Архив по тематике | "GS"

Карло Янка — новый король Кубка Мира

Теги: , , ,


После своей победы на заключительном в этом сезоне этапе Кубка мира по GS, Карло стал безоговорочным лидером общего зачета. Феноменальный результат: Чемпион мира, Олимпийский чемпион, обладатель Большого хрустального глобуса Кубка мира. И все это — в 23 года.

Перед заключительным стартом в сезоне Янка опережает своего коллегу по команде Бенни Райха на 106 очков. Это значит, что он недосягаем. даже если Бенни займет на слаломе первое место, а Карло не финиширует, его положение не изменится. Карло — достаточно молодой член самой мощной команды, теперь стал не менее известен, чем Аксель Лунд Свиндаль, Бенни Райх, Штефан Эберхартер и Херман Майер.

Atomic — лидер в производстве лыж для GS. Янка (1), Шоргхоффер (3), Янсруд (6), Плонер (7) и Райх (8). Пять спортсменов на DoubleDeck в первой десятке. Янка и Райх — двое из трех лидеров Кубка в зачете GS. Ну а если к этому добавить еще и Марселя Хиршера с его двумя победами в этом сезоне… будем ждать новых побед от молодых спортсменов Atomic. Смена поколений в разгаре? Возможно… Хотя в Кубке всегда меняется все. Разве что качество лучших лыж в мире остается неизменным.

Общий зачет Кубка Мира 2009/2010 – перед заключительным стартом. Но уже никто не сможет помешать Янка…

1. JANKA Carlo (SUI) 1.197

2. RAICH Benjamin (AUT) 1.091

3. CUCHE Didier (SUI) 952

Контрвращения в современном слаломе и гиганте

Теги: , , ,


Контрвращения были и есть.

r1

r1

Контрвращения ныне не в чести. Складывается впечатление, что этот технический прием считают анахронизмом, пережитком далекого горнолыжного прошлого, когда горнолыжникам акцентированные контрвращения верхней части тела были просто необходимы, чтобы «провернуть» лыжи в крутых, по тогдашним меркам, поворотах и чтобы «отвернуться» от объезжаемого флага (Рис.1). Более того, кадры с утрированным винто-угловым положением (оно как раз и появлялось в результате сильных контрвращений туловища с дополнительным скручиванием плеч и рук наружу поворотов) порою служат иллюстрацией различий современной и старой техники. Различия, конечно, имеются и очень серьезные. Но это вовсе не означает, что в современных горных лыжах, которые идут в поворот как бы сами по себе, контрвращений совсем нет или они бесполезны.

Мы считаем, что контрвращения (не столь акцентированные, как в горнолыжной древности) используются в современном слаломе и в гиганте очень часто.

r2

r2

Разве положение плеч, туловища и вся поза знаменитых Джордже Рокка и Дидье Куша на рисунках 2 и 3 не напоминает то самое, «поросшее мхом», «древнее» винто-угловое положение в исполнении великого Жана Клода Килли (Рис.1)? Действительно, на Рис. 2 и 3 плечи, грудь и плечи у наших современников развернуты – «скручены» — наружу поворота, а туловище и ноги создают выраженное угловое положение. А возникает эти характерные позы в результате движений, которые по физической сути являются контрвращениями. Как и у великого француза. Кстати, «вживую» и в динамике на видео нынешние контрвращения действительно не слишком заметны. Иное дело на отдельных кадрах. Например, у знаменитых Дж.Рокка и Д.Куша торс, плечи и руки развернуты наружу поворота не меньше, чем у Ж.К.Килли — относительно направления движения лыж градусов на 30. Понятно, что столь значительный разворот туловища у наших современников не может быть случайным, что он требует и специальных усилий и координации. Т.е. контрвращения в современном слаломе и гиганте имеются.

О контрвращениях вообще.

r3

r3

В принципе, любые достаточно большие и/или быстрые и/или расположенные «далеко от центра массы» части тела своими движениями в любых направлениях способны создавать моменты инерции, влияющие на баланс сил в системе «лыжник-склон». Но в рамках данной статьи нас интересуют вращательные движения верхних частей тела, направленные в сторону, противоположную вращению лыж в повороте. Будем их называть просто – «контрвращения». Если добавить немного геометрии, то «контрвращения» происходят в плоскости параллельной склону. Очевидно, что в контрвращениях наиболее эффективны движения туловища с плечами (самые тяжелые) и рук (самые подвижные и далекие от центра массы лыжника).

В чем смысл и польза контрвращений.
Именно вследствие движений контрвращения у лыжников появляется, казалось бы, «архаичное» (а на самом деле необходимое) угловое или (реже) винто-угловое положение, при которых туловище к окончанию поворотов развернуто и наклонено в сторону поворотов следующих. Благодаря этим двум положениям тела лыжники легче, быстрее и ловчее начинают «новый» поворот. Ведь туловище уже наклонено и развернуто в нужную сторону.

Кроме того, мы предполагаем, что движение «контрвращения» ослабляет давление лыж на снег, тем самым, облегчая их ведение по дуге в самой нагруженной части поворота – возле и ниже огибаемого флага. Причина такого эффекта контрвращений состоит в уменьшении массы и моментов инерции частей тела, которые лыжам приходится вращать в повороте. В результате потери энергии, затрачиваемой на вращение лыжника в плоскости склона (то есть на те самые повороты «влево — вправо»), становятся меньше. Только представим – за короткое время слаломных поворотов (обычно, менее секунды) лыжи должны повернуть сами и повернуть тело лыжника, с ботинками, из одного крайнего положения в другое. Для поворотов на 90 градусов это «45 градусов влево + 45 градусов вправо».

