Архив по тематике | "Кировск"

Фотоальбом с Чемпионата России по горнолыжному спорту, Кировск, 9-16 апреля 2011 года

Теги:


Кировск. Чемпионат России по горнолыжному спорту, апрель 2011..

Фото раскрываются в больший размер, щелкайте по изображению!

1001-й способ заточки кантов

Теги: , ,


Апрель, две тысячи плюс десять,
Полярный круг, дом, улица, фонарь.
Слова, которые так мало весят,
Но дело делают как встарь.

sb

sb

После моего слегка нахального предложения она отвела от меня взгляд и по ее лицу, по линиям рта, щек и глаз прошла целая гамма переживаний, виденная мной только у великих актрис мирового кинематографа. Это не была игра, это было состояние души, спроецированное на ее лицо, в котором были и смущение, и зачатки гнева, и почти невидимая улыбка, и виноватость взгляда, направленного куда-то вдаль…. Никакой режиссер никогда бы не смог добиться дубля подобной сцены.

Я начал что-то говорить про ее чудесные серые глаза, и она вдруг перевела свой испуганно-насмешливый взгляд искрящихся глаз на меня, и я просто пропал в нем полностью, целиком, безвозвратно, вместе с лыжами, склонами, подъемниками и всей Вселенной. Что при этом выражало мое лицо во время этого не имеющего границ отсутствия – не знаю, однако подозреваю, что вид был достаточно глупым.

Вырвавшись из объятий бесконечности, я встал из-за стола и оказался у нее за спиной – решение, принятое на уровне первой сигнальной системы, оказалось верным, ибо переглядеть «эти глаза напротив» невозможно в принципе, но существуют же и другие виды оружия…

Ее шея напряженно ожидала чего-то, однако она продолжала сидеть прямо и неподвижно.

За окном по склону Айкуайвенчорр медленно двигался ратрак, перемигиваясь своими сигнальными огнями между собой и остатками остальной части Вселенной, причем квантовые вспышки следовали в изменяющихся фазах, и мой мозг из-за этого ускользающего несовпадения пытался дорисовать на темнеющем снегу склона фигуры Лиссажу.

Интересно, а что видит она? Ладно, я технарь и везде вижу иксы, игреки и постоянную тонкой структуры.

Наташа имеет высшее медицинское образование и работает в одной из московских клиник. В один из первых дней нашего знакомства я случайно обидел ее, сказав, что врачи (я не знал тогда еще, что она принадлежит к этому сословию) не могут обладать тонко чувствующей натурой – слишком много человеческого материала проходит через них. Она горячо возразила: «Errare humanum est», типа – дурак ты, ничего не понимаешь.
Я осторожно кладу руки ей на плечи. Ее тело слегка напрягается. Чтобы снять напряжение, начинаю вслух вспоминать наши первые совместные спуски – она первая, я за ней, иногда и параллельный слалом доставляет нам элементы общей радости.

Она хорошо катается на сноуборде, я неплохо стою на лыжах.

– Наташа, твои плечи, такие хрупкие под моими ладонями, напоминают мне два крыла, легко несущие тебя вниз по склону. Легкий взмах крыльев – и ты уже далеко от меня, и мне приходится напрягаться, чтобы не отстать от тебя, не выбиться из ритма, задаваемого тобой, твоим телом, меняющим частоту и фазу совершенно невероятным образом. Мне приходится следовать за тобой иногда в фазе, иногда в противофазе так, чтобы наш совместный рисунок, оставляемый на пушистом снегу склона, был красивым, логичным и понятным высшим сферам всемирного разума.
Из ее тела постепенно уходит напряженность, однако взгляд по-прежнему направлен на мир за окнами моей квартиры.
– Твои уши, – продолжаю я, слегка касаясь мочек ее ушей, – слышат шум ветра и шелест снега, отбрасываемого твоим любимым зимним снарядом. Они слышат непередаваемый звук кантов, разрезающих лед склона, когда ты делаешь чудесные резаные виражи.
Она глубоко вздыхает и наконец поворачивает ко мне свое лицо.
– Ты такой милый и замечательный. И хорошо, что заговорил сейчас о кантах – что-то они у меня совсем держать перестали. Наточишь?

