Архив по тематике | "детский спорт"

Маленькая Австрия

Теги: , , , , ,


Почему Австрию называют горнолыжной державой номер 1? Ну Альпы есть – это понятно, но рядышком Франция, Швейцария и Италия – там тоже горы имеются. Но почему же горнолыжный спорт в Австрии называют «национальным видом спорта»?

Начать, пожалуй, нужно с того, что в Австрии абсолютно все жители умеют кататься на горных лыжах. Это не преувеличение: каждый школьник за время своего обучения в школе должен три раза провести неделю в горах – это включено в программу обучения и неизменно выполняется. Неважно: живешь ты в горах или на равнине, в большом городе или деревне, хочешь или не хочешь – будь любезен раз в три года ехать в горы на неделю и учиться кататься на лыжах. Эх-х-х, несчастные люди, эти мелкие Австрийцы…

Конечно, далеко не всем из них нравятся горные лыжи. Вспомним, что в школах многих городов России беговые лыжи входят в программу уроков физкультуры, но ведь не всем нам это было по нраву. А значит, и число тех, кто всерьез, занимается нашим любимым видом спорта, существенно меньше, чем общее количество школьников в Австрии. Так что дальше речь пойдет о специализированных горнолыжных школах. Такие школы есть в каждом городке, имеющим склоны, а также во всех крупных городах, включая Зальцбург и Вену. Кстати: Австрия делится на 9 Федеральных земель: Бурегнланд, Каринтия, Нижняя Австрия, Верхняя Австрия, Зальцбург, Штирия, Тироль, Форарльберг и Вена.

Хотя Тироль и не является самой большой по территории и населению, однако это самая «горнолыжная» земля, что вполне понятно, т.к. там находится самое большое количество горнолыжных курортов. И по количеству представленных в сборной спортсменов Тироль занимает одно из ведущих мест, так что дальше речь пойдет в основном именно об этой земле.

Не знаю, сколько клубов во всей Австрии, но в Тироле их 1335. И в каждом растут будущие и уже действующие чемпионы. Всего в Тироле 7436 спортсменов (включая детей 1995 г. р.). А всего детей от 2000 г до 1997 г рождения, выступающих на основных стартах, в Австрии ни много ни мало 12755. Почти 13000 тех, кто выступает и выступал на крупных стартах. Каждому горнолыжнику присваивается свой номер (от региона и клуба), по этому номеру легко понять, из какого клуба тот или иной спортсмен и найти его в протоколах. А как приятно детям видеть свое имя в одном списке с именами Бенни Райха или Николь Хосп!

У каждого клуба, как правило, имеются спонсоры в виде какого-нибудь экипировочного центра или магазина, который закупает для клуба одежду и экипировку по льготным ценам, что очень удобно, т.к. это происходит централизованно и к началу сезона у всех уже есть все необходимое. Причем, если нужно еще что-то докупить, то все это также предоставляется со скидкой. Что касается контрактов на оборудование с ведущими горнолыжными брендами — среди детей этого практически нет, среди более старших «шулеров» уже могут появиться отдельные частные контракты, члены же Тирольской сборной практически все уже имеют такие контракты, но это и понятно: они все время на виду.

Попробую рассказать об обучении горным лыжам на примере одной среднестатистической горнолыжной школы. Детские спортшколы (не надо путать со школами для туристов) абсолютно все в Австрии бесплатные и финансируются за счет местного бюджета, отчислений спонсоров и т.д. Причем горнолыжные курорты определенный процент отчисляют также и в местный бюджет, который частично идет на финансирование детских школ. В спортшколах существует администрация, совет школы, тренерский совет. Причем часто родители также являются членами клуба и помогают на соревнованиях. Например, на одних региональных стартах среди «шулеров», которые проводил наш клуб, я тоже была судьей на трассе, в мое ведение входил контроль за прохождением спортсменами нескольких ворот. Было очень интересно, и еще я пыталась раздуться от собственной значимости, но падающий сверху дождь со снегом немного подпортили мой довольный вид. Также родители помогают в ведении протоколов, продаже напитков и еды по специальным низким ценам и т.д. Это очень интересный опыт и его вполне реально применить и у нас.

