Архив по тематике | "Домбай"

Проблемы проектирования и строительства горнолыжных комплексов

Теги: , , , , , , ,


Так уж случилось, что большинство наших сограждан склонно отдавать предпочтение тому же виду спорта, что и первое лицо государства. За восемь лет президентства Ельцина россияне настолько привыкли интересоваться теннисом, что (очевидно по инерции) наши спортсмены продолжают брать призы на мировых турнирах. Так что теперь у нас есть шанс улучшить свои показатели и на чемпионатах по горным лыжам.
Но не только профессионалы желают наслаждаться чистым горным воздухом, качественными трассами и европейским сервисом. Большинство российских любителей горных лыж согласны с тем, что горные лыжи — это если не синоним счастья, то вполне могут заменить его. Для них горные лыжи — эталон здорового образа жизни, как и для большинства продвинутых европейцев, канадцев и американцев. Но, несмотря на горячий интерес нашего президента к отечественным горнолыжным курортам, их качеству еще очень далеко до европейского уровня.

Красная Поляна — торговля горным воздухом

Раскрутка Красной Поляны в качестве главного горнолыжного центра страны, претендующего на проведение зимней Олимпиады, началась в конце 80-х. В тот раз кампания закончилась ничем: в 1992-м году за месяц до представления материалов на конкурс городов-претендентов Россия под благовидным предлогом сняла свою кандидатуру. Однако через полгода кампания по продаже олимпийского горного воздуха опять начала набирать обороты. Почему воздуха? Потому что в то время Поляна могла похвастаться разве что парой допотопных тросовых подъемников общей длиной 200 м.
Именно в это время коммерческая фирма «Альпика-Сервис» приступила к строительству первой очереди канатных дорог в средней части хребта Аибга. Поначалу этот проект вызывал у чиновников Министерства туризма и Олимпийского Комитета России лишь снисходительную усмешку. Да и теперь, когда в Красной Поляне действуют четыре парнокресельные канатные дороги, обслуживающие свыше 20 км горнолыжных трасс различной степени сложности, существует мнение, что местные предприниматели мешают претворять в жизнь грандиозные планы государства по извлечению колоссальных доходов из краснополянских снегов. Между тем, и второй виток пропагандистской олимпийской кампании был четко ориентирован на привлечение миллиардных инвестиций то ли из Гонконга, то ли из Канады для освоения наиболее удаленного участка долины реки Мзымта в самой глухой части Кавказского биосферного заповедника. Хотя на самом деле для проведения зимней Олимпиады необходимо построить горнолыжный комплекс европейского уровня, который включает в себя (помимо развитой инфраструктуры) не менее двух десятков достаточно комфортабельных пассажирских канатных дорог с высокой пропускной способностью. Строительство подобного комплекса невозможно из-за отсутствия подъездной дороги, на сооружение которой требуется затратить не менее 200 млн. долларов. Но даже проекта этой дороги до сих пор не существует… Если учесть, что в программе, предложенной на конкурс в штаб-квартире Олимпийского комитета в 1996 году, предполагалось построить только (!) два десятка буксировочных подъемников, которые на самом деле не могут функционировать в зоне, где высота снежного покрова достигает восьми метров, становится ясно, насколько эта программа несерьезна. Это тем более обидно потому, что при условии государственной поддержки освоение северных склонов хребта Аибга в его центральной части, рядом с территорией «Альпики-Сервис», могло бы обеспечить практическое проведение горнолыжных видов зимней Олимпиады на базе имеющейся в поселке Красная Поляна инфраструктуры.

После визита Владимира Путина в Красную Поляну последнее утверждение можно считать непреложным фактом. Однако в настоящее время растут и множатся проекты превращения Красной Поляны в крупнейший горно-климатический курорт России без акцента на использование уникальных горнолыжных ресурсов этого района. У российских олигархов и политических деятелей стало модным возводить свои особняки на престижной территории Красной Поляны. Существует реальная опасность нерационального освоения горных склонов, мало пригодных для массового катания, но зато примыкающих к земельным наделам нуворишей. К таким проектам можно отнести комплекс канатных дорог на плато Псехако (в диапазоне высот от 500 до 1500 м над уровнем моря) на бесснежных южных склонах Главного Кавказского хребта. Горнолыжные ресурсы вышележащих склонов над плато достаточно велики, но расположение в зоне Кавказского заповедника делает их освоение весьма проблематичным.