Вполне очевидно, что вращения лыжника в плоскости склона появляются вследствие действия приложенной к лыжам «вращающей силы», что, в свою очередь, непременно увеличивает сопротивление снега. Величину «вращающей» силы можно почувствовать мысленно: на вращающемся стуле укрепим пару лыж, а на них — четыре 20-ти килограммовых блина от штанги (имитация спортсмена весом 80 кг); далее, держась за носки лыж, станем вращать блины на 90 градусов за 1 сек влево – за 1 сек вправо. Думаем, что мысленному экспериментатору усилие, необходимое для такого вращения, покажется весьма существенным. По сугубо прикидочным с множеством допущений расчетам в отсутствие контрвращений (т.е. у абсолютно «деревянного» лыжника) в крутом быстром слаломном повороте на переднюю часть обеих лыж действует «вращающая» сила, достигающая 5 кг и более. Чтобы навскидку понять, много это или мало, проведем другой мысленный эксперимент: распределим на передних частях обеих лыж (ближе к носкам) дополнительный груз по 2,5 кг и представим, увеличится ли сопротивление снега движению лыжи вперед при такой дополнительной нагрузке. Ответ очевиден.

В гиганте, в сравнении со слаломом, угловая скорость вращений лыж в плоскости склона раза в полтора меньше, но, мы полагаем, она все равно существенна.

Обратим внимание, что сила, вращающая лыжи и лыжника в плоскости склона, по очевидным причинам прикладывается более всего к области носков, на которые (при резаном ведении) и без того приходится очень большая доля сопротивления снега. Контрвращения верхней части тела заметно, вероятно, раза в два, уменьшают массу частей тела, вращаемых лыжами в поворотах, во столько же раз ослабляя «прибавку» сопротивления снега, вызванную упомянутой «вращающей» силой.

Старые и современные контрвращения. Мы полагаем, что ныне: 1) контрвращения стали лаконичнее; 2) в слаломных поворотах используются позднее, не возле, а, как правило, уже после проезда огибаемого флага; 3) вследствие большего наклона лыжников внутрь поворотов (в сравнении с поворотами на классике) направление «правильных», или эффективных, «контрвращений» изменилось.

До появления в слаломе качающихся вешек одной из причин применения акцентированных контрвращений было то, что лыжники, «отворачиваясь» наружу поворотов, могли проехать трассу ближе к огибаемым флагам. Но когда появились качающиеся вешки на слаломных трассах даже на лыжах старой геометрии контрвращения стали больше напоминать современные. То есть скручивание плеч и груди наружу поворотов заметно уменьшились. Ведь необходимость «отворачиваться» от флага отпала. Более того, в современном слаломе при проезде огибаемых флагов (т.е. в середине поворотов) использование акцентированных контрвращений стало просто невыгодным и контрвращения, в целом, сместились ближе к фазе сопряжения. Как, например, у Джордже Рокки на Рис.2 мы видим выраженное угловое положение в самом окончании поворота. А вот в гиганте «отворот» возле огибаемого флага по-прежнему остается выгодным. И действительно на Рис.3 Дидье Куша проходит огибаемый флаг в выраженной угло-винтовой позе.

Также во времена Жана Клода Килли активные контрвращательные движения верхней части туловища и рук, как мы упоминали, были нужны, чтобы облегчить вращение лыж в наиболее искривленных частях поворотов (подходящее выражение – чтобы «провернуть» лыжи). Причем такой «проворот» лыж был возможным и полезным лишь при меньших углах наклона тела (крена). Именно это позволяло «проворачивать» лыжи в снегу и такой «проворот» лыж, чаще всего, сопровождался сносом их задников.

Сейчас в слаломе и гиганте геометрия лыж и прочность снежного покрытия склонов таковы, что спортсмены могут делать крутые повороты на более высоких скоростях, ранее недостижимых. В результате максимальные углы закантовки лыж и наклона тела внутрь поворотов (крен) заметно выросли. Из-за этого стала заметней разница в направлении эффективных контрвращений при сильных и слабых наклонах тела (крена) лыжников внутрь поворотов.

Контрвращения 1 и 2 типов. Граница между обоими типами контрвращений довольно условна. Когда наклон лыжника внутрь поворота (крен) не слишком велик, далек от предельных углов наклона, наиболее эффективны контрвращения, при которых верхние части тела (туловище, плечи, руки) разворачиваются, как бы скручиваются наружу поворота. Подобно тому, как это делают лыжники на Рис. 1 и 2. Назовем такое движение «контрвращением» 1 типа. Но вот когда лыжник сильно наклонен внутрь поворота к «развороту наружу» добавляется движение наклона туловища, плеч и рук вперед и вниз, к носкам лыж (контрвращение 2 типа, встречается почти только в гиганте).

r4

r4

Действительно, присмотревшись к поворотам гиганта в исполнении мастеров, можно видеть, как в начале поворотов, во время заклона, лыжники едут с относительно выпрямленным туловищем. А затем у огибаемого флага или после него они очень нередко сочетают относительно небольшой разворот груди и плеч наружу (подобно тому, как это делает Д.Куш на Рис.3) с наклоном всего туловища (торса) вперед и вниз. Это прекрасно видно на Рис.4 (на нем приведена раскадровка поворота гиганта в исполнении знаменитого Бенджамина Райха из фото галереи Грега Гуршмана на сайте Youcanski.com). В сумме получается движение отчасти близкое к движению внутренним плечом к носку наружной лыжи. И вполне понятно, почему такое суммарное контрвращение (1 + 2 типы) эффективнее при больших наклонах лыжника в крутых поворотах. Ведь именно такое движение направлено в сторону, противоположную вращению лыж в повороте. Что и обеспечивает некоторую инерционную разгрузку носков лыж. Доля контрвращения 2 типа в суммарном контрвращении становятся больше по мере увеличения наклона лыжника внутрь поворотов.