На следующий день канты ее сноуборда были острыми, как лезвие клинка дамасской стали.

Владислав Кощаков
Написано 25.04.2010 в поезде 15, вагон 2
Апатиты – Санкт-Петербург

Апрель, Кировск, тесты Movement

Теги: , , ,


Формируется команда тестеров для составления описаний коллекции лыж Movement следующего, 2010/11 сезона. Ориентировочный срок начала тестов — 10 апреля.

Модельная линейка претерпела серьёзное расширение. На этот раз на Ваш суд представляется три десятка НОВЫХ моделей!

Тестеры, составившие полноценные описания могут рассчитывать на скидку до 30% от розничной стоимости.

Тесты — серьёзная работа. Мы приглашаем Вас не просто попробовать лыжи следующего сезона, но и принять участие в возможно более объективном описании характеристик новых лыж, что поможет сделать правильный выбор будущим покупателям. Рассчитывать на максимальную скидку можно только внеся существенный вклад в это дело.

Тестеры требуются различного уровня — от начинающих до экспертов, разного веса, обоих полов. От Вас требуется внимательность при тестировании лыжи и умение выразить свои мысли, передать свои впечатления, объяснить, для чего и для кого предназначена лыжа, спектр её применения.

Желающих принять участие в тестах, просим обращаться по адресу Oleg@movementskis.ru или телефону +7 495 50 55 270 доб. 2#.

Точное время начала тестов будет известно после поступления снаряжения в Россию и будет сообщено дополнительно.

Мы оставляем за собой право выбора тестеров по собственному усмотрению без объяснения причин и комментариев.

Многогранный Кировск

Теги: , , , ,


О поездке 18-26.04.2009 года

Горнолыжный Кировск многогранен и неоднозначен. Нельзя парой слов описать поездку, типа: понравилось – не понравилось. Или, даже так: горы, люди, лыжи – хорошо, а погода, цены, сервис – плохо. Так тоже не всегда интересно.
Здесь я пробую отразить только что свершившуюся поездку просто отдельными эпизодами, гранями, непосредственным свидетелем, а иногда и участником которых был сам, и которые показались мне интересными.
Грань первая
Горным лыжам все возрасты покорны…

Кировск-1
Ульяна, 5 лет. Уверенно спускается самостоятельно (под руководством мамы)
по самой крутой части Северного склона
Кировск-2

Николай Егорович, 76 лет. Москва

Грань вторая
Поговорка «Сапожник без сапог» может быть успешно трансформирована в «Фотограф без фотографий самого себя». Других – да, оказией и на статике кто-нибудь и меня щелкнет на мой аппарат. Собственная же динамика хронически не фиксируется. Ну не проходит, и все!
Други, может случаем попал в чей-нибудь кадр, не пожалейте дубля. Характерные приметы разыскиваемого – красный костюм, очки с голубым отливом, склон только Городской, с 10 до 18 ежедневно. Должен быть неоднократно замечен с красивой девушкой в красной куртке.

Кировск-3

Одним словом – вот мы

Грань третья
Примерно середина недели. Внизу почти целый день прилично подморожено – все вчерашнее растаявшее и раскатанное замерзло и категорически отказывается отмерзать обратно. Уровень удовольствия от катания пересек нулевую отметку. От нечего делать сел на креселку, понимая, что там – то же самое, если не хуже.
И, — чудо! Метрах в 50-70 траверза за Букашку попадаю в почти нетронутый пушистый снег. Просто процесс дневного таяния до верха не всегда добирается, да и место оказалось удачно расположенным. И вниз, до отрога, разделяющего два цирка Айкуайвенчорр, делаю 5-6 спусков по великолепному снегу.
Тружусь не один на этом поле, поэтому за полдня вспашка его успешно произведена. Остались в памяти всплывающие виражи (лыжи вместе, плоское ведение, чуть задняя стойка, скорость ограничивается только сопротивлением воздуха), близкие к водным лыжам.
Такое мозг может быстро забыть, а долго помнит все-таки тело!

