Архив по тематике | "Кавказ"

Черное и белое…

Теги: , , , , , , ,


…или Главный Кавказский Хребет как граница зоны «рискованного горнолыжного земледелия»

К Северу от ГКХ

Осень прошлого года. Одна из ведущих мировых компаний, которая проектирует горнолыжные центры, получила заказ на разработку проекта развития Домбая. Заключен договор, работы были начаты… и приостановлены после того, как специалисты этой компании затратили более пятидесяти тысяч долларов, но другой оплаты, кроме обильных кавказских застолий и витиеватых тостов так и не получили — денег по договору переведено не было. Особенность национального менталитета?

Новая канатка, строительство которой ведется в Приэльбрусье. Начать, пожалуй, надо с того, что из первой порции денег, выделенных на проект и строительство пару лет назад, до назначения дошло 80%. Пятая часть попросту растворилась где-то по дороге. Второе, что необходимо отметить – строительство ведется на федеральные деньги, выделяемые в рамках федеральной программы «Юг России». Это значит, что выделяют эти деньги не хозяин, то есть совсем не те люди, которые их зарабатывали (то есть налогоплательщики, или мы с вами). А прибыль от вложения этих денег будут получать какие-то другие люди, а совсем даже не те, которые их, эти деньги, выделяют.

Сложное построение? Попытаюсь пояснить свою мысль: деньги – государственные, а когда канатка заработает, прибыль государству вряд — ли достанется. Дай Бог, чтобы денег от продажи билетов через кассу (надеюсь, пояснять никому и ничего не нужно, все знают, каков процент сейчас утекает мимо?) хватило на возврат средств, выделенных на строительство, хотя бы в течении десяти лет… Ведь основная прибыль, которую получает курорт – совсем не от эксплуатации канатной дороги, а от прокатов, магазинов, ресторанов, баров, гостиниц – а это все, как и прежде, остается в руках у частных лиц, которые в строительство подъемника не вложили ни копейки. Зато быстренько использовать новый подъемник для своего частного благоденствия желающих набежит масса – в этом можно не сомневаться. Третье – местное население, которое использует любую возможность для того, чтобы быстро построить частную гостиницу на поляне у подножия Чегета, отказалось от полномасштабного строительства современного курорта в Терсколе, поскольку такое строительство, помимо организации колоссального количества рабочих мест и развития всей инфраструктуры края изменит привычный уклад их жизни. Другими словами, они отказались от другого будущего для своих детей. Ну и заодно — для нас.

Москва, метро «Рижская»… Сентябрь, первое, Северная Осетия, Беслан… Скажете, это было далеко от Кавказа? И снега еще не было: зима не наступила? Что ж, перейдем к зиме.

На Северном Кавказе она и в этом сезоне выдалась урожайной на всякие неприятности. В декабре в Назрани с применением боевой техники штурмовали дом, в котором держали оборону несколько боевиков. В начале января в Махачкале и Каспийске прошли аналогичные спецоперации, причем силовые структуры понесли потери — погибли командир дагестанского СОБРа и один из сотрудников легендарной «Альфы». Естественно, жилой дом в Махачкале был полностью разрушен.

Немногим позже штурм жилого дома произошел в Нальчике, уже гораздо ближе к горнолыжным регионам. Боевики террористической группировки, которые находились в этом доме, были уничтожены. А еще несколько дней спустя в Дагестане был убит замминистра внутренних дел республики Магомед Омаров. По некоторым предположениям, это была месть боевиков за операции в Каспийске и Махачкале. В феврале – снова в Нальчике – еще один штурм спецназом жилого дома, где «…уничтожена террористическая группа, готовившая серию террористических актов на Юге России…». Местные и федеральные силовые структуры сменили тактику – вместо поисков кого-то где-то в горах, небольшие бандгруппы расстреливаются спецподразделениями «на теплых квартирах», гораздо ближе к любителям Цея, Домбая и Чегета. Фактически, как бы это не называлось, сразу в нескольких городах Северного Кавказа проходят боевые действия, причем кое-где периодически. Похоже, чеченский конфликт «выходит из берегов» и постепенно расползается на соседние регионы.

Очередная журналистская «пугалка», призванная остановить тех, кто несмотря ни на что, собирается ехать на Кавказ? Надеюсь, не все читающие этот материал сочтут его за очередную «античегетскую стряпню». Да и март — конец сезона, не время для «антикавказских статей».

Когда какие-то проблемы возникают у туристов в Приэльбрусье, всегда можно услышать отговорку, которую используют местные власти, милиция или просто жители. «…Это снизу молодые ребята приехали, это не наши…» Как будто избитому или обкраденному туристу от этого легче! Молодежи везде много, но далеко не везде она так себя ведет. Однако Кавказ есть Кавказ, и особенности региона накладывают свой отпечаток и на взаимоотношения с туристами, и на гораздо более серьезные вещи — на подпитку молодыми кадрами «незаконных вооруженных формирований исламского толка».

Сейчас средний возраст участников террористических группировок не превышает 25—30 лет. При этом их ряды активно пополняются и еще более молодыми «кадрами», родившимися в начале, а то и в середине 80-х. И это – не ваххабизм. Просто на Северном Кавказе выросло новое поколение. Новое не только по возрасту, но и по сознанию. В этом сознании у некоторой части молодых людей совсем нет места чувству уважения к гостям из России, которые привозят деньги. Ведь баранов, с которых стригут шерсть, необязательно уважать. Зато в сознании определенного числа молодых людей нашлось место чувству причастности к мировой исламской общине, особенно теплое благодаря деньгам, приходящим из-за рубежа, приезжающим из исламских государств «братьям по вере» и возможности безнаказанно и беспрепятственно перебираться в случае необходимости в недалекую Грузию. И это чувство усиливается благодаря тому, что на территории остальной России молодые выходцы с Кавказа ощущают себя, мягко говоря, не совсем уютно не только благодаря постоянному повышенному вниманию нашей милиции, но и косым взглядам россиян.

Как можно видеть по всем событиям, связанным с терроризмом, начиная хотя бы с первого сентября прошлого года в Северной Осетии (совсем не мусульманской, кстати говоря, республике), едва ли кавказская молодежь будет, по «горской традиции» прислушиваться к мнению своих отцов и других «уважаемых людей». И это утверждение касается не только терроризма. Убийство бармена в гостинице Чегет своим младшим родственником (пусть дальним) этой зимой и непрекращающееся воровство в номерах гостиниц, охраняемых одетыми в форму местными жителями, сидящими неподалеку в холле – яркое тому подтверждение. А ведь «уважаемые люди» прекрасно понимают, что туристы в их регионы везут деньги, и им должно быть комфортно во время отдыха. Понимают и… по большому счету, на ситуацию всерьез повлиять не могут. Меры принимаются «после того, как»: приносятся извинения, организуется розыск похищенного, обидчиков… Но не думаю, чтобы кому-то было комфортно расслабляться в баре, где недавно было совершено убийство, да еще знакомого бармена, или оставлять дорогостоящие вещи в гостинице, где номера периодически страдают от набегов «приезжей молодежи из Нальчика»…
Но вернемся к возможному терроризму. Многие представители террористических группировок — городские жители, на которых старшее поколение при всем желании не в состоянии оказать особого влияния. Считаете, что Чечня далеко от Чегета и Домбая и дотуда «не долетит»? Далеко. Но не дальше, чем от Москвы. Чеченцы? Сами знаете – не только. Вот лишь некоторые факты: нашумевшее в центральной прессе «мусульманское сообщество No3», бывший лидер которого — Гочияев, обвиняется в организации взрывов на Каширском шоссе и улице Гурьянова в Москве, базировалось в Карачаевске. Рудничный город Тырныауз в Кабардино-Балкарии, где, кстати, несколько лет назад был убит православный священник, стал одним из мест вербовки добровольцев в отряд полевого командира Руслана Гелаева. А Карачаевск и Тырныауз гораздо ближе к Домбаю и Приэльбрусью, чем даже дважды простреленный в эту зиму Нальчик…

Не надо забывать и такую «мелочь», что кавказская молодежь пытается найти себе место под солнцем в регионе, где царит бедность, а все мало-мальски доходные сферы деятельности давно и прочно «схвачены» людьми поудачливее и постарше, как правило, связанными с местными администрациями. Лозунги радикальных исламистов, включающие в себя борьбу с коррупцией и подкрепленные материальной помощью из-за рубежа, делаются в этой ситуации особенно привлекательными.

Так что есть поводы думать, что в придачу к сепаратизму в Чечне, терроризму в Дагестане, Ингушетии, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии и «особенностям национального менталитета» в самих Домбае и Приэльбрусье в ближайшие годы мы можем получить резкий всплеск экстремизма в сочетании с конфликтами между сторонниками разных «версий» ислама в соседних регионах.

Видимо, все эти факторы не сбрасывают со счетов те компании, которые принимают решения о вложении денег и строительстве новых подъемников. Один из известных Российских специалистов, анализирующих возможности строительства новых развитых курортов на Северном Кавказе, сказал, что «… при текущей ситуации вкладывать деньги в строительство и развитие курортов в этих регионах могут только люди с очень сильно развитым чувством юмора»…

И к югу от ГКХ

Курорт пока один — Красная Поляна. Но похоже, в ближайшие годы ситуация будет меняться, и кардинально. Сегодня на «горнолыжке» работает пять очередей кресельных подъемников и буксировочный, обслуживающий удобный, комфортный и широкий склон для начинающих в нижней части «третьей». Как правило, очередь на канатку «Альпики-Сервис» — редкость. Разве что утром в праздники, когда погода хорошая, у кассы и на «первую» беда, да в дни после снегопада на «четвертую» хвост из райдеров выстраивается – сюда многие из Москвы или Питера срываются, узнав о том, что выпал свежий снег…

«Третью очередь» сильно разгружает новая канатка «Родниковая» с мягкими креслами и движущейся дорожкой, которую запускают в пиковые моменты. Тем, кто давно не бывал в этих краях, бросится в глаза не только новый подъемник или явные признаки строительства правее «второй», если смотреть снизу, еще одного подъемника – работы ведутся и зимой. Заметно изменился профиль трасс, перепланированы короткие крутые участки, благодаря этому на трассе исчезли бугры и леденистые проплешины. Теперь карвер-эксперт на хороших лыжах может без остановки на максимальной скорости пройти «третью», а потом, после короткого перерыва, и «вторую».

Любители скоростного карвинга чувствуют себя на трассах, которые еженощно выглаживаются ратраками, не менее комфортно, чем на склонах курортов Европы. Неинтересно карвить, нам бы райду, да покруче? Для любителей неподготовленных склонов на «четвертой» такие широкие возможности, что мало не покажется. Причем больше я пока нигде в России не видел систему борьбы с лавинами при помощи дистанционно управляемых газовых пушек «Газэкс». В самой верхней части склонов «четвертой» эта система и установлена, вызывая недоумение своим видом… А в ресторанах и на подъемниках теперь не редкость гости из-за рубежа, причем прилетают и из-за океана. Экзотики ищут. Вертолет в одиночку уже не справляется с потоком желающих провести день на тех склонах, где никто еще не оставил свой след: даже в будние дни число желающих покататься «где надо» переваливает за полсотни человек. В культовом баре всех райдеров – «Мюнхе», как его называют, по вечерам не протолкнуться. И в поселках изменения: отели, комплексы апартаментов, развлекательные комплексы, в которых проходят концерты. Пейзаж сильно оживился благодаря массе новых коттеджей, построенных на совесть, красивых, отделанных деревом, обнесенных добротными кирпичными заборами – владельцы гостиниц заботятся о своих постояльцах, несмотря на то, что…

…Террористов поблизости от района Сочи или Красной Поляны не замечали. Население – русские и греки, как известно – далеки от ислама. Может быть, это одна из причин того, что после нескольких лет колебаний холдинг «Интеррос» все-таки объявил о своем намерении вложить при участии других, пока не называемых инвесторов, $140 млн. в создание горнолыжного курорта «Роза Хутор» на Красной Поляне – в феврале в Москве прошла презентация этого проекта. На то, чтобы превратить Красную Поляну в курорт мирового уровня, нужно, по данным Минэкономразвития, $1,5 млрд. Эти деньги государство уже несколько лет пытается собрать по частным инвесторам. «Интеррос», который пожелал участвовать в проекте одним из первых, четыре года назад от Красной Поляны отказался. Теперь, когда местные власти уже провели газ, запустили электростанцию, а осенью этого года должна открыться новая дорога — туннель в горах, который позволит резко сократить время в пути от Сочи до Красной Поляны, проект возобновлен. Этот туннель, спрямляющий дорогу между собственно Сочи и Красной Поляной, вот-вот закончат – и дорога, сейчас занимающая сейчас около часа, станет еще короче. Но главное — ей не будут страшны камнепады или снежные завалы, которые сейчас пока еще могут отрезать Красную Поляну от остального человечества, или дожди, из-за которых жалкий ручеек вдруг превращается в бурную реку и напрочь размывает участок дороги.

Некоторые считают, что «Интеррос» вместе с другими частными инвесторами должен был развивать весь регион (то есть, строить тот самый туннель) на свои деньги, не привлекая государственные средства. Потанин с ними не соглашается. «Ни один мировой горнолыжный курорт не строился на пустом месте. И нигде необходимая инфраструктура не создавалась за счет частных инвесторов», — говорит он. Вот почему окупаемость «Розы Хутора» проблематична, а ее сроки пока «никак не просчитываются». Потанин утверждает, что затратной не будет только эксплуатация курорта, а вот его строительство требует громадных трат.