Могут возразить, что в гиганте такое суммарное контрвращение – это как бы «нырок» под огибаемый флаг, чтобы провести лыжи и центр массы по более выгодной траектории. Несомненно, критик прав. Отчасти. Ведь физически подобные движения все равно производят эффект контрвращений. У описываемых движений есть и другие — очень важные — смыслы, которые, чтобы не растекаться мыслью по древу, мы в настоящей работе не разбираем.

А достаточны ли современные контрвращения для существенного влияния на прохождение поворотов? Ведь в нынешних горных лыжах угловая амплитуда контрвращений обоих типов все-таки относительно невелика и при удачном прохождении поворота верхняя часть тела вряд ли «контрвращается» более чем на 20 – 30 градусов. Для ответа вспомним, что масса верхней части туловища велика, а время контвращения мало (в гиганте длительность фазы, в которой оно происходит, как мы считаем, не продолжительнее 0,3 – 0,4 сек, а в слаломе и того меньше). Мы вчерне оценили величину разгрузки лыж в контрвращении 2 типа: стоя на весах, сымитировали нырок под флаг; у нас получилась разгрузка порядка 10% веса. Поэтому мы предполагаем, что при внешней малозаметности контрвращения 2 типа инерционная разгрузка носков лыж может оказаться пусть и не слишком большой, но существенной.

Возникает вопрос, полезна ли для скорости на трассе разгрузка носков, возникающая в результате контрвращений? Ведь недозагрузка носков лыжи приводит к тому, что лыжи, даже сильно закантованные, «склонны» ехать прямо. Мы полагаем, что частичная разгрузка носков контрвращением может быть полезна и дело заключается в величине общего давления на носки. Ведь в крутых поворотах возле огибаемых флагов лыжи и без того сильно нагружены. Поэтому чаще всего (конечно, не всегда) в этих зонах поворотов контрвращение позволяет ослабить загрузку носков и сопротивление снега без уменьшения кривизны дуги. Кроме того, не разбирая детально, добавим, что контрвращение, производимое именно в плоскости, параллельной склону, в первом приближении не уменьшает ни силу «давления в склон», ни глубину следа и, следовательно, не влияет на врезание носков в снег и кривизну траектории лыж. Представление о том, как это происходит и о силах, действующих на лыжу, можно частично составить из нашей статьи на этом сайте, посвященной следам лыж.

Частично повторим сказанное выше. В слаломе обычны контрвращения 1 типа: их можно увидеть, чаще всего, после прохождения флага, ближе к концу поворотов (как на Рис.2). А в гиганте контрвращения обоих типов, как правило, сочетаются и они нередки уже в середине поворотов, в зоне огибаемых флагов (Рис.3 и 4). Но и в гиганте контрвращения 1 типа эффективнее ближе к фазе сопряжения, а контрвращения 2 типа — в зоне огибаемых флагов (где наклон лыжников внутрь поворота наиболее велик).

Пассивные и активные контрвращения. Разделение условное и нам самим во многом непонятное. Но разница, несомненно, существует. В пассивных контрвращениях угловая скорость поворота верхних частей тела меньше, чем у лыж и ног, а угловое или винто-угловое положение появляются не по причине нарочитого разворота торса, плеч и рук наружу поворота. При этом мы считаем, что пассивные контрвращения выполняются правильнее, когда спортсмены ощущают, что лыжи идут в поворот быстрее верхних частей тела. Трудно сказать, чем это обусловлено. Вероятно, дело в рефлекторных механизмах координации движений лыжника.

Известное, старое как горнолыжный мир, инструкторское наставление – «грудь все время смотрит в долину» — справедливо, отчасти, и в современном слаломе и гиганте. Правда, из него вовсе не следует, что нужно разворачивать над лыжами эту самую грудь наружу поворота. Как раз наоборот, лучше, когда ноги и лыжи и лыжи поворачивают под верхней частью тела.

В активном контвращении лыжник сам подталкивает лыжи в поворот энергичным нарочитым противодвижением верхних частей тела. Активное контрвращение также вовсе не анахронизм и встречается нередко. В частности, когда при тех или иных дефектах ведения лыж нужно экстренно «провернуть» лыжи (или, наукообразно выражаясь, скорректировать траекторию). В таких случаях лыжники используют данный технический прием интуитивно, безо всякой теории. Но с пользой. Контрвращения 2 типа, вероятно, следует отнести скорее к активным, чем к пассивным.

Аргумент против. Приходилось слышать решительные слова, что, мол, контрвращения недопустимы, так как «запирают» движение лыж и лыжника по дуге поворота, тем самым, ухудшая выполнение последнего. Согласимся, такое вполне вероятно — когда движение контрвращения слишком велико и начинается слишком рано.