Кировск-4

Просто хороший день

Грань четвертая
Последний день катания. За ночь отратрачена вся трасса Северного склона (для школы или для соревнований – для нас и нам подобным это уже не делается). Когда на него попали (на Южном с утра по свежачку порулили), почти вся отратраченная плоскость была уже безнадежно испорчена конкурентами.
Неожиданно при спуске попадаю на самую левую полосу от ратрака, близко прилегающую к опорам подъемника. Слишком близко, поэтому совершенно чистую, как поцелуй юной девушки.
Спасибо, ратратчик! Ведь у нас же шлем на голове, а в ней мыслей об опасности – ноль. За 6-8 спусков вельветовый покров невинности успешно снят. Основной использованный при этом метод – резаный годиль.

Грань пятая

Кировск-5

Красиво в горах, не правда ли?

Грань шестая
Нет лучшей награды инструктору, чем быстрый прогресс в технике обучаемого. Упор на внешнюю лыжу, перекантовка, боковое соскальзывание и другие премудрости, прямо на склоне отрабатываемые раз за разом, дают прекрасный результат при соответствующем стремлении обучаемого.
Ариэль (Aryel) оказалась весьма прилежной ученицей, ради которой иногда приходилось жертвовать некоторыми моими любимыми склонами.

Кировск-6

Ясно солнышко

Настоящие спортсмены занимаются не только на склоне, но и в зале. За неимением последнего запомнилась отработка угло-винтового положения горнолыжника в снимаемой мною квартире. Закреплению материала способствовали два полухрустальных фужера полусухого вина.
Алена, подтверди, что мы тренировали элементы исключительно из арсенала горнолыжника.
Все остальные мысли, которые могли при этом придти в вашу голову, не имеют к этому ни малейшего отношения.

Кировск-7

Отработка элементов второго урока

Грань седьмая
Из диалога на Южном склоне:
– Скажите, у вас нет случайно с собой отвертки, крепление надо бы подтянуть?
– Попробуйте спросить на нижней станции подъемника.
– А там есть?

Кировск-8

Вот что есть на станции подъемника

Грань восьмая
Разовые скипасы действуют только на бугельные подъемники. Чтобы попасть на кресельный, приходится брать 4 часа (650 руб) или день целиком – 10.00–18.00 (850 руб). Или тратить на один подъем 110 руб.
Была надежда на опыт прошлого года, однако в день приезда – в Пасху, из базы были безжалостно удалены все служебные скипасы. Когда на следующий день выяснилось, что это не ошибка, а сознательное действие, среди канатчиков был готов разгореться тихий бунт, вылившийся на креселке в лозунг: «Будем работать медленно и печально!».
Пришлось применить опыт и знания, не обошлось без элементов удачи, чтобы решить возникшую проблему.
Результат – везде и всегда, но только через служебные турникеты. Что неожиданно оказалось плюсом в заключительный субботний день. В будние же дни очередей на подъемники категорически не наблюдалось.

Кировск-9

Это – самая большая очередь в будние дни

Грань девятая
В качестве экономического эксперимента подключился в Кировске на Супер Ноль. Запросто получил номер с тремя нулями на конце. Переговоры с Питером в три раза дешевле. Местные звонки – просто копейки.
Но! Маркетологи хреновы не даром на масло хлеб кладут. Необходимые звонки друзьям и знакомым с Питера, живущим в соседних домах, свели все мои усилия на Ноль. Супер!
Короче – на связь 1000 руб.

Кировск-10

Вид на южный склон слегка загораживает ВПС

Грань десятая
О грустном. К давно неработающим Букашке и Норду добавился Северный-2. В прошлом году на нем поменяли трос, но неудачно, поскольку в мое пребывание в прошлом году он больше не работал, чем работал.
Сейчас трос просто лежит на снегу, и чтобы добраться с Латвии до верха Северного-1 (еще его называют «Пикузо» – по фамилии директора, организовавшего в свое время установку этого подъемника), приходится снимать лыжи. Хотя можно этого и не делать, если канты ваших лыж вас абсолютно не волнуют.

Кировск-11

И куда же мы едем?

