Архив по тематике | "клуб"

Катя Ткаченко

Теги: , , , , , , ,


Повторение пройденного – москвичка во второй раз выигрывает престижные детские соревнования в Австрии

Катя Ткаченко. 2008. Рука

Катя Ткаченко. 2008. Рука

Катя Ткаченко,  десятилетняя москвичка, член сборной команды австрийского Ski Klub Kirchberg, во второй раз  подряд выиграла престижные международные детские соревнования в Австрии. О том, как это было, рассказывает ее мама.

Старты в Заухензее были, пожалуй, самыми важными в сезоне – своего рода критерий подготовки как технической, так и моральной к соревнованиям высокого уровня. Сказать, что Катя волновалась, значит не сказать ничего. Она стала старше, приобрела опыт серьезных стартов, но и стала чувствовать ответственность, которая лежала на ней. Ответственность перед тренером, перед спонсорами и перед самой собой. Да и статус победительницы International Kidstrophy прошлого сезона сказывался. Она просто не имела права плохо выступить, чтобы доказать себе и другим, что все, что делалось в этом, совсем не простом году, было правильным. Хотела ли она победить? Конечно. Но цель была – войти в призовую тройку, тем более, что реальный шанс для этого был. На  всех международных стратах в этом сезоне (в группе 94-95 гг рождения) с участием сильнейших спортсменов среди 1995 года Катя была в первой пятерке- тройке, поэтому в Заухензее в своей возрастной группе был абсолютно реальный шанс показать хороший результат. Но легко сказать… На очередные International Kidstrophy съехалось 460 детей (1994 – 1999 годов рождения) из девяти стран. Для сравнения – на Filasprint в Заальбахе среди детей 1990-2000 годов рождения было 380 человек.

Трасса была идеальной: жесткая, крутая и закрытая, то есть именно та, какую с недавних пор полюбила Катя. На пологих склонах ей пока тяжело состязаться с более тяжелыми и рослыми соперниками, зато на этой, техничной, были все шансы проявить себя. Стартовый номер нам достался  в конце третьей сотни, так что в своей группе Катя стартовала одной из последних. Готовя Катины лыжи на старте, я слышала, как стучат ее зубы —  как же она волновалась… Больше всего боялась упасть. И, как назло, на наших глазах падает стартующая впереди девочка. Один из стартеров узнал Катю, спросил, не она ли победила в прошлом году.  И совершенно искренне, по-доброму пожелал ей удачи и главное – спокойно пройти всю трассу, и конечно, победить. И чудо – она успокоилась. Остальные  же участники, слышавшие слова стартера, стали настороженно коситься в нашу сторону.  Как могла, я старалась взбодрить ее. И вот она в стартовых воротах. За два дня до соревнований на тренировке тренеры обратили внимание на ее слабый старт на трассе и старались хоть немного заставить Катю усилить его, постаравшись активнее разгоняться.. Наставления эти даром не прошли – она стартовала настолько быстро, что на вторых воротах допустила ошибку, не справившись со скоростью, а на третьих – казалось – и вовсе должна была упасть. Но тренировки дали себя знать (баланс и еще раз баланс!), Катя выровнялась и скрылась за перепадом… К финишу я спустилась, когда поехала следующая возрастная группа. Катя понуро стояла около финишного выката. На мой вопрос, как дела, она просто разревелась, с досадой бросив палки: из-за допущенной ошибки ей ничего не светит…  Но еще теплилась надежда  на то, что все-таки она ехала хорошо, несмотря на допущенный сбой, и время должно быть приличное, ну хотя бы в пятерке. Вывесили листок с результатами нашей возрастной группы. Мы подошли, стали искать Катин номер.