Заключение. Изложенное нами нельзя считать доказанным. Тем более, что мы разобрали вопрос вчерне и далеко не полно. Например, остался не разобранным интересный и важный вопрос, какие движения ног (именно ног) вызывают контрвращения верхних частей тела. В любом случае, в современном гиганте и слаломе движения, являющиеся по физической сути контрвращениями, существуют. Явно или не очень. И даже используются. Следует ли выделять контрвращения как специальный технический прием, который тренерам нужно знать и помнить, а спортсменам тренировать? Мы полагаем, что скорее да, чем нет. Во всяком случае, контрвращения на кое-что в повороте влияют, а их отсутствие не делает прохождение поворотов более совершенным. Вспомним хотя бы упомянутого выше «деревянного» лыжника. И есть основания думать, что это влияние на скорость лыжников довольно существенно. Поэтому понимание механики контрвращений может оказаться полезным и тренерам и спортсменам.

Александр Гай

Сопротивление воздуха в слаломе и гиганте

Теги: , , , , ,


Введение. В гиганте тормозящее действие набегающего потока воздуха достаточно ощутимо и это заставляет лыжников ехать, если возможно, в обтекаемой стойке. А вот в слаломе на сопротивлении воздуха не экономят, наверное, потому, что оно лыжниками не ощущается как существенное. Нам показалось просто любопытным хотя бы приблизительно количественно оценить влияние сопротивления воздуха на скорость в слаломе и гиганте.

Немного физики, или как мы определяли сопротивление воздуха. Очень и очень упрощая физические события, происходящие на трассе, для расчетов мы допустили, что: 1) сопротивление воздуха пропорционально площади тела, обдуваемой набегающим потоком (миделю); 2) скорость лыжников в слаломе и в гиганте порядка 10 и 20 м/сек (36 и 72 км/час); 3) сопротивление воздуха пропорционально квадрату скорости.

Вычислять абсолютные величины сопротивления воздуха трудно и, скорее всего, не продуктивно. Поэтому мы вычисляли силу сопротивления воздуха в процентах от силы, которая ускоряет лыжника на склоне (Ускоряющая сила). Эта сила действует в направлении движения лыжника, получается разложением силы тяжести и пропорциональна синусу угла крутизны спуска в данной точке поворота. Т.е. чем круче вниз едет лыжник, тем ускоряющая сила больше. На горизонтальной плоскости Ускоряющая сила равна нулю (синус 0 градусов = 0), в свободном падении (синус 90 град = 1) — силе тяжести. А в прямом спуске на склонах 40 – 30 – 20 – 10 градусов Ускоряющая сила равна, соответственно, 64 – 50 – 34 –17% от силы тяжести.

В наших приблизительных расчетах мы также приняли, что: 1) скорость свободного падения у парашютиста равна 60 м/сек (216 км/час); 2) площадь поверхности тела, обдуваемой набегающим потоком воздуха у лыжника в раскрытой стойке и парашютиста в свободном падении, приблизительно одинакова (мидели равны).

Несомненно, расчеты воздушного сопротивления горнолыжников с помощью сравнения их с падающими парашютистами не слишком точны. Для точности, вероятно, следовало бы сбрасывать горнолыжников с большой высоты и определять, с какой скоростью они падают в той или иной стойке, например, напоминающей слаломную. Или ставить лыжников на движущий автомобиль и с помощью хитроумных устройств определять сопротивление воздуха. И то и другое достаточно сложно и для ориентировочных расчетов не нужно. Зато в литературе приведены величины скорости свободного падения парашютиста, 50 – 60 м/сек. Обычно перед парашютистом не стоит задача достижения максимальной скорости свободного падения. Поэтому костюмы парашютистов обычно не столь обтекаемы, как у горнолыжников. Однако мы полагаем, что применение нами в расчетах наибольшего из упомянутых значений скорости свободного падения парашютистов приблизительно уравновешивает различия в аэродинамике.

Сопротивление воздуха и скорость в раскрытой стойке. Очевидно, что в свободном падении с установившейся скоростью (равномерное движение) сопротивление воздуха равно силе тяжести. Поскольку среднюю скорость лыжника в слаломе мы приняли равной 10 м/сек (в 6 раз меньше скорости свободного падения парашютиста), то при этом сопротивление воздуха должно быть меньше силы тяжести приблизительно в 36 раз, составляя от нее около 2,8%. На склонах крутизной 40 – 30 – 20 – 10 градусов в прямом спуске на слаломной скорости (или при езде по склону любой крутизны под теми же углами к горизонтальной плоскости) сопротивление воздуха составит соответственно около 4,3 – 5,5 – 8,1 – 16% от ускоряющей силы. А в прямом спуске на скорости, характерной для гиганта на тех же склонах сопротивление воздуха достигнет, соответственно, 17 – 22 – 32,4 – 64% от ускоряющей силы. Эти цифры означают, что в гиганте при езде в раскрытой стойке сопротивление воздуха составляет весомую долю общего сопротивления. А на пологом, 10-градусном склоне открытая стойка делает скорость 20 м/сек просто недостижимой.

Скорость в обтекаемых стойках. Оценим приблизительно, на сколько принятие обтекаемой стойки увеличит скорость в гипотетическом гиганте и слаломе (условно приняли, что площадь поверхности тела, обдуваемой потоком воздуха, уменьшилась в два раза в сравнении с раскрытой).

