые настойчиво хотят кататься на лыжах «для взрослых мальчиков». Такому клиенту можно бесконечно рассказывать про то, насколько хороши лыжи для карвинга, например, но ему важно утереть нос своим приятелям, так что он не уйдет из магазина, пока не купит себе гоночные спортцеховые лыжи, несмотря на то, что он может кататься гораздо лучше на лыжах для карвинга.
Лыжи для слалома несколько универсальнее благодаря своему более глубокому боковому вырезу, но из-за жесткости конструкции они не прощают ошибок. Стоит вам при выходе из поворота уйти в заднюю стойку, и вас выкинет с трассы еще до того, как вы поймете, что произошло. Вдобавок они не любят никаких поворотов, кроме коротких и резких. Опять же, как и в лыжах для гигантского слалома, лучше остановить свой выбор на серийных лыжах, предлагаемых почти любым производителем.
И последнее. Учтите, даже если вы и справитесь со спортцеховыми лыжами для гигантского слалома, вы физически не сможете справиться со скоростью, для которой эти лыжи предназначены и тогда они выплюнут вас с трассы быстрее, чем вы успеете сказать «блин». И правильно сделают.
А как же это сделать?
Прежде всего, необходимы хорошие физические данные. Только необычайно хорошо физически одаренный человек может заставить полноценно работать лыжи для гигантского слалома или слалома. Вы должны стать завсегдатаем тренажерного зала. Как только ваши ноги будут ходить впереди вас, а бедра будут похожи на фонарные столбы – забудьте о сладком сне по выходным: вы должны первым появляться на горе, когда склон еще ровный и жесткий, на трассах никого нет, и свет идеален.
Обязательно следует позаниматься с действующим тренером по горным лыжам, узнать об особенностях современной спортивной техники, о разных поворотах и разных углах закантовки лыж. Вы должны отдавать себе отчет в том, что то, что вы делаете – рискованно. Одно не до конца проконтролированное движение – и вы летите навстречу вон тем красивым елкам с космической скоростью, а рядом нет никаких спасателей. Если все сомнения позади – действуйте!

3.
Можешь ли ты назвать себя настоящим фрирайдером?
Что для этого нужно
Настоящий фрирайдер мудр, спокоен, непритязателен и предусмотрителен. Вы никогда не услышите от него никаких жалоб на склон, снег, и другие неудобства.
Поиск партнера, которому вы можете доверять в самых опасных ситуациях – не обсуждаемое правило. Мудрые и опытные фрирайдеры всегда очень хорошо знают место, в котором собираются кататься. До того, как вставать на лыжи они внимательнейшим образом исследуют топографию местности с помощью карт, общаются с местными лыжниками и спасателями, изучают лавинные прогнозы, рельеф склонов и прогнозы погоды. И никогда, слышите НИКОГДА, настоящие фрирайдеры не идут кататься без рюкзака, в котором лежат лавинный датчик, лопата и щуп.
Фрирайдер на склоне всегда очень внимателен к тому, что его окружает. Он замечает следы от старых лавин и оползней, следит за изменением ветра и другими предостережениями погоды. Помощь, как правило, находится слишком далеко, поэтому приходиться рассчитывать только на себя.
Пока вы не набрали достаточного опыта – избегайте крутых участков склона. Если сто лыжников уже проехали по этому склону – это не значит, что ветер не мог измениться и изменить стабильность снега.
Фрирайдер – очень хороший лыжник, эксперт. И не только в целинном катании, но и везде, что может неожиданно встретиться: лед, надувы, корка или каша. В его рюкзаке всегда есть еда, вода, теплая одежда, запасные батарейки для лавинного датчика. Уверенно спускаться по подозрительному склону, не спуская глаз с партнера, делать скидку на неожиданные обстоятельства, всегда видеть безопасные участки и пути для спасения – обо всем этом одновременно должен думать настоящий фрирайдер.
Как им стать
Сначала необходимо стать настоящим экспертом. Вдобавок, нужно узнать про лавины как можно больше. Изучайте литературу, интернет, а лучше пройдите курсы у профессионалов-спасателей или у ученых, изучающих лавины. Вначале обязательно катайтесь с гидом. Позже – обязательно с надежным партнером. И не забывайте работать над своей техникой: учитесь кататься внимательно и взвешенно, особенно там, где падение может оказаться последним для вас. Да, и еще. Избавьтесь от тусовки, которая будет тормозить вас и тащить на подготовленные трассы, старайтесь преодолевать все испытания, которые горы подготовили для вас. И не торопитесь.