Горнолыжные гимназии в Австрии уже платные (их немного – всего 3), но готовят они уже в основном кадры для сборной Австрии. И абсолютно понятно, что конкурс туда просто невероятный, причем учитываются абсолютно разные показатели, включая и учебу в школе – со средними оценками документы даже не рассматриваются. Дело в том, что учебный год в такой гимназии не совсем обычный. Как только выпадает снег, основным занятием школьников становятся тренировки на склоне, а занятия в классах проходят во второй половине дня и по сокращенной программе. А все, что недоработано в течение зимнего сезона, дети продолжают осваивать уже тогда, когда все их одногодки из обычных школ вовсю отдыхают – в летние месяцы. Плата за то, что талантливый ребенок учится в таких условиях, а вся жизнь родителей «заточена» под горные лыжи, для Австрии умеренная – до 500 Евро в месяц. Сюда входит оплата и снаряжения, и выездов на сборы и соревнования, и зарплата тренерам, и ски-пассы, и все прочее. А в каждой из гимназий учится немногим более 100 самых одаренных и успешных детей.

Но вернемся «в массы». Обучение как таковое, с тренером, начинается в горнолыжных школах с 6 лет, не раньше. До этого времени дети катаются вместе с родителями, иногда и с тренером, но это скорее исключения, особенно, если в семьях уже есть старшие дети, которые занимаются лыжами. С 5-6 лет уже начинается вначале общая подготовка (велосипед, общее физическое развитие и т.д.). Затем уже начинаются занятия на снегу. Основное, что приобретается – это накат, для малышей это основное. Детишки делают упражнения на склоне, учатся кататься, но тренировками эти занятия назвать еще нельзя. В основном маленькие дети до определенного возраста (как правило 7-8 лет) имеют одну пару лыж, жестких требований к ним на стартах по лыжам абсолютно нет, это появляется в более старшем возрасте. Что и понятно, т.к. маленьким детям, в принципе, абсолютно не важно на каких лыжах ехать, а спортивные лыжи для них еще сложны в управлении. Часто младшие дети «донашивают» лыжи своих старших братьев и сестер или кого-то из клуба. «Цеховые» лыжи, судя по наблюдениям, появляются уже после 7-8 летнего возраста, а то и позже. Но все это тоже индивидуально, тренер сам подсказывает, что каждому ребенку удобнее.

Пока речь идет о детях младшей возрастной группы,7-11 лет. Назовем их, как там принято «киндеры». Эти самые киндеры делятся на 2 подгруппы: дети 1 и 2, которые уже в свою очередь подразделяются еще на несколько подгрупп: киндеры 1 (а, в, с)и киндеры 2 (а, в), каждая из детей одного года рождения. Для этих детей проводятся и соревнования по дисциплинам слалом-гигант, слалом и миникросс.

Слалом-гигант. Тут практически все то же самое, что и у нас, за одним исключением (которое в корне отличает эти старты от проводимых в России): сама трасса, как правило, намного длиннее – от 350 до 800 метров, перепад, соответственно, тоже другой, и трасса практически никогда не бывает прямой. В Австрии стоит задача выявить сильнейшего, а не самого тяжелого. Среднее время на трассе от 35 секунд до 1 мин 15 секунд.

Слалом. До 12 лет соревнования по слалому проходят по коротким вешкам, так называемым «чарликам», да и таких соревнований не так уж и много. До 12 лет дети вообще не ходят по большим вешкам, т.к. это просто нереально для них по техническим и физическим причинам.

Миникросс. Это относительно новая дисциплина, которая включает в себя трассу с элементами слалома (чарлики), гиганта, трамплинами, изменениями направления и рельефа трассы. Очень интересные старты, причем с некоторых пор они включены в детские старты FIS. Старшие дети едут эту трассу только на гигантских лыжах.

