Архив по тематике | "Эгюй дю Миди"

Valle Blanche — след на снегу, остающийся на всю жизнь

Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,


Белая Долина, вид с площадки Эгюй дю Миди

Белая Долина, вид с площадки Эгюй дю Миди

С вокзала Шамони на неторопливом поезде, ползущем по зубчатой железной дороге, можно подняться на станцию Монтенвер (Le Montenvers) — к леднику, где расположен ресторан и смотровая площадка. Здесь завершают свой спуск по Белой Долине те, кто не хочет спускаться на лыжах до городка. Туристы поднимаются сюда для того, чтобы сфотографировать величественную панораму гор и острый пик Пти Дрю – легендарную вершину, чьи фотографии в закатных лучах обошли все путеводители и книги о французских Альпах. Андрей Каменев как-то сказал: «когда я видел раньше фотографии с оранжево-красными вершинами долины Шамони, я был уверен, что таких цветов не бывает, автор просто поработал в графическом редакторе Adobe Photoshop. Теперь вижу, что напечатанные краски блеклые, на самом деле вершины просто светятся ярким оранжево-красным огнем…»

Но все это те, кто спускается по Valle Blanche на лыжах, увидят вечером, снизу, когда длинный спуск останется позади…

Накануне вечером один из участников предстоящего спуска спросил: «а там сложно?» Много лет назад я один раз спускался по Белой Долине, никаких сложностей не было: мы прокатились по очень красивому маршруту, попили кофе на веранде возле высокогорной хижины, съехали вниз на поезде, и поэтому ответил совершенно искренне: «да нет, если бы не было обледенелого гребня наверху, можно брать женщин…» Если бы я тогда предвидел, что нас ожидает!

Спуск начинается с одной из остроконечных вершин, которые хорошо видны из долины – Эгюй Дю Миди (L’Aiguille de Midi), где расположены смотровая площадка и верхняя станция подъемника. Именно отсюда берет начало самая длинная трасса в мире — 22 км. Отправляться сюда утром нужно, если небо абсолютно чистое. Правда, возле верхушки Монблана, этого «гнилого угла» долины Шамони, может висеть небольшая «линза» облака, но это бывает очень часто, есть надежда, что погода резко не ухудшится. Завтрак, добавочная чашка кофе или стакан сока, в рюкзак с собой – бутылка воды. Это обязательно. Причем лучше – как минимум литр на каждого, полулитровой может и не хватить, если хижина будет закрыта… Запасные батарейки и память для фотокамеры, перчатки, очки — спуск длинный, магазинов по дороге не встретишь. И все это забросить в рюкзак, к которому можно крепить лыжи – еще один обязательный элемент снаряжения, который пригодится еще до того, как встанем на лыжи.

Когда снизу смотришь на верхушку остроконечной горы, куда ведут угадывающиеся тросы подъемника, то чуть левее верхней станции мерцают искорки. Это солнечные блики на снаряжении спускающихся пешком к началу трассы лыжников. У нижней станции подъемника встречаемся с гидом Дени Дюкро, в обычной жизни — кинорежиссером. Потом, в конце спуска, он скажет: «Мой дед был здесь гидом, он водил людей в горы с 1911 года… Я не вожу в горы случайных клиентов. Мне это не нравится – я не люблю ходить в горы с людьми, которых не знаю. Некоторые гиды со своими клиентами даже не разговаривают – просто работают. С вами мне понравилось спускаться: я вижу, что вы любите горы, и относитесь к ним с уважением.»

Но это будет потом. А пока Дени достает из багажника маленькой машинки, на которой его привезла неутомимая Аньез, лавинные датчики, беседки, веревку, кошки… Надеваем датчики, беседки, подгоняем кошки и убираем их в рюкзаки – на подъемнике они нам не пригодятся.

На высоту 3842 м

Пока кабина плавно уносит нас все выше – набор высоты двух очередей подъемника здесь почти 3 км, Дени рассказывает: «…вариантов спуска три. Классический, который проходит справа от вершины, расположенной в средней части верхнего участка ледника – наиболее простой. Есть еще два маршрута, они посложнее, среди трещин: центральный – по которому пойдем мы, и еще левее, ближе к скалам. Наш маршрут очень интересен, но чтобы по нему проехать, нужно немножко уметь кататься на лыжах.» «Ну, немножко-то умеем» — смеется Виталий, один из лучших райдеров и гидов России. Ну вот и приехали. Короткий тоннель в скале, указатели – «в Италию», рядом табличка «Закрыто», «Лифт», «Туалет», «Ресторан»…

Комфортабельный туалет на такой высоте посетить надо обязательно, особенно перед длинным спуском. Но сначала в лифт и на смотровую площадку. Отсюда Альпы как на ладони. Солнце заливает заснеженные просторы, которые и взглядом не охватишь, куда там объективу фотоаппарата. Любуемся панорамой — до Италии, сплошь залитой облаками, чуть-чуть не переливающимися и в Valle Blanche, и почему-то безоблачной Швейцарии отсюда около 10 километров, рассматриваем Монблан. Быстро фотографируем – «вон, видишь – кто-то идет на восхождение», общаемся с черной альпийской галкой – и что она делает на такой высоте, 3842 как никак?

Дени: «…Есть еще один вариант начала спуска по классическому пути – подняться со стороны Италии на подъемнике, и начинать оттуда, там начало спуска намного проще, но в Италию нужно ехать на машине через тоннель под Монбланом.»

Место, где нужны кошки

Спускаемся в лифте, проходим в вырубленную во льду комнату с выходом на небольшую площадку, откуда начинается тропа по узкому гребню. Последнее место перед началом спуска, откуда еще не поздно вернуться. Привязываем лыжи к рюкзакам, надеваем кошки, связываемся… Спуск к началу трассы без кошек реально опасен: на этом узеньком гребешке с очень крутыми многосотметровыми сбросами по обе стороны, кошки, обвязка и веревка не лишняя предосторожность, да и как минимум один ледоруб на связку «в случае чего» крайне пригодится… Идти здесь действительно страшно. Стараешься контролировать каждый шаг, вбиваешь зубья кошек в спрессованный снег или лед — не дай бог, поскользнешься — перила не натянули. Без гидов и снаряжения группы не выпускают, начало сезона… Гребень кажется очень длинным, идти долго-долго. А вот вторая половина пути к началу спуска на лыжах психологически несколько менее сложна — справа от гребня крутой (не меньше 50 градусов) склон, но его видно весь, и под тобой, в нескольких сотнях метров — освещенный солнцем постепенно выполаживающийся выкат, по крайней мере, видно, куда улетишь, «если что». Некоторые спускаются переступанием на лыжах и по верхнему участку гребня, но это занятие может оказаться крайне неполезным для здоровья – под кантами местами сине-зеленый лед…

Ну вот, наконец, и небольшое плато — место развязывания групп и начала спуска на лыжах. Можно перевести дух. Здесь мы встретили высокогорного гида Валерия Бабанова с клиентом. Валерий — единственный альпинист в мире, который дважды стал обладателем престижнейшей международной премии «Золотой ледоруб». Потом, уже внизу, мы увиделись с ними еще раз, клиент был счастлив: они прошли классический спуск. Валерий сказал «Я люблю бывать в Шамони, здесь такие горы… В этом году я планирую здесь пробыть до середины апреля, буду работать гидом, и если моими клиентами станут русские – я буду рад.»

Здесь начинается спуск на лыжах. Прямо — ледопад и два варианта сложного спуска, поворачивающая направо лыжня уходит на классический спуск.

Классический спуск (этот спуск мы совершили в январе 1999)

Начало спуска – сначала несложный спуск средней крутизны, а затем расстилается пологий ледник без перегибов, ширина и длина измеряются километрами, едешь-едешь, а картина вокруг все не меняется: все также далеко ледовые сбросы справа, все еще далеко до цепочки гор, стоящих на границе с Италией. И только обернувшись, понимаешь, что отъехал уже на приличное расстояние, да и скорость набралась. Развилка. Правее — пологий склон, лыжня забирает ближе к Италии, обходя изломы ледника сверху. Туда же приходит путь спуска тех, кто начал его с Итальянской стороны. Левее — почти под скалами в центре долины, спуск явно круче. Мнения разделились, и бросается монета. Берем левее, склон становится круче, еще круче. Вот это уже катание: достаточно просторный склон крутизной около 30 градусов, а то и больше. Скорость нарастает, дуги рисуются как бы сами собой — одна, другая. Останавливаюсь перевести дыхание Мягкий снег, простор, тишина, потрясающая красота вокруг. Справа рваный ледник с лыжней среди лабиринта трещин, видна группа людей. Спустившись еще на пару сотен метров и услышав русскую речь, останавливаемся рядом с одной из групп. Гид — естественно, француз, пообщавшись с кем-то по радио, что-то говорит, нам переводят: «Вон там, на леднике — видите? Там гид в трещину упал — они ждут вертолет.» Монета, которой мы доверили решать нашу судьбу, оказалась права. А вот и вертолет. Сделав круг, садится прямо между трещин, подняв снежное облако. Пара минут — и он улетает, и опять вокруг тишина, нарушаемая только скрипом снега под кантами лыж и собственным дыханием.

