Архив по тематике | "Чегет"

Приэльбрусье: о текущем состоянии дел и о будущем

Теги: , , ,


17 Июн: о текущем состоянии дел в Приэльбрусье и о будущем.

Мы задали экспертам вопросы:

— как режим сказался на вас, вашей фирме, окружающих вас людях.

— что сейчас (июнь 2011г.) делают местные жители, связанные со сферой летнего туризма?

— какие планы и перспективы? Нам, жителям Москвы и др. городов России, ждать зимнего сезона в 2011-2012г.г.?

———————————————————-
Ворошилова Виктория Викторовна, менеджер ООО «Эльбрус Травел Сервис-3», пос. Терскол, магазин «Чегет»
— Как режим сказался на вас, вашей фирме, окружающих вас людях?

— В связи с вводом КТО (контртеррористической операции) вспоминается фраза — находка журналистов: КТО = КонтрТуристическая Операция.

К сожалению, запрет на ввоз туристов и их прием в Приэльбрусье очень больно ударил по всему населению Приэльбрусья. По оценке местной администрации около 2000 человек потеряли рабочие места.

Это недополученные зарплаты, доходы всей сферы туризма в целом, невыплаченные кредиты, непоступление в бюджеты различных уровней и самое главное — отсутствие ближайших перспектив.

Трудоспособное население постепенно разъезжается в поисках новой работы. Владельцы гостиниц несут убытки по содержанию своих строений (электричество, связь, отопление, начиная с февраля), зарплаты ключевых сотрудников, которых не хочется увольнять – потерять квалифицированный персонал намного легче, чем его потом найти…

Наша компания (турфирма, прокат, мастерская по ремонту лыж Wintersteiger) как коммерческое предприятие закрыто.

Магазин «Альпиндустрия» в Терсколе также закрыт. С возобновлением туризма в Приэльбрусье мы планируем вернуться на этот рынок.

Обслуживание туристов на Кавказе продолжается силами московского офиса «Команда Приключений Альпиндустрия».

К счастью для нас и наших клиентов, сфера нашей деятельности давно вышла за пределы Приэльбрусья. Мы разработали и протестировали другие программы активного отдыха на Кавказе.

В частности, мы являемся единственной компанией, осуществляющей восхождения на вершину Эльбрус через Западное плечо. Поэтому в сложившейся ситуации мы переориентировали наших клиентов на восхождение на Эльбрус с Севера (по пути первовосходителей в 1829 году) и с Запада.

Предлагаем им и путешествия в Домбае, Узунколе, Безенги, восхождения на Казбек и другие пятитысячники Кавказа.

— Что сейчас (июнь 2011г.) делают местные жители, связанные со сферой летнего туризма?

— Думаю, я не ошибусь, если скажу, что основное занятие местных жителей – ожидание…Информации, перспектив, будущего. С надеждой мы наблюдаем за продолжающимися работами по ремонту второй очереди канатной дороги — сейчас, пока еще лежит снег, с помощью ратраков тянут кабель. С надеждой ждем информации от официальных властей о возможном открытии Приэльбрусья для туристов и гостей региона.

С надеждой ждем возвращения мирной жизни… Анализируем свою работу, плюсы и минусы, планируем, что можно сделать для улучшения обслуживания, изучаем опыт коллег. Отсутствие туристов показало, насколько жизнь Приэльбрусья зависит от туризма. Полагаю, и в качестве обслуживания туристов произойдут значительные перемены к лучшему.

Думаю, это уже прочувствовали в марте-апреле те немногочисленные туристы, которые все-таки приезжали в Приэльбрусье, несмотря на режим КТО – их берегли, к ним относились трепетно и с любовью. Последние пару лет, несмотря на привычную инфляцию в стране, цены на проживание в гостиницах, абонементы на канатные дороги практически не повышалась, а я ряде случаев и снижалась.

— Каковы планы и перспективы? Нам, жителям Москвы и других городов России, ждать зимнего сезона в 2011-2012г.г.?

— Очень хотелось бы в это верить. Кроме горнолыжников – гостей зимнего сезона, ежегодно несколько тысяч иностранных туристов приезжало летом на Эльбрус. И в этом году закрытие региона на летний сезон нарушило планы многих альпинистов, приезжающих на Кавказ с целью совершить восхождение на высочайшую вершину Европы – Эльбрус, по программе «7 вершин».

В этом мае российско-швейцарским обществом при поддержке компаний «Альпиндустрия» и «Альпин Трэвел» была запланирована экспедиция по установке на вершине Эльбруса памятного знака «Top of Europe». По известным причинам, она не состоялась. И все же альпинисты всего мира с нетерпением ждут открытия Приэльбрусья. Сейчас в своих письмах они выражают сочувствие Приэльбрусью, пострадавшему от террористической деятельности людям, и выражают надежду, что очень скоро известные своим гостеприимством кавказские горы вновь примут своих гостей. Наши туристы нам по-прежнему доверяют.

Ремонтные работы на канатной дороге, восстановление законопорядка в Приэльбрусье, реформация силовых структур, направленная на стабилизацию обстановки в регионе – все это позволяет надеяться, что к зимнему сезону 2012 года Приэльбрусье заработает как раньше. Хотя, безусловно, его репутации нанесен мощный удар, на преодоление которого уйдет немало времени и сил.

Решительные действия силовиков в Приэльбрусье и успешно проведенным ими операции по ликвидации бандитского подполья позволяют нам надеяться на скорейшее восстановление спокойствия в Приэльбрусье, которое вновь распахнет свои двери навстречу гостям!…

Александр Федоровский, управляющая компания отеля «БАЛКАРИЯ»
Ситуация не простая. Дороги перекрыты. Подъёмники не работают. Туристов\альпинистов не пускают. Отели простаивают. Те, кто получают зарплату от государства – лишились только подработки. Остальным есть нечего. Что делать не знают. Когда это кончится – не говорят. Еще несколько месяцев и турбизнеса в Приэльбрусье вообще не останется. У нас отель стоит законсервированный. Только дежурный и охрана. Одни убытки.

Белецкая Ирина, Джет Тревел, Директор департамента по внутреннему туризму — как режим сказался на вас, вашей фирме, окружающих вас людях.

К сожалению, террористический инцендент с туристами и произошедшие затем другие печальные события, закончившиеся введением режима КТО очень негативно сказались на зимнем сезоне 2011 года в горах Кавказа. Хочется сказать, что до этих событий были очень хорошие продажи новогодних туров и январских заездов, гораздо лучшие, чем в предыдущие годы. Затем произошли эти печальные события и резкий спад всей туристической деятельности во всем кавказском регионе. Сначала пострадало Приэльбрусье, и затем плавно все это отразилось на продаже путевок на Домбай (снизился поток туристов и на гостиницы Домбая). Люди, слушая о событиях в Приэльбрусье, переносили весь негатив и на весь Кавказский регион.

Продажи резко сошли на «нет»!

— какие планы и перспективы? Нам, жителям Москвы и др. городов России, ждать зимнего сезона в 2011-2012г.г.?

С одной стороны ожидания непонятные и тревожные. Но с другой стороны живет огромная надежда, что потери предыдущего сезона были не зря, и наконец-то на наших прекрасных курортах воцарится мир и любовь к туристам. Думаю, что мероприятия КТО сделали безопасным не только пребывание туристов на курортах Приэльбрусье и Домбай, но и сделали безопасным дорогу к ним и навели порядок по доставке туристов из аэропорта до гостиниц.

Еще хочется сказать, что было бы неплохо, если бы наши власти помогали не только закрывать курорты, но и открывать их. Необходима дополнительная пропаганда СМИ о безопасности наших курортов, их красоте, о сервисе, который не хуже чем на западе, о прекрасной кухне и, конечно же, об огромном Кавказском гостеприимстве. Чтобы наши туристы были уверены, что они не просто гости – а дорогие гости, и им всегда рады, и им всегда комфортно на наших курортах, и они будут готовы возвращаться на Кавказ вновь и вновь. Без помощи правительства РФ и СМИ это будет трудно сделать. Надеемся, что наше правительство повернется лицом к нашим любимым курортам и сезон пройдет на «УРРРА»!!!

Материал с сайта skiexpo.ru

Новости из Приэльбрусья

Теги: ,


На Чегете на парнокресельной канатке установили турникеты и продают современные невозвратные скипасы для автоматизированного прохода. Систему запустили в 20-х числах ноября, подняв цену на абонемент с 800 до 1000 рублей за день катания.

Цены на НГ (с 29 дек) — 1200 руб за однодневный скипасс.

Появилась регрессивная шкала — чем на большее кол-во дней покупаешь, тем дешевле стоимость абонемента в расчете на день. Правда, при 6 днях экономия составляет всего 500 руб за все дни).

Пограничники на югах пытались иметь нас, рассказывая про погранзону в лесу на тракторной дороге. Предупреждающие таблички стоят на дальних концах дороги (над «БТР»;) и нижнем дальнем конце дороге при выкате с югов (там, куда вылетаешь после спуска по реке Донгуз-Орун).

Пропуск на весь сезон в погранзону можно сделать бесплатно, достаточно написать заявление (бланки дают) и оставить его в любое время у дежурного на заставе. Получать вроде бы можно через неделю. Поскольку это неудобно, можно заказать пропуск заранее — из Москвы, через компанию «Альпиндустрия», стоимость оформления составляет 200 рублей. по приезде сразу же получаешь его на заставе.

Черное и белое…

Теги: , , , , , , ,


…или Главный Кавказский Хребет как граница зоны «рискованного горнолыжного земледелия»

К Северу от ГКХ

Осень прошлого года. Одна из ведущих мировых компаний, которая проектирует горнолыжные центры, получила заказ на разработку проекта развития Домбая. Заключен договор, работы были начаты… и приостановлены после того, как специалисты этой компании затратили более пятидесяти тысяч долларов, но другой оплаты, кроме обильных кавказских застолий и витиеватых тостов так и не получили — денег по договору переведено не было. Особенность национального менталитета?