Грань одиннадцатая
В свое время на турбазе Терскол (Приэльбрусье) была прекрасная инструкторская школа. Пройдя через нее раз пять подряд (где вы, годы молодые?), приобрел большую часть того, что имею сейчас.
Не буду называть фамилию одного из инструкторов, скажу лишь, что помимо отличной горнолыжной подготовки она еще мастер спорта по альпинизму. Не буду из-за совета (скорее – шутливого, а может и практикой иногда подтверждается, раз живет этот совет), который за столом отдыха в дневку в хижине пастуха, занесенной по крышу снегом, среди шашлыков и дюжины сухого вина, дала она нам – своей группе из 10 человек преимущественно мужского пола.
«Обучение, теоретическое и практическое, очень часто оказывается более эффективным, когда инструктор передает свой опыт обучаемому помимо известных методов еще и способом, используемым «животным миром нашей родной планеты»». И в завершение добавила: «Ко мне этого прошу не применять!».
Мы с Ариэль разбили процесс обучения на четыре основных урока, отрабатывая их последовательно один за другим. И когда все уроки были пройдены, она задала мне вопрос – а будет ли еще пятый урок? Извини, Ариэль, я сказал тебе тогда – нет, не будет больше уроков.
Хотя сейчас, когда мы на расстоянии, я все-таки рассказал тебе о нем. Ведь ты хотела знать о горных лыжах все.

Кировск-12
Очи черные, очи страстные,
Очи жгучие и прекрасные…

Грань двенадцатая
Лежа на верхней полке, неожиданно, ровно за три часа до прибытия (или 150 км по расстоянию) нахлынули мысли о Питере.
Нет – не о работе. Звонка три-четыре пришлось все же сделать за недельный отпуск – ГИ все-таки, и работа требует своего.
И не о семье… И так пара звонков каждый день, не считая консультаций сыну по эксплуатации его двухнедельного Фокуса (у меня эта модель Форда уже третий год).

А далее – волна, состоящая из того, что на неделю отодвинул Кировск – планы, обещания, обязанности…
Здравствуй, Питер!

Владислав Кощаков
Написано 26.04.2009 года в поезде 15, вагон 4, место 26

Кировск. Впечатления после большого перерыва

Теги: , , , , , , , , ,


Кировск

Кировск

12 лет назад мы вернулись из Терскола и через неделю поженились. Родились дети, мы меняли работу, меняли жилье, меняли свою жизнь. И все время катались на своей горушке, сперва с коляской, потом с малышами в оврагах, потом вернулись на горку все вместе. Катались много: учили детей, учились сами, гоняли по трассе. В горы не получалось.
Решение назрело неотвратимо: лягушатник надоел. Жена поняла это раньше меня. Дети еще ни разу не ездили так далеко, они не видели горки длиннее 200м, да и денег не хватало. Но мы просто должны были это сделать.  Я согласился попробовать.
Отпуск дали в последний момент на конец весенних каникул. Я пересчитал семейные запасы и пошел за билетами. В разгар весны – конечно Кировск. Перед самой поездкой все переболели гриппом. Но решение уже было принято.