На самом деле, если учесть, что проект такого уровня – первый в России, а Красная Поляна – место вообще уникальное, можно, на мой горнолыжный взгляд, пойти навстречу г-ну Потанину. И в вопросах освобождения оборудования от НДС, и по поводу послабления в арендной плате за землю на время строительства курорта, льготных государственных долгосрочных кредитов, освобождения оборудования от таможенных пошлин – ведь делается это все во многих других случаях! Не говоря уже о том, что в развитых в горнолыжном отношении странах и специальные банковские программы есть, и чиновники взяток не берут, и ратраки-подъемники-прокаты-системы контроля за работой курорта не облагаются таможенными пошлинами, и множество других «положительных плюсов», которыми может воспользоваться инвестор. Но все это при существующем законодательстве нереально, а работа по разработке «закона о горах» пока движется черепашьими темпами.

Но вернемся к проекту. Реально «Роза Хутор» будет вполне массовым и одним из самых крупных горнолыжных курортов в стране. Общая протяженность трасс здесь составит 55 км, 15 подъемников смогут ежедневно пропускать 9,5 тыс. человек. Правда, все это великолепие заработает еще не скоро: в общей сложности проект рассчитан как минимум на 10 лет.

Первая очередь может быть запущена примерно в декабре 2007 года, а дальше, по выражению Потанина, «как пойдет». Вызывает удивление та деталь, что строить гостиницы на курорте «Интеррос» не будет. Заложенная компанией инфраструктура курорта предполагает наличие оборудованных трасс, лыжных школ, пунктов проката снаряжения, а также кафе и ресторанов. Самостоятельно развивать прочий необходимый туристам бизнес «Интеррос» не собирается, отдавая его на откуп другим предпринимателям. А ведь на самом деле повсюду в мире горнолыжные комплексы считаются одними из самых рентабельных в туриндустрии только в комплексе, включающем в себя и гостиницы, и массу других сопутствующих услуг.

Это учтено в проекте курорта «Карусель», который строит по соседству ОАО «Красная Поляна» в паре с компанией «Юмако». «Роза Хутор» находится на северо-восточном склоне Аибгского хребта, а «Юмако» — на северо-западном. Разделяет их только уже работающая четырнадцатикилометровая трасса с подъемниками, принадлежащая компании «Альпика-сервис». «Карусель» будет больше «Розы Хутора»: здесь должно быть 70 км трасс и 20 подъемников с пропускной способностью 12 тыс. человек в день. Проект также рассчитан на 10 лет, и вкладывают в него вдвое больше — около 350 млн. евро.

Реализация «Карусели» началась в октябре прошлого года. Первый этап (6-километровая трасса, один большой подъемник и несколько маленьких кафе, прокаты оборудования), рассчитанный на 2 года, стоит 35 млн. евро. И эти деньги инвесторы рассчитывают вернуть полностью.

По словам представителей «Юмако», срок окупаемости составляет, по расчетам, 5,5 лет с момента начала инвестирования. Но это если компания будет заниматься только горнолыжной инфраструктурой. Но ведь тем, кто занимается «большим» горнолыжным бизнесом, хорошо известно, что прибыль от подъемников может находиться далеко не на первом месте по своему объему – при грамотной организации работы курорта рестораны, прокат снаряжения и отели намного более прибыльные отрасли горнолыжного бизнеса. ОАО «Красная Поляна» собирается получать прибыль именно за счет 1000 номеров в апартаментах, 3000 в гостиницах и 500 коттеджей, запланированных проектом. Вдобавок, недвижимость, учтенная в проекте, позволит сократить сроки окупаемости как минимум на полтора года — в зависимости от того, как пойдут продажи. Ведь сейчас цены на землю в Красной Поляне непрерывно растут…

А что по поводу цен на ски-пассы? Они тоже «не спят». Сейчас дневной ски-пасс на единственную работающую сейчас на Красной Поляне цепочку из шести подъемников «Альпики-Сервис» стоит уже 750 — 800 руб (будни-выходные). «Интеррос» за свои ски-пассы собирается брать 450 – 600 рублей. В «Карусели» цены будут немного выше — порядка 800 рублей. Это планы, существующие на настоящий момент. Что изменится к моменту завершения строительства, пока никто предсказать не может. Разве что гадалка…

Не только гадалкам, но и некоторым другим людям повезло родиться обладателем некоего необъяснимого коммерческого чутья. И вот эти некоторые быстрее всех сообразили, что к чему – и пока остальные обзаводились недвижимостью в далеких краях типа Лазурного берега или Кипра, эти поспешили что-то купить в тогда еще полузабытом Сочи, а некоторые — и в окрестностях. Вот, например, еще года четыре назад сотка земли в Красной Поляне стоила около пятисот долларов – а сейчас меньше чем за пять тысяч ту же сотку в этой же Красной Поляне уже и не найдешь. Впрочем, даже за пять тысяч уже тоже не очень-то найдешь – может, разве что у самого нижнего края поселка, в районе озера. А в центре поселка уже семь, десять…Участки, которые продаются в расположенном выше поселке Эсто-Садок, стоят уже по тринадцать тысяч долларов за сотку. А вплотную к «горнолыжке» — и по восемнадцать. А поскольку здесь горы, то свободная земля, годная для того, чтобы на ней что-нибудь построить, скоро станет большой редкостью. Поэтому сейчас сказать, сколько же будет стоить краснополянская сотка лет через пять, могут разве что уже упомянутые цыганки-гадалки. А специалисты по продаже недвижимости уверяют: цена будет продолжать расти.

Опять же – пока президент любит горные лыжи, все остальные разумные люди из числа власть и деньги имущих тоже будут любить горные лыжи. И, соответственно, захотят приехать именно сюда – не на Чегет — же, в самом деле, им ехать – там же, не ровен час, упасть можно… Отели класса люкс и апартаменты уже вовсю строятся для всех желающих – и в поселках, и рядом, а для президента и его окружения — на специальном месте, которое хорошо видно с кресельных дорог «Альпики-Сервис» — пока еще серые здания с зелеными крышами, расположенные в километре-другом от дороги, соединяющей Красную Поляну и Эсто Садок.

В некоем не совсем определенном, но обозримом будущем будет открыт новый международный аэропорт – на самом деле, он в некоторой степени построен много лет назад, но тогда, разумеется, на то, чтобы довести дело до конца, денег не хватило. За последние пять лет он изменился – появились современные конструкции из зеркального стекла и металла, ведутся работы. И рано или поздно новый аэропорт все-таки достроят – и тогда до Красной Поляны прилетевшим станет еще ближе. Ненамного – буквально на пару километров, но все же ближе. А если еще и на «вертушке»…

Закрыл глаза – и увидел сон, а в нем – некоего москвича-горнолыжника, купившего апартаменты или дом в Красной Поляне: отработав трудовую неделю, он покупает билет выходного дня (некоторые авиакомпании уже предлагают такую услугу) и в пятницу вечером вылетает из промозглой столицы в Сочи, даже не заезжая домой. От Павелецкого вокзала – фактически, из центра, до аэропорта сейчас сорок минут. Еще два часа – и он приземлился, багаж ждать не нужно – его нет. Еще час, или меньше – и он у себя дома в Красной Поляне, дышит воздухом, официально считающимся эталонным. Потом этот счастливый москвич ужинает – например, свежей форелью, которую в некоторых ресторанах он при желании может сам и поймать, и, забыв обо всех проблемах, отправляется спать, положив утомленную рабочей неделей голову на подушку, набитую душистым можжевельником. Говорят, очень помогает от головной боли и дурных мыслей. Главное – не переусердствовать за ужином с местным вином, которое за последние годы сильно проиграло в качестве – сейчас его даже в нужный «Изабельский» цвет красят какой-то химией…

А потом, проснувшись утром, этот самый товарищ из моего сна посмотрит из окна… ну, хотя бы из окна апартаментов «Катерина-Альпик», которые пока еще только строятся, но к осени все здесь будет завершено. Странным образом даже стройплощадка, в которой нет ничего особо живописного, не портит вида – а когда здесь достроят апарт-комплекс, с подземным гаражом, желтый с синей крышей, окруженный заснеженными вершинами… Правда, апартаменты площадью от 50 до 265 кв. м. стоят около 3000 Евро за квадратный метр… Блин, а вот на этом месте просыпаться-то мне и расхотелось…

При подготовке статьи использованы материалы сайтов интернет

P.S. Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что краски в этом материале сгущены. Но ведь и название материала «черное и белое», а не «разные оттенки серого». И еще одна картинка: в летом 2005 года создано две бригады войск спецназначения, одна из которых будет расквартирована в Дагестане, а вторая — в Карачаево-Черкессии…

Георгий Дубенецкий

Чегет 2008. Женский взгляд

Теги: , , , , ,


Эльбрус
Эльбрус

Только что вернулась из Приэльбрусья..
Не буду оригинальной, если скажу, что Чегет – это совершенно «отдельное» место, это не просто регион катания, это своеобразная горнолыжная Мекка, куда многие стараются приехать хотя бы ненадолго, что называется «поздороваться» с Кавказом и встретить очень много друзей, ну нет у нас другого более «намоленного» места, чем Чегет. Так уж сложилось исторически: и место потрясающе красивое, и романтики хоть отбавляй – всё хорошо. Не могу даже сосчитать, сколько раз я говорила спасибо за поздравления с праздником 8 Марта, не знаю, где ещё могла бы встретить такое количество друзей и знакомых. Но…

Этих «но» здесь много. Например, не представляю себе, как вагон канатной дороги мог на полном ходу врезаться в станцию где-нибудь в Альпах, а уж если бы это произошло, какой бы шум поднялся в СМИ, и как бы суетились медики, спасатели и администрация всего региона! Это было-бы ЧП национального масштаба. А здесь, когда 6 марта это произошло на Эльбрусе (слава Богу, обошлось без жертв, поломанные ребра и ушибы, раны, порезы и сотрясение мозга – не в счет), то… «вокруг – тишина». Пострадавшим оказали первую помощь и отправили кататься. Никакой полиции-милиции, никакого расследования, вообще тишина. Думаю, что в ближайшие дни ККД запустят снова, а ведь от повторения этого случая никто не застрахован.

Не пора ли нам всем, а особенно «думцам» и иже с ними, а также другим влиятельным людям всерьёз задуматься о такой необходимой вещи, как Закон о горах. Посмотрите, что происходит конкретно в Приэльбрусье, сравните с другими регионами даже в нашей стране. Конечно, что-то, безусловно, меняется в лучшую сторону и в том числе в Приэльбрусье. Я, например, впервые была на Азау и поднималась на новой канатной дороге, где вполне цивилизованно проходишь через турникет по пропуску, как все! Подчёркиваю это: просто прохожу в кабину и поднимаюсь наверх опять же как все, очень приятно удивил канатчик, который не взял в «лапу» денег, а оправил катальщика покупать билет в кассу, чтобы он опять же как все, прошёл в кабину по билету. Но мы все прекрасно знаем, как можно подняться на канатке на Чегете, ведь там нет закона, а есть «понятия», а посему, когда меня, женщину, непонятно за что обложил трехэтажным матом канатчик, обращаться за защитой было не к кому. Интересно, сколько времени потребовалось бы на нормальном курорте, чтобы этого канатчика уволили без выходного пособия? Замечу в скобках, что ехали мы проводить детский концерт в кафе «Ай», а не просто покататься (я была в кроссовках). Может, если бы был закон о горах, появились бы средства на скоростную новую канатную дорогу и турникеты, а канатчики только помогали бы садиться в кресла, обеспечивали безопасность этих самых канатных дорог, а не выясняли бы отношения самым непристойным образом. Конечно, кто-то может возмутиться, что ведь можно кататься дешевле, договариваясь с кем-либо из канатчиков, но тогда и не надо ждать улучшения условий обслуживания на канатках, ведь деньги из воздуха не появятся, а посему я опять же выступаю за Закон, ведь в других местах это же есть.

Могу ещё привести пример, где закон бы явно не помешал: упорядочивание взаимоотношений гид-спасатель-катальщик. Если бы в той же Австрии кто-либо из катальщиков поднял бы руку на гида или спасателя, попал бы он тут же в полицию, получил бы «волчий» билет на визу лет как минимум на 5, а то и насовсем, и заплатил бы ещё очень ощутимую сумму штрафа, а то и тюремный срок. А у нас почему-то катальщик после того, как гиды его попросили с «балды» за ними не идти, потому как уровень его катания слабоват для этого спуска, устроил драку с гидом. Как же такое вообще возможно? Ведь эти же самые гиды потом его же будут спасать, тащить на себе, если с ним, с катальщиком, не дай бог что-нибудь случится! Причем делать они это будут абсолютно бесплатно… Значит нужен закон, не только охраняющий самих гидов и спасателей, но и обязывающий катальщиков страховаться, а в случае необходимости вызова спасателей их работа была оплачена. Ну что ещё тут скажешь!

Выкат. Когда я гуляла с ребёнком на Чегетской поляне, то пожалела, что на ней не установлены светофоры. Выкат – это отдельное экстремальное место, где можно просто на голом месте получить серьёзную травму. Уворачиваться надо практически постоянно и ото всех, кто на чём-либо едет, особенно опасны катающиеся на санках или на взятом напрокат сноуборде в обычной обуви: несутся на всех парах, абсолютно неуправляемы, сама видела, как врезались в проходящих мимо людей, хорошо, если проходящие в горнолыжных ботинках, это всё-таки какая никакая защита, а если человек пересекает поляну в обычной обуви? При нас серьезнейшую травму получил один из отдыхающих, приехавших просто на экскурсию. Причем врезался в него такой-же отдыхающий, решивший попробовать сноуборд… Согласитесь, тоже тема. Возможно, надо как-то ограничить зону выката для саночников или придумать что-нибудь ещё, но делать что-то явно надо, ну не запрещать же передвигаться по поляне, может проще саночников как-то ограничить или оградить для них зону выката.