Понятно, что в гиганте прирост скорости в обтекаемой стойке будет больше, чем в слаломе — при средней крутизне спуска по трассе 40 – 30 – 20 – 10 градусов он составит, соответственно, 0,85 – 1,2 – 2,6 – 4,2 м/сек с выигрышем по времени на трассе длиной 1500 м около 2,8 – 4,8 – 8,6 – 13 сек! На склоне в 10 градусов лыжник, едущий в раскрытой стойке, не достигает характерной для гиганта скорости 20 м/сек. Поэтому цифры, прироста скорости в обтекаемой стойке для столь полого склона, весьма условны.

Но и в слаломе обтекаемая стойка гипотетически увеличит скорость вполне заметно — на 0,1 – 0,14 – 0,24 – 0;42 м/сек, что на 500 метровых трассах указанной крутизны улучшило бы время на финише на 0,5 – 0,7 – 1,2 – 2,1 сек.

К сожалению, слаломная техника не позволяет существенно уменьшить площадь обдуваемой набегающим воздухом поверхности тела. Тогда оценим увеличение скорости (на склонах крутизной 40 – 30 – 20 – 10 град) при незначительном, всего на 10%, уменьшении сопротивления воздуха. Заметим, что такое скромное уменьшение сопротивления легко достигается использованием более обтекаемого инвентаря или просто ездой в собранной стойке, например, когда руки всего лишь не выходят за контуры тела (принимаем площадь поверхности «раскрытых» рук равной 10% от поверхности всего тела). В нашем гипотетическом слаломе прирост скорости у «немного более» обтекаемого лыжника составит 0,02 – 0,03 – 0,04 – 0,08 м/сек. На финише это даст небольшую, но заметную фору около 0,1 – 0,15 – 0,2 – 0,4 сек. В гиганте на гипотетической трассе выигрыш в скорости становится больше: 0,17 – 0,22 – 0,33 – 0,67 м/сек, а по времени: 0,6 – 0,8 – 1,2 – 2,4 сек! Встречный ветер делает использование обтекаемой стойки еще более полезным. Например, при скорости ветра 5 м/сек выигрыш в скорости и во времени увеличится в 1,5 – 2,5 раза.

Скорость, вес и плотность лыжника. Известно, что вес лыжников влияет на развиваемую ими скорость. Например, тяжелые взрослые явно быстрее легких малышей. Мы предполагаем, что преимущество в скорости у более тяжелых лыжников, в сравнении с легкими, во многом обусловлено меньшей площадью поверхности тела, приходящейся на единицу массы, и, следовательно, относительно меньшим сопротивлением воздуха. Для иллюстрации вспомним, что в воздухе камень падает намного быстрее песчинки.

Кстати, более плотные, с большим удельным весом лыжники испытывают относительно меньшее удельное сопротивление воздуха, чем легкие лыжники. Исходя из простых рассуждений (мы их упускаем), примем, что плотность тела у разных спортсменов различается на 7% (это приблизительно вес головы; один человек в воде на полувдохе тонет, а у другого вся голова торчит из воды). Из несложных расчетов следует, что при одинаковом весе двух лыжников с крайними значениями удельного веса у более плотного площадь поверхности тела (и поверхности обдувания набегающим потоком воздуха) приблизительно на 4% меньше, чем у легкого. Тогда в слаломе на трассах со средней крутизной 40 – 30 – 20 – 10 град более плотный лыжник будет быстрее на 0,02 – 0,03 – 0,04 – 0,07 м/сек и на нашей гипотетической трассе придет к финишу на 0,1 – 0,12 – 0,2 – 0,35 сек быстрее соперника с меньшим удельным весом. В гиганте преимущество более плотного спортсмена, естественно, станет весомее и составит соответственно 0,06 – 0,08 – 0,11 – 0,17 м/сек и 0,2 – 0,3 – 0,4 – 0,7 сек.

Заключение. В сухом остатке нашего очень приблизительного «теоретического» исследования получается, что даже в слаломе лыжники, едущие в более собранной стойке или более обтекаемом костюме, заведомо получают вполне приличную фору перед «раскрытым» или «плохо обтекаемыми» лыжниками. Эта фора, при средней крутизне трассы (не склона!) около 25 град, составляет (см. выше) порядка 0,25 — 0,4 сек, что не так уж и мало и для победы, порой, более чем достаточно. В реальности, вероятно, эта фора больше, поскольку средняя крутизна трассы обычно меньше указанной.

Несомненно, позитивный эффект уменьшения сопротивления воздуха, особенно в слаломе, маскируется множеством намного более весомых факторов, связанных с гораздо большей долей сопротивления снега в общем сопротивлении. Тем более, что торможение набегающим потоком воздуха в слаломе действительно не столь ощутимо, как в скоростных дисциплинах. Может быть, кроме случаев сильного встречного ветра. Нарушение привычных двигательных стереотипов при попытке сделать стойку более обтекаемой также может иметь негативные последствия. Вероятно, перечисленными обстоятельствами и обусловлено невнимание лыжников и тренеров к сопротивлению воздуха в слаломе. Тормозящий эффект сопротивления воздуха в слаломе, учитывая множество факторов, влияющих на результат, проверить экспериментально на трассе почти невозможно. Даже в прямом спуске. Тем не менее, ясно, что и в слаломе, особенно на пологих участках трассы сопротивление воздуха вносит лепту в конечный результат.