Первый день
В день отъезда я только начал отходить после болезни. Долгий поезд меня совершенно не напрягал. Наоборот, я проспал Петербург, загорал на платформе  Петрозаводска, жадно глазел с верхней полки на заснеженные заливы Онеги, смаковал каждую минуту путешествия. Дети конечно намаялись и на второе утро все мы выгрузились в Апатитах немного отупевшими.
Последний раз я был в Кировске в январе-феврале 1981 года. Запомнились мороз за 30 с ветром, проблемы с транспортом, невкусная еда в «Хибинах», скатанная команда школьников и студентов, настоящие спортивные склоны, соревнования.
На этот раз Апатиты встретили нас теплым солнцем и стаей такси. Младший, недоверчиво разглядывал из окна машины плотный массив Хибин:
— А что, бывают склоны в 3 раза больше нашей горки? Как, в 20 раз? Но я никаких лыжников там не вижу!
Я поймал себя на том, что тоже не верю, что сегодня махну с настоящей горы; долгожданного восторга не было.
В квартире, пока жена готовила завтрак, я распаковал лыжи и подстроил крепления (проверка снаряжения на всю семью — верный способ избавиться от других забот). Затягивая пятку своего Salomon я почувствовал, как туго пошел винт после 9DIN. Эти крепления еще не разу так не настраивали. Через ребра отвертки кожей почувствовал, что наконец в Горах. Еще один час, и я смогу по-настоящему разогнаться, крепления должны держать. Еще один оборот — неудобный косой индикатор Salomon дошел до десятки, до начала жирной черной черты на шкале, до начала новой полосы. Я резко выпрямился, голова немного закружилась, с дороги наверно. В глаз брызнуло отраженное снегом солнце, цвета вокруг немного поблекли. Вот теперь — скорее на гору!
Для разминки поехали на АО «Апатит». Мне было совершенно все равно, только нетерпение росло. Открылся широкий «сахарный» склон. Дети в восторге закричали: видно подъемники, вон, маленькие точки – это лыжники поднимаются.
— Мы здесь будем кататься? – младший настойчиво требовал подтвердить, что все не понарошку.
— Будем, теперь точно будем!  — теперь я не сомневался.

Первый спуск
Цены на подъемник, которые еще с утра волновали, вдруг стали совершенно не важны. Если бы там был лишний нолик, наверно я не обратил бы на это внимание. Короткая очередь. Беру штангу, она плавно подцепляется к тросу и вдруг дает ощутимого пинка. Ух ты! Встречный ветер шелестит в ушах. После закалки на старинном тросовом бугеле мальчишки садились на тарелку с опаской. На перегибах жесткие штанги отрывали легких наездников от снега и ветер заносил их в сторону, но они держались цепко, да и трасса подъема подготовлена хорошо. Наконец, я построил семью перед первым спуском. Строгий инструктаж: старшой за мной, потом ты, мама замыкает. Осторожно, это не наш пупырь, только после меня, в сторону не забирать, устали-отдохнули, всех ждать…
Шагаю вниз и сразу отключаюсь от всего. Торопиться некуда, плавненько. Начинающие в узком месте движутся непредсказуемо, отпускаю лыжи, снег быстрее катится навстречу, фигуры лыжников как бы замирают в поле зрения. В ушах зашуршало, эх, уже пара моих горушек пролетело. Широченная ровная доска, плотный снег, восторг для техничного карвинга. Пологая, можно не спеша порезать, скорректировать технику. Пора передохнуть, дети наверно отстали. Затягиваю дугу вверх. Меня догоняет странный звук: старший в низкой стойке рассекает воздух мимо меня, грохочут клешеные штаны. Заложив дугу, сын пропадает за перегибом. Поджидаю жену, ноги с непривычки одеревенели. Последние 500м, отдыхаем в короткой очереди. Дети запыхались, но излучают восторг, болтают о каких-то пустяках. Именно этого мы ждали 12 лет!
Едем на самый верх. Какая панорама! Сверкают на солнце плавные гребни Хибин, неожиданно, без подножия встающих из плоской долины. Внизу в дымке растворяются белые языки озер, здесь по-настоящему ощущаются горы. А на городском склоне взгляд все время упирается в город и дым.
Сверху отличный кусок средней крутизны. Тут интереснее. Разгоняюсь, но мои слаломки упорно отказываются писать длинные дуги. Либо лениво проскальзывают, либо приходится частить. Зато мальчишки казалось, только об этом и мечтали. Едут плавно и быстро, стараются резать и у них что-то получается. Восемь спусков пролетают незаметно. Супруга уже пропускает подъемы, пора отдохнуть, но дети хотят еще. Только по дороге домой все понимают, как устали.