Поймите меня правильно, я не пытаюсь со всей страстью искать недостатки того или иного места, я просто за цивилизованные отношения во всём и свободная страна именно та, в которой ты живешь (или катаешься) не там, где «хочу и всё тут», а там, где просто все, даже и не напрягаясь, выполняют определённые правила, т.е. Закон. И тогда даже на всеми любимом Чегете будет каждый день под горой дежурить машина скорой помощи, без медицинских страховок никто даже и не подумает подняться на гору, канатчик не нахамит, пьяный водитель не сядет за руль раздолбанной «шестерки» и т.д., и тогда такое любимое всеми нами место, как Приэльбрусье, с его особенной аурой и романтикой станет ещё привлекательней и притягательней.

Наталья Дубенецкая март 2008

Скрюченный заповедник

Теги: , , , , , , , , , , , ,


…А за скрюченной рекой
В скрюченном домишке
Жили летом и зимой
Скрюченные мышки…
английская песенка

В ожидании обеда

В ожидании обеда

Строящийся современный аэровокзал в Минводах. Сверкающие гигантскими стеклами автосалоны крупнейших мировых марок. Красота! Отсюда начинается дорога в другой мир.

Поворот с трассы Ростов-Баку направо, если ехать из МинВод. Эту круговую развязку помнит каждый, кто бывал в Приэльбрусье – уж больно заметное местечко. Если метров через 300 после поворота остановиться недалеко от бетонного туалета без дверей, с прорубленной в нечистом бетонном полу дырой для падения человечьих выделений, то наверняка заметишь, что все окружающие просторы, сколько хватает глаз, заметены мусором. Его приносят сюда люди и ветер. Вдоль дорог мусора больше, полосой лежит. А вокруг, до самых поднимающихся из равнины в нескольких километрах предгорий Кавказа, он рассеян более или менее равномерно: пластиковые бутылки, пакеты и прочие варианты упаковки заполняют весь пейзаж. Ветер всему виной: он, именно он, растаскивает по просторам отходы. И бездверный туалет кажется неким центром этой странной планеты. Во всяком случае, за ним можно спрятаться-скрючиться от непрекращающегося ветра. Туристам сойдет, ведь другого все равно нет.

Отсюда до Приэльбрусья ровно 100 км. И чем ближе к этому легендарному для горнолыжников региону, тем больше встречается кривых заборов из подручного материала. Понятное дело: из хорошего материала забор делать дороже. Но все равно как-то кривовато. Скрюченно. Сойдет, ведь свою функцию выполняет. Не до дезигну.

Приэльбрусье. Все рукотворное, на что падает взгляд, за исключением некоторых новых дорогих отелей, скрюченно-кривовато. Заборы и сами дома, сараи и оконные рамы, болтающиеся ручки и с большим трудом регулируемые краны, разнообразные крышки унитазных бачков и косые двери. Убитый паркет и наидешевейшие шланги над косыми душевыми поддонами, вытертые ковровые куски, потеки на облупившемся потолке, кривые плинтусы и плитка, выложенная так, что больше напоминает барельеф «Баксанская долина, взгляд из космоса». Сойдет, все равно туристы приедут.

Изумительные сочетания цветов в том, что называется в других местах «интерьером», паленый коньяк в магазинах и столовское доперестроечное питание в кормопунктах тургостиниц. Жареная килька с перловкой на завтрак. Недостроенные отельчики с кривовато сложенными, неоштукатуренными еще стенами, с табличкой «мы открылись!». Сойдет, все равно кто-нибудь из туристов поселится.

Ветхие канатные дороги, на которых ежегодно происходит то, что в других местах назвали бы ЧП, с дежурящими на них канатчиками, готовыми обматерить любого туриста, который не так встал, не так сел или просто не так посмотрел, но с удовольствием кладущими в карман деньги обматеренных ими людей. Для туристов сойдет, ведь никто же не погиб и не подал иск.

Пьяный водитель за рулем раздолбанной шестерки, с трудом удерживающий машину на ночной дороге с кусками льда снизу и дождем сверху. Сойдет, ведь довез, не разбились.

Местные «искатели приключений», цепляющиеся к туристам. Обворованные квартиры и номера в гостиницах. Сойдет, все равно приедут новые.

«Выяснение отношений» туриста с гидом, сделавшим тому замечание ради безопасности этого самого туриста. Сойдет, до суда дело все равно не дойдет.

Спасатели, вынужденные бесплатно вытаскивать с необслуживаемых склонов незастрахованных и неопытных поломавшихся искателей адреналина, живущих с лозунгом «Где хочу – там катаюсь. Я в свободной стране! А спасатели меня ОБЯЗАНЫ спасать.» Сойдет, все равно вытащат.

Может быть, дело в окружающей кривизне-скрюченности? Из серии «деды жили-криво строили, отцы жили-криво строили, зачем нам что-то менять? И так нормально, для туристов сойдет». И действительно: не иссякает поток тех, кто несмотря ни на что едет именно сюда: за дикой природой, за настоящим райдом, за чистыми эмоциями. Очень жаль, что всем фанатам этих мест приходится совсем недешево оплачивать свой отдых в скрюченных условиях.

Дешево, но сердито? Вранье. Арифметика среднебюджетной недельной поездки в Приэльбрусье – порядка 20000 рублей. Можно и сэкономить, но мы говорим о среднебюджетной, а не максимально дешевой, поездке. Да и тех, кто едет сюда в автобусе или плацкартном вагоне и устраивается в частном секторе (не менее скрюченном по условиям) намного меньше, чем постояльцев крупных гостиниц.

И ровно тот же, если не скромнее, бюджет поездки в не требующий загранпаспорта украинский Буковель с проживанием в отличном новеньком и очень уютном отеле полноценных 2 + европейские звезды… Сэкономить, кстати, можно и здесь, и бюджет поездки снова не в пользу Приэльбрусья.

В Приэльбрусье есть новые частные отели и жить можно в них, раз уж такой привередливый? Конечно, но мы говорим о бюджете и проживании в средних для региона условиях. Да и выбор отелей и условий проживания в пресловутом Буковеле намного шире, как вниз, так и вверх.

Так что совсем недешево получается отдохнуть в Приэльбрусье. Даже если не брать в расчет то, что здесь работает единственная современная и безопасная канатка, обслуживающая единственную нормальную трассу, а в Буковеле 12 новехоньких канаток и два с лишним десятка разнообразных трасс. И все это в глухом горном регионе, где еще несколько лет назад мало кто из жителей держал в руках купюру в 100 гривен (500 рублей). Да и трассы там ухожены, но это уже на любителя.

На Чегет едут за фрирайдом? Реальных райдеров в Приэльбрусье приезжает максимум 10%, а то и 5% от общего числа скрюченно-отдыхающих. Остальным 95% наверняка будет намного комфортнее кататься на хорошо отратраченных склонах, и это подтверждает «муравейник» на выглаженном выкате Азау.

Наверняка среди тех, кто прочитает эти строки, найдутся и такие, кто завизжит: «Ну и нечего туда ездить, раз не нравится! А нас все устраивает, Чегет это супер место, и чем меньше будет приезжать сюда таких нытиков, тем нам, кто его любит, будет лучше!» Знакомая песня. Подобные отзывы тех, кто лично еще не сталкивался с хамством, ограблением, избиением, ЧП на канатке, читаешь каждый раз, когда пишешь правду о Горе Ч. Точнее, не Горе, а о том совке, который является ее постоянным спутником. Может быть, дело в возрасте? Когда мы были молодыми, нам было все равно где спать, что пить и как кататься. Но это было в «совке».

И до тех пор, пока мы будем старательно молчать о том, что плохо, а таких «защитников» будет много, все эти «апологеты заповедной Горы Ч.» будут жрать то, что дают в турбазовской столовой, спать на разваливающейся мебели, списанной еще в прошлом веке, бороться с кранами и унитазами, пытаться закрыть болтающиеся двери и затыкать одеждой щели в окнах, любоваться в полумраке кроваво-коричневого санузла кривой и горбатой плиткой «контрастного цвета», просыпаться в 7 утра от звона собираемых уборщицей пустых бутылок, рисковать попасть в аварию по вине пьяного водителя, падать вместе с вагончиком или креслом опаснейших в мире канатных дорог, уворачиваться от неуправляемого снаряда из обоймы отдыхающих, вдыхать вместо горного воздуха вонь горящей помойки, терпеть хамство и грубость и на отдыхе стараться «жить по определенным правилам, которые ЗДЕСЬ нужно выполнять, если не хочешь проблем»…

И все это за свои собственные деньги, совсем не малые. И все это вместо того, чтобы спокойно наслаждаться красивейшей природой, полноценным отдыхом и катанием. Удачи вам, защитники заповедного «совка», продолжайте молчать. Каждый выбирает по себе. Скрюченным и так сойдет.

P.S. Авария канатки на Эльбрусе — второй случай за год. По отрывочным сведениям, очередной случай произошел в ночь с 6 на 7 января 2009. В это время один вагончик должен быть на верхней станции, другой — на нижней. Раз он оказался посередине — значит, ночью весело отмечали православное рождество. Но слава богу, что это веселье закончилось только покореженным железом. Источник — go-elbrus.com. Аварии на старых вагончиках, которые уже давно отслужили свой срок, происходят довольно регулярно, но все это стараются скрыть от общественности. В марте 2008 года вагончик не затормозил и на «крейсерской» скорости въехал вместе с пассажирами в станцию. Вылетели все стекла, люди получили травмы — кому лицо стеклами порезало, кто-то отделался ушибами, кто — переломами ребер. Естественно, все «спустили на тормозах». В этом году еще и цены подняли — «единый» вне праздников стоит теперь 850 рублей, но об этом уже много написано. Вот интересно, что еще должно произойти, чтобы ситуация в Приэльбрусье поменялась кардинально, а не на уровня строительства отдельных отельчиков и отелей? Этот долбаный вагончик, набитый руководством, должен упасть (не дай Бог)???

Георгий Дубенецкий
Март 2008

Красная Поляна или обзор для тех, кто там ни разу не был

Теги: , , , , , , , , , , , , ,


Красная Поляна

Красная Поляна

Изумительный снег, красивые горы, теплая погода, отлично подготовленные склоны, гостеприимные местные жители, домашнее вино, свежепойманная форель и масса небольших уютных отелей – это Красная Поляна.

Теплое местечко

В феврале в Москве нежарко, а в Адлере светит солнышко, и уже распустились какие-то цветы возле аэропорта, чувствуется запах моря — настоящая весна. Теперь, когда открыт новый туннель в горах, дорога от аэропорта до Красной Поляны занимает буквально минут сорок. Дорога красива – сначала она идет по равнине, потом резко ныряет в ущелье и жмется к одной из стен, а внизу шумит река.

Проходит буквально полчаса – и Красная Поляна встречает великолепной погодой, солнцем и отлично подготовленными трассами, подмороженными за ночь. Вообще здешняя погода – тема отдельного разговора. Иногда и в январе низкое небо набухает темными тучами, а внизу может пойти дождь.

А выше дождь переходит сначала в тяжелый мокрый снег, а в районе третьей очереди снег такой, что издалека слышный ратрак с включенными прожекторами можно увидеть всего метров за тридцать. Снег – это основная причина того, что любители целины после снегопада срываются с мест и летят сюда со всех концов России, да и из других стран. В ресторанах и на подъемниках теперь не редкость гости из-за рубежа: экзотики ищут. Здесь можно встретить киногруппы из США, как-то раз мы встретили знаменитого Пепа Фухаса, чьим именем названы лыжи K2 Fujative – он прилетал сюда для съемок очередного горнолыжного фильма. Вертолет в одиночку уже не справляется с потоком желающих провести день на тех склонах, где никто еще не оставил свой след: даже в будние дни число желающих покататься «где надо» переваливает за полсотни человек.

Это было недавно…

Несмотря на свою многовековую историю, Красная Поляна – достаточно молодой горнолыжный курорт. В отличие от знаменитых Домбая и Приэльбрусья, горные лыжи как самостоятельный вид отдыха здесь начали развиваться буквально лет 15 – 20 назад. До этого времени здесь работало всего две турбазы, а горнолыжников обслуживал один буксировочный подъемник. Сейчас здесь 7 км отлично подготовленных трасс, на которых работает 5 кресельных канатных дорог, ведется строительство нового аэропорта в Адлере, множества гостиниц и самое главное — сразу четырех больших отдельных регионов катания, так что в ближайшие годы здесь одновременно смогут кататься десятки тысяч горнолыжников. Этот регион уникален: здесь пушистый и мягкий снег, а лавинная опасность, в отличие от Приэльбрусья, относительно невелика. Вдобавок здесь не бывает холодно – даже в разгар зимы температура на самом хребте Аибга, куда тянутся нити канаток, редко опускается ниже 10 градусов мороза. А внизу – почти субтропики. Недаром именно здесь любил бывать Император Николай II, чей охотничий домик сейчас переоборудован в гостиницу, а в советское время в Красной Поляне отдыхало высшее руководство наших Вооруженных сил. Да и президент Путин здесь иногда бывает – и летом, и зимой.

Красная Поляна это общее название региона. В него включается одноименный поселок, расположенный километрах в пяти от «горнолыжки» — так местные жители называют нижнюю станцию канатной дороги, основанный эстонцами поселок Эсто-Садок, от которого до канатной дороги километра два, и застроенная частными отелями, турбазами, кафе и ресторанами поляна вокруг нижней станции подъемника. «Центров цивилизации» здесь два: эта поляна и поселок Красная Поляна, с отличным отелем «Рэдисон Сас Лазурная Пик». В любое время суток везде дежурят такси, так что где бы не оказался, добраться до отеля или ресторана не составит труда.