Новая канатка, строительство которой ведется в Приэльбрусье. Начать, пожалуй, надо с того, что из первой порции денег, выделенных на проект и строительство пару лет назад, до назначения дошло 80%. Пятая часть попросту растворилась где-то по дороге. Второе, что необходимо отметить – строительство ведется на федеральные деньги, выделяемые в рамках федеральной программы «Юг России». Это значит, что выделяют эти деньги не хозяин, то есть совсем не те люди, которые их зарабатывали (то есть налогоплательщики, или мы с вами). А прибыль от вложения этих денег будут получать какие-то другие люди, а совсем даже не те, которые их, эти деньги, выделяют.

Сложное построение? Попытаюсь пояснить свою мысль: деньги – государственные, а когда канатка заработает, прибыль государству вряд — ли достанется. Дай Бог, чтобы денег от продажи билетов через кассу (надеюсь, пояснять никому и ничего не нужно, все знают, каков процент сейчас утекает мимо?) хватило на возврат средств, выделенных на строительство, хотя бы в течении десяти лет… Ведь основная прибыль, которую получает курорт – совсем не от эксплуатации канатной дороги, а от прокатов, магазинов, ресторанов, баров, гостиниц – а это все, как и прежде, остается в руках у частных лиц, которые в строительство подъемника не вложили ни копейки. Зато быстренько использовать новый подъемник для своего частного благоденствия желающих набежит масса – в этом можно не сомневаться. Третье – местное население, которое использует любую возможность для того, чтобы быстро построить частную гостиницу на поляне у подножия Чегета, отказалось от полномасштабного строительства современного курорта в Терсколе, поскольку такое строительство, помимо организации колоссального количества рабочих мест и развития всей инфраструктуры края изменит привычный уклад их жизни. Другими словами, они отказались от другого будущего для своих детей. Ну и заодно — для нас.

Москва, метро «Рижская»… Сентябрь, первое, Северная Осетия, Беслан… Скажете, это было далеко от Кавказа? И снега еще не было: зима не наступила? Что ж, перейдем к зиме.

На Северном Кавказе она и в этом сезоне выдалась урожайной на всякие неприятности. В декабре в Назрани с применением боевой техники штурмовали дом, в котором держали оборону несколько боевиков. В начале января в Махачкале и Каспийске прошли аналогичные спецоперации, причем силовые структуры понесли потери — погибли командир дагестанского СОБРа и один из сотрудников легендарной «Альфы». Естественно, жилой дом в Махачкале был полностью разрушен.

Немногим позже штурм жилого дома произошел в Нальчике, уже гораздо ближе к горнолыжным регионам. Боевики террористической группировки, которые находились в этом доме, были уничтожены. А еще несколько дней спустя в Дагестане был убит замминистра внутренних дел республики Магомед Омаров. По некоторым предположениям, это была месть боевиков за операции в Каспийске и Махачкале. В феврале – снова в Нальчике – еще один штурм спецназом жилого дома, где «…уничтожена террористическая группа, готовившая серию террористических актов на Юге России…». Местные и федеральные силовые структуры сменили тактику – вместо поисков кого-то где-то в горах, небольшие бандгруппы расстреливаются спецподразделениями «на теплых квартирах», гораздо ближе к любителям Цея, Домбая и Чегета. Фактически, как бы это не называлось, сразу в нескольких городах Северного Кавказа проходят боевые действия, причем кое-где периодически. Похоже, чеченский конфликт «выходит из берегов» и постепенно расползается на соседние регионы.

Очередная журналистская «пугалка», призванная остановить тех, кто несмотря ни на что, собирается ехать на Кавказ? Надеюсь, не все читающие этот материал сочтут его за очередную «античегетскую стряпню». Да и март — конец сезона, не время для «антикавказских статей».

Когда какие-то проблемы возникают у туристов в Приэльбрусье, всегда можно услышать отговорку, которую используют местные власти, милиция или просто жители. «…Это снизу молодые ребята приехали, это не наши…» Как будто избитому или обкраденному туристу от этого легче! Молодежи везде много, но далеко не везде она так себя ведет. Однако Кавказ есть Кавказ, и особенности региона накладывают свой отпечаток и на взаимоотношения с туристами, и на гораздо более серьезные вещи — на подпитку молодыми кадрами «незаконных вооруженных формирований исламского толка».

Сейчас средний возраст участников террористических группировок не превышает 25—30 лет. При этом их ряды активно пополняются и еще более молодыми «кадрами», родившимися в начале, а то и в середине 80-х. И это – не ваххабизм. Просто на Северном Кавказе выросло новое поколение. Новое не только по возрасту, но и по сознанию. В этом сознании у некоторой части молодых людей совсем нет места чувству уважения к гостям из России, которые привозят деньги. Ведь баранов, с которых стригут шерсть, необязательно уважать. Зато в сознании определенного числа молодых людей нашлось место чувству причастности к мировой исламской общине, особенно теплое благодаря деньгам, приходящим из-за рубежа, приезжающим из исламских государств «братьям по вере» и возможности безнаказанно и беспрепятственно перебираться в случае необходимости в недалекую Грузию. И это чувство усиливается благодаря тому, что на территории остальной России молодые выходцы с Кавказа ощущают себя, мягко говоря, не совсем уютно не только благодаря постоянному повышенному вниманию нашей милиции, но и косым взглядам россиян.

Как можно видеть по всем событиям, связанным с терроризмом, начиная хотя бы с первого сентября прошлого года в Северной Осетии (совсем не мусульманской, кстати говоря, республике), едва ли кавказская молодежь будет, по «горской традиции» прислушиваться к мнению своих отцов и других «уважаемых людей». И это утверждение касается не только терроризма. Убийство бармена в гостинице Чегет своим младшим родственником (пусть дальним) этой зимой и непрекращающееся воровство в номерах гостиниц, охраняемых одетыми в форму местными жителями, сидящими неподалеку в холле – яркое тому подтверждение. А ведь «уважаемые люди» прекрасно понимают, что туристы в их регионы везут деньги, и им должно быть комфортно во время отдыха. Понимают и… по большому счету, на ситуацию всерьез повлиять не могут. Меры принимаются «после того, как»: приносятся извинения, организуется розыск похищенного, обидчиков… Но не думаю, чтобы кому-то было комфортно расслабляться в баре, где недавно было совершено убийство, да еще знакомого бармена, или оставлять дорогостоящие вещи в гостинице, где номера периодически страдают от набегов «приезжей молодежи из Нальчика»…
Но вернемся к возможному терроризму. Многие представители террористических группировок — городские жители, на которых старшее поколение при всем желании не в состоянии оказать особого влияния. Считаете, что Чечня далеко от Чегета и Домбая и дотуда «не долетит»? Далеко. Но не дальше, чем от Москвы. Чеченцы? Сами знаете – не только. Вот лишь некоторые факты: нашумевшее в центральной прессе «мусульманское сообщество No3», бывший лидер которого — Гочияев, обвиняется в организации взрывов на Каширском шоссе и улице Гурьянова в Москве, базировалось в Карачаевске. Рудничный город Тырныауз в Кабардино-Балкарии, где, кстати, несколько лет назад был убит православный священник, стал одним из мест вербовки добровольцев в отряд полевого командира Руслана Гелаева. А Карачаевск и Тырныауз гораздо ближе к Домбаю и Приэльбрусью, чем даже дважды простреленный в эту зиму Нальчик…

Не надо забывать и такую «мелочь», что кавказская молодежь пытается найти себе место под солнцем в регионе, где царит бедность, а все мало-мальски доходные сферы деятельности давно и прочно «схвачены» людьми поудачливее и постарше, как правило, связанными с местными администрациями. Лозунги радикальных исламистов, включающие в себя борьбу с коррупцией и подкрепленные материальной помощью из-за рубежа, делаются в этой ситуации особенно привлекательными.

Так что есть поводы думать, что в придачу к сепаратизму в Чечне, терроризму в Дагестане, Ингушетии, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии и «особенностям национального менталитета» в самих Домбае и Приэльбрусье в ближайшие годы мы можем получить резкий всплеск экстремизма в сочетании с конфликтами между сторонниками разных «версий» ислама в соседних регионах.

Видимо, все эти факторы не сбрасывают со счетов те компании, которые принимают решения о вложении денег и строительстве новых подъемников. Один из известных Российских специалистов, анализирующих возможности строительства новых развитых курортов на Северном Кавказе, сказал, что «… при текущей ситуации вкладывать деньги в строительство и развитие курортов в этих регионах могут только люди с очень сильно развитым чувством юмора»…

И к югу от ГКХ

Курорт пока один — Красная Поляна. Но похоже, в ближайшие годы ситуация будет меняться, и кардинально. Сегодня на «горнолыжке» работает пять очередей кресельных подъемников и буксировочный, обслуживающий удобный, комфортный и широкий склон для начинающих в нижней части «третьей». Как правило, очередь на канатку «Альпики-Сервис» — редкость. Разве что утром в праздники, когда погода хорошая, у кассы и на «первую» беда, да в дни после снегопада на «четвертую» хвост из райдеров выстраивается – сюда многие из Москвы или Питера срываются, узнав о том, что выпал свежий снег…

«Третью очередь» сильно разгружает новая канатка «Родниковая» с мягкими креслами и движущейся дорожкой, которую запускают в пиковые моменты. Тем, кто давно не бывал в этих краях, бросится в глаза не только новый подъемник или явные признаки строительства правее «второй», если смотреть снизу, еще одного подъемника – работы ведутся и зимой. Заметно изменился профиль трасс, перепланированы короткие крутые участки, благодаря этому на трассе исчезли бугры и леденистые проплешины. Теперь карвер-эксперт на хороших лыжах может без остановки на максимальной скорости пройти «третью», а потом, после короткого перерыва, и «вторую».