4.
Достаточно ли ты хорош для национальной сборной по горным лыжам?
Каждый юниор мечтает о всемирной славе. У некоторых мечты сбываются. Это требует полной отдачи, безумной любви к скорости и толстого кошелька родителей.
Что для этого нужно
Ну конечно, необходимо много трудиться, чтобы застолбить себе место в сборной России: стремление к совершенству, жертвы и все такое… Но в конце концов, когда вы готовитесь к старту, находясь один на один с крутой и ледяной трассой, что действительно вам понадобится – это мужество и смелость. Не простая храбрость, а «одна, но пламенная страсть», которая заставляет вас пренебречь само защитой и возбуждает в вас одно желание – сделать их всех!!!
Спортсмены никогда не говорят о страхе, но, если быть откровенными, они прекрасно знают, что то, что они делают, время от времени приводит к жутким падениям на огромной скорости и на очень жесткий снег, да еще и лыжи могут не отстегнуться. Если вы хотите делать спортивную карьеру, вы должны отдавать себе отчет, что вы, скорее всего, перенесете не одну серьезную травму. По шрамам и рубцам на коже можно прочитать историю физических страданий многих известных спортсменов -горнолыжников.
Желательно, чтобы Господь Бог наградил вас исключительным умением держать равновесие и мгновенной быстротой реакции. А также вы должны любить кататься по льду (трассы для соревнований Кубка Мира зачастую заливают водой, если их находят не достаточно жесткими).
Как им стать
Начинайте в раннем возрасте и выигрывайте или, по крайней мере, участвуйте во всех соревнованиях, где только сможете. Узнайте, как развивать, контролировать, а иногда и сбрасывать скорость, учитесь вести свои лыжи максимально точно и быстро.
Господа родители! А вы готовы к большим затратам на ваше чадо? Знаете, сколько стоит снаряжение (меняемое ежегодно), занятия с профессиональным тренером? А расходы на разъезды на сборы и соревнования – страна-то наша не маленькая…
И не надо звонить в Федерацию горнолыжного спорта России, умоляя обратить на вас внимание. Если вы стоите этого — о вас обязательно узнают. Там следуют жестким, но последовательным «объективным критериям», по которым они оценивают и находят очередных жертв спорта. Добейтесь определенных успехов – и вы приняты. Не оправдаете ожиданий – и можете ждать в надежде, что в вас еще проснется горнолыжный талант, а можете попробовать поступить в институт, например. По крайней мере, он безопаснее – это уж точно.

5.
Сможешь ли ты участвовать в хели-ски?
Что для этого нужно
Надеюсь, вы не думаете, что хели-ски – это всегда пухляк и большие открытые цирки? Как правило, вам придется столкнуться с большим разнообразием снежных и погодных условий. Опытный любитель хели-ски должен быть физически сильным и должен уметь справиться со всем: экстремально крутым склоном и часто растущими деревьями, с целиной и грязью, кашей и коркой и, как ни странно это может показаться, даже со льдом, да еще и в шишках размером в кулак – иногда и такое встречается.
Хели-ски предполагает жесткую дисциплину и подчинение. Когда ваш гид говорит вам: «Берите левее моих следов, иначе попадете в трещину» – он совершенно не преувеличивает и к нему стоит прислушаться. Это действительно опасное предприятие, проходящее в не очень-то дружелюбных и контролируемых условиях: лавины, трещины, обрывы – это все реальность, к которой стоит прибавить и проблемы с самим вертолетом, вплоть до крушения – и такое тоже бывает.
В одном вертолете обычно летят несколько групп, и спускаться вниз вы будете с той скоростью, с которой может ехать самый слабый лыжник, а еще он может упасть и потерять лыжу, что вполне нормально, и все должны ждать несчастного. А если какая-нибудь слабая девушка скажет, что она больше не может ехать дальше – хватит ли у вас снисходительности и великодушия (если вы, конечно, не та самая девушка)?
Опытные хели-скиеры знают, что за неделю катания в горах удачная погода может быть только 2-3 дня, остальное время возможна очень плохая видимость и вертолет не сможет лететь. Так что, заплатив за недельную поездку с катанием на вертолете, вы в результате сможете подняться на нем всего несколько раз.
Как им стать?
Купите или одолжите у продвинутых приятелей широкие – «толстые» — лыжи для целины и испытайте их в различных снежных условиях, стараясь отрабатывать длинные, плавные дуги, тренируя свою выносливость. Несмотря на то, что ваш гид обязан обучить вас поведению вне трасс, не поленитесь специально изучить информацию по безопасности в горах, именно для катания вне трасс. Лучше, конечно, также поучаствовать в семинарах и школах, проводимых профессионалами в горах, известных своими целинными склонами, такими, как Красная Поляна или Шерегеш, а если хватит денег – то на Камчатке или Аляске.