И комфорт, и фрирайд

Пожалуй, больше ни на одном из Кавказских курортов нет такого уникального сочетания комфортных трасс и внетрассового катания. С первого взгляда кажется, что сильным лыжникам будет скучно, но это не так. На трассах отличное скоростное катание, любители скоростного карвинга чувствуют себя на трассах, которые еженощно выглаживаются ратраками, не менее комфортно, чем на склонах курортов Европы. Эти трассы – очень комфортное место для лыжников всех уровней катания, от начинающих до опытных. Причем все могут кататься рядом – в нижней части третьей очереди, в самом широком месте, работает буксировочный подъемник, здесь раздолье для тех, у кого еще недостаточно опыта. Совсем рядом – кафе и ресторан, так что время пролетает незаметно. Параллельно «третьей» работает и новая дорога «Родниковая» с мягкими креслами и движущейся дорожкой, эта дорога решила проблему очередей.

Неинтересно на подготовленных трассах? Любители фрирайда тоже могут от души покататься на четвертой и третьей очередях – их общий перепад высот более километра по вертикали, что сопоставимо со спусками Домбая и Приэльбрусья, причем пока больше нигде в России нет системы борьбы с лавинами при помощи дистанционно управляемых газовых пушек «Газэкс». В самой верхней части склонов «четвертой» эта система и установлена, вызывая своим видом недоумение.

Частые и обильные снегопады делают шансы покататься по свежему снегу довольно реалистичными. Правда, в дни после особенно сильных снегопадов на четвертой очереди существует «фэйс-контроль»: пропускают только тех, кто действительно готов к катанию по глубокому снегу в условиях повышенной лавинной опасности. Однако существует достаточно возможностей кататься вне трасс и под опорами канатных дорог 2 и 3 очередей, по лесу и полянам. Буковое редколесье — отличный полигон для лесного катания, деревья растут на расстоянии 5-7 метров друг от друга и практически не мешают проезду. Огромное количество мест для прыжков, как правило, с мягкими и предсказуемыми приземлениями. Когда снега много, можно получить первые уроки катания по целине рядом с подготовленными трассами — глубокий пушистый снег перехлестывает через колени и летит в лицо, заставляя отплевываться и останавливаться хотя-бы для того, чтобы стряхнуть его с очков. Можно вдоволь порезвиться в свеженападавшем снегу и после падения — как в перину, напоминать то ли Дедов Морозов, то ли снеговиков. Поднимаясь в кресле, будешь испытывать глубокое удовлетворение от лицезрения то перекрещивающихся, то расходящихся снова следов – и своих, и других таких же любителей свежего снега.

Apres-ski

После катания обязательно загляните на небольшой рынок у нижней станции канатной дороги: здесь колоссальный выбор местного меда, всяческие сувениры, а заодно попробуйте и местное вино – типа Изабеллы. Советуем найти вино, которое привозят с побережья: в здешних условиях виноград, все-таки, не добирает требуемой сладости. Вдобавок за последние годы местное вино сильно проиграло в качестве – сейчас его даже в нужный «Изабелльский» цвет красят какой-то химией… Любители рыбалки могут отправиться в форелевое хозяйство, чтобы собственноручно выловить радужную рыбину, которая будет немедленно приготовлена на огне отличным поваром. А можно сесть в машину и меньше чем через час оказаться на берегу моря, на набережной Сочи. Но все же основная масса отдыхает в отелях и ближайших барах и ресторанах. Здесь есть и бассейны, и сауны, и прекрасная кухня, можно поиграть в бильярд, отправиться в боулинг или на дискотеку – в каждом из многочисленных отелей есть масса возможностей провести время после катания, разнообразный отдых обеспечен. А можно отправиться в здешнее культовое место – бар «Мюнхаузен», правда столик лучше заказать заранее. Здесь танцуют и на столах, и на балках, которые проходят над головой, но это происходит уже ближе к полуночи.

На здешних склонах отличное катание с конца декабря по начало апреля. А небольшая высота обеспечит по-настоящему полноценный отдых. Пиковое время, как и на всех курортах – Новогодняя неделя и начало марта, но даже в это время номер в одной из гостиниц или частных домиков в поселках, как правило, можно найти.

Основные плюсы этого места – отличный снег, большое количество небольших отелей и мест, где можно вкусно поесть, гостеприимство местного населения, большое количество пунктов проката. Инструктора можно найти, обратившись к администратору отеля или возле нижней станции подъемника, где расположены офисы туристических компаний, которые могут организовать практически любые развлечения – от полетов на параплане до поездки в горы на джипе. Среди минусов – нестабильная погода и недостаточное разнообразие трасс для тех, кто любит подготовленные склоны, а также большие очереди в пиковые сезоны. Но для отдыха всей семьей лучше места на Кавказе найти, как нам кажется, просто невозможно.

Хели-ски

Красная Поляна по праву считается меккой хели-ски, причем не только в России, но и в Европе. Большая часть клиентов — иностранцы, преимущественно французы. На сегодняшний день в Поляне работает четыре вертолетных компании, летает два вертолета Ми-8 МТВ. Продолжительность сезона — с конца декабря по середину апреля. Продолжительность спусков от 3 до 6 километров. Спуски выбираются в зависимости от погодных условий, состояния снега и уровня подготовки группы. Как правило, это спуски среднего или небольшого уклона, с максимальным количеством свежего снега. Лыжники летают здесь уже на протяжении 15 лет, что позволило собрать хорошую статистику по лавинной безопасности разных склонов при различных условиях. Группы состоят, как правило, из 10 человек и сопровождаются двумя гидами. Всем участникам выдаются лавинные датчики, лопаты, щупы, рюкзаки с системой спасения в лавине. Если вы хотите попробовать хели-ски, но не уверены в своих силах, обратитесь в компанию хели-ски и попросите вас протестировать. Дело в том, что по правилам, принятым у всех хели-компаний, если вы не успеваете за группой, вам могут отказать в последующих спусках без возврата денег. Так что лучше начать с фрирайда. В нелетную погоду гиды обычно выкатывают группы вне трасс, в непосредственной близости от канатных дорог, так что есть смысл присоединиться к такой группе. Стоимость полетов в прошлом сезоне составляла 350 долларов с человека за 4 спуска, дополнительные спуски — по 85 долларов каждый. Офис расположен у нижней станции подъемника.

Ски-пасс — недешевый. Но что поделаешь? Даже в Приэльбрусье в Новый год 2008-2009 цена дневного абонемента выросла до 1000 рублей.

Проживание

Стоимость размещения в будние дни и в выходные отличается, поскольку на выходные приезжает довольно много любителей лыж и с Черноморского побережья, и из Москвы. Номера, особенно в «пиковые сезоны» лучше бронировать заранее. Можно снять и комнату в частном доме, и целый дом целиком – предложения есть в Форумах сайта курорта http://www.kraspol.ru.

Зона катания Альпика-Сервис

Ширина трасс порядка 40 — 60 метров. На обкатанных трассах работают 3 ратрака.

Время подъема по каждой очереди 12-15 минут.

Общая протяженность подготовленных трасс около 7 км.

Общая протяженность всех трасс около 25 км.

1-я очередь – парнокресельный подъемник от 550 до 790 м над уровнем моря, длина 1309 м. Зеленая, а может быть даже «салатовая» трасса. Очень пологая, если-бы там был снег — то идеальное место для начинающих — на первой очереди народ бывает только с утра, пока все наверх не уедут.

2-я очередь – парнокресельный подъемник от 790 до до 1144 м, длина 1100 м. Синяя трасса, с единственным чуть более крутым коротким (метров 300) участком в средней части.

3-я очередь – парнокресельный подъемник от 1140 до 1500 м, длина 1050 м. Синяя трасса с единственным более крутым коротким (метров 300) участком в средней части, достаточно сложным для начинающих. Ниже этого участка – прекрасный широкий учебный склон, оснащенный буксировочным подъемником. Достаточно вариантных спусков в лесу и под опорами.

Канатная дорога «Родниковая» от 1112 до 1561 м, длина 1312 м, проходит параллельно 3 очереди, четырехместные кресла.

4-я очередь – парнокресельный подъемник от 1500 до 2238 м, длина 1637 м. Не самым опытным лыжникам рекомендуется сойти на станции подсадки перед крутым взлетом в верхней части – выше склоны не обрабатываются, а крутизна спусков может достигать 45 градусов. Ниже станции подсадки с обеих сторон от подъемника

Где поесть

Бар «Мюнхгаузен»

Расположен на Горнолыжном комплексе Красная Поляна, у начала канатной дороги. Работает с 10.00 и до последнего клиента. Самое тусовочное место на горнолыжном комплексе. Бар славится своими коктейлями.

Ресторан «Пирамида»

Расположен у самого начала подъемника, с правой стороны. Уютная атмосфера, хорошая музыка, камин, разнообразие блюд. Работает с 10.00 и до последнего клиента.

Элит-кафе «Водолей»

Расположено у подъемника. Работает с 10.00 и до последнего клиента. Располагается у самого начала подъемника с левой стороны. Уютная атмосфера, живая музыка, множество оригинальных блюд: жаркое из оленя, ребрышки кабана, рагу из медведя, речная форель, перепела. Довольно высокие цены.

Кафе «Мзымта»

Располагается напротив автостоянки Альпика-сервис у быстрого участка реки Мзымта. Легкое строение поселкового типа из дерева. Основу кухни составляют грузинские блюда.

Кафе «Аибга»

Располагается на второй очереди подъемника. Теплое уютное место с простой пищей (в основном пицца). Горячий чай и глинтвейн.

Кафе «2238»

Работает, как и все кафе на склонах, вместе с подъемником. Кафе располагается на самой вершине горы Аибга, на отметке 2238 метров. Кухня отсутствует, но вам разогреют блины и бутерброды. Горячий чай, шоколад, глинтвейн — быстро и недорого.

Ресторан «Сугроб»

У верхней станции третьей очереди подъемника. Часы работы совпадают с часами работы подъемника. Ресторан находится на пересадке с 3 на 4 очередь. Все сделано из дерева. Есть открытая площадка и камин. Обслуживают медленно, но вежливо. Кормят вкусно.

Кафе «Смак»

Работает с 10.00. Располагается в Красной Поляне примерно в 500 м от автостанции. Вкусная кухня и широкий спектр напитков. Место популярно у экскурсоводов из Сочи.

Ресторан «Атмосфера»

Бревенчатый терем с камином, расположен в центре поселка Красная Поляна. Русская и французская кухня (владелец – француз). Многоуровневый зал с камином и лонж-баром.

Ресторан «Полуночное барбекю»

Рядом с «Рэдиссон САС Лазурная Пик». Деревенский стиль и кухня.

Ресторан «Каньон»

Примерно 30 км от горнолыжного комплекса, на берегу реки Мзымта при выходе из ущелья Ах-цу.

Всегда свежая форель (форелевое хозяйство).

Как добраться

Из Москвы можно ехать на поезде, время в пути 28 часов.

Есть поезда, которые идут дольше, около 39 часов, билет дешевле.

Самолетом из Москвы – ежедневно летают десятки рейсов из Домодедово, Внуково и Шереметьево, авиакомпании Сибирь, Аэрофлот. Самые дешевые – Пулковские авиалинии. От аэропорта или железнодорожного вокзала Адлера ходят микроавтобусы и такси, стоимость проезда в такси примерно 300 рублей с человека. Если забронирован отель – лучше закажите трансфер из отеля.

Отели Красной Поляны

Рэдиссон САС Лазурная Пик – 4 звезды

Признан лучшим отелем более 100 номеров в горах России. В поселке Красная Поляна, в 5 км от горнолыжного комплекса. Двухместный номер обойдется в высокий сезон в 185 Евро (с полупансионом). В стандартных номерах туалет, душ/ванна, спутниковое телевидение, телефон, минибар, фен.

Телефоны: 8-(495)-411-77-66, 8-(8622)-66-36-00

http://www.peakhotel.ru

Вилла «Дежа Вю» – 3 звезды

В поселке Красная поляна, в 500 метрах от вертодрома, в 5 км от горнолыжного комплекса. Двухместный номер обойдется в высокий сезон в 4000 рублей (с полупансионом). В стандартных номерах французская кровать, туалет, душ/ванна, туалетные принадлежности, телевидение, телефон, минибар, фен.

Телефоны: 8-(8622)-43-77-77, 39-99-99

http://www.villa-dejavu.ru

Клуб-отель «4 вершины» – 3 звезды

В поселке Эсто-Садок, в 2 км от горнолыжного комплекса.

Двухместный номер обойдется в высокий сезон в 2400 рублей (с завтраком). В стандартных номерах французская кровать, туалет, душ, телевидение, телефон, минибар, фен.

Телефоны: 8-800-505-44-44, 8-(8622)-43-92-22

http://www.4peaks.ru

Отель «Вертикаль» – 3 звезды

В поселке Эсто-Садок, в 1,5 км от горнолыжного комплекса.

Двухместный номер обойдется в высокий сезон в 3300 рублей (с завтраком). В стандартных номерах мягкая мебель, двуспальная или две раздельные кровати, туалет, душ, туалетные принадлежности, спутниковое телевидение, телефон, минибар, фен, балкон с видом на горы.

Телефон:

8-(495)-933-39-21

http://www.verticalhotel.com

Коттеджи «Пирамида» и «Исида» — 3 звезды

В 600 м от горнолыжного комплекса.