Соревнования бывают региональные (в районах), в которых обычно участвуют дети всех клубов региона и Тирольские – туда уже едут лучшие дети из каждой школы. Количество участников от региона жестко не регламентировано, но тренеры сами отбирают самых лучших. Как правило, от клуба едет команда не более 10 человек. Жеребьевка проходит накануне стартов, по компьютеру, стартовый номер не зависит от заявки, как у нас. Так как трассы практически всегда в идеальном состоянии (в основном это трассы FIS), стартовый номер не играет большой роли, ведь детям трудно сильно разбить трассу. Награждают обычно первую десятку, кубки достаются первой пятерке и медали тем, кто занял с 6 по 10 место. Часто на соревнованиях всем участникам дают еще и подарки, так что соревнования для маленьких детей всегда превращаются в праздник, веселое времяпровождение, но отнюдь не в испытание.

В возрасте 12 лет дети переходят в другую возрастную категорию – это уже «шулеры», у которых также две возрастные группы: 12-13 и 14-15 лет. Здесь уже все серьезнее. Дети переходят к другому тренеру, который и занимается именно этой возрастной группой. Хотя тренеры в клубе часто работают и с киндерами и с шулерами, но тренировки у детей разных возрастов проходят отдельно. Здесь уже начинаются дополнительные дисциплины в виде супер-гиганта и слалома по обычным вешкам, а трассы по своей сложности, количеству ворот, перепаду и т.д. совсем немного не дотягивают до трасс на взрослых соревнованиях FIS и даже Кубка мира, но касается в основном Кубка Тироля (Кубок Федеральной Земли носит название Ландескап). С этого возраста уже начинается квалификация – очки OESV, которые шулеры получают на соответствующих стартах. Порядковый стартовый номер на Кубке Тироля зависит от набранных очков. Среди шулеров старты проводятся уже в возрастных группах по 2 года, причем с каждым годом конкуренция возрастает. Если среди малышей еще есть свои лидеры и обычные дети, то здесь общий уровень подтягивается и он чрезвычайно высок, откровенных «чайников» здесь не бывает даже на региональных стартах.

Теперь о соревнованиях. Как я уже говорила, они проводятся в нескольких дисциплинах – гигант (доминирующая дисциплина), слалом, супер-гигант, тот же миникрос, также добавляются соревнования по технике, которые проводятся среди лучших спортсменов Тироля. Отдельно остановлюсь на отборе в сборную региона и стартах по технике.

Отбор в сборную региона происходит очень жестко – это 14 человек (мальчики и девочки) двух возрастных групп – и ни человеком больше! Квота очень жесткая, никаких исключений из этого не бывает. Это очень правильно т.к. максимальное количество всех участников на Ландескапе не более 140 человек. Причем трассы у шулеров младшего и старшего возраста абсолютно одни и те же и часто даже превышают требования FIS к таким трассам. К примеру, в прошлом сезоне на Кубке Тироля на трассе слалома перепад высот был 170 м, а количество ворот – 53 (!).

Вернемся к отбору в сборную команду региона. Он происходит на основании предыдущих стартов, причем куратор региона от TSV (Тирольского лыжного союза) называет команду по итогам региональных соревнований. Как правило, это все-таки одни и те же дети, т.к. региональные старты все одного уровня, требующие владения техникой, и чудес там практически не бывает. Еще что удалось заметить – места в протоколе соревнований почти на 100% совпадают с набранными очками. Ни о каких подтасовках тут даже и речи не может быть. Понятно, что приоритет у более старших спортсменов в своей подгруппе – их на Ландескапе 75%.

Соревнования на Ландескапе (да и на региональных стартах) проходят очень четко, информация абсолютно доступна и понятна. Всем руководителям команд перед стартом раздаются стартовые протоколы и сразу после соревнований – через 20-30 минут – и финишные тоже. Трасса заглаживается после КАЖДОГО участника волонтерами, которые помогают проводить старты (как правило, это более 20 человек), на каждом участке трассы есть специальные люди, которые моментально заменяют сломанные вешки. О табло на финише и протоколах – даже и говорить не стОит – это как «дважды – два». Награждают у шулеров уже не десятку, а пятерку, то есть игры закончились, начались нормальные соревнования.