Первая? Не может быть! Еще раз просмотрели все результаты – так и есть, первая! Бог ты мой, как же мы радовались… Пожалуй так, как никогда раньше. Все-таки она смогла, не дрогнула, собралась и отработала, рискуя, всю оставшуюся трассу, оставив позади своих соперников. Потом уже были интервью австрийскому телевидению, затем на радио – как-никак Катя оказалась единственным участником, сумевшим во второй год подряд занять первое место, поздравления от наших знакомых по предыдущим стартам на различных соревнованиях как в этом, так и в прошлом году — и, наконец, самый волнующий момент: награждение, Гимн России, и гордая и счастливая Катя,  стоящая на высшей ступеньке пьедестала, прижимающая к себе свои Fischer’a…

Два слова об организации соревнований. Такой слаженной и четкой работе организаторов остается только позавидовать: за два с половиной часа удалось пропустить всех  участников, а это ни много, ни мало — 460 человек. Трасса оставалась просто идеальной даже после прохождения сотни участников. Информация по стартам была полностью доступна. На табло высвечивались время и стартовый номер каждого спортсмена, тут же огромными цифрами на больших листах бумаги писались результаты. Зрители искреннее поддерживали каждого стартовавшего, независимо от того, какую страну или горнолыжный клуб он представлял. Катю поздравляли совершенно незнакомые люди, причем, видно было, что делали они это от чистого сердца. Словом, для детей это был самый настоящий праздник, с играми, развлечениями, подарками  и просто прекрасным настроением. Проигравших тут не было – все были участниками одного большого праздника под названием «горные лыжи».

Мария Ткаченко

Иван Казаков

Теги: , , , , , , ,


Иван Казаков (слева) и Дмитрий Ульянов

Иван Казаков (слева) и Дмитрий Ульянов

Попал я в Slalom Narvik Club очень просто. Мама однажды в клуб позвонила и говорит: а что, можно ли с вами потренироваться русскому пареньку? Ей отвечают: разумеется, почему нет… Так я и стал членом клуба. Вообще это хорошее дело. Знаешь, друзья по клубу теперь очень активно болеют за меня — когда я еду на соревнования в Россию, говорят: «Сделай там всех!»

— Тебя в России не так-то просто застать… В чем дело?

— Ну вообще-то я в Апатитах родится, сейчас живу, что называется, на два дома, то в Кировске, то в Норвегии. Уехал, когда закончил здесь девятый класс. Сейчас мне двадцать один, значит, уже добрых шесть лет тому минуло. Снимаю квартиру в Нарвике. Сначала нравилось там жить, сейчас стало надоедать: городок небольшой, население всего тысяч тридцать, жизнь довольно однообразная… Заскучал бы совсем — если б не постоянные поездки. Там мы с мамой живем, а отец — тут, работает тренером, директорствует в детской спортивной школе в Звенигороде, строит сейчас там комплекс.

— То есть ты одной ногой тут, другой — там…

— Сначала редко приезжал в Россию, очень скучал по дому, по друзьям. Я ведь, помимо всего прочего в Норвегии еще и учился, не мог часто приезжать — два-три раза в год. Ну да сейчас не до учебы стало — начал, уже второй год подряд, показывать неплохие результаты, тренироваться надо. Сначала я год отучился там в спортивной школе. Нормально, только поначалу проблемы с норвежским языком были. Два курса закончил. Решил дальше учиться — на автомеханика. Хорошая профессия, потом, после окончания курса, нужно пройти двухгодичную практику, чтобы стать профессиональным механиком. Но у меня пока с этим не складывается — все время в разъездах.

— Придется что-то выбирать. Либо учеба и в перспективе — профессия. Либо — трасса.

— Конечно, понимаю… Кьетиль Андре Аамодт на этот счет однажды верную высказал мысль. У тебя что-то получилось в спорте? Хорошо. Надо продолжать. Но и задумываться о том, что станешь делать после того, как поставишь лыжи в угол. Но если в спорте не катит — лучше сразу заняться другим делом, учиться, например, получать хорошую профессию и не терять время понапрасну. У меня пока — особенно последние два года — катит. А вообще есть планы: выступать за Москву и учиться заочно.

— Ты упомянул про автомобили… Эта тема тебе по душе?

— Да, очень нравятся скоростные автомобили. Например, Audi RX4, RX6, BMW M3. Но своих колес пока у меня нет, езжу на отцовской машине.

— Кроме лыж чем занят?

— Зимой — ничем. Только лыжи и ничего больше. Летом другое дело, там полегче. На водных лыжах катаюсь. Верховой ездой увлекаюсь — там в Норвегии. Музыка нравится любая, русскую попсу слушаю. Танцевать люблю под progressive house. В дискотеки хожу, в боулинг, в бильярд поигрываю.