6.
Сможешь ли ты быть настоящим спасателем?
Что для этого нужно
Пожалуй, это одна из самых трудных работ из всех существующих в мире. Спасатель на горнолыжном курорте – это альпинист, врач, а также лицо курорта в одном флаконе. Профессиональный спасатель должен отлично владеть горнолыжной и сноубордической техникой, а также (желательно) техникой телемарка и катания на сноублейдах, не говоря уже о запасе жизненных сил и выносливости, чтобы кататься ежедневно с утра до вечера, всю зиму – и в буран, и в пургу. Когда спасателям передают вызов, они должны преодолеть любые погодные условия или сложности в топографии местности. Необходимо быть действительно сильным лыжником – то есть не красавчиком на склоне, а человеком с отлично развитой мускулатурой. Настоящий спасатель должен просто обожать проводить время на открытом воздухе в любую погоду, быть рискованным человеком и не уставать удивляться постоянным сюрпризам. Необходимо обладать живым умом, а также достаточной физической силой, чтобы спокойно и уверенно спустить, например, крупного мужчину вниз (в специальных санях) по ледяным буграм, каше или просто крутому склону.
Спасатели живут и успешно выполняют свою работу в самых враждебных условиях. Они встают до рассвета, чтобы оценить лавинную ситуацию, и остаются на посту до сумерек, помогая потерявшимся лыжникам вернуться домой. Если на склоне происходит сильная травма, спасатель в одиночку сможет удержать агрессивного пострадавшего и оказать ему первую помощь, так как он обладает достаточными врачебными знаниями и терпением.
Спасатели, конечно, не менты, но могут и отобрать ски-пасс, или прочесть строгую лекцию при необходимости. Скорее их можно сравнить с пожарными. Они быстро снимают людей с остановившегося кресельного подъемника, пока все не оказались обмороженными, или невозмутимо ищут людей, оказавшихся в лавине. Работа приучила их находить быстрые решения на все вопросы, большинство из них нам не заметны, а некоторые – вопросы жизни и смерти. Спасатель должен быть трудолюбив, спокоен, но уметь легко приспосабливаться, быть независимым, но при этом быть частью команды. И когда необходимо спуститься по лавиноопасному склону – вы не услышите жалоб. Это настоящие мужчины.
Как им стать
Прежде всего – познакомьтесь и пообщайтесь со спасателями, работающими на большом горнолыжном курорте: узнайте, где и как они получили свое образование и опыт. Посетите курсы Российского Красного Креста, получите сертификат, подтверждающий то, что вы сможете оказать первую помощь, если удастся, попробуйте поработать добровольцем в ПСО (Поисково-Спасательный Отряд). Поселитесь в горах, где вы поймете на своей шкуре и отточите все необходимые «спасательные» навыки. При первой возможности помогайте штатным спасателям. Катайтесь как можно больше, приобретая опыт, учитесь, если не чувствуете себя в чем-то уверенно. И еще: ваши ботинки должны идеально подходить вашим ногам – вы будете проводить в них действительно много времени!