Любители скоростного карвинга чувствуют себя на трассах, которые еженощно выглаживаются ратраками, не менее комфортно, чем на склонах курортов Европы. Неинтересно карвить, нам бы райду, да покруче? Для любителей неподготовленных склонов на «четвертой» такие широкие возможности, что мало не покажется. Причем больше я пока нигде в России не видел систему борьбы с лавинами при помощи дистанционно управляемых газовых пушек «Газэкс». В самой верхней части склонов «четвертой» эта система и установлена, вызывая недоумение своим видом… А в ресторанах и на подъемниках теперь не редкость гости из-за рубежа, причем прилетают и из-за океана. Экзотики ищут. Вертолет в одиночку уже не справляется с потоком желающих провести день на тех склонах, где никто еще не оставил свой след: даже в будние дни число желающих покататься «где надо» переваливает за полсотни человек. В культовом баре всех райдеров – «Мюнхе», как его называют, по вечерам не протолкнуться. И в поселках изменения: отели, комплексы апартаментов, развлекательные комплексы, в которых проходят концерты. Пейзаж сильно оживился благодаря массе новых коттеджей, построенных на совесть, красивых, отделанных деревом, обнесенных добротными кирпичными заборами – владельцы гостиниц заботятся о своих постояльцах, несмотря на то, что…

…Террористов поблизости от района Сочи или Красной Поляны не замечали. Население – русские и греки, как известно – далеки от ислама. Может быть, это одна из причин того, что после нескольких лет колебаний холдинг «Интеррос» все-таки объявил о своем намерении вложить при участии других, пока не называемых инвесторов, $140 млн. в создание горнолыжного курорта «Роза Хутор» на Красной Поляне – в феврале в Москве прошла презентация этого проекта. На то, чтобы превратить Красную Поляну в курорт мирового уровня, нужно, по данным Минэкономразвития, $1,5 млрд. Эти деньги государство уже несколько лет пытается собрать по частным инвесторам. «Интеррос», который пожелал участвовать в проекте одним из первых, четыре года назад от Красной Поляны отказался. Теперь, когда местные власти уже провели газ, запустили электростанцию, а осенью этого года должна открыться новая дорога — туннель в горах, который позволит резко сократить время в пути от Сочи до Красной Поляны, проект возобновлен. Этот туннель, спрямляющий дорогу между собственно Сочи и Красной Поляной, вот-вот закончат – и дорога, сейчас занимающая сейчас около часа, станет еще короче. Но главное — ей не будут страшны камнепады или снежные завалы, которые сейчас пока еще могут отрезать Красную Поляну от остального человечества, или дожди, из-за которых жалкий ручеек вдруг превращается в бурную реку и напрочь размывает участок дороги.

Некоторые считают, что «Интеррос» вместе с другими частными инвесторами должен был развивать весь регион (то есть, строить тот самый туннель) на свои деньги, не привлекая государственные средства. Потанин с ними не соглашается. «Ни один мировой горнолыжный курорт не строился на пустом месте. И нигде необходимая инфраструктура не создавалась за счет частных инвесторов», — говорит он. Вот почему окупаемость «Розы Хутора» проблематична, а ее сроки пока «никак не просчитываются». Потанин утверждает, что затратной не будет только эксплуатация курорта, а вот его строительство требует громадных трат.

На самом деле, если учесть, что проект такого уровня – первый в России, а Красная Поляна – место вообще уникальное, можно, на мой горнолыжный взгляд, пойти навстречу г-ну Потанину. И в вопросах освобождения оборудования от НДС, и по поводу послабления в арендной плате за землю на время строительства курорта, льготных государственных долгосрочных кредитов, освобождения оборудования от таможенных пошлин – ведь делается это все во многих других случаях! Не говоря уже о том, что в развитых в горнолыжном отношении странах и специальные банковские программы есть, и чиновники взяток не берут, и ратраки-подъемники-прокаты-системы контроля за работой курорта не облагаются таможенными пошлинами, и множество других «положительных плюсов», которыми может воспользоваться инвестор. Но все это при существующем законодательстве нереально, а работа по разработке «закона о горах» пока движется черепашьими темпами.

Но вернемся к проекту. Реально «Роза Хутор» будет вполне массовым и одним из самых крупных горнолыжных курортов в стране. Общая протяженность трасс здесь составит 55 км, 15 подъемников смогут ежедневно пропускать 9,5 тыс. человек. Правда, все это великолепие заработает еще не скоро: в общей сложности проект рассчитан как минимум на 10 лет.

Первая очередь может быть запущена примерно в декабре 2007 года, а дальше, по выражению Потанина, «как пойдет». Вызывает удивление та деталь, что строить гостиницы на курорте «Интеррос» не будет. Заложенная компанией инфраструктура курорта предполагает наличие оборудованных трасс, лыжных школ, пунктов проката снаряжения, а также кафе и ресторанов. Самостоятельно развивать прочий необходимый туристам бизнес «Интеррос» не собирается, отдавая его на откуп другим предпринимателям. А ведь на самом деле повсюду в мире горнолыжные комплексы считаются одними из самых рентабельных в туриндустрии только в комплексе, включающем в себя и гостиницы, и массу других сопутствующих услуг.

Это учтено в проекте курорта «Карусель», который строит по соседству ОАО «Красная Поляна» в паре с компанией «Юмако». «Роза Хутор» находится на северо-восточном склоне Аибгского хребта, а «Юмако» — на северо-западном. Разделяет их только уже работающая четырнадцатикилометровая трасса с подъемниками, принадлежащая компании «Альпика-сервис». «Карусель» будет больше «Розы Хутора»: здесь должно быть 70 км трасс и 20 подъемников с пропускной способностью 12 тыс. человек в день. Проект также рассчитан на 10 лет, и вкладывают в него вдвое больше — около 350 млн. евро.

Реализация «Карусели» началась в октябре прошлого года. Первый этап (6-километровая трасса, один большой подъемник и несколько маленьких кафе, прокаты оборудования), рассчитанный на 2 года, стоит 35 млн. евро. И эти деньги инвесторы рассчитывают вернуть полностью.

По словам представителей «Юмако», срок окупаемости составляет, по расчетам, 5,5 лет с момента начала инвестирования. Но это если компания будет заниматься только горнолыжной инфраструктурой. Но ведь тем, кто занимается «большим» горнолыжным бизнесом, хорошо известно, что прибыль от подъемников может находиться далеко не на первом месте по своему объему – при грамотной организации работы курорта рестораны, прокат снаряжения и отели намного более прибыльные отрасли горнолыжного бизнеса. ОАО «Красная Поляна» собирается получать прибыль именно за счет 1000 номеров в апартаментах, 3000 в гостиницах и 500 коттеджей, запланированных проектом. Вдобавок, недвижимость, учтенная в проекте, позволит сократить сроки окупаемости как минимум на полтора года — в зависимости от того, как пойдут продажи. Ведь сейчас цены на землю в Красной Поляне непрерывно растут…

А что по поводу цен на ски-пассы? Они тоже «не спят». Сейчас дневной ски-пасс на единственную работающую сейчас на Красной Поляне цепочку из шести подъемников «Альпики-Сервис» стоит уже 750 — 800 руб (будни-выходные). «Интеррос» за свои ски-пассы собирается брать 450 – 600 рублей. В «Карусели» цены будут немного выше — порядка 800 рублей. Это планы, существующие на настоящий момент. Что изменится к моменту завершения строительства, пока никто предсказать не может. Разве что гадалка…

Не только гадалкам, но и некоторым другим людям повезло родиться обладателем некоего необъяснимого коммерческого чутья. И вот эти некоторые быстрее всех сообразили, что к чему – и пока остальные обзаводились недвижимостью в далеких краях типа Лазурного берега или Кипра, эти поспешили что-то купить в тогда еще полузабытом Сочи, а некоторые — и в окрестностях. Вот, например, еще года четыре назад сотка земли в Красной Поляне стоила около пятисот долларов – а сейчас меньше чем за пять тысяч ту же сотку в этой же Красной Поляне уже и не найдешь. Впрочем, даже за пять тысяч уже тоже не очень-то найдешь – может, разве что у самого нижнего края поселка, в районе озера. А в центре поселка уже семь, десять…Участки, которые продаются в расположенном выше поселке Эсто-Садок, стоят уже по тринадцать тысяч долларов за сотку. А вплотную к «горнолыжке» — и по восемнадцать. А поскольку здесь горы, то свободная земля, годная для того, чтобы на ней что-нибудь построить, скоро станет большой редкостью. Поэтому сейчас сказать, сколько же будет стоить краснополянская сотка лет через пять, могут разве что уже упомянутые цыганки-гадалки. А специалисты по продаже недвижимости уверяют: цена будет продолжать расти.

Опять же – пока президент любит горные лыжи, все остальные разумные люди из числа власть и деньги имущих тоже будут любить горные лыжи. И, соответственно, захотят приехать именно сюда – не на Чегет — же, в самом деле, им ехать – там же, не ровен час, упасть можно… Отели класса люкс и апартаменты уже вовсю строятся для всех желающих – и в поселках, и рядом, а для президента и его окружения — на специальном месте, которое хорошо видно с кресельных дорог «Альпики-Сервис» — пока еще серые здания с зелеными крышами, расположенные в километре-другом от дороги, соединяющей Красную Поляну и Эсто Садок.