Соревнования по технике. Это относительно новый вид соревнований, который проводится среди шулеров всего второй год. Эти старты бывают двух видов – три различных упражнения по одной, отратраченной трассе и три различных упражнения по трем разным трассам. В первом случае соревнования проводятся в начале сезона по облегченной схеме. Оценивается владение лыжами, баланс, темп и много чего другого. Эти соревнования проходят на гигантских лыжах. Второй этап проходит в конце сезона вне трасс: по крутому склону, по буграм (могул) и по трассе, но неотратраченной, по крутизне — черной. Это испытание не для слабых и не для слабонервных родителей. Наблюдать все это реально страшно. Но, как показал прошлый год, что в первых соревнованиях, что во вторых порядок занятых мест был практически тем же, и расхождения у судей (а судят эти соревнования представители OESV, Austrian Ski Academy, TSV, тренеры сборной Австрии и представители «высшей» горнолыжной гимназии Штамс) были минимальными.

Так что технике австрийцы все-таки уделяют наипервейшее внимание, без нее сложно чего-нибудь добиться если не сейчас, то в дальнейшем уж точно. Как говорят тренеры, если в возрасте 12-13 лет за счет веса, роста и еще каких-нибудь качеств можно получить результат, то в дальнейшем это будет все сложнее и сложнее. Ну и общая расстановка сил в протоколах все это подтверждает.

После Тирольских же стартов (аналогичные походят в каждой федеральной земле) формируется детская сборная Австрии, которая затем выступает на 3-4 стартах FIS (причем несложно догадаться, что «скамейка запасных» весьма длинная), это Трофео Тополино, Пока Локка, Пиноккио и Вистлер. И еще интересная закономерность – те, кто в верхней части итоговой таблицы на Ландескапах, занимают пьедестал почета и на стартах FIS – настолько серьезен уровень внутренних австрийских стартов, который часто даже выше, чем на международных соревнованиях FIS.

Мария Ткаченко

Почему не горят наши звезды?

Теги: , ,


Как наша EKATERINA объехала австрийскую MARI’Ю или взгляд дилетанта на проблему подготовки молодых

Мы то и дело задаем себе вопрос: почему не горят наши звезды? Хотя почему не горят? Горят, да еще синим пламенем вместе совсем нашим спортом за редким исключением. Этот небольшой мой рассказ-размышление вырос после поездок в Австрию на тренировки и соревнования, где удалось увидеть и немного понять, что же у них есть такое особенное, чего нет у нас, что пьедесталы этапов Кубка мира практически не обходятся без австрийских горнолыжников. Сразу хочу отметить, что это только лишь мое мнение – дилетанта, не обладающего полнотой информации и знаниями тренера.

Ну а теперь к самому рассказу. Так уж получилось, что пристраститься к этой болезни — «горные лыжи» — нас вынудила дочь, Катя, которую бабушка отдала в горнолыжную школу в 2,5 года. Так потихоньку и стали мы интересоваться что же это такое – горные лыжи, и эта заразная болезнь нас все-таки захватила по полной. В начале это была просто игра, склонов в Москве вполне хватало. Но потом пришло понимание того, что уже просто тренировок с бесконечными трассами и криками «не опаздывай» стало просто не хватать. Потихоньку стали вывозить дочку в Шуколово, Степаново, Волен, а там и подоспели открывшиеся Сорочаны. Километраж пошел и, как это не было странно для нас, пошел прогресс, причем очень разительно была заметна разница между началом и концом сезона. Потом была не очень удачная попытка поездки на сборы в Кировск, и все закончилось пониманием необходимости все-таки съездить и посмотреть, чем же все-таки отличается эта Австрия. Понятно, что горы есть везде – и у нас, и в Европе. Но… таких подготовленных трасс как в

Австрии, как уже не раз писалось многими, нет нигде. Возможностей выката просто море, было бы только желание, время и деньги. Вот и нашлась одна из составляющих успеха. Поэтому весенний выезд в Австрию последние три года стал уже необходимой традицией, и весь год теперь считался от марта до марта…

В этом марте программа была уже более насыщенной, не ограничивавшейся только катанием и отдыхом. Нам крупно повезло, т.к. удалось совместить полезное с приятным, а именно: попасть на детские международные соревнования в Заухензее, что стало первым опытом участия в таких соревнованиях в жизни Катюхи, и самое главное – удалось попасть на тренировки в одну из спортшкол Австрии.