Следы лыж ведут траверсом влево, через нагромождение ледяных блоков разнообразной формы, некоторые высотой в добрый десяток метров. Очень красиво, но в этом ледовом лабиринте чувствуешь себя неуютно, хочется поскорее вырваться на простор. Если посмотреть налево, то вдалеке будут видны точки, спускающиеся по достаточно крутому, градусов около 30, леднику, то исчезающие, то появляющиеся опять: это те, кто избрал спуск посерьезнее, по ледопаду. Соскальзывание, крутые короткие спуски, прыжки, слалом между ледяных «шкафов» разнообразной формы и размеров и, наконец, выкатываешься на ровный склон. Слева, спустя какое-то время примыкает лыжня – это смыкаются классический и более сложные варианты спуска.

Вариант посложнее (январь 2006)

Мы идем по сложному варианту. Спускаемся к началу довольно крутого, местами около 30 градусов, ледника. Пара небольших нешироких досок, по которым аккуратно соскабливаемся – справа и слева ледовые сбросы или внушительные трещины. Еще одна группа — французы с гидом, уходит левее, ближе к скальным стенам, но Дени решает, что мы пойдем другим путем – впереди у нас центральный маршрут. И тут такое началось… Короткие спуски, длинные переходы вверх по целине на лыжах, следов нет – в этом сезоне мы здесь первые. Дени: «…ладно, ребята, я пойду поищу дорогу. Я не уверен, что мы здесь пройдем, но мы попытаемся…». Уходит искать путь спуска среди ледовых глыб разной формы и зияющих трещин между ними. Ждем довольно долго, пока он издалека не махнет нам рукой. Поднимаемся, топча лесенкой целину. Андрей Каменев остается фотографировать и перекурить. Потом он скажет: «…я был уверен, что вы вернетесь. Там ведь такое …, где пройти невозможно. Сижу, сижу, и вдруг вижу, что вы по очереди поехали вниз. Тогда и я пошел за вами…»

Жду своей очереди на спуск, к началу которого нужно подняться по широкому ледовому мостику на несколько метров, вижу, что все почему-то стоят несколько секунд, а потом съезжают прямо по краю малоприветливой трещины в леднике, глубиной в несколько этажей, и куда-то пропадают… Поднимаюсь к началу спуска и вижу, что ехать предстоит по острому гребешку, с обеих сторон от которого ледяные сбросы. Конца спуска не видно – перегиб. Собираюсь с духом (вот они, несколько секунд!), еду. Вдруг следы кончаются, и я внезапно лечу вниз – впереди спад на пару метров и крутая косая полка со следами тех, кто спустился раньше. Вот почему они пропадали из вида… Вверх и вниз, короткие спуски и снова пешком, проезды поодиночке по снежным мостикам над трещинами… Без опытного гида здесь найти дорогу крайне проблематично. Да и без снаряжения тут делать нечего, если сорвешься в трещину, то сам точно не вылезешь. Вдобавок, без гида может потребоваться эвакуация, которая страховкой не покрывается, за нее придется расплачиваться, а стоимость таких спасательных работ может заставить отложить смену автомобиля лет на пять… Наконец, первый участок ледовых сбросов пройден, и мы собираемся у начала относительно пологого целинного поля. Вот оно – катание!!! Плавные дуги пишутся сами собой, ритм спуска пойман, и мы один за другим рисуем змейки дуг на прекрасном нетронутом снегу… Фотосъемка, короткий обмен эмоциями: «вот это – катание, все остальное – подходы!»

По пологому полю с нетронутым снегом выкатываемся на классический спуск. Людей нет. Снова рваный ледник, но уже положе, проезжаем его с намного меньшими затруднениями, траверс, и вот лыжня опять раздваивается, слева чуть выше виден домик – хижина и ресторанчик. Очень, надо признать, вовремя: со всеми любованиями потрясающими видами, фотосъемками время уже обеденное, пора и перекусить. Однако в самом начале сезона, в январе, хижина может и не работать. Так случилось и в этот раз.

Хижина

Дени говорит: «Вот в этой хижине, парни, мы с Аньез и познакомились. Она здесь работала. Представляете – каждый день первая сюда спускалась!» Аньез вечером рассказывала: «Я работала в хижине на середине спуска по Белой Долине, и иногда вечером, когда отсюда уезжали последние лыжники, я дожидалась, пока они не скроются из вида, и спускалась вниз одна. Это было совершенно волшебное ощущение: только я и горы…»

С открытой веранды, залитой солнцем, открывается вид на продолжение спуска: две точки ползут под большим ледовым массивом и исчезают за перегибом. Отсюда, от хижины, есть два варианта спуска. Первый – снова на классический маршрут, нужно немного вернуться назад, спуститься на ледник, где начинается пологий и длинный спуск по ледовому морю. Ледник здесь действительно очень похож на замерзший шторм, за что первовосходители и дали ему такое название — la Mer de Glace – море льда. Второй путь спуска от хижины – подняться немного выше, затем траверсом пару сотен метров и по небольшим кулуарам крутизной «под 30 градусов», выводящим на склон средней крутизны. Но без гида я не могу советовать сюда идти, разве что не отходя от следов тех, кто спустился раньше: вход в кулуары неоднозначный, нам пришлось немножко идти по скалам и немножко прыгать… Да и некоторые из этих кулуаров выводят совсем не на снежный склон, а на скальные сбросы, так что гид или опытный провожатый и здесь совсем не повредит. А потом начались склоны, на которых проламывающаяся корка чередовалась с мягким наметенным снегом, причем «на глаз» место, где лыжи залетят под корку или соскользнут по ней, определить было невозможно. Два парапланериста спустились прямо над нашими головами – мы с ними покричали, поприветствовали друг друга. Корка продолжает проламываться. Сил уже не остается…

Дени: «Парни, видите шикарные склоны напротив? И посмотрите – там есть следы! Туда можно подняться от верхней станции поезда Le Montenvers в стиле backcountry, а потом получить потрясающий спуск. На это уйдет целый день, но дело стоит того. Нужно только правильно выбрать погоду: эти склоны лавиноопасны».

Простор, плотно сбитый ветром снег, солнце и горы. Трасса выполаживается и через несколько километров переходит в длинный пологий спуск по леднику, в нижней части которого узкая лыжня здесь проложена «первопроходимцами» среди лабиринта трещин, почти горизонтальная поверхность ледника практически не покрыта снегом, который скапливается в трещинах. На лыжах-то еще можно передвигаться, а вот сноубордистам здесь совсем туго приходится – многокилометровая пешая прогулка – не самое радостное развлечение, по крайней мере, после такого спуска. А вот слева виден и подъемник. Маленькая канатная дорога спускает туристов, которые приезжают сюда на поезде, прямо к входу в вырубленный в толще ледника ледяной музей. Самая красивая и интересная часть спуска уже позади. Тем, кто устал или не слишком хорошо физически подготовлен, имеет смысл завершить спуск именно здесь. Для этого нужно свернуть с накатанной лыжни, проходящей мимо подъемника в центральной части ледника, и спуститься налево, к подножию лестницы. Когда-то ресторанчик и станция железной дороги были построены прямо возле ледника – видно, на сколько уменьшился его язык с того времени – потребовалась сначала канатная дорога, а потом и довольно внушительных размеров лестница, чтобы «дотянуться» до льда. Похоже, еще десяток лет – и придется перестраивать подъемник…

Но мы проехали мимо, и буквально через пару километров нам пришлось аккуратно сползти по узкому крутому склончику, зажатому между заснеженными скалами и речкой, и снять лыжи, причем надолго. Позади длинный спуск, силы, казалось, уже иссякли, а впереди – подъем на пару сотен метров по вертикали, который кажется бесконечным. Тропинка, вытоптанная горнолыжными ботинками, вьется среди камней, засыпанных глубоким снегом, расходится на несколько рукавов, снова сходится… Иногда слышно журчание ручья, но нужно собрать все оставшиеся силы, чтобы заставить себя наклониться и сделать пару глотков ледяной воды. А если обернуться — за спиной царствует Пти Дрю… Но всему наступает конец – наступил он и этому бесконечному подъему с небольшими траверсами. Все!!! Крошечный, закрытый пока буфет, указатель для тех, кто поднимается сюда пешком или на снегоступах, цивилизация… Отсюда – только вниз, по синей трассе, которая узким серпантином вьется через лес, переходя рельсы железной дороги, мимо крестьянского домика, возле которого так неожиданно уютно пахнуло навозом – запахом жилья! Вниз, вниз, снова дорога через лес, потом по пологому учебному склону Les Planards, на котором лыжники с оттенком недоумения смотрят на пятерых вывалившихся на склон людей в касках, беседках и с рюкзаками, крайний поворот, и… можно снять лыжи и расстегнуть ботинки, потому что впереди – только традиционное после спуска кафе.