В некоем не совсем определенном, но обозримом будущем будет открыт новый международный аэропорт – на самом деле, он в некоторой степени построен много лет назад, но тогда, разумеется, на то, чтобы довести дело до конца, денег не хватило. За последние пять лет он изменился – появились современные конструкции из зеркального стекла и металла, ведутся работы. И рано или поздно новый аэропорт все-таки достроят – и тогда до Красной Поляны прилетевшим станет еще ближе. Ненамного – буквально на пару километров, но все же ближе. А если еще и на «вертушке»…

Закрыл глаза – и увидел сон, а в нем – некоего москвича-горнолыжника, купившего апартаменты или дом в Красной Поляне: отработав трудовую неделю, он покупает билет выходного дня (некоторые авиакомпании уже предлагают такую услугу) и в пятницу вечером вылетает из промозглой столицы в Сочи, даже не заезжая домой. От Павелецкого вокзала – фактически, из центра, до аэропорта сейчас сорок минут. Еще два часа – и он приземлился, багаж ждать не нужно – его нет. Еще час, или меньше – и он у себя дома в Красной Поляне, дышит воздухом, официально считающимся эталонным. Потом этот счастливый москвич ужинает – например, свежей форелью, которую в некоторых ресторанах он при желании может сам и поймать, и, забыв обо всех проблемах, отправляется спать, положив утомленную рабочей неделей голову на подушку, набитую душистым можжевельником. Говорят, очень помогает от головной боли и дурных мыслей. Главное – не переусердствовать за ужином с местным вином, которое за последние годы сильно проиграло в качестве – сейчас его даже в нужный «Изабельский» цвет красят какой-то химией…

А потом, проснувшись утром, этот самый товарищ из моего сна посмотрит из окна… ну, хотя бы из окна апартаментов «Катерина-Альпик», которые пока еще только строятся, но к осени все здесь будет завершено. Странным образом даже стройплощадка, в которой нет ничего особо живописного, не портит вида – а когда здесь достроят апарт-комплекс, с подземным гаражом, желтый с синей крышей, окруженный заснеженными вершинами… Правда, апартаменты площадью от 50 до 265 кв. м. стоят около 3000 Евро за квадратный метр… Блин, а вот на этом месте просыпаться-то мне и расхотелось…

При подготовке статьи использованы материалы сайтов интернет

P.S. Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что краски в этом материале сгущены. Но ведь и название материала «черное и белое», а не «разные оттенки серого». И еще одна картинка: в летом 2005 года создано две бригады войск спецназначения, одна из которых будет расквартирована в Дагестане, а вторая — в Карачаево-Черкессии…

Георгий Дубенецкий

Приэльбрусье. Перспективы развития

Теги: , , , , , , , , , , ,


Эльбрус

Эльбрус

Приэльбрусье. Этот регион – одна из жемчужин Кавказа, и когда-то попасть сюда в марте было практически невыполнимой задачей. Получить номер в отеле можно было, только обладая мощнейшими «связями». Сейчас даже в пиковые дни найти места, по крайней мере, в небольших отелях, не проблема. Пока что пиковые нагрузки новой канатки, построенной на Эльбрусе, около 3000 человек в день, да и то только во время новогодних каникул. А ведь этот подъемник может поднимать до 2400 человек в час! Но этих людей пока нет. Дело в том, что в последние годы этот курорт оставался востребованным только теми, кто давно знает и любит эти места: фанатами, которые едут сюда с Европейской территории России и реже – ближнего зарубежья. Причина – недостаточный уровень сервиса и отсутствие выбора подготовленных трасс.

В обозримом будущем Приэльбрусье может кардинально измениться. Республиканским правительством разработана основа стратегии развития региона до 2022 года, Приэльбрусье – один из приоритетов развития всего Юга России, включенный в федеральную целевую программу.

По данным ОАО «Эльбрустурист», сейчас все гостиницы Приэльбрусья вместе с частным сектором могут разместить одновременно около 4300 отдыхающих. Однако в ближайшие два-три года цифру планируется утроить — до 12,5 тысяч. За последние несколько лет здесь выросли новые гостиницы, строится еще несколько, а с пуском новых канатных дорог гостиничный сектор, естественно, будет развиваться еще более интенсивно. «От желающих построить что-нибудь в Приэльбрусье отбоя нет уже сегодня. Основным ограничителем является отсутствие выделенных земельных участков. Все, что там есть сейчас — построено стихийно. Но правительство республики убеждено, что развивать эту территорию нужно планово. Все, что будет строиться теперь, будет полностью соответствовать единой концепции и действующему законодательству», — объясняет глава республиканского Минэкономики Алий Мусуков.

Концепцию развития горнолыжных курортов в Приэльбрусье по заказу правительства Кабардино-Балкарии разработала российская компания «Горимпекс», которая тесно сотрудничает с французскими специалистами из компании Agence de Nege.
В концепции обозначены наиболее привлекательные участки для строительства канатных дорог, гостиничных комплексов, зоны развития различных видов туризма. В общей сложности на склонах Эльбруса и в непосредственной близости от этого гиганта, на площади более 500 кв. км предполагается создать четыре курортных сектора – «Эльбрус», «Чиперазау», «Чегет» и «Юсеньги», одновременно здесь сможет кататься 33 тысячи человек. Здесь планируется проложить 62 горнолыжные трассы (общая протяженность — 108 км) и построить 32 канатные дороги разного типа протяженностью 54 км, способные поднимать 67 тысяч человек в час.

На Эльбрусе в дополнение к старой канатке, с которой постоянно случаются какие-то неприятности, несколько лет назад пущена первая очередь новой канатной дороги гондольного типа «Азау— Старый Кругозор», поднимающей 2400 человек в час. Уже к началу зимы 2008-2009 года планировалось запустить вторую очередь дороги — «Старый Кругозор—Мир», и начать третью — «Мир—Гарабаши». Всего здесь планируется построить 5 канатных дорог (4 гондольных и одна кресельная) и 2 буксировочных парных подъемника с пропускной способностью 13400 человек в час. Будет проложено 11 трасс общей протяженностью 24,14 км, рассчитанные на 2725 человек в час и построен жилой сектор на 3240 туристов. Объем инвестиций — 160,7 млн евро, срок окупаемости — 163 месяца.

В непосредственной близости от этого, наиболее освоенного в настоящее время сектора, планируется создание и еще одного — проекта «Чиперазау». Здесь проектировщики видят 7 канатных дорог разного типа мощностью 13500 человек в час, 15 горнолыжных трас протяженностью 23,21 км, гостиницы и турбазы на 3375 отдыхающих. Стоимость проекта –140,4 млн евро, окупаемость — 157 месяцев.

Не забыт и Чегет. На склонах (в основном Южных) нашлось место для 9 канатных дорог разного типа (гондольные, кресельные, маятниковая) общей пропускной способностью 19500 человек в час. Помимо внетрассовых просторов, которые привлекают множество любителей адреналина, планируется проложить 17 горнолыжных трасс различной степени сложности протяженностью 24,95 км. Жилой сектор — гостиницы и турбазы — на 2970 мест. Сумма инвестиций в проект — 195,4 млн евро, срок окупаемости — 180 месяцев.

Совершенно отдельный проект — создание комплекса «Джилы-Су» на северо-восточном склоне Эльбруса. Эти места уже давно притягивают взгляды проектировщиков: снег там лежит почти круглый год, поселки отсутствуют, здесь же источники издавна известных минеральных вод Джилы-Су, так что именно в этой неосвоенной зоне абсолютно реально построить круглогодичный курорт, и этот аспект является очень привлекательным в глазах иностранных инвесторов. А если учесть, что дорога сюда будет идти прямо из региона Кавминвод с десятками тысяч мест для отдыхающих, становится понятным интерес к этому региону. Осваивать эту территорию предстоит практически с нуля — до сих пор там никто ничего не строил. В этом, впрочем, есть особая привлекательность для инвестора: можно использовать любые формы и технологии, воплощать самые смелые идеи. Проект освоения северо-восточного склона горы готова реализовать компания «Интеррос», с которой уже подписаны соответствующие соглашения. Планируемая протяженность трасс здесь составляет 200 км, обслуживать их будут 17 канатных дорог. На первом этапе развития курорт сможет принимать одновременно до 10 тысяч человек. Объем инвестиций — 1848 млн евро, окупаемость — 81 месяц.

Чтобы завершить перечисление всего того, на что потенциально способно Приэльбрусье, нужно упомянуть и проект «Юсеньги» — 4 гондольных и 5 кресельных подъемников пропускной способностью 20600 человек в час, 19 горнолыжных трасс длиной в 35,9 км. Жилой сектор — 3915 мест. Инвестиции в проект — 197,56 млн евро, срок окупаемости — 175 месяцев.

Государственные инвестиции на строительство современной инфраструктуры Приэльбрусья по федеральной целевой программе «Юг России» составляют 5 млрд рублей. Финансирование начинается уже в этом году: за счет федеральных средств предполагается реализовать проекты строительства автомобильных дорог к будущим основным курортным зонам, в том числе автотрассы от Кавминвод до Джилы-Су, которую планируется построить за три-четыре года. На очереди начало строительства международного аэропорта и железной дороги, которые откроют возможности для развития курортов этого региона. «Потенциал Приэльбрусья настолько велик, даже сейчас мы лишь на уровне общей концепции можем себе представить все, что здесь возможно сделать! Сейчас мы говорим о проекте, рассчитанном на одновременное пребывание здесь 35 тысяч туристов. А со строительством нового аэропорта и новых дорог возможна реализация проектов и на 60 тысяч человек!» — говорит генеральный директор ОАО «Эльбрустурист» Азрет Сабанчиев.

Изменения, происходящие здесь в последние годы, трудно не заметить. И вместе со всеми фанатами этих красивейших мест искренне надеемся, что совсем скоро мы сможем увидеть обновленное Приэльбрусье с современным сервисом и скоростными канатными дорогами.

Эдуард Успенский

Теги: , , , , , , ,


«…Просто надо все хорошо организовать…»

Эдуард Успенский

Эдуард Успенский

Эдуард Николаевич Успенский – известный писатель, который придумал Чебурашку и Кота Матроскина. Добрый человек, в доме которого живут четыре попугая, пара кошек, собака, ворон, сычик и рыбки. Автор и многолетний бессменный ведущий теле- и радиопередачи «В нашу гавань заходили корабли». И… наш коллега по увлечению горными лыжами.

Как получилось, что вы стали заниматься горными лыжами?

Все началось с того, что все больше и больше моих друзей увлекалось этим видом спорта. Он ведь только на первый взгляд кажется опасным и рискованным, а на самом деле и дети с большим удовольствием носятся по склонам, и люди «в годах» на горных лыжах себя спокойно чувствуют. Вот это сочетание большой скорости и жутких высот с одной стороны, и безопасности с другой – оно и привлекает. И один раз, когда наши друзья собрались в Куршевель, они нас взяли с собой. И оказалось, что самое трудное – ходить в этих тяжелых ботинках. А дальше все легко и интересно. Ну а раз уж встал на эту дорожку – то тю-тю… Костюм стоит больших денег, лыжи стоят больших денег, и поэтому жалко будет, если все это будет просто пылиться (смеется).