Двухместный номер обойдется в высокий сезон в 1980 рублей (доплата за питание 300 рублей). В номерах две или три раздельные кровати, туалет, душ, кабельное телевидение.

Телефоны: 8-(8622)-92-15-28, 43-99-10

http://www.poliken.sochi.ru/

Отель «Форт-Эврика» — 3 звезды

В 60 м от горнолыжного комплекса.

Двухместный номер обойдется в высокий сезон в 100 Евро (с завтраком). В номерах две раздельные кровати, туалет, душ, спутниковое телевидение, минибар, холодильник, балкон.

Телефоны: 8-(8622)-43-04-88, 43-74-88

http://www.fort-evrika.ru

Бутик-отель Татьяна – 3 звезды

Первый отель сети MSGroup. В 1,5 км от горнолыжного комплекса. Двухместный номер обойдется в высокий сезон в 3500 рублей (с полупансионом). В номерах две раздельные кровати или двуспальная, туалет, ванная комната с подогреваемым полом, туалетные принадлежности, фен, спутниковое телевидение, телефон, холодильник, балкон.

Телефоны: 8-(8622)-44-12-04, 44-08-89

http://www.hotelalpik.ru

Статья подготовлена для журнала Ski Pass.

Ноябрь 2006. К сейзону 2008-2009 построены новые регионы катания — «Лаура» и «Горная Карусель», запущены подъемники. подготовлены трассы, построены новые гостиницы. Да и в Адлере или Сочи можно жить, дорога не так длинна, а вечером можно пройтись по берегу моря.

Георгий Дубенецкий

Приэльбрусье. Обзор для тех, кто там ни разу не был

Теги: , , , , , , , , , , , , , , ,


Gosha

Gosha

Неважно, почему вы решили покататься на горных лыжах не в одной из Альпийских стран, а в России – не успели оформить загранпаспорт или просто в Европе этой зимой уже побывали, и захотелось покататься еще раз. Поезжайте в Приэльбрусье. В главной долине, где протекает река Баксан, сходится множество боковых ущелий, ведущих к самым знаменитым и красивым вершинам Кавказа, таким как Донгуз-Орун, двуглавая Ушба, Шхельда и, разумеется, Эльбрус — самая высокая вершина в Европе (5642 м).

Прежде всего Приэльбрусье — это красиво. Это сердце Кавказа, самая высокая и прекрасная часть этой горной системы. Сюда легко добраться от Минеральных Вод или Нальчика по автомобильной дороге идущей по Кабардино-Балкарии. В ясную погоду уже с равнины можно увидеть Эльбрус, который как бы парит над всем Кавказом. Живописная дорога к его подножию сначала идет по равнине, потом пологие холмы становятся все выше, появляются осыпи, начинается Баксанская долина. То там, то здесь виднеются небольшие группы коров и овец. Здесь нет серпантина, узенькой полоски шоссе и бездонных пропастей. Только в районе поселка Эльбрус склоны долины начинают сходиться, становится чуть сумрачнее, и за поворотом открываются настоящие горы с вечными снегами и языками ледников. Еще минут двадцать, машина сворачивает с основной дороги, и вот уже перед вами поляна у подножия горы Чегет.

Чегетская поляна — своеобразный центр Приэльбрусья. Сюда, на поляну, приходят автобусы с экскурсантами, сюда спускаются трассы, проложенные на горе Чегет, здесь назначают свидания и встречи, здесь же ждет множество машин с водителями, готовыми отвезти вас хоть на край света и днем и ночью. Над головой серебрится ледниками вершина Донгуз-Оруна, а дальний край поляны упирается в выкат Чегета. Вот где можно увидеть массу сценок «из жизни отдыхающих!» Экскурсанты и отдыхающие из кавказских здравниц катаются на санях, картонках и собственных попах. Во всех направлениях ползают неуправляемые новички, между ними проскальзывают спускающиеся сверху более опытные лыжники, скоростные снаряды с алкоголем внутри и детьми наперевес носятся на пересекающихся курсах.

Вся поляна завалена снегом, по которому проложены тропки к рядам кафе, а чуть в стороне — ожерелье из частных отелей, небольших и очень уютных. В каждом отеле есть прокат, так что везти с собой снаряжение совершенно не обязательно, а некоторые из них имеют выделенную линию Интернет, так что здесь можно и поработать после катания. Окна большинства отелей смотрят на Чегет. Утром после снегопада пьешь кофе и смотришь, что за погода, включили-ли подъемники.

Два пункта проката, магазинчики и комфортабельный туалет около нижней станции «парной» канатной дороги – это граница цивилизации, выше, на горе, имеются только два дощатых «места общего пользования», из которых открывается потрясающий вид на Баксанскую долину — двери в них отсутствуют. Но сюда в основном приезжают те, кто готов мириться с отсутствием сервиса и склонов «как в Альпах».

Любители гор в эту долину начали ездить еще в 30-е годы, тогда отдыхающих принимали старейшие турбазы Приэльбрусья – расположенная ниже по долине «Эльбрус» и военная «Терскол» в одноименном поселке, которые в модернизированном виде существуют и сейчас. Летом здесь очень красиво, горные луга с дурманящим запахом цветов, рододендроны, черные тюльпаны, а сверху – шапки вечных снегов на красивых вершинах привлекают массы альпинистов и горных туристов. Горнолыжный «бум» стартовал в начале шестидесятых годов, именно тогда по дну Баксанского ущелья проложили благоустроенную асфальтированную дорогу и приступили к строительству туристских гостиниц. Одновременно с гостиницами строились и комплексы канатных дорог по склонам Чегета и Эльбруса. Первый, как тогда писали, «дворец из стекла и бетона» — гостиница «Иткол», ориентированная на прием интуристов, заработала в 1966 году. Кстати — именно здесь во время съемок фильма «Вертикаль» жил Владимир Высоцкий, он очень любил эти края, иногда приезжал буквально на пару дней погулять-подышать здешним воздухом. Восемь лет спустя первые горнолыжники поселились в туристской гостинице «Чегет». Она и сейчас всегда полна, но уровень комфорта, кухни и сервиса не выдерживает конкуренции с новыми частными отелями. Подавляющее большинство приезжающих сюда зимой любят эти места такими, какие они есть: не слишком комфортными, но фантастически красивыми, где в очереди у подъемника можно из года в год видеть знакомые лица, в концертном зале послушать песни о горах и лыжах, а вечером в баре от души наговориться о лыжах и посмотреть свежие фильмы – опять о лыжах.

Некоторые из завсегдатаев этих мест, не обремененные большим количеством свободных дензнаков, едут сюда в плацкартном вагоне или на автобусе и останавливаются в частном секторе в поселке Терскол – хозяева-балкарцы уже давно стали хорошими знакомыми, да и старенькая мебель уже «обмялась» под все выступы тела. Правда, отопление и электричество временами отключают, а из соседней комнаты может доноситься сильный запах шерсти – надо же где-то хранить и перерабатывать продукцию натурального хозяйства, но это, как и рынок на Чегетской Поляне — с обязательными кавказскими свитерами, медом, бараньими шкурами и куклами в национальных костюмах, лишь добавляет колорита в долгожданный отпуск,

Утром у подъемников Чегета может быть народ, но в остальное время очереди, как правило, вполне терпимые, как раз успеваешь немного отдохнуть – спуски здесь непростые. Большие очереди бывают только в выходные и праздничные дни, когда снизу – из санаториев региона Кавказских Минеральных Вод, приезжает большое количество экскурсантов, которых завсегдатаи этих мест называют «шапками», и не слишком жалуют.

Пока поднимаешься на канатке, на трассе видишь «павших», не справившихся со своими лыжами на неподготовленном склоне. Неопытным лыжникам на Чегете приходится очень непросто: учебного подъемника нет, сложные склоны вынуждают слабо катающихся лыжников уходить в заднюю стойку – «садиться на стул». Чегет – гора дикая, и ратраки (машины для подготовки трасс, похожие на легкий бульдозер с широченными пластиковыми гусеницами) на его склонах хотя и имеются, но не слишком утурждают себя своим прямыми обязанностями. Да и камни никто с так называемых «трасс» не убирает, кое-где можно встретить и опоры давным-давно не работающих подъемников. С раскатанных лент, в стороны лучше не уходить. Трассы здесь не оснащены ограждением и разметкой, с непривычки легко заблудиться – совсем рядом крутые или с виду спокойные, но лавиноопасные склоны. Зато здесь рай для опытных любителей внетрассовых спусков, которых легко узнать по загорелому лицу и постоянному спутнику — рюкзаку, из которого торчит рукоятка лавинной лопаты. Встретить их можно только на подъемнике: поднявшись, они уходят вдаль от подъемников, на хорошо знакомые им очень непростые спуски, где местами ширина «проезжей части» крутизной под сорок пять градусов едва вмещает в себя лыжи, поставленные поперек склона.

В шести километрах выше Чегета находится второй регион катания – трассы на склонах горы Эльбрус. Спуски на склонах Эльбруса на большей части относительно комфортные, их готовят ратраки. Сюда обязательно нужно приехать хотя бы раз, чтобы подняться на новом скоростном подъемнике и насладиться великолепным видом. Здесь — единственная отратраченная трасса в Приэльбрусье, и народа на ней хватает. Со станции Мир, где есть кафе и музей обороны Приэльбрусья, и еще выше – от «Приюта 11», в хорошую погоду открывается фантастическая панорама Кавказа. От верхней станции подъемников до скал в районе высокогорной базы «Приют 11», на высоту более четырех километров желающих подвозят ратраки – экзотика! Где в Альпах вы найдете такое место? Выше одного из символов Французского Шамони – пика Эгюй дю Миди, откуда начинается спуск по знаменитой Белой Долине, намного выше вращающегося ресторана на горе Аллалин в Швейцарском Саас-Фе. И дикая красота безмолвных гор вокруг, до самого горизонта…

Постоянные посетители этих мест раньше выезжали к подъемнику на Эльбрус часиков в семь утра — позже время на стояние в очереди у нижней станции подъемника могло достигать 3 – 4 часов.Сейчас здесь заработала новая гондольная дорога и теперь очередей на Азау не будет. по крайней мере, внизу.

И еще одно: с раскатанных трасс и на Эльбрусе, и на Чегете, без сопровождения гидов уходить не советуем. Если хотите увидеть нереально красивые дикие места, договоритесь с гидами. Ежедневно опытные специалисты будут информировать вас о состоянии снега и погодных условиях, подберут маршруты спуска по силам, обеспечат необходимым снаряжением – для обеспечения лавинной безопасности, а также широкими лыжами, если ваши не слишком подходят для катания вне трасс.

На высоте, под ярким солнцем, аппетит разгуливается просто фантастический. Но потерпите – пообедать лучше внизу, на склонах питание может стать причиной проблем. Одна из причин – воду привозят снизу, и на хозяйственные нужды ее просто не хватает, и посуду могут мыть снегом. Коньяк имеет мало общего с этим напитком, а салат может оказаться не слишком свежим… На горе Чегет рекомендуем только пирожковую, расположенную чуть ниже кафе «Ай», а на Эльбрусе – кафе на станции Старый Кругозор.

А вот внизу, в кафе и ресторанчиках, разбросанных у подножия Чегета и Эльбруса, можно вкусно пообедать рублей за сто-двести. Вот уж с чем не могут тягаться Европейские курорты — так это с дешевой и очень вкусной едой. Кстати, об алкоголе: домашние вина «типа Изабеллы» необходимо пробовать – они везде разные по вкусу и качеству. Очень рекомендуем при случае попробовать белое десертное вино «Янтарь Ставрополья», а также дешевые и вкусные Дагестанские коньяки. А вот с Прасковейскими коньяками будьте внимательны – множество подделок, поскольку оригинал просто великолепен.

Словом, здесь во всем примерно поровну плюсов и минусов. Для опытных лыжников, любителей экстрима, плюсы перевешивают, и они возвращаются сюда из года в год. Но даже если вы и не слишком опытны, хотя бы раз приезжайте в Приэльбрусье. И вы убедитесь, что, несмотря на все минусы, вам после возвращения домой очень скоро снова захочется увидеть суровую ледяную шапку Донгуз-Оруна, нависающую над склонами Чегета.

Ски-пасс

Два отдельных региона катания, расположены на расстоянии около 6 км

Абонемент на день — 850 рублей (сезон 2008-09)

Где отдохнуть

В основном ночная жизнь проходит непосредственно в гостиницах. Стоит упомянуть гостиницу «Чегет» — бар с рок-н-рольным уклоном и фильмами по снежной теме, тир, игровой зал, кинозал, проходят различные концерты.

Где поесть

Среди кафе и шашлычных, расположенных на Чегетской поляне, отметим «Теремок» — это действительно ресторан. Очень неплохо готовят в ресторанах и кафе всех отелей, перечисленных ниже. Остальные кафе и шашлычные примерно одинаковы – в каждом найдутся вкусные блюда. Где-то хорош борщ, в другом месте – шорпа, обязательно попробуйте густой лагман и чанахи – картофельный суп с бараниной. И возьмите хычины – это сытные лепешки с различной начинкой, в каждом кафе свой рецепт. Очень неплохи шашлыки из осетрины, жареная на решетке форель, фаршированный карп.