Машины, громкие разговоры, воздух, который здесь совсем не такой свежий, как казалось еще вчера вечером, люди, которые не имеют никакого представления о том, какой ирреальный спуск находится совсем рядом – нужно только договориться на следующее утро встретиться с Дени, и обязательно сунуть в рюкзак большую-большую бутылку воды…

Александр Демянюк (о классическом пути): «…Когда мы приехали после спуска домой, жена меня спросила: «Ну? В двух словах!» Я честно ответил: «Один из лучших дней в моей жизни!» И это не пафос, не гипербола, это именно так и спустя прошедшее время…»

Александр Демянюк (о пути по гребню): «…Могу сказать лишь одно: мне в жизни было страшнее всего один раз. Конечно, если бы у меня на ботинках были кошки, в руках вместо лыж и палок — перила и ледоруб, то я бы прошел этот участок с папироской в зубах, рассказывая смешные анекдоты, веселясь и каламбуря. Но снаряжения у нас не было и мне периодически приходили мысли о том, что в случае срыва удержаться на таком уклоне у меня просто нет шансов. Немного радовали группы спереди и сзади, идущие в связке. Я уже разработал план, как я отброшу свои лыжи-палки и дотянусь до связки: «…а там у них гид возле перил идет, — успокаивал я себя, — на перила карабин набросит, а я вон — в крайнего досочника зубами вцеплюсь — никуда он не денется!» Слава Богу, дошли без подобных эксцессов… После чего пожалели, что у нас нет по 50 грамм чего-нибудь крепкого…»

Александр Демянюк: «Сам спуск по классическому пути ничего технически сложного для средне катающегося человека не представляет, за исключением, быть может, узких мостиков между трещинами в леднике. В основном снег — ветровой фирн, местами целяк, местами — слежалый. Основной кайф получаешь от видов, которые открываются перед тобой. Это горы, голубые ледники, заснеженные долины. Альпы — ландшафтные горы, поэтому картинка постоянно меняется, хочется фотографировать и фотографировать…»

Благодарю Дени и Аньез Дюкро за организацию этого незабываемого спуска и компанию «Вертикальный Мир» за помощь в организации поездки.

Георгий Дубенецкий

Восьмое чудо света

Теги: , , , ,


Для многих Монблан – это просто самая высокая гора Европы, её 4810 метров подтверждают это бесспорное первенство. На самом деле, Монблан первый и во многом другом, как в истории цивилизации, так и в природе. Его месту в истории нет равных, в течение тысячелетий гора оставалась недвижным свидетелем, причиной и целью многих свершений, брошенных вызовов. Рождение альпинизма (первыми покорителями Монблана считают 24-летнего собирателя кристаллов Жака Бальма и 29-летнего медика Мишеля Габриэля Паккара) можно отнести к первым попыткам восхождения в этих местах. Подходящее оснащение и опытный проводник помогут пережить все связанные с Монбланом ощущения — услышать поскрипывание наста под шипами альпинистских ботинок и увидеть игру светотени на снегу при подъёме к вершине по итальянскому или по французскому склону.

Не менее яркие впечатления остаются у тех, кто поднимается на крышу Европы по канатной дороге («тур по Монблану»: Курмайор – Пунта Хельброннер – Агиль де Миди — Шамони) и имеет возможность останавливаться на разных высотах, чтобы полюбоваться панорамой, посетить альпийский ботанический сад Соссюрея и выставку кристаллов.

Монблан

Монблан

И снова здравствуй, Шамони!

Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,


Шамони

Шамони

Который раз приезжаю в Шамони  и не перестаю удивляться: как много туристов -и российских в том числе, встречается на улицах этого замечательного городка. Так чем же привлекает этот популярный курорт наших соотечественников? Да в двух словах и не скажешь. Возможно, демократичной ценой на проживание – стоимость жилья варьируется от 300 с небольшим евро на семью за неделю в апартаментах до очень высоких цен в дорогих отелях. Всё определяется личными возможностями. Можно жить шикарно, а можно и очень скромно, но склоны для всех одни и те же, да и солнышко тоже. Шамони- это Мекка альпинистов и горнолыжников всего мира, и хотя бы один раз здесь надо побывать, чтобы своими глазами увидеть Монблан, подняться на Эгюй дю Миди (высота 3842 м), спуститься по Белой долине. Судя по количеству русских, этот регион является ещё и местом встречи наших туристов. Мы тоже не были исключением и встретили знакомых, с которыми не виделись уже очень много лет. А начали мы наши встречи с офиса по туризму, где работает Аньез, русскоговорящий представитель офиса, которая всегда в курсе всех новостей региона и к которой наши туристы идут с самыми разными вопросами, например, как добраться до Курмайора, какие новости по подъёмникам, можно ли именно сегодня прокатиться по Белой долине и т.д. Вопросов хватает, но энергичная Аньез всё успевает и помогает всем, кто бы к ней не обратился.

В Шамони мы встретили немало знакомых. В Москве всё как-то не складывалось пересечься: то дела, то мешает ещё что-нибудь, а тут – пожалуйста! Есть и темы для бесед, и свободное время. Приятно посидеть где-нибудь в кафе за чашечкой хорошего кофе и поговорить о том, о сём. А поговорить всегда есть о чём, например, где уже покатались, где планируется кататься. Ведь теперь из Шамони в Курмайор ходит бесплатный автобус, и если у вас есть расширенный скипасс на Шамони, то в Курмайоре можно кататься по этому же скипассу. А со следующего сезона планируется в «единый проездной» включить и Вербье, так что можно жить в Шамони, и по одному общему скипассу кататься в Швейцарии (Вербье), Италии (Курмайор) и Франции (Шамони). На Бреване построили новый подъёмник с кабинами, убрали старые парные кресла, теперь можно быстро и комфортно добраться до зоны катания, трассы тоже немного подкорректировали, а ресторан у верхней станции идущих снизу гондол, где раньше было очень мало туристов, теперь стал самым популярным.

Погода в этой поездке была настолько разной, что вносила серьёзные коррективы в планы на катание: то «молоко», то солнце. К сожалению, по Белой долине так проехать и не удалось – недостаточное количество снега, и это несмотря на снегопады, которые буквально заваливали Европу. Но мы поднялись из Шамони на поезде в Монтенвер (по скипассу) в солнечную погоду и сделали отличную съёмку фрагмента Белой долины и окружающих её гор. Голубой лёд вперемежку с камнями и небольшим снеговым покровом – так выглядела нижняя часть Белой долины. А со стороны Эгюй дю Миди картинка совершенно противоположная: много снега, отсутствие камней и льда, и масса желающих прокатиться по Белой долине. Трасса в начале спуска выглядела просто фантастически, но смысла проходить её целиком (все 22 км) не имело смысла, поэтому некоторые туристы спускались на лыжах только до Монтенвера, к которому туристов с Белой долины поднимает короткий подъёмник, и самый нижний участок трассы можно проехать не на лыжах, а на поезде, и полюбоваться лежащим, как на ладони, Шамони с высоты птичьего полёта.

Монтенвер, ему уже 190 лет, – интересное и очень красивое место, расположенное на высоте 1913 метров. Там есть очень старый отель со своей историей, ресторан, музей кристаллов, музей железной дороги, ледовый грот, кафе и сувенирный магазин. В ресторане Монтенвера мы с Дедом Морозом и Снегурочкой отмечали русское рождество. Хорошая кухня с французским вином, джазовое трио и потрясающий ночной вид на горы с яркой луной и звёздами создали романтическое рождественское настроение.

Вершины гор казались совсем близко, только руку протяни, тихо и торжественно, как-то жутковато. Нам это почему-то напомнило «Отель у погибшего альпиниста» Стругацких. Но для тех, кто ищет уединения в отпуске, лучше места и не найти.

В период нашего пребывания в Шамони проходил фестиваль «Москва-Монблан», в программу которого входили фотокросс, соревнования по слалому на Бреване, показ лучших роликов фестиваля горных фильмов России, Рождественский ужин на Монтервере, небольшое шоу «Дед Мороз и Снегурочка» на склоне и в городе.

Самым важным и интересным мероприятием фестиваля Москва-Монблан безусловно, был фотокросс, который проводится в Шамони уже в 5 раз. В фотокроссе приняли участие 27 команд из разных стран. В офисе по туризму два дня записывали желающих принять участие в этом интересном и захватывающем марафоне, а 7 января в 10 утра Бернар Прюдом (руководитель офиса по туризму) выстрелом из пистолета «объявил» о старте фотокросса. Все зарегистрированные команды вскрыли конверты с пятью заданиями и понеслись их выполнять. Мы вместе со своими знакомыми – семьей Зефировых, с которыми случайно встретились в Шамони, создали свою команду и на полном серьёзе подошли к этому вопросу. Скажу откровенно – нам очень понравилось принимать участие в этом интереснейшем действе, понравилось придумывать сюжеты, причём не стандартные, а креативные – вся «изюмина» была в этом. Порой задумывали одно, а потом что-то меняли и, в конце концов наши муки творчества были оценены по достоинству, и мы заняли почётное второе командное место. Нас обыграла только английская команда, которая уже третий раз принимала участие в фотокроссе, и её фотографии были чуть лучше. Все работы, представленные на конкурс, были напечатаны в Шамони и выставлены на всеобщее обозрение около сцены на площади, где проходило награждение победителей. Призы победителям в пяти номинациях (по количеству заданий) предоставила компания Dynastar – это горные лыжи в эксклюзивном дизайне Dynastar Chamonix. За победу в командном зачёте присуждалась зеркальная фотокамера Pentax, за второе командное место приз от Шамони – недельное проживание в отеле на двоих, плюс 2 скипасса, плюс ужин в ресторане L’ Impossible (переводится как «невозможное»), за третье место, также приз от Шамони – неделя проживания в отеле на двоих, плюс ужин в ресторане. Приз зрительских симпатий и приз за лучшую фотографию города Шамони были предоставлены компанией Pentax – это «погодозащищённые» компактные камеры Optio W60. А ещё в призах были рюкзаки от компании Dynastar, которые вручались командам, занявшим места с 4 по 10. Также все участники стали обладателями футболок от компании Helly Hansen с логотипом фотокросса. Призы отличные и за них стоило побороться. Награждение победителей превратилось в маленькое шоу с глинтвейном и горячим шоколадом, бутербродами и конфетами. Музыка, хорошее настроение, весёлые улыбающиеся люди вокруг – класс!