А давно вы заболели лыжами?

Да нет, буквально два года назад.

Вы встали на лыжи во Франции, а познакомились мы с вами в Приэльбрусье. В чем, на ваш взгляд, разница между их и нашими горами?

Разница колоссальная. Во Франции все отлажено буквально до миллиметра. Ты выходишь из номера, спускаешься в лифте, выходишь из отеля – и до ближайшего подъемника пятьдесят или сто метров. После катания, когда ты с горы съезжаешь, то просто подъезжаешь на лыжах прямо к дверям отеля. В этом смысле очень удобно. Но плохо то, что полное разъединение, каждый сам по себе. Группа французов, группа немцев, группа русских… Довольно скучно: маленькие городки, нет больших кинотеатров, нет каких-то культурных событий, нет картинных галерей, больших музеев. То есть при повышенном комфорте повышенная скучность. Выход из которой – или игра в карты в семейном кругу, или нужно ехать большой компанией и что-то такое придумывать самим.

А вот на Чегете, я бы сказал, условия очень плохие. Номера сиротские какие-то, на подъемниках много народа стоит, причем стоит две очереди – одна как бы утвержденная начальством, вторая из людей, которые едут по-настоящему. И эта вторая тоже делится на две части: одни люди с билетами, другие с деньгами. С одной стороны – вроде все родное и близкое, с другой – несколько раздражает. Хоть я и проходил по «начальнической» линии, но чувствовал при этом себя не совсем уютно. Но сюда привлекает атмосфера: все свои, приехали люди не пьянствовать, а кататься на лыжах, проводятся всякие фестивали, конкурсы, соревнования. Ты себя не чувствуешь дураком, как в обычном доме отдыха, где: «…встаньте в круг, сделаем два притопа три прихлопа…» И весело, и все происходит на достаточно интеллигентном уровне. Помимо того, ты здесь заводишь и хорошие знакомства, как деловые, так и дружеские, и, очевидно, любовные. Поэтому, если выбирать – то я буду, наверное, склоняться к плохим условиям Чегета.

А что еще вам понравилось на Чегете?

Все, что касается еды – там столько маленьких ресторанчиков и кафешечек, и еда совершенно великолепная: все эти хичины, чанахи, шашлыки. Вино всегда есть, и глинтвейн – совершенно прекрасный напиток, успокаивающий жен: он вроде бы и алкогольный, и в то же время не такой крепкий, каким кажется, поэтому его можно употреблять совершенно спокойно. Вот эти маленькие кафешечки – просто прелесть. Причем когда ты заходишь второй раз – тебя уже приветствуют, хозяин знает, что ты будешь есть… Вот эта часть отдыха на Чегете приятная, не хуже, чем во Франции. Кстати, а вы замечали, что французские ребята – они, видимо, скуповатые, и поэтому  у них не бывает, чтобы хлеб в сэндвиче был пустой? Обязательно каждый миллиметр хлеба заложен кусочком мяса. Где-нибудь в Америке, Голландии колбаса может как-нибудь запутаться, и хлеб окажется без колбасы. Вот такие детали…

Нормально на Чегете, особенно если они наладят там все. А то идешь по ледяной дорожке, и видишь, что все ходят с горнолыжными палками, потому что если там шлепнешься, то оставшуюся часть отпуска проведешь уже на костылях. Даже удивительно, как можно так дорогу запустить? Потом возникают откуда-то солдаты и с диким трудом сбивают то, что намерзло, как будто окопы роют. Почему нельзя немного раньше почистить, пока еще все это мокрое, а не замерзшее?

А вы в горах работали?

Нет, мы приезжали на песенный фестиваль «Чегет» в качестве гостей, выступали, но это были не отработанные и отрепетированные номера, а скорее беседы с интеллигентными, умными, интересными людьми. Это была та аудитория, с которой мне интересно. Не далекий колхоз, где сидят люди, боящиеся задать вопрос, и просто глазеют на тебя, и не эстетствующая публика «Гнезда глухаря». Скорее, как в былые времена в хорошем дорогом почтовом ящике.

А получилось ли у вас там что-то написать?

Конечно, что-то в голову приходило, потому что и общение было прекрасное, и потоки информации колоссальные проходили. Потом что-то удалось записать, в самолете время было свободное, в номере. Какие-то проблемы обдумал, что-то забылось.

В Приэльбрусье на вечера с вашим участием приходили те, кто хотел увидеть и услышать именно вас или там были и случайные люди?

Там не было случайных людей. Битком набитый зал, причем кто-то сидит на полу, бегают дети. Очень хорошая аппаратура, поэтому каждое слово было слышно. И было интересно. Знаете, иногда бывает такое ощущение, как будто корову выдоили, и ей больше дать нечего. А на Чегете беседа шла в обе стороны, и эти беседы себя не исчерпали, потому что объем информации, которой мы обменивались, был довольно велик. Не было каких-то неинтересных вопросов о заработках, просьб рассказать о моем детстве, вспомнить что-нибудь смешное. Люди, с которыми мы там встречались, были хорошо образованные, информированные, их интересовали проблемы авторского права, литературные моменты, закулисные моменты литературной жизни, в общем – у меня не было пустого стояния на сцене.

Вы любите путешествовать?

Я езжу, но, как правило, или с детьми – на солнышке погреться, или когда приглашают выступить, встретиться с читателями или вот в горы – на лыжах покататься. А так – я не стремлюсь никуда. Слишком много дел здесь. Постоянно пишешь что-то, ведь нужно хоть по полстранички все время писать — бросать работу никогда не хочется, потому что после перерыва сложно возвращаться. Это первое. Второе —  авторские права, вопросы со всевозможными бизнесменами, которые то лекарство или корм для кошек под названием «Кот Матроскин» хотят выпустить, то игрушку. И при этом пытаются решать вопросы с тобой как с диким тунгусом, который никогда об авторском праве не слышал. В договор стараются включить какой-нибудь хитрый пункт, по которому ты остаешься «с носом». Издание книг, сборников, редакторская работа, подбор иллюстраций, передача «В нашу гавань заходили корабли» — все это требует определенных усилий и времени. Дети есть, с которыми надо заниматься, есть у меня подшефный интернат замечательный, туда хотя бы раз в два месяца нужно обязательно съездить, посмотреть, как там ребята живут. Много всего. В театр надо сходить, песенку написать для спектакля, да просто почитать, наконец!

Значит, времени на все не хватает?

Да нет, хватает. Один мой друг сказал: «То, что у тебя масса идей – это встречается довольно часто. То, что тебе удается часть из них реализовать – пусть и редко, но бывает, это не удивляет. Но то, что у тебя есть много свободного времени – меня потрясает!». Думаю, что все, что делается, просто нужно хорошо организовать. Вот взять «Гавань». Все наши участники знают, что нужно прийти с новой песней, и перед передачей не нужно все это согласовывать, уже проще. И многие вопросы переложены на мою жену Элеонору, и директора передачи – у нас замечательный директор, Света. Договоры всякие – у меня есть секретарь, который этим занимается. Ну и так далее.

А горными лыжами – в смысле организации поездок – друзья занимаются, или вы сами?

Горные лыжи я на жену переложил – она все организовывает, собирает, а я подключаюсь только в качестве носильщика, когда нужно эти рюкзаки за спиной перетаскивать и чемоданы на колесиках. Едем в аэропорт, там беру свои сто грамм виски, чтобы в полете хорошо спалось, и летим…

И куда в этом году поедете? Опять во Францию или на Чегет?

Нет, в этом году мы с друзьями решили съездить в Турцию.

Спасибо за то, что нашли время на беседу, и хорошего вам снега.

Общался осенью 2004 года Георгий Дубенецкий

Кирилл Анисимов

Теги: , , , , ,


«…Если моя дочь не захочет, то заставлять ее кататься на лыжах я не стану…»

Кирилл Анисимов

Кирилл Анисимов

Кирилл Анисимов — личность очень известная в среде российских фрирайдеров. Неоднократный победитель и призер всевозможных соревнований по фрирайду, один из основателей и гид программы «Фрирайд с гидами», которая уже несколько лет успешно работает на Чегете… Наконец, просто очень контактный, приятный в общении человек с открытой улыбкой.

Как ты оцениваешь прошедший сезон?

Очень даже неплохой сезон, и с точки зрения работы, и по спортивным результатам. Но бывает и лучше.

В каких соревнованиях ты принял участие в прошлом сезоне? Как успехи?

В обоих соревнованиях по фрирайду, которые состоялись. Одни соревнования выиграл, во вторых – Экстремальных Играх – стал вторым. А для фристайла мы уже старые лошади, так что в них я не участвую.

А летом что делал?

Работал гидом на Эльбрусе и в Приэльбрусье. Я постоянно работаю гидом, зимой – на трассах фрирайда, летом – в пеших маршрутах. Официально работаю третий сезон, и до этого еще года три водил людей.

Опыт альпинистских восхождений у тебя большой?

Нет, не очень. Так, немного по скалкам лазаю. В принципе, восхождения – это тоже интересно. Но меня восхождения привлекают с точки зрения фрирайда, спуска, другими словами – это бэккантри. А, как правило, для последующего спуска выбираются варианты восхождения сложности  «1Б», максимум «2А» по альпинистской категории, то есть практически не альпинизм.

Насколько тебе помогает в подготовке к зиме то, что ты и летом работаешь в горах?

Для самого катания, конечно, особенно не помогает. С точки зрения физической подготовки, акклиматизации – да, помогает. Но все это как набирается летом, так и уходит осенью. Да и мышцы при ходьбе – а летом ведь мы в основном ходим – работают не те, что при катании. Когда в ноябре начинаю кататься каждый день, то недели за три форма набирается.