Как в слаломе уменьшить сопротивление воздуха, не нарушая стереотип движений и не ухудшая результат, вопрос сложный, но разрешимый.

Александр Гай

Погода на следующий год — тесты Atomic 2008 — 2009 в Обертауэрне

Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , ,


Atomic

Atomic

Теперь мы знаем, какая погода будет в Альпах в следующем году. Переменная облачность, возле отеля примерно полтора метра снега, в верхней части региона почти два с половиной, температура чуть ниже ноля. Вне трасс плотная подложка старого снега засыпана сверху свежим, уплотненным ветром снегом толщиной сантиметров 30, при прыжке или пройдя траверсом можно спустить небольшую лавинку – «соплю», но она сползет недалеко и вреда никому не причинит. Откуда знаем? Да все просто: раз уже известно, на чем будем кататься в следующем году, то и погоду тоже можно предвидеть. Уж по крайней мере для склонов Обертауэрна, где проходили в середине января традиционные тесты Atomic, на которых дилеры могли «собственноножно» оценить новые модели горнолыжной коллекции. Правда, точных дней, когда будет именно такая погода, за целый год назвать не представляется возможным, но что в следующем январе она будет именно такой, некоторые тестеры из команды нашего журнала не сомневаются.

Дело в том, что в этом году произошло знаменательное событие: несколько тестеров из числа тех, кто постоянно принимает участие в тестах нашего журнала, были приглашены на тесты Atomic в Австрию. Не все из приглашенных смогли поехать (кому помешали дела, кому визовые проблемы), но четверо до Обертауэрна добрались. Так что «награда нашла героев».

И мы смогли одними из первых покататься на лыжах, которые поступят в магазины в следующем году. Что же нового в коллекции Atomic следующего года? Прежде всего, уходит в прошлое линия Metron. Спокойно, никакой трагедии нет. Во-первых, самая популярная модель (если кто не знает – Metron B5i) по многочисленным просьбам будет выпускаться, хотя в каталогах ее не найдешь. Но в магазинах России эта модель для ценителей мощного скоростного карвинга будет продаваться, как и популярная среди лыжников среднего уровня SX9. А во-вторых, попробуйте новые Nomad Blackeye, и думаю, вы не слишком долго будете сожалеть об уходе линейки Metron. Кстати, об исчезнувшем: и младшие модели линии SX из программы Atomic тоже пропали. По-прежнему будут производиться модели SX10 и SX12, к ним добавлена SX11, которая займет место SX B5i. А на смену младшим SX пришла новая линейка лыж Drive из 4 моделей: D5, D7, D9 и старшая — D11. В этой линии применена новая технология U-Turn, которая обеспечивает сочетание продольной мягкости и торсионной жесткости лыжи: комфортная управляемость сочетается с цепкими кантами. У моделей Drive ширина талии 70 – 72 мм, очень универсальный параметр, лыжи с такой талией отлично себя ведут на подготовленных склонах в любом их состоянии: хоть идеально подготовленных, хоть разбитых. Это в секторе моделей для лыжников, предпочитающих подготовленные склоны и средние дуги. Любителям коротких дуг на подготовленных склонах адресованы комфортная SL 10, более мощная и скоростная SL 11, которая заняла место популярной «синей» ST 12, и SL 12. А тем, кто любит скоростное катание и длинные дуги, предназначены модели GS 10, GS 11 (пришедшая на смену LT 12) и GS 12. Удачные модели SL 10, SL 12, GS 10 и GS 12 получили новый дизайн, а вот SL 11 и GS 11 – это новинки, причем весьма удачные. В отличие от своих предшественников, моделей ST и LT, эти модели снабжены платформой Integral Bridge, усиленной продольным элементом из титанала, так что лыжи стали еще легче, а равномерность линии прогиба сохранена. Их наверняка оценят эксперты, которые не всегда катаются максимально агрессивно: чуть менее мощная передняя зона обеспечит очень легкий, практически без усилий лыжника, вход в поворот, а практически такая же по жесткости, как и у моделей с индексом 12 пятка дает возможность очень активного, с хорошим ускорением, выхода из поворота.
Линия женских лыж заметно изменилась в части моделей для наиболее требовательных к комфорту лыжниц, которые не хотят бороться с лыжами или одерживать победы на трассах соревнований.. Такое изменение стало возможным благодаря международной женской команде, привлеченной к разработке новой коллекции, а также работе департамента исследований и разработок Atomic R&D Team и профессора Müller из института Кристиана Доплера и его труду «Биомеханика катания на лыжах». Все вместе они проделали гигантскую работу, разработали первый оптимизированный профиль лыж специально для лыжниц, а не адаптировали unisex модели под требования, накладываемые женской анатомией. Новый профиль с выделенными зонами гибкости flex zones для оптимизации прогиба лыжи в определенных зонах лег в основу моделей серии Cloud – «облачко». Большая гибкость позволяет легче поворачивать, перекантовываться, точнее управлять лыжами, обеспечивая, как и требуется для ценителей комфорта, плавное скольжение и катание без усилий. Дизайн – на выбор. От черных с золотом или белых с черным и золотом до красных и голубых с белым, а поверхность по фактуре очень похожа на тисненую кожу. Действительно красиво, очень рекомендую хотя бы посмотреть при случае. И все это поставляется в сочетании с высокой торсионной жесткостью для исключительной стабильности и отличной цепкостью кантов.