В завершение праздничного вечера организаторы обнародовали интересную новость: оказывается, организаторы фотокросса и мэрия Шамони придумали еще один уникальный проект: вице мэр Шамони Жоэль Дидильон передал им фотографию, на основе которой в Москве будет изготовлена самая большая в мире мозаика, размером 36 х 80 метров – кандидат на занесение в книгу рекордов Гиннеса. Этот проект посвящается Олимпиаде в Сочи и становится своеобразной «эстафетной палочкой», которую Шамони передает Сочи.

А ещё в Шамони порадовала французская кухня. Мы ужинали в нескольких ресторанах: в так называемой по-русски «калоше» — -Le Caleche, L’ Impossible (невозможное), Atmosphere (атмосфера) и китайском ресторане, обедали блинами, которые во Франции очень популярны.

В «калоше» кухня очень хороша (творог со сливками на десерт был просто исключительным), и сам ресторан представляет собой музей народного творчества, но народу слишком много и официанты с трудом справляются с обслуживанием клиентов. Ресторан L’ Impossible находится на окраине Шамони, кухня просто изумительна, мы заказывали самые разные блюда из мяса, овощей и сыра, и нам всё очень понравилось. Обслуживают быстро и качественно. Ресторан Atmosphere находится в центре города и славится своей кухней, качество которой отмечено гидом Мишлен. В этом ресторане нам предложили нежный морской язык с овощами и пюре из шпината. Под Sauvignon de Touraine 2007 года рыба показалась просто необыкновенной. Десерты были также хороши…

В Шамони очень много магазинов, это правда, в продуктовом магазине цены нормальные: что-то дешевле, чем у нас, а что-то дороже. Но в магазинах с одеждой и обувью цены показались настолько «кусачими», что я больше ощущала себя просто любопытным туристом, нежели потенциальным покупателем. Очень понравился магазин для дома, где выставлены на продажу изделия из «состаренного» дерева: Всевозможные ящички, шкатулки, бюро, рамки для фотографий, мебель – всё в одном стиле, выбирай что хочешь. В этом магазине как раз начались скидки и французы семьями подбирали аксессуары для украшения своего дома. Будь около моей дачи похожий магазин – то же бы не удержалась и купила бы что-нибудь.

В общем и целом поездка удалась!

И большое спасибо за их труды:
Офису по туризму Шамони и лично Аньез Дюкро и Бернару Прюдому;
Организаторам фотокросса и лично Илье Новикову;
Компании Пентар – эксклюзивному представителю Pentax в России и лично ее директору по маркетингу Андрею Бузине.

Наталья Дубенецкая

03-10 января 2009 года

Шамони. Январь 2006. «Москва-Монблан». Клёвая тусовка

Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , ,


Шамони. Ла Флежер

Шамони. Ла Флежер

Каждый раз, когда я рассказываю о Шамони, меня обвиняют в предвзятости. Мои оппоненты говорят, что это старый курорт, и здесь до склонов нужно добираться на автобусе, что трассы на других курортах готовят лучше, спусков в других местах намного больше и они там разнообразнее, а подъемники в современных регионах более скоростные, что по субботам на Бреване много народа, на Гран Монте холодно и жесткие склоны, а в Ле Туре всегда дует, что знаменитая «Белая Долина» — несложный спуск, который не отличается от длинной синей трассы. Эти люди абсолютно правы. И если вы тоже оцениваете горнолыжную поездку прокатанными километрами спусков в сочетании с максимальным соотношением «грамм-градус на вложенный рупь», то лучше езжайте куда-нибудь в другое место.

О своеобразном очаровании этого старого курорта в Верхней Савойе было написано уже не раз. Шамони, на мой взгляд, постепенно становится своеобразным клубом для тех, кому не слишком интересны поездки «каждый год в новое место» в поисках самого белого в мире снега и самого комфортного отеля в сочетании с самым вкусным рестораном и самым громким баром. Это место и не для тех, кто в интернет-конференциях задает, пусть и в шутку, вопрос «а куда модно ехать в этом сезоне?». Немного здесь и обладателей дорогих машин и бриллиантовых колье. Здесь с каждым годом все больше тех из наших соотечественников, для кого горы – не только место катания, выпивания, поедания фондю и сна, но и встречи с друзьями, и общение, и новые знакомства с интересными людьми.

Вот и мы решили, что пора не выбирать каждый год новое интересное место для поездки, а для себя, друзей и примкнувших-сочувствующих сделать в хорошем месте интересный проект, который позволит не только покататься по знакомым трассам и пообщаться с друзьями в выбранных еще в прошлые годы ресторанчиках, но еще и разнообразить это приятное времяпрепровождение. Для кого? Для всех тех, кто воспринимает горные лыжи именно как пресловутый «комплекс мероприятий», и в первую очередь для тех, кто не в первый раз приезжает зимой не в модные Ишгль или Морзин, а именно в Шамони. Причем подчеркну: приезжает не в командировку, а просто потому, что хочется снова поехать в отпуск именно сюда. Роман с друзьями из «Туринфо», Валерий Бабанов — сильнейший горный гид России, живущий в Канаде, Ирина из журнала «Доски», Максим из Salomon, Саша и Валера из Rossignol, Коля, Леша и Виталий из «Вертикального Мира», победительница прошлогоднего кубка России по фрирайду Вероника Сорокина, Марина из «Асент-Трэвел», редактор сайта superski.ru Алина, главный художник телеканала Закир… Все сразу ошибаться не могут.

Все они были в числе тех, кто в этом году принял участие в Фестивале фрирайда, фотографии и детского спорта «Москва-Монблан». Сам Фестиваль возник летом вместе с идеей сделать что-нибудь новое в Шамони – там, куда все равно в одно и то же время поедет множество хороших знакомых. Так почему-же к «просто отдыху» не прибавить что-то интересное? К инициативной группе примкнули Евгений Уваров – главный редактор журнала Digital Photo и профессиональный фотограф, Андрей Каменев – самый известный экстремальный фотограф России, Илья Новиков – фотограф и полиграфист, и проект начал принимать реальные очертания. Все вылилось в причудливый коктейль из катания по трассам и вне их, общения, фотосъемки, разговоров о фотографии и нюансах съемки в горах, фотоконкурсе с призами от главного спонсора – компании Kodak, фильмов о горах, тренировок и соревнований юных спортсменов из горнолыжной школы ЦСКА и детей любителей, встреч и разговоров с интереснейшими людьми.
Что запомнилось среди всего, происходившего в долине у подножия Монблана в эту каникулярную неделю? Впечатления и воспоминания перемешаны подобно тому, как конфеты в детском новогоднем подарке: память достает из шуршащего яркого пакета то улыбающегося чемпиона мира по экстремальному катанию Арно Адама с гитарой, играющего свои композиции, то base-jump Валерия Розова, то разноцветные флаги у ресторана «Атмосфера» над неумолчно шумящей рекой Ль’Арв, то засыпанные снегом гигантские трещины безмолвного ледника, то вечер со свечами и песнями за дружеским столом…

А если попытаться разложить все по порядку? Не получится. Все причудливо переплетено, цепляется одно за другое, только-только вспомнил, как Аньез – сотрудник офиса по туризму Шамони, которая на самом деле живет одной жизнью с нашими туристами, принимая все их проблемы, без которых при таком скоплении народа просто не бывает, как свою личную беду — синхронно переводила мои песни своему мужу — кинорежиссеру и горному гиду Дени Дюкро, и сразу же колесико памяти зацепилось за тот момент, когда Дени вел нас по Белой Долине, а потом какая-то пружинка заставила мысль перескочить на улочки, залитые светом и допоздна заполненные горнолыжноодетым народом…

Белый вечер в Шамони, снегопад накрыл долину
И лебяжий пух летит на брусчатку Rue Pakkard
Снег как занавес висит декорации старинной
И сигналят нам сквозь ночь два ратрака с Les Planards

Этот яркий городок – перекресток наших судеб,
Здесь не важно, who is who, gut’n abend, bonsoir
Сверху чаша синих гор, а здесь светло и ходят люди
Колокольни перезвон, да шумит негромко L’Arve

Приглушенный свет витрин льется медленно под ноги
Желтым золотом бокал мы наполним за столом
И в расплавленном фондю утонули все тревоги
Мы живем сейчас и здесь, а остальное все потом

А за окнами зима сыплет снег из бездны неба
В разноцветное кино нас вплетает наша жизнь
В этом фильме сплетены горы, люди, быль и не быль…
И ты летишь сквозь облака, сам себе шепча «держись!»