Где поспать

Лучшими малыми гостиницами России в этом году признана сеть отелей «Озон». Все отели сети – безусловно, лучшие в Приэльбрусье. Например, «Озон-Чегет» на Чегетской поляне — 5-ти этажное здание — 20 номеров, оборудованных итальянской мебелью. Сутки проживания в двухместном номере обойдутся в высокий сезон 5600 рублей (включая завтрак — шведский стол и ужин — меню из 3-х блюд). В отеле есть каминный зал, комната отдыха, биллиард, дискотека, интернет, игровые автоматы, ресторан, бар, кафе, прокат снаряжения, прокат автомобилей.. Бесплатный автобус от отелей «Озон» постоянно курсирует до станций подъемников на г. Чегет и г. Эльбрус. В номере – все удобства, фен, сейф, телефон, мини-бар и спутниковое ТВ.

Телефон/факс: +7 (866 38) 71-453, +7 (866 38) 71-345

cheget@hotelozon.ru

http://cheget.hotelozon.ru

«Балкария»

Очень уютный отель на поляне Азау (у подножия Эльбруса) с самыми разнообразными номерами, некоторые из которых оборудованы джакузи. Сутки проживания — от 3000 рублей за номер, бесплатная парковка, завтрак стандарт, ужин a la carte. В отеле автономное электро- и водоснабжение, сауна, своя прачечная, бизнес-центр, выделенная линия Интернет, кардридер, цветной принтер. Прокат снаряжения, видеотека, библиотека, кафе-бар в традиционном стиле с камином и кальяном и диско-бар с бильярдом и киноэкраном.

Приэльбрусье: +7 (866 38) 71-257

Московский офис: +7 (095) 250-6637

hotel@balkaria.com

http://www.balkaria.com/

«Заповедная Сказка» — расположенный на Чегетской поляне комплекс срубов-коттеджей (всего 13 номеров). Двухместный номер обойдется в высокий сезон 2600 рублей (с полупансионом). В отеле есть автостоянка, сауна с бассейном, массаж, биллиард, ресторан, бар, прокат снаряжения. В номере – все удобства (есть фен), мини-бар и спутниковое ТВ.

http://www.hotelscazka.ru

Телефон/факс: + 7 (866 38) 71-279

mail@hotelscazka.ru

«Поворот» — уютный отель в сосновом лесу около Чегетской поляны. 5-ти этажное здание — 16 номеров (от 36 до 70 кв.м.), в каждом из которых по желанию может разместиться 4 человека и даже больше, двухместный номер обойдется в 2000 рублей в сутки (с полупансионом). В номерах различные варианты двуспальных и односпальных кроватей, большие холодильники, все удобства (есть фен), сейф, телефон, мини-бар и спутниковое ТВ. Шесть люксов, (4 двухэтажные) с каминами. Завтрак шведский стол, ужин  из трех блюд. В отеле есть биллиард, дискотека, интернет, ночной клуб, ресторан, бар, шашлычная, прокат снаряжения.

Телефон: + 7 (866 38) 71-499, 71-449
Факс:       + 7 (866 38) 71-499
povorot2004@mail.ru
http://www.povorot.ru

«Эсэн» — 5-ти этажное здание, расположенное прямо возле подъемника на г. Чегет. 30 номеров, 76 мест. Двухместный номер со всеми удобствами обойдется в высокий сезон 2000 рублей (с завтраком). В отеле есть автостоянка, камера хранения, кафе, бар, прокат снаряжения. В номере – все удобства (есть фен), ТВ.

http://www.esen.ru/

Телефон: + 7 (866 38) 71-474

Как добраться:

Аэропорт и железнодорожный вокзал находятся в Минеральных Водах.

Рейсы Москва – Минеральные воды выполняют авиакомпании Сибирь, Аэрофлот, КавминВодыАвиа. Тарифы на билеты зависят от сезона, около 4000 рублей в одну сторону. Время в полете около 2 часов.

Поездка по железной дороге: меньше всего по времени (24 часа) идет поезд №4 Москва-Кисловодск. На поездах Москва-Нальчик или Москва-Владикавказ ехать часов на 6 подольше, но билеты стоят в полтора раза дешевле. В сезон есть и автобусные рейсы, но их рекомендовать мы не можем.

Можно заказать трансфер из отеля или воспользоваться услугами такси или микроавтобуса, которых в аэропорту очень много. До Приэльбрусья 200 км (примерно 2,5 часа езды). Есть и дешевые автобусы, но поездка на них вдвое дольше.

Внетрассовое катание с гидами:

На Чегете — «Фрирайд с гидами» http://www.freeski.ru/ freeski@mail.ru

Телефон: +7(926) 230-8464

На Эльбрусе – www.go-elbrus.com

Места в группах нужно резервировать заранее.

И совет напоследок: Помните сентенцию (немного перефразированную) товарища Сухова из «Белого солнца пустыни»: «Кавказ – дело тонкое».

Статья подготовлена для журнала Ski Pass.

Ноябрь 2006

Георгий Дубенецкий

Цей

Теги: , , , , , , , , ,


«Вот и опять между сосен открылась картина…» — Ю. Визбор
Моему первому инструктору Евгению Леонову
Михаил Хавин

Часть I. Горнолыжная
Немного географии, или «А где это?»

Цей

Цей

РСО-Алания находится на Северном Кавказе и граничит с КБР с запада и с Ингушетией и Чечней с востока. В республике один гражданский аэропорт – Беслан, официально «Владикавказ» (код OGZ, видимо с тех времен, когда Владикавказ назывался Орджоникидзе). От аэропорта до Владикавказа, столицы Осетии, около 25 км.

Из Владикавказа через ГКХ проходят 2 стратегических дороги: широко известная Военно-Грузинская дорога (по которой до Гудаури всего 78 км); а также менее известная и иногда перепутываемая с ВГД, Военно-Осетинская дорога, ныне проходящая через Рокский тоннель, а потому почти круглогодичная. Собственно дорога начинается от города Алагир (от Владикавказа около 40 км) и проходит в основном по Ардонскому ущелью. В начале ущелья достаточно большое количество целебных источников, преимущественно сероводородных, по-этому иногда в окна автомобиля врывается не самый приятный запах. Тем не менее советую сделать остановку: там, где склоны первый раз близко подходят к дороге, из скалы летит на своем коне Уастырджи – покровитель воинов и путников, Георгий-небожитель.

Дорога и многочисленные тоннели и мосты, находятся в великолепном состоянии и по этому езда по ней существенно отличается от езды по Баксанскому ущелью в Приэльбрусье. Отличается и встречающееся жилье: все выглядит добротным и ухоженным – люди не живут сегодняшним днем. В поселке Мизур, например, построена шумозащитная стена высотой метров 7-8, по типу тех, что на 3 кольце, чтобы машины и река не мешали спокойному отдыху.

Через 35 километров от Алагира, в поселке Бурон, необходимо повернуть направо – начинается Цейское ущелье. В начале дороги на правом склоне фигура сидящего бога Афсати – покровителя туров, оленей, коз и иных благородных диких животных. Вся дорога (11 км) заново заасфальтирована за исключением нового участка серпантина (около 1 км в начале). Но если снегу будет немало, то машина желательна 4х4, чтобы не было проблем на последних 300 метрах. Поэтому и немного дороже: такси берет дешевле, но может немного не доехать.

Хотя постоянное селение в ущелье только одно – село Верхний Цей, где живут около 10 человек, каждый день до Цея из Владикавказа ходят 2 автобуса – утром и вечером.
Монах открывается внезапно: плавный поворот дороги и…. вы понимаете, что ПРИБЫЛИ.

Склон

Склон по сути один, но с вариантами. В отличие от многих иных мест, где катанье происходит по склонам гор, В Цее вы катаетесь по ущелью. Сказское ущелье имеет четко северное направление, но находится на небольшой высоте (около 2 км), по-этому снег (лыжный) лежит обычно с декабря по апрель. Солнышко в феврале показывается на склоне часа 2-3, загорать можно пока едешь на канатке – удобно.

Все варианты связаны с верхней частью: канатки вытаскивают на  так называемый Зеленый Холм – окончание морены Сказского ледника. С верхней станции обычен путь вдоль правого хребта, более крутой  вариант «по лбу» под канатками, а если снегу немного больше среднего, то возможен вариант по левой части ущелья: по реке Сказдон. Есть еще вариант «Прощай – труба зовет» — по природному халфпайпу, но это для веселья. Уклоны до 30-35 градусов (этакий мини-Чегет), длина от 600 до 1200 метров. Все 4 варианта сходятся у промежуточной станции новой канатки (11-я опора старого «кресла»), откуда уже по прямой вниз до нижних станций и жилья. Здесь уже полого (10-15 градусов) и спокойно, достаточно хорошо для обучения (что-то типа «между Миром и Кругозором»). Длина до 1500 метров. Единственный вариант «черного» продолжения – уйти вдоль Монаха по руслу Сказдона до устья к разрушенной гостинице «Горянка». Но потом придется немного пройтись (около километра). Всего можно получить от 2 до 2.5 км различного катания с перепадом 500 – немного по кавказским меркам. Заблудиться невозможно, и тем не менее по устоявшейся традиции спасатели каждый день закрывают склон.
Хребты, ограничивающие ущелье, достаточно вертикальные (бесснежные), но тем не менее лавинная опасность существует. Лавины правда небольшие и в основном в верхней части: из-под Сказского ледника, а также из кулуаров слева и справа от ледниковой морены. По моим сведениям потерь среди горнолыжников не было. В 86-87 годах привезли и поставили лавинную пушку «зенитку». Пушка была пристреляна, но в начале этой зимы ее увезли: кому-то приглянулась оптика и в итоге пушку немного разворовали (на уровне «винтик на память»). Обещали привезти новую. Место установки решено изменить, чтобы была возможность отстреливать и левый склон.

Сказский ледник за последние 12 лет явно отступил, обнажились скалы, ранее бывшие под ним. С верхней станции канатки к нему можно дойти вдоль морены слева. Около 400-500 метров с набором 200. Раньше от него откалывались глыбы и катились вниз, теперь этого не наблюдается – есть резон поставить маленький маятник без промежуточных опор: лавины бьют в морену и попытка в давние времена поставить бугель окончилась очень быстро: в тот же год верхнюю опору вместе с фундаментом лавина благополучно доставила к нижней не взяв оплаты за транспортировку.

Насчет снега и камней. Цей без камней событие редкое, правда бывает. Например в 87 было 3 (!) метра снегу на склоне: катались сверху молодого леса «от стенки до стенки» — по всей ширине ущелья. Но тот год все помнят до сих пор. Обычно камешки встречаются. Летом этого года два 50-тонных Камацу утюжили склон. Камней стало существенно меньше. Но все-таки есть: неделю катались без царапин, а в пятницу три до подложки – оголяться начал склон. Хозяин погоды в Сказской подкове Адай-Хох – посматривайте на него.
Ратрак имеется, но не перетруждается.

Канатные дороги

Их две: старая однокресельная, идет вдоль левой стороны ущелья от альплагеря «Цей», производительность около 300 человек в час; и новая – парнокресельная самарского производства, по правой стороне от бывшего альплагеря «Торпедо» (теперь гостиница «Сказка» или «Цей-3») , производительность более 500 человек в час. Поставлена в прошлом году. Подъем до верхней станции в зависимости от ветровых условий от 11 до 16 минут. Старая канатка готова к работе, но не эксплуатируется в виду незагруженности парнокресельной: очередей даже в выходные нет (мгновенные до 15 человек – это на 2-3 минуты).
Единственная на мой взгляд несуразность – пересечение в районе 15 опоры: в случае полной загрузки лыжи правого сидящего проходят в непосредственной близости от верхней площадки опоры старой дороги. Особенно неприятно, если ветер.

Данный курорт находится внутри горно-рекреационного комплекса и количество находящегося там народа ограниченно сверху числом 1000, что контролируется шлагбаумом в Буроне. По-этому с таким количеством канаток очередей там не может быть в принципе.
Между прочим: Цей это первый из старых курортов на Северном Кавказе, где в постперестроечные времена поставили новую канатку.
Канатка работает с 10 до 15. Неспеша можно выкатить 10-12 раз: спуск занимает от 3.5 до 6 минут

Обстановка

Абсолютно спокойная. Самый распространенный ответ на вопрос «А как с Чечней?» — «Мы про нее по телевизору узнаем.» Непонятно почему все журналисты делают репортажи о Чечне из Владикавказа. Боевая у нас пресса, смелая, медали надо выдавать.
В выходные в Цей приезжают всякие иностранцы – отдохнуть от исполнения своих гуманитарных, а также ОБСЕ-шных и прочих очень нужных  всем нам обязанностей. Селятся где получится, включая сейсмостанцию. При нас там проживали две португалки. Видел чеха, мадьярку и каких-то пожилых и лоснящихся, скорее всего из западной Европы – прикатили на белом «крузаке» с надписью «UN».

Относительно воровства или еще чего: оставлял кофр с фототехникой на ограде нижней станции на пару часов в выходной день – никто не взял. Попробуйте отвернуться на чегетской поляне…..

В ущелье есть своя администрация горно-рекреационного комплекса – в 100 метрах от «Сказки». Там постоянно присутствуют 5-7 милиционеров и пара УАЗов. Зачем? А вот пусть будут.

Спасслужба

В порядке – на промежутке и верхней станции акьи. На склоне всегда несколько человек, есть машина для транспортировки, все с рациями, канатка на связи. Сама база – в полукилометре ниже, у Цейдона. Ближайшая больница – Мизур (27 км).

Часть II. Цейская

Эту часть не стоит читать тем, кто ездит “куда-нибудь, лишь бы потусоваться и покататься покруче”. Скорее всего этот курорт вас разочарует и отдохновенья не принесет. Зачем едут в Цей? За тишиной и покоем. За здоровьем и солнцем. За Орионом над Сказским перевалом. За душой, если ее перестал чувствовать. За собой.
Если в первой части максимально “осушенные факты”, то здесь эмоции, от которых никуда не деться в этом благостном месте.