В свое время ты стал победителем этапа Кубка Европы по фрирайду. Как ты считаешь, насколько уровень соревнований по фрирайду, проводимых в России сейчас, отличается от тех, что проводятся в Европе, США?

Думаю, на порядок. Принципиально другой уровень катания.

То есть у наших райдеров, если они примут участие в международных соревнованиях, не будет шансов?

Нет, шансы есть. Если первая десятка наших райдеров будет постоянно тренироваться, заниматься только этим, то смогут чего-то достичь. Но в общей массе уровень техничности катания райдеров у нас существенно ниже.

Существуют некоторые претензии к подходу судей к оценке спусков во время соревнований. В прошедшем сезоне особенно много было тех, кто считает, что фрирайд – это не только скорость и прямые прыжки, но и элементы new school на рельефе. Твое мнение?

Претензии к судейству были и будут всегда. И по судейству сложных элементов не только в этом году возникали подобные разговоры. Если взять опыт международных соревнований, то там элементы new school во фрирайде специально не оцениваются. Они оцениваются только как общее впечатление. На международных соревнованиях в Европе я видел, что одни райдеры прыгают new school, другие – нет, а оценивают и то и другое именно с точки зрения impression. Если видно, что человек это делает легко, то у него возрастает оценка за общее впечатление. Во фрирайде трюки по сложности не оцениваются, и оцениваться еще какое-то время, скорее всего, не будут. Потому что все-таки, фрирайд и new school – несколько разные вещи.

В настоящий момент, на твой взгляд, какие в России перспективы роста числа райдеров?

Не очень большие. В соревнованиях принимает участие человек семьдесят – восемьдесят, причем большинство из участников просто хочет попробовать свои силы, у них нет цели выиграть соревнования. И кстати, принимать участие в таких соревнованиях очень полезно, так что они совершенно правильно делают. А тех, кто реально может претендовать на что-то, у нас очень мало, просто потому, что у нас не слишком много людей проводят в горах достаточное количество времени для того, чтобы на профессиональном уровне заниматься фрирайдом.

Сколько, на твой взгляд, времени необходимо проводить в горах каждый год, чтобы попасть в первые десять-пятнадцать человек по России?

Думаю, хотя бы месяца полтора-два нужно. Перед соревнованиями. Если, конечно, у тебя накат есть, то этого времени хватит, чтобы нормально себя почувствовать. Думаю, это минимум. Хотя если у человека большой опыт и хорошая «физика» – как у спортсменов, например, то можно, мне кажется, в десятку войти, и катаясь постоянно в Москве и только неделю перед самыми соревнованиями прокатавшись в горах. Насколько я знаю, такие люди есть. А опытному любителю – минимум полтора месяца.

По поводу спортсменов: насколько быстро они могут стать хорошими фрирайдерами с точки зрения техники катания?

Смотря чем человек занимался. Если фристайлом, могулом – то, как правило, такие спортсмены адаптируются очень быстро. А вот если он всю свою жизнь только и делал, что учился резаному повороту, да еще начинал много лет назад на классических лыжах – перейти очень сложно, приходится в корне менять технику, буквально ломать себя. Это очень непросто, может оказаться проще научить катать фрирайд любителя, чем опытного спортсмена. Ведь во внетрассовом катании практически нигде резаный поворот в чистом виде не применяется, а уйти от этого навыка очень сложно. Конечно, и на Эльбрусе бывают такие условия, когда можно весь спуск пройти чистыми резаными дугами, но в большинстве случаев необходимо применять весь арсенал техники, которую спортсмены считают «любительской» и в катании по подготовленным склонам не используют. А вне трасс без нее просто нельзя. Да и потом фрирайд – это не только техника, ты во время спуска должен думать не только и не столько том, как ты едешь, но о том, где ты едешь, об окружающих тебя людях – и обо всем этом гораздо больше, чем о своей технике.

Как ты оцениваешь уровень культуры катания – отношение к обеспечению безопасности, уважение к горам – у тех, кто приезжает кататься вне трасс?

Этот уровень у тех, кто серьезно относится к фрирайду, постепенно и неизменно растет, надеюсь и не без нашей помощи тоже. Но в процентном отношении к общему числу тех, кто приезжает в горы – падает. В частности, прошедшим летом я видел очень много людей, которые вообще ничего не знают о горах, ходят где попало. Тоже самое и зимой. Из-за этого и несчастных случаев в последнее время стало много, в том числе и с тяжелыми последствиями, погибшие есть. А вот те, кто часто приезжает, занимается фрирайдом осознанно, прекрасно знают, что такое лавинные датчики, как необходимо выбирать траекторию спуска, все-таки определенная работа в этом направлении ведется и гидами, и в интернет, и журналами, и приносит свои плоды. Но в общей массе, к сожалению — …

У программы «Фрирайд с гидами» наверняка создался своеобразный костяк – то есть люди, которые приезжают из года в год, а помимо этого, есть и те, кто приезжает впервые, узнав о программе через интернет или от друзей. Кого больше – первых или вторых?

Думаю, примерно поровну. Ведь дело в том, какую цель человек перед собой ставит. Есть те, кто хочет совершенствовать свою технику, и поэтому из года в год приезжает кататься с нами, некоторые приезжают по два, а то и три раза в сезон. Даже если мы уже им не можем подсказать ничего по технике, потому что они уже очень хорошо катаются, то все равно предпочитают кататься с нами: для кого-то важна компания, кто-то хочет таким образом получить дополнительную безопасность при катании. А есть и такие, кто присоединяется на один спуск – просто чтобы пройти новый маршрут. Но это почему-то, в основном, бордеры.

Ты уже несколько лет работаешь в программе «Фрирайд с гидами». Она уникальна тем, что в нее включено не только катание с гидами, но и занятия по лавинной безопасности, оценке ситуации, работе со снаряжением. А на других курортах Кавказа подобные программы работают?

В Красной Поляне и Домбае работают гиды, но они внимание уделяют именно катанию. В этом сезоне определенные планы есть у «Альпиндустрии», хочется, чтобы их удалось реализовать.

Другими словами, попытки по обобщению опыта и его распространению будут предприниматься?

Да. Иначе я просто не представляю себе, каким образом можно реально научиться безопасному внетрассовому катанию в наших условиях. На Западе, кстати, у наших людей тоже нет возможности научиться фрирайду. Доступно катание с гидами, которые только водят людей. Наверняка есть какие-то клубы, сообщества, но попасть в них непросто.

А какие перспективы у программы, что в ней, с твоей точки зрения, нужно изменить?

Хотелось бы, чтобы программа вышла на принципиально новый уровень. Думаю, нужно стремиться к тому, чтобы заключить договоры со спасательной службой, с канатной дорогой, со страховой компанией… На Кавказе все это непросто. Все эти договоры необходимы, но они повлекут за собой увеличение стоимости участия в программе. А любители горных лыж в России в основной своей массе не слишком богатые. С другой стороны, не может день катания с гидами вне трасс стоить столько же, сколько стоят два часа занятий с «чайниками» на безопасном выкате.

Программа существует уже пятый год. Велик ли процент травматизма среди участников?

Я отвечу так: случаев переломов конечностей, тьфу-тьфу-тьфу, у тех, кто катается с нами или у гидов, не было, как и попаданий в лавину с поиском и откапыванием. Были ушибы головы, позвоночника, один-два в сезон, с последующим общением со спасателями и спуском пострадавшего с их помощью. Но я понимаю, что по статистике, когда-то все равно что-то достаточно серьезное произойдет. И именно поэтому нужно постоянно повышать уровень безопасности катания.

Получается, что вы с каждым годом все больше внимания уделяете вопросам безопасности?

С опытом пришло понимание того, что ответственность за человека — очень непростая штука, и, пожалуй, самая важная вещь в нашей работе. Я считаю, что единственная реальная гарантия безопасности – это квалификация и опыт гида. Сказать, что лавинная опасность нулевая, на не укатанных склонах, где люди катаются, нельзя. Если на каком-то склоне лавинная опасность равна нулю, то он достаточно пологий и, соответственно, неинтересный.

Ведь с правовой точки зрения в России полный вакуум в отношении безопасности при катании?

Недавно с большим интересом прочитал материал по этому поводу на сайте www.skis.ru (речь идет об инструкции по технике безопасности при хели-ски). Но с юридической точки зрения этот документ критики, боюсь, не выдержит. А альтернативы никакой просто нет. Но насколько я знаю, ни одна компания в мире, занимающаяся организацией хели-ски или внетрассового катания, не обещает своим клиентам полностью безопасного катания.

Много споров идет о том, что катание с гидом в составе группы повышает шансы на спасение в случае попадания в лавину. Твое мнение на этот счет?

Конечно, с этой точки зрения катание с гидом в группе намного безопаснее спусков в одиночку или вдвоем с приятелем. Например, в случае мокрой лавины можно успеть спасти человека, только если ты рядом. Даже если где-то внизу стоит вертолет, а рядом – группа спасателей, что пока не только в России невозможно, но и на подавляющем большинстве курортов Европы, подлетное время будет довольно большим, даже если представить, что есть свидетель этого происшествия и у него совершенно случайно есть связь со спасательной службой. А это в подавляющем большинстве случаев не так.

У тебя осенью родилась дочка. Ты будешь учить ее кататься на лыжах?

Конечно. Меня папа поставил на лыжи в два года, и я считаю, что если ребенку нравится – то можно и в три, и два годика уже ставить на лыжи. Конечно, это еще не катание, а просто игра, развлечение для удовольствия. В Москве это делать сложнее, у нас в Терсколе проще. Основное – чтобы ребенку нравилось.

Ты будешь ее отправлять в спортшколу, если она не захочет, против ее желания?

Не буду ни в коем случае. Правда, у нас в Терсколе выбор невелик, ну нет у нас, к примеру, балетной школы, а спортшкола – это коллектив, общение. Но если она не захочет – не будет кататься на лыжах.