Ну а если через год вновь знакомый указатель
В дальнем свете фар мелькнет, улетит назад, во тьму
Это значит – все идет, так как следует, приятель…
Тянет нас сюда опять, и не важно, почему.

Попытаюсь пусть и отрывочно, коротко, но рассказать обо всем, что происходило в Шамони в эту январскую неделю, участником каких событий стали все желающие…
Фестиваль открылся вечеринкой на улице, возле офиса по туризму Шамони. Собралось довольно много жителей городка и туристов, глинтвейн помог нам не замерзнуть, а выступавшие организаторы, мэр Шамони и руководитель офиса по туризму Бернар Прюдом в нескольких словах отметили тот факт, что горы сближают людей, а уж такое место, как колыбель альпинизма – и подавно, после чего все отправились смотреть выставку фотографий ведущих фотографов Франции и Андрея Каменева, которая была размещена прямо на улице, на больших стендах. Отдельное спасибо принимающей стороне, что не пришлось выслушивать многословные рассказы о Русско-Французской дружбе: все было коротко и по делу.

Мишель Шарле, мэр Шамони: «Я очень рад, что вы, ребята, все это организовали, мне очень приятно вас здесь видеть, а что касается очистки улиц ото льда – мы будем решать эту проблему. Основная задача – сделать так, чтобы владельцы магазинов и кафе, в пользовании которых находятся тротуары, занимались этим вопросом активнее.»

Рене Робер, один из известнейших фотографов Франции: «Я рад, что здесь проходит выставка Андрея Каменева, и мне очень приятно с ним познакомиться – он великолепный фотограф!»

Следующий вечер, посвященный началу Фестиваля — с фильмами, песнями, икрой и водкой, удался на славу! В зале, на стенах которого были развешены фотографии Андрея Каменева, собралось довольно много народа – половину составляли французы, вторую – наши люди. Сначала были фильмы Арно Адама – он только что смонтировал несколько новых коротких фильмов, съемки катания просто превосходные, он не только великолепный лыжник, но и в монтаже фильмов профессионал. И конечно, особенно впечатляюще смотрелись склоны, которые, если выйти из зала на залитую лунным светом улицу, можно было увидеть вживую… Постепенно вечеринка разделилась на две: в зале шли фильмы Арно и впечатляющий горнолыжный фильм «Банные истории» в исполнении «Вертикальщиков», смонтированный Ильей Новиковым, потом звучали песенки в моем исполнении и инструментальная музыка в исполнении Арно с другом, а параллельно в «предбаннике», отделенном от основного зала баннером «Вертикального мира» шло живое общение нашего и французского народа. Причем участники плавно перетекали из зала к столу и обратно.

Постепенно фильмы, песни и музыка кончились, водка была выпита, икра съедена, и после этого желающие продолжить общение отправились на поиски бара. Уж чего-чего, а этого добра в Шамони хватает. И хотя в «час пик» в первых двух барах на полтора десятка человек мест не нашлось, в третьем мы заняли ползала, посидели чуть-чуть, потом еще чуть-чуть, потом жившие почти в Швейцарии — в Валлорсине — Саша Козлов, Вероника Сорокина и Макс Иванов поехали к себе спать, потом были сигары, а потом, пока Закир по чисто русской привычке бегал к себе в номер за тем, что «у нас с собой было после Duty Free», мы благоразумно уползли спать: завтра на склон…

Арно Адам, один из известнейших французских райдеров: «Это хорошо, что мы снова встретились. Я рад, что мои фильмы нравятся вашим ребятам, и что вы приезжаете сюда. А с Колей и Виталием мы катались вместе не один раз – они классные лыжники, я с удовольствием покатаюсь с ними на Камчатке или здесь еще не раз. А твой сайт skis.ru – супер, я уверен, хотя ни слова не понимаю по-русски!»

В Ле Туре дует. Говорят, всегда. Во всяком случае, на ближайшем к ресторану кресельном подъемнике, вдоль которого проходят изумительно подготовленные трассы – я такую подготовку видел разве что на трассе Кубка Мира, дует по-Кировски – так, что собаки, если бы они здесь были, летали бы по ветру… Пока едешь наверх, кажется, что ветер пробивает проклеенные швы не самой плохой одежды. Солнце, минус двенадцать, пронизывающий ветер – а эти шотландские хлопцы в одних килтах. Мужики! Но явно отмороженные – во всяком случае, местами.

Аньез Дюкро — очаровательная француженка с неистощимой энергией. Она принимала так близко к сердцу все наши мелкие организационные проблемы, она так трогательно переводила все песни и наши эмоции на Французский, она так старалась сделать все, чтобы решить все наши вопросы и чтобы мы почувствовали себя здесь, как дома, сделать так, чтобы мы полюбили Шамони, они с Дени – ее мужем — так тепло принимали нас на Рождество у себя в доме, наконец, она так любит Россию, что ее невозможно было не полюбить. Теперь каждый раз, когда мы будем вспоминать Шамони, мы обязательно будем  вспоминать и тебя, Аньез!

Детский спорт. Группа спортсменов-детей из спортивной школы ЦСКА, приехавших сюда на тренировки и соревнования, заработали сертификаты разных уровней ESF – французской горнолыжной школы. Правда, тренеры ребятам забыли рассказать, куда они приехали, поэтому их ответы на вопросы награждавших их Аньез и Бернара Прюдома – директора офиса по туризму, которые пытались выяснить, где находится Монблан, в какие горы эти ребята приехали, вызывали улыбки у собравшихся в зале, где проходило награждение участников соревнований: все ребята получили памятные медали и сувениры, которые напомнят им, где они побывали.
Отдельно были проведены соревнования для детей туристов. Находившиеся в зале родители явно были счастливы, когда их чада бодро рассказывали о том, что начали кататься на лыжах они здесь, в школе Шамони, а потом их учил «…папа, который является одним из сильнейших райдеров России…». Судя по тому, что этих ребят можно было встретить на улочках города весьма поздно, городок они знают намного лучше, чем многие районы родной Москвы, да и явно чувствуют здесь себя в безопасности.

Прыжок в пропасть – base jump, который совершили специально приехавшие сюда в это время Валерий и Андрей, оставил у всех, кто видел ЭТО, совершенно одинаковые чувства: «…!!!!!!!!!!!!!!!!!!…». На ваших глазах человек по своей воле прыгает в пропасть… По общему мнению всех, кто пожертвовал днем катания ради того, чтобы увидеть это уникальное действо не снизу, из долины, а прямо с площадки, откуда прыгали ребята, неизвестно, кто получил больше адреналина – те, кто прыгал, или те, кто смотрел. Эта площадка недалеко от Шамони является уникальнейшим местом: сюда можно спокойно подъехать на машине, а потом совсем немного пройти пешком. Не нужно ни забираться на стену, ни пользоваться услугами вертолета.

Максим Иванов, Salomon: «У нас в стране есть две гордости экстремального спорта – Валера Розов и Валера Бабанов, и оба они сейчас здесь!». «…В Белую Долину? Нет, не пойду. Я сюда кататься приехал, а не по леднику лазить…»

Фотографии Андрея Каменева, конечно, можно посмотреть и в Москве – каждый год журнал «Вертикальный мир» организует выставку экстремальной фотографии, на которой работы Андрея по-праву занимают ведущее место. Но здесь, в горах, эти снимки, на которые приходило посмотреть множество народа, воспринимаются совершенно по-особому, а когда рядом – работы самых известных мастеров Франции, постоянно живущих в горах, становится совершенно очевидно, что Андрей – фотограф высочайшего уровня не только в России. А чего стоит возможность вечером обсудить с ним снятые днем кадры, узнать мнение – причем очень доброжелательное, когда он вместе с тобой радуется твоим удачным кадрам и легко делится своим опытом, накопленным за время колоссального количества экспедиций в самые отдаленные уголки Земли…
Я давно заметил, что чем больше у человека опыта, знаний, тем легче он делится своим багажом, тем он щедрее. Для меня, как и для многих фотографов, участвовавших в фотоконкурсе, знакомство с Андреем – мы, правда, были знакомы и раньше, но мне не доводилось вместе с ним покататься, поснимать, посмотреть за тем, как он работает, поговорить, поспрашивать совета – явилось одним из самых ярких впечатлений этой недели.

Алена Никольская, режиссер телевидения: «На горнолыжном курорте я впервые, мне очень понравилась атмосфера, вдобавок нам очень повезло с погодой. Общее состояние – было очень здорово. Я никогда до этого не бывала в горах зимой, и ехать сюда не хотела: я очень не люблю зиму, я абсолютно «пляжный» человек, И я не ожидала, что мне могут понравиться лыжи. А оказалось, что я получила очень сильные и очень приятные впечатления. Я буду кататься на лыжах, и в Шамони постараюсь вернуться. Конечно, были какие-то чисто бытовые проблемы, но они не смогли испортить впечатления от великолепного места, погоды, людей, мне поездка очень понравилась.»