Шок от соревнований был сразу по нескольким причинам. Во-первых, это качество подготовленной трассы для гиганта. Несмотря на уже довольно теплую погоду (+6 С), трасса была жесткой и идеально отратраченной. После каждого стартовавшего пять человек заглаживали трассу. То есть, все превходящие помехи в виде бугров и плохой трассы, которые могли повлиять на результат соревнований были сразу убраны. Тут  уж все зависело от подготовки детей, техники и везения. А дети (были спортсмены из пяти стран, от 6 до11 лет) ездят так, как нам и не снилось. И причем не занявшие первые пять –десять мест, а все! Что еще бросилось в глаза – четко отлаженная система соревнований, очень много добровольных помощников. Никакой суеты и неразберихи. Старт начался точно по времени, всех детей спокойно по номерам запускали на старт. Никакой нервотрепки, вся информация была полностью доступна и видна. И главное – была атмосфера праздника, никакой разницы  в приеме «своих» и «чужих» детей. Даже, пожалуй, чужих принимали теплее, подбадривали больше, понимая, что им и так тяжело. А это – уже еще одна из составляющих успеха. В отличие от наших соревнований дети были четко поделены на пять возрастных групп, по одному году в каждой группе, а не по два, как обычно делают у нас. Что, видимо, верно, т.к. для маленьких детей год разницы очень заметен.

Сама же трасса не шла ни в какое сравнение с тем, что было увидено нами раньше, в Москве. Это был дикий крутяк, с перепадом на 300 метрах в 105 метров, с перегибом, после которого приходилось лететь несколько метров до следующего флага. Может, у нас где-то и есть похожие трассы, но во всяком случае дети младшего возраста по ним точно не ходят и тем более не соревнуются. А здесь, хоть и было достаточно много падений, все проходили эту трассу легко, причем и шестилетние тоже. Одним словом, уровень подготовки австрийских детей (я говорю о них, т.к. их все-таки было большинство) на голову превосходит наш. У них – это система, которая работает, а у нас – это исключения, которые выбиваются не благодаря чему-то, а вопреки. Но все трудности и проблемы отступили в тот момент, когда мы увидели счастливое лицо Катюхи, стоявшей на пьедестале под гимн России.

Почему так получилось? Проанализировав, пришли к следующим выводам. Она довольно рано начала кататься – с 2,5 лет, так что времени на раскачку было более чем предостаточно. Тренер не гнал, а долго держал малышей на маленькой горке, давая разные упражнения, и больше играл с ними, чем тренировал. В этом ему огромное спасибо, что не отбил охоту к горным лыжам еще в детском возрасте (что часто бывает, к сожалению). Года три назад мы начали таскать ее, помимо тренировок на горки в Подмосковье, чтобы она смогла выкататься, потом — ежегодные поездки в Австрию, ставшие регулярными. Про выходные забыли совсем, только лыжи и лыжи… Стали сами интересоваться техникой, читать книги, смотреть видеоролики и Кубок мира. Стали записывать Катю на видеокамеру и делать раскадровки. У нас даже появился «тренер по компьютеру» – Грег Гуршман, который здорово помогал весь этот год своими советами. Так и тренировались весь год – как у Райкина – «кто шмякнет, кто брякнет, вот и получается воспитание». И еще немаловажный, а пожалуй один из самых главных факторов – это огромная любовь Кати к лыжам и бешеная работоспособность.

А теперь про  тренировки в австрийской спортшколе. Сказать, что они другие, значит просто ничего не сказать. Во-первых, это как правило, красная или черная трасса в горах. Во-вторых, за один спуск (около 2 км) это несколько упражнений. Причем на нескольких тренировках трассу в нашем понимании вообще не ставили! Очень много упражнений на баланс. Это и прыжки по буграм по крутому спуску, и тренировки на буграх по слаломным вешкам… Причем с одной группой (пять-шесть человек) работают сразу два тренера. Один – наверху, второй – внизу. Каждому объясняют какое у него задание и на что надо обратить внимание. А внизу уже разбирают то, что он сделал. И это – не сборная, а обыкновенная группа детей от 8 до 13 лет. Что вытворяла Катя на первом занятии, даже не стоит и рассказывать. Пару раз воткнулась головой в снег, перелетев через голову. Зато потом сразу стала думать, что же надо сделать, чтобы получилось. Настолько непривычными были сами занятия и упражнения. И еще один интересный момент. Там до 11 лет дети не ходят слалом, только гигант, т.к., по словам тренера, они просто физически не могут этого делать, а просто закатают свои ошибки. Ну а у нас? Даже умудряются соревнования проводить… Что уж тут говорить….