Общался в ноябре 2004 года Георгий Дубенецкий

Станислав Рунич

Теги: , , , , , ,


Как начинался райдер или «дитя гор»

Рассказ мамы Славы Рунича

Станислав Рунич

Станислав Рунич

Слава рос маленьким и слабым ребёнком. Частые ангины, простуды и, наконец, пневмонии были серьезным поводом моего беспокойства. И когда реакция «Манту», сделанная в детском саду г. Нальчика, оказалась намного выше нормы, и врач сказал — «первичное т/б инфицирование», Славе предписали принимать кучу лекарств. Но я забрала его из сада, отказалась от лекарств и увезла сына в горы, благо в то время можно было найти хоть и малооплачиваемую, но всё — таки работу. Но в Терсколе «юный гляциолог», как называли Славку (именно такую профессию имел его отец Рунич А.В.) не вылезал из сугробов, и тогда созрела необходимость срочно поставить сына на лыжи. Папа, с головой ушедший в науку — гляциологию, заканчивал диссертацию, абсолютно не имел времени заниматься сыном, поэтому все заботы, связанные со сбором снаряжения и обучением, пришлось взять на себя мне. Так как на настоящие лыжи не было денег, да и купить их в начале 80-х было трудно, а особенно детские, то первыми лыжами стали обрубки из старых Polsport с креплениями «лягушка», ну а ботинки грубые, но зато непромокаемые — «Терскол». Слава мечтал о настоящих лыжах, ботинках, перчатках, но все это можно было получить, только став учеником спортивной школы в Терсколе. Туда я и обратилась. «Как только спустится с Чегета, так и возьму его в младшую группу» — был неожиданный ответ тренера.

Итак, цель была поставлена…

Покатавшись несколько дней на выкате, освоив остановки направо, налево — мы поднялись на 1-ой очереди канатной дороги до кафе «Ай». Это было после обеда, т.к. с утра я работала, а потом решено было спуститься, когда уже все лыжники в основном уходят с горы на обед, дабы уменьшить опасность быть сбитым «чайником», ведь у нас ещё не было навыка быстрой реакции уходить от мчащихся на тебя лыжников. Потихоньку сползли до «Серванте», но к тому времени солнце ушло за гору (зимой солнце только до 2-ух часов) и снег сразу же стал другим. К такому жесткому и скользкому снегу мы были не готовы. Пролетающие мимо спасатели, уже последние люди на горе, предлагали свою помощь, но «мать и дитя» стоически отказывались, спускались сами. Когда вышли к «корыту», последнему участку перед выкатом, то стало ясно, что такие ледяные бугры не одолеть. Пришлось снять лыжи и использовать «пятую точку».

Такой спуск с Чегета вызвал психологический стресс, и больше на Чегет Славка идти кататься не хотел. К Чегету надо было основательно готовиться. Был найден оптимальный вариант начального катания на южном склоне горы Терскол, куда ходили группы новичков из т/б «Терскол» и катались на бугеле. Каждодневный подъём к бугелю пешком, да ещё с грузом – лыжами и ботинками — закалил мальчика, а спуск, несложный и безопасный, доставлял удовольствие. Через неделю Славка до того освоился и крутил слалом так виртуозно, что вызывал восхищение туристов-лыжников, а инструктор снисходительно говорил им: «Что ж – дитя гор».

Спустя ещё неделю Славу взяли в спортивную школу, и началась другая жизнь. Жизнь с лыжами, без них она уже была немыслима.

Были соревнования, сборы, поездки. Но самое — самое – это самостоятельное катание со своим другом Серёгой — «Серым», по непопулярным первозданным участкам Чегета, по свежевыпавшему снегу. Это и было начало фрирайда, где надо было сочетать различную технику катания, предвидеть опасность и избежать её, получая нужную долю адреналина.

Ну а сейчас, закончив МГРИ и получив невостребованное нынче образование, Славка остался верен лыжам, которые несут его и его учеников вперёд, к постижению мастерства и получению истинного удовольствия от того, что ты смог вписаться в эту снежную спираль скорости и красоты.

Таранец Н.И.

Чегет 2008. Женский взгляд

Теги: , , , , ,


Эльбрус
Эльбрус

Только что вернулась из Приэльбрусья..
Не буду оригинальной, если скажу, что Чегет – это совершенно «отдельное» место, это не просто регион катания, это своеобразная горнолыжная Мекка, куда многие стараются приехать хотя бы ненадолго, что называется «поздороваться» с Кавказом и встретить очень много друзей, ну нет у нас другого более «намоленного» места, чем Чегет. Так уж сложилось исторически: и место потрясающе красивое, и романтики хоть отбавляй – всё хорошо. Не могу даже сосчитать, сколько раз я говорила спасибо за поздравления с праздником 8 Марта, не знаю, где ещё могла бы встретить такое количество друзей и знакомых. Но…

Этих «но» здесь много. Например, не представляю себе, как вагон канатной дороги мог на полном ходу врезаться в станцию где-нибудь в Альпах, а уж если бы это произошло, какой бы шум поднялся в СМИ, и как бы суетились медики, спасатели и администрация всего региона! Это было-бы ЧП национального масштаба. А здесь, когда 6 марта это произошло на Эльбрусе (слава Богу, обошлось без жертв, поломанные ребра и ушибы, раны, порезы и сотрясение мозга – не в счет), то… «вокруг – тишина». Пострадавшим оказали первую помощь и отправили кататься. Никакой полиции-милиции, никакого расследования, вообще тишина. Думаю, что в ближайшие дни ККД запустят снова, а ведь от повторения этого случая никто не застрахован.

Не пора ли нам всем, а особенно «думцам» и иже с ними, а также другим влиятельным людям всерьёз задуматься о такой необходимой вещи, как Закон о горах. Посмотрите, что происходит конкретно в Приэльбрусье, сравните с другими регионами даже в нашей стране. Конечно, что-то, безусловно, меняется в лучшую сторону и в том числе в Приэльбрусье. Я, например, впервые была на Азау и поднималась на новой канатной дороге, где вполне цивилизованно проходишь через турникет по пропуску, как все! Подчёркиваю это: просто прохожу в кабину и поднимаюсь наверх опять же как все, очень приятно удивил канатчик, который не взял в «лапу» денег, а оправил катальщика покупать билет в кассу, чтобы он опять же как все, прошёл в кабину по билету. Но мы все прекрасно знаем, как можно подняться на канатке на Чегете, ведь там нет закона, а есть «понятия», а посему, когда меня, женщину, непонятно за что обложил трехэтажным матом канатчик, обращаться за защитой было не к кому. Интересно, сколько времени потребовалось бы на нормальном курорте, чтобы этого канатчика уволили без выходного пособия? Замечу в скобках, что ехали мы проводить детский концерт в кафе «Ай», а не просто покататься (я была в кроссовках). Может, если бы был закон о горах, появились бы средства на скоростную новую канатную дорогу и турникеты, а канатчики только помогали бы садиться в кресла, обеспечивали безопасность этих самых канатных дорог, а не выясняли бы отношения самым непристойным образом. Конечно, кто-то может возмутиться, что ведь можно кататься дешевле, договариваясь с кем-либо из канатчиков, но тогда и не надо ждать улучшения условий обслуживания на канатках, ведь деньги из воздуха не появятся, а посему я опять же выступаю за Закон, ведь в других местах это же есть.

Могу ещё привести пример, где закон бы явно не помешал: упорядочивание взаимоотношений гид-спасатель-катальщик. Если бы в той же Австрии кто-либо из катальщиков поднял бы руку на гида или спасателя, попал бы он тут же в полицию, получил бы «волчий» билет на визу лет как минимум на 5, а то и насовсем, и заплатил бы ещё очень ощутимую сумму штрафа, а то и тюремный срок. А у нас почему-то катальщик после того, как гиды его попросили с «балды» за ними не идти, потому как уровень его катания слабоват для этого спуска, устроил драку с гидом. Как же такое вообще возможно? Ведь эти же самые гиды потом его же будут спасать, тащить на себе, если с ним, с катальщиком, не дай бог что-нибудь случится! Причем делать они это будут абсолютно бесплатно… Значит нужен закон, не только охраняющий самих гидов и спасателей, но и обязывающий катальщиков страховаться, а в случае необходимости вызова спасателей их работа была оплачена. Ну что ещё тут скажешь!

Выкат. Когда я гуляла с ребёнком на Чегетской поляне, то пожалела, что на ней не установлены светофоры. Выкат – это отдельное экстремальное место, где можно просто на голом месте получить серьёзную травму. Уворачиваться надо практически постоянно и ото всех, кто на чём-либо едет, особенно опасны катающиеся на санках или на взятом напрокат сноуборде в обычной обуви: несутся на всех парах, абсолютно неуправляемы, сама видела, как врезались в проходящих мимо людей, хорошо, если проходящие в горнолыжных ботинках, это всё-таки какая никакая защита, а если человек пересекает поляну в обычной обуви? При нас серьезнейшую травму получил один из отдыхающих, приехавших просто на экскурсию. Причем врезался в него такой-же отдыхающий, решивший попробовать сноуборд… Согласитесь, тоже тема. Возможно, надо как-то ограничить зону выката для саночников или придумать что-нибудь ещё, но делать что-то явно надо, ну не запрещать же передвигаться по поляне, может проще саночников как-то ограничить или оградить для них зону выката.

Поймите меня правильно, я не пытаюсь со всей страстью искать недостатки того или иного места, я просто за цивилизованные отношения во всём и свободная страна именно та, в которой ты живешь (или катаешься) не там, где «хочу и всё тут», а там, где просто все, даже и не напрягаясь, выполняют определённые правила, т.е. Закон. И тогда даже на всеми любимом Чегете будет каждый день под горой дежурить машина скорой помощи, без медицинских страховок никто даже и не подумает подняться на гору, канатчик не нахамит, пьяный водитель не сядет за руль раздолбанной «шестерки» и т.д., и тогда такое любимое всеми нами место, как Приэльбрусье, с его особенной аурой и романтикой станет ещё привлекательней и притягательней.