Апатия?
Мы слышали, что опытные лыжники не любят АО Апатит. Наверно здесь можно заскучать. Но нам понравилось. На следующее утро, рассматривая в окно городские крутяки, младший предложил опять поехать на  АО Апатия (он не специально, просто так запомнил).
Я много лет боролся за жизнь на буграх, вгрызался в лед и обдирал лыжи на камнях. А здесь я могу позаниматься техникой с мальчишками, отпустить их на трассу одних, порадоваться за супругу, которая катается совершенно не напрягаясь, просто погонять. Не бояться за то, что дети свалятся с подъемника в неудобном месте. Наконец посетить чистый туалет с нескользящими ковриками.
У апатичного склона есть еще одно редкое преимущество: здесь легко кататься при плоском освещении, настолько ровный склон. Стоишь в белой сфере, опоры подъемника, редкие камешки и лыжники — как маяки в тумане. Стоит разогнаться – полное ощущение полета по приборам, рельеф возникает прямо под ногами, иногда потряхивают «воздушные ямы». Одно исключение: встречный ветер. Если задуло из долины разогнаться невозможно, катание теряет всякий смысл.
Конечно, дети устают от однообразия. На второй день, получив подтверждение, что боковые склоны не лавиноопасны, начинаем разведку влево. Необработанный снег довольно плотно и ровно задут, только изредка подбрасывают невидимые заструги. В рассеянном свете, на мягком верхнем слое совершенно теряется чувство скорости. Подруливает старший:
— Пап, мне кажется это не я еду, а по телевизору смотрю. Здорово, даже голова кружится!
Младший подлетает к нам, резко ставит лыжи поперек – летит через голову:
— Разве я не остановился?!
Катиться до самого низа боковыми трубами не очень интересно. Но дети всегда рады сменить маршрут.

Город
После горы мама сразу взяла правление на себя: устали – не устали, а экспедицию в магазин и дежурство по камбузу пропускать нельзя. Как в походе. Неспешный обед, отдых. Вечером прогулка (надо посмотреть, где работают ратраки), ужин, чтение в слух, отбой. Мы приехали сюда кататься и скучать мы не собирались. У нас просто не оставалось на это сил и времени.

* В Кировске замечательные булочки и очень вкусные местные молочные продукты. Только не надо откладывать поход в магазин на вечер.

Перевал
На верх городского склона с Апатии выводит лыжня вдоль гребня. Но сперва надо спуститься по узкому неровному крутяку. Ребята, даже уставшие в конце дня рвутся в путешествие. Супруга обычно выбирает такси.
Четвертый день, с утра яркое солнце. Жена сообщает, что у нее сегодня все получается и она готова идти в город по гребню. Оглядываюсь. Под солнышком из долины ползет черная стена облаков во весь горизонт. Такого я еще не видел:
— Конечно поедем!
Когда поднялись наверх, солнце уже скрылось, задуло. Верх креселки еще был виден. Мы с мальчишками сразу покатились направо и маме пришлось следовать за нами. Ветер крепчал, темнело, делать повороты уже не хотелось. Спустились к седловине боком (в таких случаях классическая техника здорово выручает). Ветер рвался мощным потоком направо в черный провал между гребнями, снежинки кололи лицо и громко шуршали по одежде. Возвращаться поздно. Пошли траверс налево против ветра.
Посреди гребня нас накрыло облаком. 10м видимости, дует все так же.
-А мы вверх или вниз идем, я не пойму! – кричит младший. Супруга молчит, но вижу, что уже не рада. Старший наслаждается приключением. Оглядываю свою команду: устали не сильно, телефон работает, в рюкзаке бутерброды и вода – все нормально.
Ползли долго, на часы ни кто не смотрел. Иногда я нащупывал палкой следы лыж (ни вверх на карниз, ни вниз мне совсем не хотелось). В разрыве облака на минуту послышались голоса и впереди зашевелились тени. Люди! Лыжня неожиданно пошла вниз и вывела к камню над обрывом. Все, вышли на верх городского склона. Ветер стих, стало тепло. Осталось только дойти до креселки по широкому гребню. Иногда из тумана выступали останки каких-то циклопических сооружений. Облако накрыло все до самого города, но камни и подъемники не давали сбиться с курса.
Дома мальчишки сказали, что было интересно, но иногда страшно. Мама не разделяла нашего восторга, но очень радовалась, что все кончилось благополучно.