Недостаточно продуманным представляется и проект освоения юго-западной части хребта Аибга от въезда в поселок Красная Поляна (высота 400 м) до снежных цирков у вершины Черная Пирамида (2375 м). Это связано с отсутствием снега на нижней половине склона и сложностью эксплуатации канатных дорог в верхней наветренной альпийской зоне при частых порывах ветра свыше 15 м/с.

Следует отметить, что часто упоминаемое как альтернатива Красной Поляне плато Лагонаки практически не изучено с позиции ветровых переносов снега и рационального размещения сооружений жилого комплекса и канатных дорог. А между тем, плато Лагонаки и есть тот самый пограничный район, где из-за столкновения холодных северных ветров с потоками теплого черноморского воздуха и зарождается знаменитая новороссийская бора. При отсутствии пригодной для автотранспорта дороги добраться до плато можно только на вертолете, но нестабильная погодная ситуация делает такие полеты крайне опасными. Пример тому — катастрофа вертолета около горы Фишт минувшей осенью. И это далеко не первая жертва: в районе плато Лагонаки неоднократно бесследно исчезали целые группы туристов. Так что и этот проект представляется трудновыполнимым.

Таким образом, остается констатировать, что наиболее актуальным планом освоения кавказских гор в районе Сочи является тот, что хотя и медленно, но успешно реализуется «Альпикой-Сервис». Но до превращения Красной Поляны в процветающий горнолыжный курорт еще ой как далеко…

Курорты молодости нашей…

Десятилетнее затишье на наших традиционных кавказских горнолыжных курортах подошло к концу. Московские и питерские горнолыжники среднего достатка возвращаются в Терскол и Домбай, где с удовольствием встречают сносные цены, гораздо более широкий выбор жилья и услуг, а также возможность окунуться в романтические воспоминания своей молодости и… постоять в очередях советского образца.

В нынешнем году местные руководители, вдохновленные программой «Юг России», предполагающей небольшие государственные инвестиции для возрождения туристских центров Северного Кавказа, начали строить современные канатные дороги. Так, например, в Приэльбрусье в 2003 году было намечено построить две гондольные канатные дороги с восьмиместными кабинами, наш журнал уже писал об этом проекте. Фундаменты линейных опор построены, и установленные на них металлоконструкции в гордом одиночестве возвышаются над снежной трассой от станции «Азау» до станции «Старый Кругозор». По причине недофинансирования поставка оборудования из Франции практически сорвана и первая попытка «одним махом» решить проблемы Эльбруса потерпела неудачу. Это тем более обидно, что для модернизации существующей сети канатных дорог и для создания настоящих горнолыжных трасс нужны суммы гораздо меньшие, чем на осуществление «громкого» проекта.

С похожими проблемами в самое ближайшее время столкнется и Домбай, где до сегодняшнего дня нет возможности спуститься к жилому комплексу на лыжах из-за отсутствия нормально оборудованной трассы, а канатные дороги находятся в аварийном состоянии. Здесь предполагается строительство двух мощнейших гондольных дорог на хребет Муса-Ачитара, которые по пропускной способности полностью заменят десять уже имеющихся. Однако новые дороги не обеспечат оптимальной загрузки горнолыжных склонов из-за отсутствия увязки с лыжными трассами. Туристы получат возможность любоваться видами Большого Кавказа, но… не кататься по ним на лыжах. Следует учесть, что склоны Муса-Ачитара не могут вместить более 2 тыс. лыжников одновременно, и этот потолок практически достигнут. Побочным эффектом непродуманного строительства может оказаться усиление социальной напряженности в поселке Домбай, так как основным источником доходов местного населения является обслуживание канатных дорог и лыжных трасс, а в итоге большинство людей может просто остаться без работы.

На примере наших кавказских курортов хорошо видно, что какими привлекательными не казались бы варианты развития существующей структуры, их осуществлению должна предшествовать детальная проработка проекта «хирургического вмешательства» с учетом всех особенностей конкретного региона.

Как это ни грустно сознавать, но общим недостатком вышеперечисленных горнолыжных комплексов является… наличие старой системы канатных дорог, под которую вынуждена подлаживаться любая схема строительства. Избежать этой проблемы может только горнолыжный комплекс, создаваемый практически с нуля.

Например, расположенный на западе Карачаево-Черкесии поселок Архыз способен принять на склонах хребта Абишира-Ахуба десятки тысяч горнолыжников. И, в отличие от Домбая или Приэльбрусья, освоение Архыза можно начинать именно со строительства гондольной дороги максимальной производительности. Но для этого нужны средства.
И немалые.

Юлия Ермакова 2003