Любительницам маневренных лыж, быстрых коротких поворотов и подготовленных трасс имеет смысл, не выбирая, схватить в магазине модель Heaven´s gate («Небесные врата» — не что иное, как одна из двух уцелевших моделей линии Metron). Агрессивным райдершам адресована лыжа Heaven `n hell («Рай и Ад», модификация Sugar Daddy с талией в 99 мм и не каждому мужику придется по ноге). Опытным лыжницам, предпочитающим скоростное катание средними дугами по подготовленным склонам понравится Raisin`hell – достаточно требовательная к технике, но вместе с тем в меру послушная модель, вдобавок хорошо идущая и в классическом стиле, а тем, кто хочет без усилий, не слишком агрессивно и с комфортом кататься по любому снегу, имеет смысл обратить внимание на «женский Nomad» — Seventh heaven. Вдобавок обладательницы этой модели наверняка окажутся действительно на седьмом небе при виде дизайна этой модели: белый и черный цвета сочетаются с золотой отделкой и кристаллами. Дизайн под стать «верхним» костюмам от Bogner, Allsport или Besson, а ходовые характеристики отлично сочетаются со строгим и вместе с тем ярким и стильным внешним видом. Короче говоря, участницы тестов были очень довольны, увидев новую женскую коллекцию Atomic: появился повод приобрести и новый костюмчик, чтобы он был под стать лыжам.

Успешный дебютант этого сезона – линия универсальных моделей Nomad, как и следовало ожидать, получила свое развитие. Шесть наиболее удачных моделей линии с новым объемным дизайном сохранили названия, самая младшая модель теперь называется Sunburst, остальные сохранили свои имена, по восходящей: Bluemoon (талия 72 мм), Highnoon (76 мм), Whiteout, Blackeye (обе – 79 мм), Crimson (86 мм). На этих моделях останавливаться не будем, все их универсальные и карвинговые качества (по сравнению с моделями этого сезона) полностью сохранены, модели остались такими же – на редкость удачными и эластичными. Но! Внимание тем, кто, попробовав в этом сезоне Crimson, Blackeye и Highnoon, счел их слишком гибкими! Линейка Nomad пополнилась модификациями с индексом Ti, усиленными при помощи титанала. Мало этого! Модели с Ti и две старшие модели обычной линейки – Blackeye и Crimson, снабжены новыми креплениями Atomic с системой Protrack, в которых даже неспециалисты легко узнают знакомые очертания надежных Salomon. И теперь с уверенностью можно сказать, что своей коллекцией Nomad из 9 моделей Atomic перекрыл запросы абсолютно всех, кто катается повсюду в горах, включая и внетрассовые просторы. Поверьте, это сказано действительно не для красного словца.

Подтверждением является и то, что популярная на протяжении уже нескольких лет линия внетрассовых моделей Atomic Big Mountain («папочки» — Daddy) сокращена: младшие (узкие в талии) модели сняты с производства, оставлены три наиболее широкие – Snoop Daddy, Sugar Daddy и Big Daddy. При этом модель Snoop Daddy теперь выполнена в конструкции сэндвич, получила наклонные боковые стенки и стала заметно шире: в зависимости от ростовки 92 – 95 мм в талии. Надежная Sugar Daddy выпущена в новом дизайне, а Big Daddy с талией 125 мм теперь получила обратный прогиб в зоне носка и пятки для лучшего всплытия и управляемости в целине, сохранив в зоне креплений традиционный прогиб, который обеспечивает надежную хватку кантов на жестких участках склонов.

Теперь тем, кто катается повсюду — и по трассам, и вне их — в зависимости от предпочтений, собственного веса и скорости, можно выбирать модели с талией 76 мм (Highnoon, Highnoon Ti), 79 мм (Whiteout, Blackeye, Blackeye Ti), 86 мм (Crimson и Crimson Ti), а если на трассах бываешь редко – Snoop Daddy 95 мм.

О линии Free Ski, предназначенной для тех, кто катание в парке сочетает с бэккантри и трюками, только упомяну: попробовать эти лыжи не удалось, их было немного и все они были нарасхват – ведь на тесты собрались дилеры чуть ли не со всей России. По словам нашего гида Ханнеса Хутеггера из команды райдеров Atomic, одна из его самых любимые моделей это Pimp шириной в талии 103 мм, хотя при нас он выбирал или Blackeye Ti или Crimson Ti. Ему можно верить – он постоянный участник всяческих Red Bull и прочих контестов.

Но о Ханнесе отдельный разговор, мы к этому обаятельному про-райдеру вернемся в одном из следующих номеров журнала. А какие модели выше всего оценили участники этого необычного теста? Всем дилерам с не слишком скоростным катанием понравились модели линии Drive. Комфортные и послушные лыжи отлично работали в условиях и жестких утренних склонов и присыпанных свежим снегом разбитых после обеда трасс. Слаломные SL 12 сохранили свой боевой и игривый характер и особенности поведения, и даже бренд-менеджер Salomon Борис Сагалов сознался, что эта модель ему понравилась больше, чем слаломная Salomon Equipe 3V Race прошлого сезона. Правда, сразу оговорился, что речь идет только о серийных моделях, продающихся в магазинах. И все равно большего комплимента от сотрудника Salomon ожидать было просто невозможно. А вот в отношении модели SL 11 он сформулировал следующее: «у этой лыжи довольно мягкий носок, вход в поворот вообще не требует усилий, а пятка, кажется, даже более жесткая, чем у SL 12 – видимо для того, чтобы обеспечить тем, кто засиживается на выходе из поворота, надежную поддержку.»