В один из дней на школьной горе (причем она FIS’овская) проходило первенство Австрии среди детей 1993 г.р. (по два лучших спортсмена из каждого клуба).  Трасса была очень интересной, а именно – комплексной, если можно ее так назвать. Вначале – на крутом участке слалом с короткими вешками, затем четверо ворот гиганта с перегибом, затем въезд на трамплин сбоку по наклонной плоскости, затем несколько ворот «супер ж», затем опять трамплин и в конце – гигант. Зрелище – потрясающее. Причем ребята одинаково хорошо справлялись со всеми этапами этой трассы. Все по уровню были примерно равны. Что по идее говорит об одинаковой системе подготовки горнолыжников. Что еще удивило – это наличие двух пар лыж. На одних они разминались, на других стартовали.

Потом на одной из тренировок представители компании «Blizzard» устроили детям тесты новых лыж на гигантской трассе. Что очень удивило, так это подход к ростовке лыж. Кате с ее ростом в 140 см были выданы лыжи GS 150 см (слаломные Фишеры у нее 133 см). Ей они не понравились, объективно – то, что они мягковаты, а в остальном, думаю, дело в привычке. Плюсы таких длинных лыж были разъяснены тренером (он, кстати, был очень удивлен, что Катя умудрилась выиграть соревнования по гиганту на слаломных лыжах). Во-первых, длинные лыжи позволяют ехать горнолыжнику быстрее (я думала, что на детей это не распространяется), во-вторых, она перестанет крутить плечами в повороте, т.к. лыжи просто не позволят ей этого сделать. В этот день была пурга, и намело много бугров, а дети из спортшколы катались, как ни в чем не бывало.

На что еще мы обратили внимание. Тренер сам показывал упражнения, потом проходил по трассе, причем довольно легко. Отношение к детям на тренировке —  именно отношение к ним как к детям, а не к материалу, который должен дать результат. Устал – отдыхай, нет желания – снимай лыжи. Слез и нытья мы ни разу не видели. Это все будет потом, когда они вырастут, а пока тренер просто учил детей кататься. Здорово отличается методика тренировок. Очень много разных упражнений, причем на первый взгляд самых невообразимых. И у нас сложилось впечатление, что у них дети умеют на лыжах ВСЁ. Они довольно часто выезжают на различные соревнования, причем и на международные тоже. Для детей соревнования – эта игра, а не испытание, как для наших. Может, сказывается значительный опыт соревнований такого рода.

В общем, мы тоже сможем побеждать и занимать пьедесталы, если… Этих «если» набралось слишком много. Если будет массовый детский спорт для всех, а не для избранных… Если будет финансирование, достаточное для проведения сборов и тренировок… Если будут тренеры, «болеющие» за своих детей, а не за результаты, интересующиеся новшествами в технике, повышающие свою квалификацию… Если будут мало-мальские приличные условия для тренировок  -пусть и на московских небольших склонах, но прекрасно подготовленных… Если будут регулярные выезды на международные соревнования… И куча разных других «если», то вполне возможно, что однажды, включив телевизор с трансляцией Кубка мира мы увидим счастливые лица наших ребят, стоящих на пьедестале…

А пока… Пока мы затягиваем потуже пояс, составляя план поездок на следующий сезон, чтобы хоть каким-то образом выполнить часть этих «если» в индивидуальном порядке: съездить на сборы; добраться до «думающего» тренера, и просто Тренера с большой буквы; приобрести новый инвентарь на следующий сезон, уже две пары лыж; отстоять свое первое место на следующих международных соревнованиях, постараться доказать, что это не случайность.

Что из всего этого выйдет? Сложно сказать…Но кто-то же должен начинать…

Мария Ткаченко 2004