6.
Можешь ли ты быть тестером лыж?
Денег это не принесет, но занятие очень увлекательное.
Что для этого нужно
Для начала – надо уметь кататься по самым разнообразным склонам – пологим и крутым, ровным и с буграми, с любым состоянием снега, и делать это на протяжении восьми часов в день в течение недели, а то и двух, подряд. И при этом каждый день с утра до вечера получать удовольствие! Все время, в зависимости от ситуации, подстраивать свою технику под обстоятельства, в которых вы оказались, и под лыжи, которые у вас на ногах. Ведь чтобы оценить лыжи для слалома, нужно уметь кататься по жесткой трассе короткими резкими поворотами, а широкие целинные лыжи нуждаются в совсем ином обращении и оценивать их нужно на другой территории. Умение соизмерять свои усилия и амплитуду движений с поведением лыжи, анализировать и запоминать свои ощущения при катании также являются непременными качествами тестера. И наконец – нужно уметь изложить свои мысли словами.
Как им стать
Критически оцените свой технический уровень при катании на различных склонах. Сформулируйте – какие склоны, какое состояние снега вам нравятся, повороты какой величины вы предпочитаете и на какой скорости катаетесь. Ведь если вы собираетесь описывать поведение лыжи, нужно будет и соотнести класс лыжи и уровень лыжника.
Найдите пробелы в своей технике и восполните их — станьте настоящим экспертом.
Взгляните на свои собственные лыжи заново. Проверьте остроту кантов и заточите их – оценивать поведение тупых лыж попросту бесполезно, если только это не лыжи для целины. Попробуйте критически оценить поведение своих лыж в разном снегу, на разных скоростях, при загрузке носка или пятки, сформулируйте – что вам нравится, а что не нравится. Очень полезно составить свою шкалу ценностей и поставить своим лыжам отметки.
Следующий шаг – лыжи вашего приятеля или подруги. Почувствуйте разницу и как можно подробнее напишите о ней. Очень хорошо, если эти лыжи окажутся совсем-совсем простыми — тогда вы сможете представить себя в шкуре новичка, который делает на лыжах первые шаги. Или, может быть, у вас уже есть две пары лыж – одна для малых, вторая – для больших гор? И вы подумываете о третьей паре – для целины? Тогда вы, наверное, уже созрели для того, чтобы стать тестером.

8.
Сможете ли вы быть инструктором для своих детей?
Тот, кто умеет учить – учит, тот, кто не умеет – мучает ребенка и не катается сам.
Что для этого нужно
Обучать своего ребенка кататься на горных лыжах – прямой путь к конфликту. Вспомните старую истину: «Если вся семья катается вместе – мира не будет!» Родителям, которые живут вблизи горнолыжных курортов и не готовы жертвовать удовольствием от катания на горных лыжах, повезло. У них всегда есть возможность сдать своего ребенка в горнолыжную школу и полностью посвящать себя катанию, забыв о своем чаде на ближайшие несколько часов. Дети, которых берут с собой в драгоценный отпуск в горы, зачастую срывают планы родителей, которые не бывают достаточно терпеливыми и ждут от детей быстрых результатов. Это сразу же приводит к тому, что дети начинают ненавидеть горные лыжи и все, что с ними связано. Поэтому лучше предоставить возможность руководить этим чудесным процессом обучения профессионалам, хотя, конечно, бывают и исключения.
Дети учат друг друга. Вам достаточно немного проконтролировать их на безопасном «детском» склоне, естественно, и, как только они схватят основные движения, и у них начнет что-то получаться, предоставьте их самим себе.
Как им стать
Если вы определенно решили сами учить своих детей кататься на горных лыжах, вам есть чему поучиться. Позанимайтесь с хорошим детским инструктором, но вместо того, чтобы работать над своим катанием, обратите внимание на стиль и тактику, которые так необходимы при обучении детей.
Не ждите от своих детей успехов, как минимум до тех пор, пока им не исполнится 4 года. Большинство детей просто недостаточно выносливы и физически сильны для полноценного катания на горных лыжах. Многие лыжные школы на курортах Европы не принимают детей младше 3 лет. Выделите время на склоне, когда 100% вашего внимания принадлежит ребенку. Не спешите, и, как только вы столкнетесь с сопротивлением, (а вы обязательно с ним столкнетесь), отступите и сведите все к шутке. Как только ваш конфликт начнет выходить из-под контроля, сделайте друг другу одолжение, немедленно сдайте своего ребенка в лыжную школу. Вам что, не хватает других поводов для ссор?