Непогода
Мы знали, что можем просидеть без катания из-за непогоды, но специально к этому не готовились. На следующий день все подъемники стояли. Решили построить чего-нибудь из снега в парке. В квартире нашлась штыковая лопата. На улице ветер забивался во все щелки одежды, не давал вздохнуть. Спасали лыжные очки. Сперва в снежном отвале устроили убежище от ветра. Потом между деревьями вырубили ход длиной метра четыре. Кирпичи снега оказались очень крепкие, решили в следующий раз строить настоящую северную иглу. А не катать комки как дома.
Вечером дети забеспокоились, что кто-нибудь сломает крышу и провалится в тоннель. Вытащили несколько ведер воды и все залили.
Через два дня опять непогода. Мы продолжаем иглостроительство. К нам присоединяются новые знакомые (из Питера), две семьи, с лопатой. Снимаю пятку креплений с лыжи – еще один инструмент.  Теперь мы режем большие блоки, закладываем хижину метра два шириной. Кладем слой за слоем с перекрытием. Мужчины серьезно взялись за дело и через полчаса устанавливаем крышу. Дети забираются внутрь, но делать в снежной хижине нечего. Пробиваем ход в туннель. Теперь наш снежный городок стал гораздо интереснее. Можно скатиться на попе по ходу и вылезти на поверхность с другой стороны.  Все гуськом совершаем круг почета. Однако пора сушиться! Ни разу не видел своих детей ТАКИМИ мокрыми, даже после катания. Снег набился в карманы, под клапаны и даже за подкладки. Отдыхаем, собираем остатки одежды и идем большой компанией в музей Камня.

Городские склоны.
Первый день на городском после непогоды. Местами мягко, местами заструги. Мальчишки с мамой осторожничают. Пытаюсь разогнаться на ровных местах, но лыжи брыкаются, ноги быстро деревенеют. Расслабляюсь и спокойно оглядываюсь. Странное ощущение: за 20 с лишним лет ни чего не изменилось! Те же подъемники, камни в тех же местах, те же дома внизу, только дыма поменьше. Те же лыжники.
Рядом классическими, «манерными» движениями облизывает бугорки лыжник. Да он же на ELAN RC04, в 1981 я о таких мечтал! А неплохо идет, в конце поворота уверенно режется. И ведь удовольствия получает не меньше, чем я. Мне б сейчас такие «доски» – боком бы скребся! На спортивных трассах у Северных бугелей классиков попадается еще больше. Многие — пенсионеры, они вынуждены экономить буквально на всем. Но они приехали кататься в Горы, а я 12 лет находил причины, чтобы этого не делать. Ветераны уверенно чувствуют себя на старом снаряжении. В Кировске не принято смеяться над длинными лыжами с острыми носами, креплениями Marker М4, красными Alpina и самошитыми эластиками с усилителями на коленках «как у Стенмарка».
Конечно, старые подъемники с трудом справляются с потоком лыжников, швабры висят на тросе редко, скорость невысокая, касса далеко от посадки. Тарелки Татрапомы на новом склоне гораздо удобнее, особенно для неопытных лыжников, да и очередь движется быстрее. Зато двухместный бугель дает уникальную возможность пообщаться со случайным попутчиком.
Хотя городские склоны не слишком ухоженные, но выглядят довольно безопасно. Детям (9 и 10 лет)  оказалось удобнее ездить на швабре вместе, чем со взрослыми. Иногда мы отпускали мальчишек на пару спусков одних. Младший отправился на разведку в «трубы» к югу. Понравилось. В очередной раз разогнался так, что пролетел с одного бугра на склон следующего и отпечатался в нем. В школе гордился синяком еще неделю.

Домой
Крайний день. Катание до упора, сборы, ночной поезд. Все очень устали, особенно супруга. Мальчишки все-таки простудились. Утром поднимаемся не спеша. Перед Медвежьей горой мама накрывает на стол и неожиданно спрашивает:
— Мы ведь повторим это через год?
— Конечно!!!
И Апатию, и Севера, и тесты, и попытаемся съездить на 25 километр. А если погода будет нелетная, построим огромную иглу в парке.
Кировск – совсем не курорт, но это настоящие горы. Мы едем сюда кататься, хорошая компания и небольшие приключения, которые мы сами себе выбираем – пока этого нам достаточно. И мы хотим это повторить.

Егор Светогоров