Посмотрим назад

Не претендуя на какое-либо серьезное исследование, несколько выводов.
Несомненно что арии были оставлены как охрана перевалов. Видимо, когда Рама в Индию шел. А может позже, когда персы перекрыли Дербент и пришлось искать обходные пути. Не принципиально. Ассимилировались. Но язык, внешний вид, традиции (племя библейское), предания, религия, пантеон и отношение к богам… вообщем история алан это тысячелетия.
Сначала скифы, потом сарматы. Самых беспокойных и боевых увели пробегая гуны. Остались спокойные и уверенные – жить на своей земле.
Существенно иное по сравнению с соседями отношение к женщинам: их уважают, к ним прислушиваются. На склоне достаточное количество хорошо катающихся местных дам, в том числе и замужних. Где вы еще увидите такое?
Тем не менее конечно подчиненное положение – патриархат. За одним столом вместе с мужчинами не сидят. С другой стороны, как говорит моя теща: «Если мужчины собрались поговорить – чего им мешать». В сказаниях Шатана часто выступает мудрее чем весь нартский ныхас.
Детальнее – читайте. Сейчас много печатают.
Дают обоими руками. Накормят причем до состояния невставания. «Гость всегда готов, хозяин — не готов».

Реком

Место святое, сакральное. Не всякого пустит, не всякому позволит. В старом святилище, которое сгорело несколько лет назад, хранились боевые доспехи и шлем Ос-Багатара – аланского царя времен Золотой Орды. С 1306 года.

После того, как случилось несчастье, молодые люди решили восстановить святилище. Несколько месяцев босиком (земля то святая), собирали без единого гвоздя. Чтобы доставлять бревна пришлось наладить тросовую переправу через Цейдон. Когда закончили, собрались старейшины, по древнему обряду освятили и устроили игры и празднование.
Видели бы вы глаза того человека, который рассказывал об этом. Гордость за свой народ и уважение. И сожаление что многие не видели этого праздника.

В начале тропы висит предупреждение: «Вы находитесь у святыни, завещанной нам предками. Не разрешается курить, распивать спиртные напитки,  сквернословить. Будьте достойны памяти своих отцов.»

Энергетика такая, что только держись. Хотел сфотографировать вблизи. Рука не поднялась. Хотя в объектив «прицелился» — хороший был сюжет. Безотказный Canon 500N с которым где только не бывал, задурил, перестал нормально работать экспонометр, в результате несколько кадров в явной недодержке (только на третьем заметил). Вынул батареи и оставил на  ночь. С утра в порядке. Я не шучу.

Цейское ущелье

Чудно не только возле Рекома – во всем Цейском ущелье «прет». Несколько событий субъективных, личных – это для своих. А вот достаточно отвлеченно: по преданиям, Шамбала имеет на Земле 2 энергетических двойника. Один понятно где – Алтай.

Долина реки упирается в ледяную стенку высшей категории сложности. Над ней коническая вершина. За вершиной чрезвычайно тяжелое для прохождения ледовое плато, с названием «черный». Вы думаете я про Белухинский узел и Аккемскую стену? Гора называется Уилпата, а ледник за нею Караугом. «Кара» по-тюркски «черный». А перед входом в Цейский цирк гора Монах и святилище Реком.

А еще мы там видели цветной снег. Ну голубой это многие видели. А вот оранжевый как апельсин видели? Это не глюк: внешний фирн – оранжевый, а под проломленной коркой для контраста – белый. Но это было давно – в памятном 87, когда «…с Монаха лавины одна за одной на Цей постепенно сползают». Да-да снегу было так много, что даже со стенок Монаха эпизодически сваливались лавинки. А по неутоптанному снегу приходилось добираться до тропинки «вплавь» — лежа на пузе и гребя руками.

Несколько камней с рисунками. После поворота на Верхний Цей с одной стороны Джугашвили (ну это традиционно для Кавказа), с другой Коста Хетагуров. Плиев. Раньше было два камня: по дороге в «Горянку» и в Цейдоне у нижнего моста. Сейчас камень в реке лежит навзничь. А тот который у «Горянки» производит тяжелое впечатление: как привидение проступает из камня (краска частично смыта). И следит глазами.

Альплагерь «Цей»

Атмосфера существенно отличалась от других горнолыжных лагерей. Здесь было не принято выходить на склон неготовым. Здесь «бэмц» поднимал в 8 утра на зарядку, которую делали все в охотку добровольно (не обязательно силовую, но пробежка, растяжки, легкая гимнастика – чтобы тело проснулось). Здесь играли в футбол по пояс в снегу. Представляете «рывочки» по 3-5 метров, чтобы дать пас и упасть мордой в этот пушистый ослепительно белый снег.

Все инструктора были приезжими – из Москвы как правило. Учили великолепно – за неделю ставили на лыжи с нуля до точки. По итогам каждой смены проводили соревнования по четырем категориям: опытные и неопытные, женщины и мужчины. А знаменитая фраза: «Падшие женщины и не кончившие мужчины: просьба собраться у судейского столика»! И обязательная минутная разминка перед первым спуском – чтобы разогреть суставы.

Как катались инструктора – отдельная страница. Они катались как пели. В трубе они позволяли себе выпрыгивать в воздух  на контрсклоне в том месте и так, как им хочется. Большинство трюков, которыми сейчас «крутеют» ньюскуллеры, они выполняли «влегкую», с учетом возможностей, которые давал склон конечно. Даже сальто делали. И самое главное: они работали, то-есть учили всех и каждого.

По понедельникам канатка не работала — профилактика. И тут каждый развлекался как мог. Кто-то ходил на Реком и в гости в Торпедо или Горянку. Кто-то пешком ходил до верхней станции – чтобы не терять время. Причем это бывало и в обычные дни с утра.

7 часов, еще сумерки:
— Миш, а Миш! Пора, вчера собирались, – Леонов уже полуодетый толкает кровать. Вставать неохота, но вчера действительно договаривались до завтрака скатиться разок. Ну его! Я сюда отдыхать приехал, а не бегать по горам. Приоткрыв один глаз:
— Евгений Николаевич, идите на хлм! Я спать буду.
Название «Зеленый Холм» позволяло послать в рамках цензуры, только надо «проглотить» букву «о».
— Вставай, тебе говорят! Солнце уже встало!
Аргумент. Встаешь, умываешься снегом для бодрости и вперед! Через менее чем полтора часа наверху. Солнышко только-только трогает Адай-хох. Снег скрипит с ночного мороза.
— Кто у нас сегодня на стреме?
— Костю вроде просили….

Дело в том что в Цее можно было исполнить уникальный трюк: подъехать на лыжах к кровати. Для этого надо было: рискнуть и свернуть со склона на лыжню через лес; пролететь по ней, зная, что тормозить негде; влететь на мостик, ведущий на второй этаж инструкторского корпуса; при этом «стоящий на стреме» в холле должен был открыть входную дверь; ну и самое главное – надо было жить в комнате напротив этого мостика.
А один раз двое забрались на башню, как на скальную стенку, и провели там сутки в гамаках: чтобы не терять форму – внизу все равно делать нечего. Супчик и второе мы им снизу к веревкам привязывали.

А еще откапывали шестую опору. И катались по Сказдону вниз как по столу – это когда в 87 снегу подвалило.

Визбор

Юрий Визбор бывал в Цее достаточно часто. Я его уже не застал. А по словам инструкторов мог нагрянуть внезапно, сесть в столовой на стол и несколько часов не выпускать гитару из рук. По-этому в частности в альплагере было огромное количество «первых» записей. И единственное, что можно было услышать по вечерам с километра от лагеря – чистые записи Визбора. Где теперь эти бобины… Жаль если утеряны. (Прим. редактора: у меня есть копия одной из записей)

Одна из вершин в Сказском ущелье носит его имя.

Визбор был дружен с Рюминым. «Нам бы выпить перед стартом» написана в Цее. «Орбиту» построили по инициативе Рюмина, но после смерти Визбора, он там почти не бывал.

Еда

Из местных блюд традиционные для Кавказа шашлыки. Но интереснее фычины. Фычин это печеный пирог диаметром 40-45 см с разным наполнением: сыр, мясо, свекольные листья…. Оторваться невозможно. Отползти или упасть. В барах настоящее грузинское вино, у осетин с вином не очень — нет традиции. Попробовали Оджалеши. Ммммм…. Была всего одна бутылка. Мизинец за вторую.

Сами аланы пьют пиво. Но какое! Казбек, хозяин бара у старой канатки, угостил меня в 91. Вкус необычный – нечто среднее между пивом и квасом. А когда я попросил еще, повел в заднюю комнату и показал огромные чаны (более метра в диаметре). Он готовил тогда на праздник весны. Сейчас пива в ущелье нет – некому делать.

Эпилог. Почему пишу.

Одной ярко выраженной причины нет.  Во-первых я пытаюсь хотя бы частично отдать долги всем тем, кто подарил мне счастье: Осетии; Цейскому ущелью; людям, которые живут и работают там; Альплагерю «Цей»; его инструкторам,… короче всем, кто. Во-вторых я надеюсь, что этот опус позволит многим, стремящимся туда вновь, но не владющим информацией. А в-третьих может быть кто-то из еще небывавших заинтересуется и приедет. И в нашем полку прибудет.
Если тебе хорошо, поделись с другими.

Да Бон Хорж, Осетия!

Гора Ч. девять лет спустя — 2003

Теги: , , , ,


Эльбрус

Эльбрус

Девять лет я не был в Приэльбрусье. Поехал туда по банальной причине, которую честно назову: нет денег на поездку в альпийскую (или пиренейскую) страну. Акцентирую я на этом внимание читающего по одной простой причине: часть тех, кто при обсуждении в конференциях весьма несдержанно признается в любви к этой горе, на самом деле просто не могут себе позволить съездить покататься на современный курорт, или действуют по принципу «в Шамонях я не был, но знаю, что Чегет лучше». Ну да ладно, это я просто повод даю тем, кто его ищет, сразу начать меня называть нехорошими словами:-)) — дальше можно не читать.

В сумме — две недели, самолет плюс автобус туда, «Газель» плюс поезд обратно, однокомнатная квартира в пятиэтажке поселка Терскол, обеды в кафе и ресторанчиках, десять дней катания (абонементы) включая Новый Год — около 525 усталых ежиков на горнолыжную душу. Если перебраться в плацкартный вагон, а из отдельной квартиры переехать в комнату с хозяевами за стеной, можно сэкономить еще 100 — 150 ежиков. Алкоголь можно исключить, в кафе не ходить, хичинов не есть… Но это уже не на мой вкус. Так и от отдыха ничего не останется.

Позитив: куча навязчиво-вежливых водителей «Газелей», легковушек и микроавтобусов предлагают свои услуги.

Негатив: до дешевого (большого, но медленного — часов пять, натужно рыча на подъемах, вместо трех часов на других машинах) автобуса нужно весь багаж, включая и сумки с маленькими колесиками, волочь через здоровенную автостоянку, которая была покрыта слоем снега. Правда, снег в Минводах — исключение, а не правило. Лирическое отступление: водитель автобуса: «Ну что-же вы так не по-советски лыжи положили?» — ох, и давно же я не слышал подобных фраз! Но, положа руку на бумажник, и не скучаю я по тем временам и по подобным фразам. Позитив: остановка у рынка «Прогресс» — можно перекусить недорого и вкусно, пивка и водички или сока прикупить в дальнейшую дорогу.

Негатив: проржавевший туалет без двери, с треугольной дырой в грязном деревянном полу, груда мусора выше человеческого роста.

Лирика: ностальгия… Мост через Баксан, а за ним — альпинистская база «Адыл-Су», где я когда-то работал инструктором. Позитив: разросшееся за эти годы кафе, а заодно — и дешевая гостиница «у Балужан» на повороте к Чегетской поляне. Ярко освещенный магазин «Альпиндустрия». Яркая синяя вывеска у биостанции. Цивилизация!

Негатив: автобус на территорию ЦВТБ не пустили, и опять пришлось волочь уже изрядно осто…евший багаж по снегу — из последних сил. Мохнатые коровы, поедающие на помойках полиэтилен и картон. Ох, и молочко они потом дают… Позитив: поужинали в кафе («Купол» — дешево и вкусно), прошлись по шести магазинам и купили абсолютно все необходимое из еды сразу на несколько дней. Тебе рады, тебя радушно встречают, приглашают заходить еще. Изменения в отношении местного населения к приезжим (по крайней мере, — внешние) не заметить невозможно.

Негатив: в поселке, бывает, отключают свет и отопление. Соответственно, цены на проживание в единственном доме с отоплением — пятиэтажке -поднимаются. Местные органы власти и милиция тщательно прочесывают все квартиры, так что очень советую: регистрируйтесь, а то еще и штраф придется платить. Еще одно малоприятное явление — налоговая инспекция, которая старательно вычисляет хозяев, сдающих квартиры. Нам оно безразлично — платить придется не нам, а хозяевам, но эти игры «в прятки» настроения не поднимают.

Позитив: окна смотрят на гору. Пьешь кофе и смотришь, включили-ли подъемники. Утренняя дорога через лес к Чегетской поляне.

Негатив: за 9 лет на горе:

— перестал работать бугельный подъемник в «Солнечной мульде»

— появился вагончик — «Пирожковая» около верхней станции первой очереди.

Все!!!