Юлия Сажко, менеджер, победительница фотоконкурса в номинации «Пейзаж»: «К сожалению, я заболела, и не смогла полностью получить все то, что могут дать зимние горы. Я смогла что-то дать людям, которые только учились кататься, но для себя я не смогла получить полностью то, что хотелось. Не смогла пройти Белую Долину, но зато здесь был хороший снег, а погода и солнышко просто порадовали. Мне не понравились некоторые моменты – в первую очередь, организация и недостаток информации, но благодаря инициативе людей, с которыми я познакомилась здесь, все сложилось, на будущее хотелось-бы, чтобы компания «Вертикальный мир» подбирала более удобные авиарейсы, трансфер был четко организован, а администрация Шамони очистила улицы ото льда. Но горы все равно остаются горами, и мы соберемся снова и поедем сюда несмотря ни на какие сложности и трудности.»

Андрей Каменев, фотограф: «Очень понравились горы – они здесь, с точки зрения фотографа, просто удивительные. Все рядом, все близко, все доступно. Хороший снег, погода замечательная, люди просто супер. Я рад, что познакомился с Аньез – наш человек, отличная женщина! Не понравились небольшие накладки с отъездом-приездом, но это объясняется колоссальным количеством людей и рейсов. Из-за того, что было очень мало времени и очень много событий, получилось немножко скомкано, но все равно все прошло просто замечательно.»

Фотоконкурс, который «тянул» на своих плечах Евгений Уваров – главный редактор журнала Digital Photo и профессиональный фотограф, удался. Каждый вечер после катания в офисе по туризму выстраивалась очередь из желающих сдать свои фотографии. Конечно, нельзя было ожидать, что участников будет столько же, как и в Москве – там, по словам Жени, приходится выбирать лучшие снимки из тысяч фотографий, а здесь участники представили на суд строгого жюри в составе Андрея Каменева, Жени Уварова и Ильи Новикова на порядок меньше работ. Но сыграло свою роль единство места, времени и сюжета: было очень интересно увидеть долину и горы, людей и город глазами разных фотографов.

Призерами конкурса стали Юлия Сажко в номинации «Пейзаж», команда из «Туринфо» под предводительством Романа Тюлеева в номинации «Экшн», Дарья Дубенецкая в номинации «Город-Настроение», а приз симпатий жюри получила работа Алины Трофимовой. Стоит отметить тот факт, что Юлия и Алина фотографировали довольно миниатюрными цифровыми фотоаппаратами, ребята из «Туринфо» — зеркальной камерой, а Дарья сделала снимок, который принес ей победу, компактной фотокамерой Kodak 880, которая, как и несколько других камер моделей 850 и 880 была предоставлена для тестов спонсором фотоконкурса – компанией Kodak. Вывод ясен: нужно стараться увидеть, а снимать тем, что у тебя есть, не списывая свое неумение на недостаточно качественную технику.

Конечно, когда фотографируешь соревнования или ночной город, нужно предпринимать некие шаги для того, чтобы потом было на что посмотреть, но игра стоила свеч! Лучшие работы печатались на принтере Kodak в формате 20х30, и увидели их все, кто пришел на заключительный вечер Фестиваля. Мало этого! Организаторы решили издать фотоальбом под названием «Шамони – русский взгляд», в который будут включены лучшие фотографии участников конкурса и профессиональных фотографов, побывавших в Шамони в это время.

От вокзала в Шамони можно на маленьком красном, цепляющемся за зубчатый рельс поезде подняться к леднику, где расположен ресторан и смотровая площадка. Здесь обычно завершают свой спуск по Белой Долине те, кто не хочет спускаться до самого низа. Исключительный вариант – подняться сюда вечером, поужинать в ресторане и полюбоваться ночным ледником и завораживающе близким звездным небом, таким близким, что кажется, будто некоторые звезды можно потрогать рукой… Но это —  если позволят луна и тучи. А если все это происходит в хорошей компании – то вечер получается очень запоминающимся. Скажете, что для того, чтобы поужинать в хорошей компании, совершенно не обязательно забираться на каком-то доисторическом поезде черте-куда? Конечно! Но ведь и сама дорога в неторопливо ползущем по зубчатой железной дороге вагоне тоже не каждый день случается…

Фрирайд. Это слово каждый понимает по-своему, для одних это обязательные многометровые прыжки со скал, для других – катание по целине. К нашему приезду почти все, что находилось в пределах досягаемости, было раскатано, и целины уже не оставалось: в основном трассы были окружены разбитым снегом. Однако местечки для фотосъемки нашлись и в Ле Туре, и в Ля Флежере, и прямо у самого городка – возле подъемника на Бреване. Кто-то из приехавших катался сам по себе, кто-то «сбивался в стаи». Многие из приехавших получили возможность покататься вместе с Андреем Каменевым, пофотографировать и пофотографироваться, поучиться снимать в горах. Мелькала белозубая улыбка Виталия Ильиных, его иногда можно было встретить у станций подъемников, на ходу он призывно махал рукой: «поехали с нами!», а потом исчезал куда-то в деревья в сопровождении опытных лыжников…

А в заключительный день те, кто чувствовал в себе силы, смогли отправиться в Белую Долину под руководством Дени, чьи слова «Ладно, ребята, я пойду поищу дорогу. Я не уверен, что мы здесь пройдем, но мы попытаемся…» надолго запомнятся всем участникам этого ни на что не похожего приключения. Рассказ о Белой Долине — чуть позже.

Дени Дюкро, кинорежиссер и горный гид: «Я не вожу в горы случайных клиентов. Мне это не нравится – я не люблю ходить в горы с людьми, которых не знаю. Некоторые гиды со своими клиентами даже не разговаривают – просто работают. С вами мне понравилось спускаться: я вижу, что вы любите горы, и относитесь к ним с уважением.»

У начала спуска по Белой Долине встретили Валерия Бабанова с клиентом. Валерий — единственный альпинист в мире, который дважды стал обладателем международной премии «Золотой ледоруб». А потом, уже внизу, увиделись с ними еще раз: клиент был счастлив. Они прошли классический спуск.

Валерий Бабанов, высотный гид: «Я люблю бывать в Шамони, здесь такие прекрасные горы. В этом году я планирую здесь пробыть до середины апреля, буду работать гидом, и если моими клиентами станут русские – я буду рад.»

В этом году мы снова встретились здесь с художником Геннадием Пылаевым, который приезжает сюда писать свои прозрачные, живые и нежные акварели, уже много лет. Выставка его картин, проходящая здесь – прекрасный повод, чтобы посмотреть, подумать, и главное – не торопиться. Ведь перед лицом вечных гор торопливость просто ничтожна…

Алексей Горшенин, организатор Фестиваля: «Мне в этой поездке абсолютно не понравилась организация со стороны французов. Один из наших туристов даже сказал: «если бы мои сотрудники так работали, я бы уволил их через пятнадцать минут.» Процесс расселения, организации соревнований детей, полное отсутствие информации о Фестивале – сотрудники офиса по туризму не сделали абсолютно ничего из того, что были должны сделать.
Мне не понравилось то, как расселили наших туристов, нам приходилось разбираться в том, как включать отопление, посудомоечную машину, решать какие-то дурацкие бытовые вопросы, которые обязана была решить принимающая сторона. Мы пытались организовать какие-то мероприятия, но люди в офисе по туризму ничего никому толком не рассказывали. Мы информировали своих туристов сами, то те из русских горнолыжников, кто приехал через другие турфирмы, ничего не знали о том, где, когда и какие Фестивальные акции проходят, и принять участие в наших мероприятиях из-за этого не смогли. Про наш Фестиваль знают по всей Москве, о нем написано в разных изданиях и на нескольких сайтах, а когда люди приехали в Шамони, им здесь никто ничего не смог сказать.»

Роман Тюляков, журналист: «Я в Шамони приезжаю кататься второй раз. В первый приезд мне не повезло с погодой – было сплошное молоко, сам городок мне понравился, а склонов я тогда и не увидел. Сейчас приехал с тремя друзьями, вижу – катуха нормальная, но я боялся, что они будут стонать понемножечку – нет, ничего – в первый день поворчали, потом все нормально. Склоны на Гран Монте очень понравились, и я бы сюда приехал еще раз. И такие проекты, как Фестиваль, делать, конечно, нужно. А то в автобусе, когда нас гид (не от «Вертикального Мира») провожала, она говорит: «извините, если что» — а ей и отвечают, что извинять нечего – привезли, оставили и бросили, никакой информации… Так что такая вещь, как этот Фестиваль, кончено нужен – русских много, и их очень важно объединить.»