9.
Можешь ли ты назвать себя настоящим инструктором?
Что для этого нужно
Многие инструкторы вовсе не эксперты. Да, они опытные, сильные лыжники, но спортивные навыки и педагогические способности важны в одинаковой степени. Вам не нужно быть лучшим на горе – вам нужно уметь чисто и красиво спускаться.
Лучший способ улучшить свою собственную технику – это точно и полностью понимать физику и все механизмы процесса, и уметь передать эту информацию другим. Очень тяжело, даже унизительно сознавать, что ваша техника никуда не годиться, и необходимо переучиваться. Именно это зачастую и происходит с теми, кто пытается стать инструктором. К тому же начинающий инструктор будет долго зарабатывать себе опыт, проводя часы и дни в плуге вместе с начинающими.
Лыжный инструктор — уважаемая профессия, но не слишком доходная. Лучшие представители этой профессии всю жизнь стремятся к самосовершенствованию, проводя месяцы в постоянных тренировках на снегу, настоящий инструктор – пожизненный студент в горнолыжном спорте. Старый стереотип надменного загорелого инструктора-«мачо» уже давно не соответствует действительности. Сейчас это спокойные и практичные ребята, которые могут зажечь в любое время и в любом месте, но в основном помогают в этом другим.
Как им стать
Для начала нужно пройти школу инструкторов. Не отходите ни на шаг от своих учителей, чтобы узнать как можно больше, попробуйте поработать как стажер-ученик, чтобы понять, насколько вам это нужно. Внимательно просматривайте и изучайте свои видеозаписи, стремясь к спокойному стилю, который позволит вам затрачивать минимальное количество энергии. Получив сертификат в России и необходимый опыт, не останавливайтесь на достигнутом, ведь никто не совершенен. Вдобавок, есть возможность поучиться и в США, и в Альпийских странах. Всегда стремитесь к лучшему, к следующему сертификату — это будет мотивировать вас и держать в тонусе.

10.
Можешь ли ты назвать себя настоящим гидом?
Что для этого нужно
Забудьте о том, что катание на лыжах – удовольствие. Став гидом, вы берете на себя огромную ответственность. Вы теперь – синоптик, специалист по лавинам, психолог и доктор в одном лице. Вы ответственны за чужие жизни, поэтому, если вы не сможете побороть свой стресс и страх, быть гидом — это не для вас.
Гид – супер-техничный лыжник, легко спускающийся в 40 градусном кулуаре с 30 килограммовым рюкзаком. Он способен чувствовать склон, уводя своих клиентов от опасностей в поиске целины, в которую они мечтали попасть и за которую ему и заплатили. Гид – прирожденный лидер и психолог, он способен руководить большими группами лыжников с разными способностями и разными характерами. Конечно, лучше быть обаятельным и привлекательным, а также интересным собеседником, некоторые гиды даже считают своей обязанностью иметь набор шуточек и анекдотов, чтобы развлекать клиентов. Но, прежде всего, гид должен владеть собой и сохранять постоянное равновесие и выдержку.
Гид – физически сильный человек, способный провести на лыжах подряд 100 дней, умеющий чувствовать горы и активно действовать в неожиданных, критических ситуациях. С легкостью гид может соорудить сани, если кто-нибудь пораниться, или спасительный кров, если погода начнет портиться. Ски-тур и поиск траектории подъема и спуска, перемещение по леднику и спасательные работы в трещине, альпинистские связки и первая медицинская помощь – это все знакомо гиду. Но есть один большой плюс в этой профессии — с возрастом вы становитесь только лучше!
Как им стать
Проводите огромное количество времени в горах, испытывая себя на разном рельефе и в разных погодных условиях. Поработайте инструктором для того, чтобы приобрести навыки общения и работы с лыжниками. Работа спасателем на горнолыжном курорте также даст вам необходимый опыт: лавины, первая медицинская помощь и другие стрессовые ситуации.

По материалам журнала “Skiing”
Перевела Мария Долгошеина