— Чем отличаются тренировки в Норвегии от российской практики?

— Мне трудно сказать, как тренируют национальную сборную, не было пока случая реально на это дело посмотреть. Но четко знаю другое: в обычных горнолыжных клубах никаких преград для того, чтобы по-настоящему заниматься горными лыжами нет. И соревновательная практика у них большая, много ездят по разным состязаниям.

— Ты ведь тоже член одного из таких клубов?

— Да. Мой клуб называется Slalom Narvik Club. Нарвик — это город в центре Норвегии. Попал я в него очень просто. Мама однажды в клуб позвонила и говорит: а что, можно ли с вами потренироваться русскому парню? Ей отвечают: разумеется, почему нет… Так я и стал членом клуба. Вообще в Норвегии около пятидесяти таких клубов. Мой входит в пятерку лучших. Знаешь, друзья по клубу теперь очень активно болеют за меня — когда я еду на соревнования в Россию, говорят: «Сделай там всех!»

— Удается — сделать?

— Да как сказать… В России трудно попасть в сборную. Плюс к тому — денег на команду очень мало выделяют. А ведь надо ездить, в Альпах кататься. Иначе ничего не выйдет. Но за границу ездят ведь несколько человек — Комаров, Шестаков и Ульянов, Коновалов. Но результатов, как на Кубке мира так и на Кубке Европы, пока не видно. Возможно, проблема и в тренерском составе тоже — не знаю. Но скорее все упирается в деньги. А вообще-то есть мечта — стать чемпионом мира, выиграть олимпиаду. Другой вопрос — как к этому прийти… Папа хочет, чтобы я выступал за Москву: здесь, в Кировске, все загибается понемногу… Здесь у меня никаких перспектив. В Москве проще найти спонсора. Да и тренеры хорошие — натаскивают меня мой отец, Александр Казаков и Евгения Евгеньевна Мякинина, она — личный главный тренер. Там со мной занимается известный уважаемый специалист — Арне Улсен. Ему предлагали возглавить сборную, он сказал, что согласиться пойти главным тренером — высоко себя ставит.

— А в Норвегии вообще это дело поставлено?

— После занятий в школе заезжает за тобой автобус, везет на гору. Все спортсмены помогают ставить трассы, проглаживают склон сами. Есть специальные программы. Например, верховая езда на лошадях — очень полезно для тренировок на баланс. Есть тренировки на координацию, технику — в зале в том числе: с тобой тренер по гимнастике занимается. Сальто на батуте вертишь и многое другое. Когда я учился в школе, тренировки для меня ничего не стоили. Сейчас вот не учусь — приходится платить: около 1500 долларов в год. В эту сумму входят оплаты круглогодичного ски-паса, тренажерный зал, поездки.

— Часто ездишь на соревнования?

— На международные, ранга FIS — в зависимости от удаленности стартов от Нарвика… А вообще-то такие старты проходят каждую неделю. Примерно два раза в месяц выезжаю на них… Участвую в России в лично-командном чемпионате. Выиграл зачет по слалому, был третьим в зачете гиганта, а по общему зачету в двух дисциплинах — второй, после Филичкина.

— А там удается выигрывать?

— Когда как, все зависит от состава участников, да и от массы прочих причин: каким номером стартуешь и так далее. Бывал и первым, бывал и двадцатым — по-разному.

— Какой победой ты особенно гордишься?

— В прошлом году выиграл соревнования FIS в Нарвике. Про российский чемпионат я уже говорил — тут тоже хорошие результаты. Еще запомнился юниорский чемпионат 2000 года в Кировске — там был первым.

— Любимая дисциплина…

— Слалом. В Норвегии общий уровень спортсменов очень высокий, на чемпионате Норвегии конкуренция большая. У нас набирается на чемпионате 100 человек участников. У них — раза в полтора больше. Так что за место под солнцем там надо всерьез биться — попасть в сборную крайне сложно. У норвежцев сейчас несколько команд: «юниоры-один», «юниоры-два», «кубок Европы», «Кубок мира». Но я хочу выступать за Россию.

Расспрашивала Дарья Перевозчикова. 2004