Георгий Дубенецкий

Bonsoir, Chamonix

Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , ,


Шамони

Шамони

Bonsoir, monsieur! Если не считать приветствия Французского пограничника, это первые слова, которые слышишь, прилетая во Францию. Вечер, аэропорт, Гренобль, двенадцать рейсов из Москвы за день, водитель автобуса с улыбкой приветствует входящих в автобус слегка чумных после перелета, частично смешанного с виски и коньяком, наших горнолыжников. И тебе bonsoir, хотя «р-р-р» с непривычки таким мелодично-журчащим не получается. Ну да впереди еще целая неделя – может, к концу поездки будет получаться.

Длинная дорога сквозь soir-r-r – французский вечер под ненавязчиво-негромко журчащую в автобусе музыку какой-то радиостанции. Дорожные указатели с надписью Chamonix и цифрами, уменьшающимися от раза к разу. Изогнутый высокий мост, еле различимый в темноте, въезд в долину, тоннели, справа промелькнул Лез Уш, и вот уже виден подсвеченный голубоватыми прожекторами ледник, похожий на спину какого-то гигантского диковинного звероящера, и табличка с названием, уже без цифр километров, и ночной городок. Bonsoir, Шамони.

Шамони – совершенно особенное место. И не потому, что здесь — колыбель альпинизма. Да, здесь были первые в истории зимние Олимпийские игры. Да, здесь проходит один из этапов Кубка мира. Да, Монблан. Да, Белая Долина – самая длинная трасса в Альпах, и самая красивая во всем мире. Да, музей во льду. Да, подъемник в перепадом высот в 2837 метров. Да, да, да… Но все эти факты и детали ничего общего не имеют с тем чувством, которое испытываешь каждый раз, когда оказываешься в этой долине, в этом городке, на его улочках. И не опишешь его, это чувство. Но, наверное, именно благодаря этому чувству сюда из года в год приезжают те, для кого горные лыжи – комплекс мероприятий, и совершенно особенная атмосфера этого городка – одна из главных составляющих этого пресловутого комплекса. Ее нельзя передать, описать, выразить словами. Этот коктейль из звуков музыки, журчания реки, разноцветного света витрин и реклам, звезд и освещенного ледника, разноязыкой речи и мерного рокота автобусов, посвистывания сувенирных сурков-мармотов и звона колокольчиков, истории и современности… А какие здесь магазины! А сколько их! Если верить путеводителю – двести… А где еще вы найдете прокаты с таким ассортиментом лыж? А рестораны… И не надо меня разубеждать – бесполезно… И не потому, что я упертый, просто Шамони нужно хоть раз увидеть-услышать-ощутить-пройтись неспешно-поужинать-снова пройтись… Погрузиться в него. Впитать в себя, как в губку, все это вместе взятое. И не надо пытаться сравнивать этот курорт ни с каким другим. Бесполезно. Шамони – особое место. Это я вам ответственно заявляю.

Недолгие поиски кафе или ресторана — bonsoir, bonsoir – «…извините, но уже поздно, мы не готовим горячие блюда в это время…». А над головой – звездастое небо, черное-черное, без малейшего намека на серую московскую облачность. И попадаются навстречу парочки и больше, и жизнь на улицах не останавливается, хотя уже заполночь. И горный воздух вливается в истосковавшиеся по нему легкие, и чуть хрустит ледок под подошвами кроссовок, и если задрать голову, то увидишь двойную звезду чуть ниже, желтее и крупнее остальных – это светятся окна верхней станции канатной дороги на Эгюй дю Миди, выше тебя почти на 3 километра. А из дверей баров вместе с клубами музыки и обрывками громких разговоров вываливаются в ночь очередные дозы шумных англо-франко-итало-…-русскоговорящих довольных людей, а потом двери захлопываются, люди постепенно уходят и снова наползает тишина, сквозь которую слышно лишь как без умолку шумит река Ль’Арв. Bonsoir.

Утро, просыпаешься рано. Сразу к окну: как там погода? Солнца еще нет. Темные вершины зубчатой каймой прорезают бесцветное небо. Потом небо с одного краешка начинает светлеть, а с другого – темнеть, наливаться цветом, синеть, и, наконец, первые зубчики вершин начинают загораться. Y-e-s-s-s-s!!! Ясно! Только над Монбланом висит полупрозрачная линза почти традиционного овала облака. Автобусы уже ходят. Ближайший подъемник закрутил креслами. Ратрак помигивает оранжевым огнем, ползает, готовит для кого-то склон. «Не склон ты выбираешь – судьбу!» Кто сказал? Перефразировал? Наверное. Не важно. Быстро-быстро в пекарню, где тебе прожурчат утреннее bonjour-r-r, и принести свежий, еще теплый, с изумительной хрустящей корочкой багет и пару мягчайших загорелых круассанов на завтрак. Ветчинка со слезой, нарезанная прозрачными, размером с журнальную страницу, ломтями, трепещущими, словно тончайшая ткань, рвущимися от малейшего прикосновения, куплена еще вчера. Кофейник уже зафыркал и выплюнул тонкую струйку кипятка, вставайте, женщины, сегодня наверху отличная погода, «…поедем, красо-отка, кататься…». Ну когда же они, наконец, все оденут, накрасят, поправят, обсудят, почистят перышки? Лыжи уже в коридоре, сам роешь копытом своего горнолыжного ботинка палас возле двери лифта… Как куда я тороплюсь?? Туда, где свежий воздух, настолько прозрачный, что с противоположного склона, с верхней точки Флежера видна половина Белой Долины со стеной окружающих ее вершин, причем не «различима в дымке», а именно видна. Туда, где этот самый свежий горный воздух можно будет раздвигать плечом, потому что на той скорости, на которой ты собираешься там носиться, его уже можно потрогать рукой, и даже с некоторым усилием… Туда, где кто-то более удачливый уже расписал легким росчерком кантов этот манящий склон, выливающийся из горловины во-он того кулуара над головой. Туда, где куда бы ты не смотрел, твоя голова сама собой через несколько мгновений поворачивается в сторону Монблана и шпиля Эгюй дю Миди…

Автобус с шикарным цветным дисплеем, на котором и карту показывают, и где мы едем, и погоду, слева итальянцы — судя по всему травят анекдоты, справа «…нет, не в том спортивном, что напротив Chanel, а ближе к кафе с факелами, возле которого на улице наливают…» И вот он, съезд с подъемника, и уже первые сотни метров трасс оставлены позади, и кого-то объезжаешь, и повороты ложатся сами собой, и все получается! Катуха!!! Снег, плотно упакованный ратраками и лыжниками, снегопада не было уже больше недели – перед поездкой каждый день в интернете проверял. Жестко, но так классно!!! И народа на подъемник – никого, и можно свалить с трассы вон туда, между камней, и прихватить маленький кусочек целины, крошечный, но ведь надо же и лыжи новые проверить. Супер! И снова одной длинной дугой вылететь к самым турникетам. И ничего, что нужно подождать спутниц, ты ведь здесь, на склоне, на снегу, на лыжах, на солнце, на несильном свежем ветерке, на высоте в два с лишним километра, и вот уже на кресле, везущем тебя снова наверх… И можно полюбоваться совершенно фантастической панорамой с Монбланом слева-впереди, и, повернув голову направо, увидеть чей-то след в кулуаре… А кстати – как это он туда попал?! Ну-ка, ну-ка… Ага!!! Не, ну я туда — нет. Возраст, жена, дети. Блин!!! Да нет, и лыжи длинноваты, там их, пожалуй, не развернешь… Узковато в верхней части. И неполого. Ох-х, как там неполого… Градусов 45, а то и больше… Ну ё-ё-ё… Нет, нет. Ну что ты! Я просто так, смотрю – видишь, как там красиво. Да нет, я не в той форме, чтобы туда пешком… Но как же хочется!!! И раз за разом: короткий спуск, передышка на кресле или в гондоле, длинная затянутая дуга на высокой скорости, серия быстрых коротких поворотов между ползущими коллегами. И вот уже вниз на подъемнике – нижние трассы закрыты, снега мало, да и ноги уже почти не слушаются: жадность, жадность…