Модель Heaven’s Gate из женской линии Наталья Дубенецкая прокомментировала так: «удивительно красивый дизайн отлично сочетается с одеждой высокого уровня, которую многие ведущие компании стали выпускать в черно-белой гамме, частенько добавляя отделку золотом. А рабочие свойства лыжи позволят провести целый день на склоне и не устать, даже если состояние снега далеко от идеального.» Алексею Токаренко больше всего понравилась модель Nomad Crimson Ti в ростовке 183 см: «Совершенно удивительная лыжа: на подготовленном склоне шикарная длинная резаная дуга, которую лыжа тянет абсолютно точно, несмотря на мягкие бугры и разбитый снег, который был на склонах ближе к концу дня. А при катании вне трасс эта лыжа комфортно идет абсолютно любое состояние снега на любой скорости. Целина была неглубокой – сантиметров 30- 40, и не совсем пухом, по такому снегу Crimson Ti шли, как по вельвету. Фантастическая лыжа!»

Всем тестерам больше всего понравилась Blackeye Ti. Благодаря применению титаналовых секторов модель стала жестче, чем аналогичная лыжа с секторами из «умного» пластика, то есть скоростной диапазон новых моделей расширен в сторону более высоких скоростей. На взгляд тестеров журнала, новый «Черный глаз» — выбор эксперта, который берет в горы только одну пару лыж на все случаи жизни. Причем эластичность этой лыжи действительно поражает: ростовка 171 см не была коротка мужикам с весом под 90 кг вне трасс, не была она длинной и женщине в 70 кг на отратраченном снегу. Исключительно точная резаная дуга среднего радиуса на подготовленном склоне, в отличие от более широкого Crimson ширина талии не ощущается вообще, удивительно комфортные ощущения при катании по разбитому снегу на трассах и по буграм, покрытых задутой целиной, вне трасс. По неглубокой целине лыжи идут практически не зарываясь, но, правда, скорость для этого нужна, естественно, повыше, чем на Crimson. Но даже 79 мм – отличная поддержка для умелых ног. Наш гид Ханнес вытворял на Blackeye такие вещи, что мы только удивлялись. До этого я, например, не видел вживую, как кто-то прыгает на лыжах с талией в 79 мм дроп метров в 8-10, после приземления падает, поскольку снега на месте приземления оказалось, мягко говоря, немного, делает пару кувырков и встает на лыжи снова… Правда, крепеж он закручивает до упора. На мой вопрос о тех моделях, которые ему лично больше всего нравятся, Ханнес сказал: «Мои любимые модели это Big Daddy для большого снега и Pimp для райда везде. Но если, как и сейчас, я катаюсь то по трассам, то за их границами, новые Blackeye Ti и Crimson Ti очень хороши. Если вы не катаетесь как про-райдер, то мой совет – берите одну из этих двух моделей.» Обаятельный парень, кстати. Носился как ураган, при этом очень грамотно вел группу: поджидал отставших, выбирал трассы и варианты внетрассовых спусков в зависимости от видимости и состояния облачности в разных концах долины, мочил дропы, шутил, свободно общался на самые различные темы – словом, придраться просто не к чему.

Наша группа была весьма сильная по своему составу. Костяк «старшей группы детского сада» составляли тестеры журнала и примкнувшие к нам бренд-менеджер Salomon Борис Сагалов, бренд-менеджер Atomic Павел Серебровский и известнейшая личность в Российских горных лыжах, бывший тренер сборной СССР по фристайлу, а ныне руководитель московского магазина «Скиф» Владислав Старцев. А вообще все на тестах было так классно организовано, что на заключительном ужине мы дружно сказали «спасибо» бессменному организатору многих Atomic-овских эвентов Майку: он и тесты для «Русской Недели» в мае на леднике Капрун организует так же «без сучка без задоринки» — все гладко, вовремя, малейшие затычки разрешаются буквально мгновенно. Но даже Майк не на все вопросы может ответить.

Вот, например: поднимаешься на канатке и пытаешься определить, чьи следы видны на свежем снегу: вроде заячьи, но ведь эти длинноухие обычно прыгают быстро и далеко, а тут такое впечатление, что зверьки передвигаются неспешно, никого не боясь. Странно. Может, это не зайцы, а кто-то еще? Ответ на этот вопрос мы получили крайним вечером нашего пребывания в Обертауэрне: на парковке перед отелем сидел заяц. Дикий, неприрученный. Проблемы у них в Австрии: собак бездомных нет, охотиться в «несезон» никто не решается… Вот эти грызуны и чувствуют себя вольготно, подпускают фотографов на расстояние метров пять, а потом не слишком торопливо удаляются, не исчезая, впрочем, из видимости. Может, ждут, что туристы покормят? Но морковки у нас в запасе не было. Да и нужно было поторопиться собирать вещи: в отель вернулись заполночь, а в 7 утра нас уже ждал автобус. Да, как же быстро пролетели два с половиной дня в Альпах…

А следующей ночью, когда мы прилетели домой, нас встретила вьюга: в Москву наконец пришел снег. Значит, старания разработчиков Atomic были не напрасны: новые лыжи наверняка пригодятся и у нас в России.

Георгий Дубенецкий