Построен платный туалет около нижней станции «парной» — но с дико скользким кафелем, ручки на дверях снесены теми, кто пытался удержать равновесие. На горе -те же самые два строения без дверей, с видом на Баксанскую долину. Вся поляна теперь покрыта рядами кафе и частных отелей (причем очень уютных, не в пример традиционным «Чегету» или «Итколу»), построенных без согласования с противолавинной службой. А ведь в не таком уж и далеком 1987 году вся эта поляна была засыпана лавиной, выбившей все стекла у фасада гостиницы «Чегет». Сейчас все эти отельчики-ресторанчики-кафе чувствуют себя в безопасности только благодаря тому, что противолавинная служба защищает гостиницу «Чегет», а значит — и весь этот «самострой».

Позитив: вкусно пообедать в этих кафе и ресторанчиках можно рублей за восемьдесят — сто (можно БЫЛО пообедать. Цены в 2009 уже далеко не такие «вкусные»). Вот уж с чем не могут тягаться Европейские курорты — так это с дешевой и по-настоящему вкусной едой. Ромштексы идем есть к «Руслану», самые вкусные хичины и потрясающе ароматный чанахи как раз той температуры, которая нужна — и не обжигает, и горячий, в самый раз после горы — в «Нацкухне», шашлыки — … Во Франции на горе отдашь за кофе с плюшкой вдвое больше, чем здесь — за целый обед с пивом или коньячком.

Негатив: недостроенный корпус гостиницы «Чегет», «недострой» выше отеля «Иткол», все так же, как и десять, и двадцать лет назад стоит закрытая на ремонт гостиница «Азау», зияют пустыми оконными проемами недостройки в Терсколе…

Позитив: и вечером, и ночью везде дежурят машины. С транспортом проблем меньше, чем, скажем, в Андорре.

Негатив: новички должны ходить ногами — по «третьему Чегету» или по выкату. В случае сильного ветра — только внизу, на каменистом выкате. Учебного подъемника нет. Вдобавок тут же, на выкате — отдыхающие из кавказских здравниц и простые экскурсанты катаются на санях, картонках, собственных попах. Неуправляемые новички, спускающиеся сверху более опытные лыжники и скоростные снаряды с алкоголем внутри и детьми наперевес носятся на пересекающихся курсах. Наименее удачливым удается затормозить, только налетев на противника или ударившись о стоящие невдалеке автомобили.

Лирика: когда поднимаешься в кресле подъемника, опять испытываешь ощущение застывшего времени — знакомые лица постаревших канатчиков, те же камни, те же сосны, так же кто-то проехал прямо по просеке под парной канаткой, в том же месте, что и десять лет назад, начинается ветерок.

Негатив: в какой другой стране мира придет в голову покрасить кресла так, чтобы испортить дорогостоящую одежду большинства лыжников? На брюках и куртках — желтые полосы краски. А где, в какой еще стране, если ты впервые попал в объятия этого доисторического сооружения и не успел выпрыгнуть в снег на верхней станции, услышишь в свой адрес: «Ты почему по кругу поехал? Это что — карусэль тэбэ, да-а?» Десять лет назад услышали впервые эту фразу, и в этом году тоже услышали.

Позитив: мелкие магазинчики, в которых можно купить всевозможные мелочи, фото-сервис, пленки, продажа и прокат фотоаппаратов, интернет, работают мобильники GSM.

Негатив или позитив — каждый решает для себя: воровство канатчиков. Часть лыжников платит канатчикам сотню рублей, и на каждом подъеме тем самым экономит денежку для своего кармана. Не преувеличиваю — скорее преуменьшаю — минимум треть катающихся платит мимо кассы. При этом берущий деньги канатчик делает это с таким видом, будто оказывает тем самым величайшее одолжение. — Это что? — Деньги. — А почему я тебе сдачу должен искать? Что, разменять не мог, да-а? …

Негатив: унижение в очереди. Все время кто-то подходит «слева» — в буквальном и переносном смысле слова. И эти люди — знакомые знакомых, начальства, родственников и так далее — они вообще не платят. Совсем. И идут без очереди. А стоящие в очереди — платят, но стоят. Потихоньку звереют от этого унижения, а озверение иногда выливается в словесную перепалку, а иногда и в драку. Плюс обращение канатчиков: «Эй ты! Ты пачему тут лыжу адеваешь? Там одевай, понял, да-а?» Вежливости их никто не учил.

Позитив: очереди вполне терпимые, как раз успеваешь немного отдохнуть. Общее время подъема на двух креселках со стоянием в очередях — не больше часа, в самый «пиковый» сезон. Большие очереди были всего два дня из десяти — второго и седьмого января, в праздничные дни, когда снизу приехало большое количество экскурсантов. Плюс в один из дней часов до двенадцати дня парная была остановлена на ремонт.

Негатив: камни никто с так называемых «трасс» не убирает. Во многих местах, даже после весьма приличного снегопада, рискуешь «поймать» камень, что не способствует комфортному состоянию при катании. Я уж не упоминаю о чисто материальных потерях — лыжи за две недели убиваются так, как на нормальных склонах и за пять лет не уделаешь.

Позитив: отличный фотограф Толя Савейко, который умеет при съемке из любого сделать аса. Недешево, но оно того стоит.

Негатив: объективно опасная гора, на которой отсутствуют все признаки нормального места для массового катания. Нет ярких мягких матов, ограждающих препятствия — хотя бы опоры канатных дорог. В лучшем случае на паре из них висят рваные матрасы. Не убраны с трасс (да какие там трассы — направления спуска, а не трассы) опоры давным-давно не работающих подъемников, недалеко от одной из которых из снега торчит крайне хищный стальной штырь. Нет лент — «волчатников» и вешек, ограждающих хотя бы большие гряды камней, не говоря уже об отдельных валунах, которые «находишь» кантами своих лыж под снегом во многих местах. Нет разметки трасс, указателей направления спуска. Отсутствуют ограждения закрытых для катания, лавиноопасных «Севера» и «Юга» — в этом сезоне уже в декабре погибло два человека, оба — под лавинами. Стоит на всю гору 4 таблички, вмороженные в снег, и все. Нет привычных для Европейских курортов пластиковых сеток, которые предохранили бы лыжников от «вылета» на камни. У касс нет информации о лавинной опасности, открытых и закрытых для катания склонах, нигде не видно правил безопасности, которые обязан знать каждый катающийся. Нет безопасного варианта подъезда к станции посадки второй очереди кресельного подъемника, необходимо выбирать момент, чтобы проскочить между креслами, а затем резко сбросить скорость, не сбив при этом никого из стоящих в очереди. Даже без лыж мимо этих движущихся кресел пройти, особенно для тех, кто подъемник видит впервые в жизни — проблема. Я видел, как креслом сбило вниз зазевавшуюся девушку из числа экскурсантов, как при спуске человек, которому не помогли сесть в кресло, упал с помоста — это все уже сейчас, в эти две недели…

Негатив: за пять часов катания ноги устают дико, хотя километраж спусков с учетом очередей не такой уж и большой — три, четыре спуска «сверху донизу». У меня колени болели за крайние десять лет только, когда я катался на горе Ч. Как-то в Италии, в Доломитовых Альпах, просчитали «пробег» за один день катания, со стоянием в очередях и обедом — получилось больше сорока километров. А ведь там вместе катались и хорошие лыжники и посредственные горнолыжницы, которые в условиях Чегета выдерживают максимум три, а то и два спуска.

Лирика: если катались до этого времени только по ухоженным заглаженным склонам и считаете себя экспертом — съездите на Чегет, самооценка может быть существенно скорректирована.

Негатив: с прошлого года цены на подъемники, проезд на автомобиле и проживание в отелях выросли в некоторых случаях на 50%. С позапрошлого года — уже вдвое. С каждым годом доступность этого региона для студентов и «ниже среднего класса» уменьшается.

Позитив: потрясающие возможности — если погода благосклонна — для тех одного-двух процентов лыжников, которые умеют кататься, и которые приезжают на Чегет именно ради внетрассовых спусков, ради возможности выбрать свой маршрут, покататься с сильнейшими райдерами России (Слава Рунич, Кирилл Анисимов и др.) в качестве гидов. (Программа «Фрирайд с гидами» — если вы еще колеблетесь, стоит это своих денег или нет, интересно или нет — срочно копите деньги и езжайте, но только если вам нравится преодолевать себя, кататься по проламывающейся корке, если вам не хватает адреналина на раскатанных трассах, а здоровье позволяет поработать на склоне и коленки не болят!)

Негатив: некорректно сравнивать Чегет со знаменитыми Французскими регионами Ля Грав или Гран Монте, известными своими возможностями именно внетрассового катания. Это сравнение не будет справедливым — там женам и детям райдеров есть где рядышком с мужьями с удовольствием провести время, а на Чегете такой возможности нет. Все сотни и тысячи катающихся на этой объективно опасной горе не могут похвастаться тем, что они готовы к такому катанию по уровню своей технической подготовки. Преувеличение? Нет. К примеру, в день после снегопада даже в пик сезона — новогодние каникулы — очередь к часу дня практически исчезает: большинство уже «наелось», поскольку их уровень подготовки явно недостаточен для того, чтобы кататься по целине больше двух часов. При этом нет ни единой возможности спуститься с горы по размеченной и подготовленной трассе — таких здесь нет. А как бы не помешала хоть одна, проложенная по «ближним Югам» и заглаженная ратраком трасса для женщин и детей, да и для мужчин, вынужденных начинать здесь свою горнолыжную жизнь «благодаря» советам друзей, тоже…

Авария в январе 2009

Авария в январе 2009

Эльбрус — это, извините, если вы хотите неделю «утюжить» одну и ту же трассу или катаетесь вне трасс. Тогда к вашим услугам не только старая канатная дорога, на которой то вагончик затормозить не успеет (март 2008), то вообще упадет (январь 2009, оригинал http://foto.mail.ru/mail/mirochnikovay/_myphoto ), но и новенькая скоростная.

Негатив: учиться на Чегете очень сложно. Сложные склоны вынуждают слабо катающихся лыжников уходить в заднюю стойку — «садиться на горшок», что в сочетании с ежегодными выездами на неподготовленные для массового катания склоны и нежеланием заниматься с инструктором (и то и другое — часто по финансовым причинам) приводит к колоссальному количеству абсолютно неправильно, с большими затратами сил и энергии, катающихся людей.

Позитив: общение. Встречи со старыми друзьями и новые знакомства, посиделки за чаем и «чем покрепче», песни и разговоры… Не встречал, за редким исключением, в «Шамонях и Ледезальпах» непринужденного Кавказского общения. Мне не хватало его все девять лет, что были проведены вдали от знакомых мест. Да и сейчас, когда я пишу эти строки, уже снова не хватает… А может, не только общения не хватает, но и чего-то еще. Есть в этих местах нечто магическое, необъяснимо-притягательное, что заставляет снова и снова приезжать сюда, несмотря на всю неухоженность склонов.

Негатив: цена проживания в относительно комфортных условиях мини-отелей или в совковых «Чегете», «Итколе», «Терсколе» — от 19 уе за ночь с носа, без питания. С питанием — от 25 уе. Перебор, на мой взгляд.

Позитив: песенные концерты — вечера. Мне, как автору песен, петь их в горах, видя глаза слушающих их людей — ощущения непередаваемые. Именно для этих людей я песенки и писал, собственно. Но это уже old school по понятиям не самого старшего поколения.

Негатив: высота проживания — больше 2000 метров, у 10% людей начинаются проблемы со щитовидкой, артериальным давлением, соответственно — головные боли, головокружение.

Позитив: кафе мороженое в ЦВТБ, дешевые и вкусные коньяки в сочетании с чистым воздухом (за две недели ни разу не болела утром голова), потрясающим образом приготовленный карп в рыбном ресторанчике чуть выше «Иткола». Но о еде я уже упоминал.

Негатив: обмануть туриста, пусть в мелочах, осталось нормой. При этом, чуть что не по ним, местные люди (причем в возрасте) могут мгновенно от вежливого общения с тобой перейти, невзирая на присутствие твоей жены и дочери, на мат в твой адрес. Если кому-то подобное кажется непринципиальным, это — его выбор. Я считаю, что если я еду отдыхать и плачу деньги, при этом не хамлю, то вправе рассчитывать на вежливое обращение.

Резюме: удивительно красивые горы. Супер общение. Потрясающие люди, которые живут здесь постоянно. Очень вкусная недорогая еда. Относительно дорогое проживание в отелях. Катание — рай для разумных фрирайдеров, катающихся со знанием склонов и снеговой обстановки (или с гидами) и соответствующим снаряжением, и ад для тех, кто любит резаные повороты и максимальную скорость на подготовленном склоне. Для не очень опытных лыжников, которые привыкли к хорошо подготовленным склонам — катание не удовольствие, а чуть ли не пытка. Для слабых лыжников — объективно опасная гора, прививающая навыки неверной техники. Если уходить с раскатанных мест «без башни» — легко можно там и остаться навсегда. Отношение коренного населения к туристам — иногда тщательно, иногда плохо скрываемое неуважение.

А вот один отзыв, который мне очень понравился своей лаконичностью и, в то же время, очень емким описанием процесса… (из конференции www.auto.ru/wwwboards/ski)

Отправлено : olga63, 28 Января 2003

«Побывала впервые в Приэльбрусье. Создалось впечатление, что это особый вид спорта, включающий очереди на подъемник, таскание тяжеленных лых (своих и ребенка) сначала вниз по лестнице на станции Мир, потом вверх в горку… и катание по буграм. В Подмосковье со всем этим сталкиваться не приходилось. Кроме того постоянное перекусывание-загорание, т.к. все вышеперечисленное сильно утомляет. Но в целом понравилось. Хотя в предпоследний день обокрали номер — украли мобильник, и пришлось все последние 2 ночи и день общаться с милицией»

Г. Дубенецкий 2003