Вечереет, и Шамони заливают сумерки, которые ощущаешь почти физически, но воздух по-прежнему свеж, и все ярче разгораются огни витрин и реклам, и на улочках все больше людей – шубы и пуховки, яркие и серо-бурые спортивные куртки, добрые собаки и веселые люди. Быстро перемещающийся, куда-то торопящийся явно приезжий горнолыжный народ чередуется со столь-же явно местным, выгуливающим своих собак, несущим домой длинные как флейта, традиционные батоны с хрустящей корочкой — багеты, обменивающимся короткими кивками с журчащим bonsoir – bonsoir… Разноязыкий народ заполняет площади и улочки, магазины, пьет горячее вино, хрустит блинами возле крошечных кафешек прямо на улице. Рестораны и кафе еще пустые – их час не пробил. Но скоро, скоро один за другим закроются магазины, опустятся решетки на дверях бутиков и только яркие праздничные витрины будут освещать тротуары, по которым до поздней ночи гуляют, ходят, проезжают и пробегают люди – c’est Chamonix. Это не пустые уже в 19-00 улочки Австрийских курортов, где даже кофейни закрываются настолько рано, что просто непонятно, зачем они вообще существуют на горнолыжном курорте. Это не конгломераты сращенных с магазинами и ресторанами гостиничных комплексов современных курортов с цифрами высот 1500 — 1650 — 1850 … в названиях. Конечно, там ski-in-ski-out… Индустрия отдыха. Супер-катание. Ни одного лишнего шага, все идеально продуманно. А здесь – утром на автобус, да и до остановки нужно дотопать, и потом ехать какое-то время, и не всегда сидя. Но зато выбираешь тот регион, куда сегодня имеет смысл ехать. И как же здесь потрясающе хорошо вечером! И это казино на фоне гор, известное всем, кто хоть раз открывал хоть один путеводитель по горнолыжной Франции, и бронзовый первовосходитель указывает перстом толи на вывеску этого самого казино, толи на Монблан – это смотря откуда на него глядеть. И флаги над рекой. И бар с дорогим русскому народу названием «Арбат». И дешевейший спортивный магазин, и совершенно безумный выбор всевозможных горнолыжных причиндалов в бесконечной веренице стеклянных витрин. И затерявшиеся в закоулках микрозакусочные, ресторанчики, блинные и сэндвичные. И галереи с изумительными магазинами, в которых нужно обязательно — bonsoir – bonsoir – неспешно побродить, как говорит моя жена, «для развития вкуса». Может быть, вкуса к жизни? И уже становится меньше народа на улицах, а весь праздный и чуть-чуть уставший за такой длинный день горнолыжный люд плавно перетекает с улиц и магазинов за столики. И шипит мясо на раскаленных решетках, и появляются на столах фондюшницы и раклетницы, и льется в бокалы Cotes Du Rhone, которое в ближайшем супермаркете стоит столько, сколько в Москве – какое-нибудь поддельное грузинское «Киндзмарави» или «Сапареули». Bonsoir, Шамони. И медленно погружаешься в этот самый soir, и растворяешься в нем, в неумолчном гуле разговоров, в шепотке лопающихся пузырьков на пенке принесенного кофе, в густеющем полумраке за окном, сквозь который проплывают прохожие, растворяешься во вкусе такой тягуче-приятной усталости от солнечного дня, ветра, скорости и снега.

И вот уже утро, и снова к окну, и снова Yes-s-s-s!!! Снова солнце! Не бывает такой погоды, просто фантастика!!! И круг за кругом, спуск за спуском, трассы чередуются, остается неизменным только восторг скорости, полуполета, голубого неба, и совершенно невидимого воздуха. И вот уже чуть-чуть устал, и уже в гондоле, идущей на верхнюю точку Бревана. И в такую хорошую погоду сразу нужно спуститься по короткой лестнице в кафе. А может, и в ресторан – черт их разберет. И на эту самую, во всех каталогах показанную, веранду, защищенную от ветра прозрачными пластиковыми щитами. И быстренько занять столик… Господи, как же здесь красиво! И можно заказать дымящийся кофе, и сок, и снять очки, и в ожидании откинуться в кресле на этой палубе, подставив не-по-январски-весеннему солнцу свое вспотевшее лицо. А приоткрыв глаза, снова и снова натыкаться взглядом на шпиль Эгюй-дю-Миди, и опять правее видеть перламутровое облако, легкой шапкой накинутое на Монблан…

А вечером что-то совершенно сверхъестественное. Здесь, в Альпах – тусовка наших людей, которые приехали сюда в очередной раз покататься и пообщаться, и раствориться в Шамони, и встреча и общение с чемпионом мира по ски-экстриму Арно Адамом и великолепными гидами и райдерами Стефаном Даном, Колей Веселовским и Виталием Ильиных, и знакомство с одним из сильнейшим альпинистов России Валерием Бабановым, влюбленным в Шамони, и общение с изумительным тонким художником Геннадием Пылаевым, чьи акварели, написанные здесь, в Шамони, за многие его поездки сюда, в эту долину, потрясают… А вот и райдер Макс Иванов, уже который Новый Год встречающий именно здесь, в Шамони, и победительница экстремальных игр Вероника Сорокина, и неунывающий Леша Горшенин, один из придумщиков этого вечера… Bonsoir, добрый вечер, привет, сколько лет, сколько зим! И вертолет на экране крутит своими винтами на фоне снегов, и кинофильмы о горах – наших и не наших, и одни и те же люди и в зале, и на экране. И песни Арно – на французском, конечно, и мои – на русском, но рядом есть прекрасно знающая русский язык Аньес из офиса по туризму Шамони, которая так трогательно переводит-пересказывает содержание каждой песни на французский, и это совершенно невероятное переплетенье и смешенье русского и французского – разговариваем с Арно, и подходят французы, и говорят спасибо за мои песни, и подходят наши и благодарят Арно за его фильм. И угощенье для всех, кто пришел на этот вечер, вне зависимости от того – наш он или их, билетов не нужно, и денег не нужно – просто, раз ты пришел, значит – любишь горы и лыжи, а значит, bonsoir, и холодная – только что из сугроба — водка, и шестьсот бутербродов с черной и красной икрой, которые нужно доесть всем вместе, потому что до завтра они просто не доживут, и обаятельные французы, и зал наполнен народом, и … все просто классно.

А на следующий день, гуляя после катания-вина-отдыха-душа-сауны, обозревая витрины и людей, горы и городок, яркие одежды и все то, что и создает это неуловимое и необъяснимое притяжение Chamonix, взглядом натыкаешься на человека со знакомым лицом. Неужели?! Да, это он – Херманн Майер, живая легенда горных лыж, которая, чуть прихрамывая, движется в сторону той площади, где буквально через полчаса будет проходить жеребьевка скоростного спуска по трассе Кандахар, завтрашнего этапа Кубка мира в Лез Уше. И болельщики с флагами, и клоунессы с надувными формами типа «мечта юноши», и мальчишки и девчонки в форменных костюмчиках горнолыжной школы Лез Уша, провожающие своих кумиров на сцену – счастливые, они могут увидеть их живьем, и не только увидеть, но даже и подергать за одежду, и вытащить за своего кумира номерок, заветный стартовый номер завтрашней гонки, и даже пожать руку и Херманну, и Ивице — сегодня праздник, гонка будет завтра, и гонщики дружелюбны, расслаблены. И Дарон Ралвз говорит, что сегодня он неплохо катнулся в Валлорсине… Кстати – завтра, после этапа Кубка Мира, именно здесь, в Шамони, награждение победителей в спуске и жеребьевка слалома… И снова дегустация вин департамента Савойя, и опять, чтобы пробиться к прилавку с сувенирами, нужно слегка напрячься – такой давки здесь, во Франции, в магазинах я еще не видел… И победители уже вчерашнего спуска получают метровые чеки с крупными суммами, и многоголосый рев восторга, когда на подиуме жеребьевки кто-то из известных гонщиков или просто французов, да и молодых приветствуют так, что некоторые из них заметно смущены. И вспышки блицев, и телекамеры на помосте, и Акира Сасаки, вышедший на жеребьевку в японской маске и швырнувший ее в толпу – кому-то достался уникальный сувенир, и пляшущие итальянцы на балконе соседнего ресторана, и полутрезвые «разные там прочие шведы» в женских париках… Все перемешано, как ингредиенты в гигантских чанах с горячим вином со специями, которое выпивается в немереных количествах для сугреву тела и поддержания равновесия души. Или наоборот?

Французы – большие патриоты. Они уверены, что их горы – самые лучшие. Лез Арк, Ля Плань, Труа Валле,… — имена курортов говорят сами за себя, других аргументов не требуется. Но австрийцы – патриоты ничуть не меньшие. Если ты общаешься с кем-то из них чуть более плотно, чем в кресле подъемника, тебя обязательно расспрашивают о том, где ты катался, какие курорты нравятся… И конечно, жители родины Штрауса, Моцарта и Гитлера очень удивляются, когда говоришь им о том, что катался во Франции: «Кататься во Франции? На лыжах??? Ведь ты же знаешь — есть Австрия, почему ты ездишь еще и в какую-то Францию?! Тебе что, здесь не нравится? Неужели такое может быть???» Но при слове Chamonix их лица сразу же добреют, удивление сменяется пониманием, в глазах появляется какое-то мечтательное выражение, они кивают головами и соглашаются с тем, что Шамони – «о, Шамони!… Тогда понятно. Да, Шамони…» Нужны ли какие-нибудь другие аргументы в пользу посещения маленького городка у подножия Монблана?

Утром в крайний день нашего пребывания в Шамони я спустился часов в девять из апартаментов, чтобы купить к завтраку свежий багет с неповторимо хрустящей корочкой. На первом этаже возле лифта я услышал за спиной привычное журчащее bonsoir, и автоматически ответил через плечо, даже не обернувшись. Уже сделав следующий шаг, сообразил, что приветствие для такого времени малопригодное – утро на дворе, а значит – bonjour, а никак не добрый вечер… Повернувшись в ту сторону, откуда раздалось приветствие, увидел сидящую на ступеньках в объятьях молодого француза улыбающуюся девушку со счастливыми бессонными глазами: для нее вечер еще не закончился.

Bonsoir, Шамони! И пусть твои вечера никогда не кончаются…

Георгий Дубенецкий Написано несколько лет назад. Но в Шамони и сегодня все так же хорошо…