Наталья Дубенецкая март 2008

Скрюченный заповедник

Теги: , , , , , , , , , , , ,


…А за скрюченной рекой
В скрюченном домишке
Жили летом и зимой
Скрюченные мышки…
английская песенка

В ожидании обеда

В ожидании обеда

Строящийся современный аэровокзал в Минводах. Сверкающие гигантскими стеклами автосалоны крупнейших мировых марок. Красота! Отсюда начинается дорога в другой мир.

Поворот с трассы Ростов-Баку направо, если ехать из МинВод. Эту круговую развязку помнит каждый, кто бывал в Приэльбрусье – уж больно заметное местечко. Если метров через 300 после поворота остановиться недалеко от бетонного туалета без дверей, с прорубленной в нечистом бетонном полу дырой для падения человечьих выделений, то наверняка заметишь, что все окружающие просторы, сколько хватает глаз, заметены мусором. Его приносят сюда люди и ветер. Вдоль дорог мусора больше, полосой лежит. А вокруг, до самых поднимающихся из равнины в нескольких километрах предгорий Кавказа, он рассеян более или менее равномерно: пластиковые бутылки, пакеты и прочие варианты упаковки заполняют весь пейзаж. Ветер всему виной: он, именно он, растаскивает по просторам отходы. И бездверный туалет кажется неким центром этой странной планеты. Во всяком случае, за ним можно спрятаться-скрючиться от непрекращающегося ветра. Туристам сойдет, ведь другого все равно нет.

Отсюда до Приэльбрусья ровно 100 км. И чем ближе к этому легендарному для горнолыжников региону, тем больше встречается кривых заборов из подручного материала. Понятное дело: из хорошего материала забор делать дороже. Но все равно как-то кривовато. Скрюченно. Сойдет, ведь свою функцию выполняет. Не до дезигну.

Приэльбрусье. Все рукотворное, на что падает взгляд, за исключением некоторых новых дорогих отелей, скрюченно-кривовато. Заборы и сами дома, сараи и оконные рамы, болтающиеся ручки и с большим трудом регулируемые краны, разнообразные крышки унитазных бачков и косые двери. Убитый паркет и наидешевейшие шланги над косыми душевыми поддонами, вытертые ковровые куски, потеки на облупившемся потолке, кривые плинтусы и плитка, выложенная так, что больше напоминает барельеф «Баксанская долина, взгляд из космоса». Сойдет, все равно туристы приедут.

Изумительные сочетания цветов в том, что называется в других местах «интерьером», паленый коньяк в магазинах и столовское доперестроечное питание в кормопунктах тургостиниц. Жареная килька с перловкой на завтрак. Недостроенные отельчики с кривовато сложенными, неоштукатуренными еще стенами, с табличкой «мы открылись!». Сойдет, все равно кто-нибудь из туристов поселится.

Ветхие канатные дороги, на которых ежегодно происходит то, что в других местах назвали бы ЧП, с дежурящими на них канатчиками, готовыми обматерить любого туриста, который не так встал, не так сел или просто не так посмотрел, но с удовольствием кладущими в карман деньги обматеренных ими людей. Для туристов сойдет, ведь никто же не погиб и не подал иск.

Пьяный водитель за рулем раздолбанной шестерки, с трудом удерживающий машину на ночной дороге с кусками льда снизу и дождем сверху. Сойдет, ведь довез, не разбились.

Местные «искатели приключений», цепляющиеся к туристам. Обворованные квартиры и номера в гостиницах. Сойдет, все равно приедут новые.

«Выяснение отношений» туриста с гидом, сделавшим тому замечание ради безопасности этого самого туриста. Сойдет, до суда дело все равно не дойдет.

Спасатели, вынужденные бесплатно вытаскивать с необслуживаемых склонов незастрахованных и неопытных поломавшихся искателей адреналина, живущих с лозунгом «Где хочу – там катаюсь. Я в свободной стране! А спасатели меня ОБЯЗАНЫ спасать.» Сойдет, все равно вытащат.

Может быть, дело в окружающей кривизне-скрюченности? Из серии «деды жили-криво строили, отцы жили-криво строили, зачем нам что-то менять? И так нормально, для туристов сойдет». И действительно: не иссякает поток тех, кто несмотря ни на что едет именно сюда: за дикой природой, за настоящим райдом, за чистыми эмоциями. Очень жаль, что всем фанатам этих мест приходится совсем недешево оплачивать свой отдых в скрюченных условиях.

Дешево, но сердито? Вранье. Арифметика среднебюджетной недельной поездки в Приэльбрусье – порядка 20000 рублей. Можно и сэкономить, но мы говорим о среднебюджетной, а не максимально дешевой, поездке. Да и тех, кто едет сюда в автобусе или плацкартном вагоне и устраивается в частном секторе (не менее скрюченном по условиям) намного меньше, чем постояльцев крупных гостиниц.

И ровно тот же, если не скромнее, бюджет поездки в не требующий загранпаспорта украинский Буковель с проживанием в отличном новеньком и очень уютном отеле полноценных 2 + европейские звезды… Сэкономить, кстати, можно и здесь, и бюджет поездки снова не в пользу Приэльбрусья.

В Приэльбрусье есть новые частные отели и жить можно в них, раз уж такой привередливый? Конечно, но мы говорим о бюджете и проживании в средних для региона условиях. Да и выбор отелей и условий проживания в пресловутом Буковеле намного шире, как вниз, так и вверх.

Так что совсем недешево получается отдохнуть в Приэльбрусье. Даже если не брать в расчет то, что здесь работает единственная современная и безопасная канатка, обслуживающая единственную нормальную трассу, а в Буковеле 12 новехоньких канаток и два с лишним десятка разнообразных трасс. И все это в глухом горном регионе, где еще несколько лет назад мало кто из жителей держал в руках купюру в 100 гривен (500 рублей). Да и трассы там ухожены, но это уже на любителя.

На Чегет едут за фрирайдом? Реальных райдеров в Приэльбрусье приезжает максимум 10%, а то и 5% от общего числа скрюченно-отдыхающих. Остальным 95% наверняка будет намного комфортнее кататься на хорошо отратраченных склонах, и это подтверждает «муравейник» на выглаженном выкате Азау.

Наверняка среди тех, кто прочитает эти строки, найдутся и такие, кто завизжит: «Ну и нечего туда ездить, раз не нравится! А нас все устраивает, Чегет это супер место, и чем меньше будет приезжать сюда таких нытиков, тем нам, кто его любит, будет лучше!» Знакомая песня. Подобные отзывы тех, кто лично еще не сталкивался с хамством, ограблением, избиением, ЧП на канатке, читаешь каждый раз, когда пишешь правду о Горе Ч. Точнее, не Горе, а о том совке, который является ее постоянным спутником. Может быть, дело в возрасте? Когда мы были молодыми, нам было все равно где спать, что пить и как кататься. Но это было в «совке».

И до тех пор, пока мы будем старательно молчать о том, что плохо, а таких «защитников» будет много, все эти «апологеты заповедной Горы Ч.» будут жрать то, что дают в турбазовской столовой, спать на разваливающейся мебели, списанной еще в прошлом веке, бороться с кранами и унитазами, пытаться закрыть болтающиеся двери и затыкать одеждой щели в окнах, любоваться в полумраке кроваво-коричневого санузла кривой и горбатой плиткой «контрастного цвета», просыпаться в 7 утра от звона собираемых уборщицей пустых бутылок, рисковать попасть в аварию по вине пьяного водителя, падать вместе с вагончиком или креслом опаснейших в мире канатных дорог, уворачиваться от неуправляемого снаряда из обоймы отдыхающих, вдыхать вместо горного воздуха вонь горящей помойки, терпеть хамство и грубость и на отдыхе стараться «жить по определенным правилам, которые ЗДЕСЬ нужно выполнять, если не хочешь проблем»…

И все это за свои собственные деньги, совсем не малые. И все это вместо того, чтобы спокойно наслаждаться красивейшей природой, полноценным отдыхом и катанием. Удачи вам, защитники заповедного «совка», продолжайте молчать. Каждый выбирает по себе. Скрюченным и так сойдет.

P.S. Авария канатки на Эльбрусе — второй случай за год. По отрывочным сведениям, очередной случай произошел в ночь с 6 на 7 января 2009. В это время один вагончик должен быть на верхней станции, другой — на нижней. Раз он оказался посередине — значит, ночью весело отмечали православное рождество. Но слава богу, что это веселье закончилось только покореженным железом. Источник — go-elbrus.com. Аварии на старых вагончиках, которые уже давно отслужили свой срок, происходят довольно регулярно, но все это стараются скрыть от общественности. В марте 2008 года вагончик не затормозил и на «крейсерской» скорости въехал вместе с пассажирами в станцию. Вылетели все стекла, люди получили травмы — кому лицо стеклами порезало, кто-то отделался ушибами, кто — переломами ребер. Естественно, все «спустили на тормозах». В этом году еще и цены подняли — «единый» вне праздников стоит теперь 850 рублей, но об этом уже много написано. Вот интересно, что еще должно произойти, чтобы ситуация в Приэльбрусье поменялась кардинально, а не на уровня строительства отдельных отельчиков и отелей? Этот долбаный вагончик, набитый руководством, должен упасть (не дай Бог)???

Георгий Дубенецкий
Март 2008

Приэльбрусье. Обзор для тех, кто там ни разу не был

Теги: , , , , , , , , , , , , , , ,


Gosha

Gosha

Неважно, почему вы решили покататься на горных лыжах не в одной из Альпийских стран, а в России – не успели оформить загранпаспорт или просто в Европе этой зимой уже побывали, и захотелось покататься еще раз. Поезжайте в Приэльбрусье. В главной долине, где протекает река Баксан, сходится множество боковых ущелий, ведущих к самым знаменитым и красивым вершинам Кавказа, таким как Донгуз-Орун, двуглавая Ушба, Шхельда и, разумеется, Эльбрус — самая высокая вершина в Европе (5642 м).

Прежде всего Приэльбрусье — это красиво. Это сердце Кавказа, самая высокая и прекрасная часть этой горной системы. Сюда легко добраться от Минеральных Вод или Нальчика по автомобильной дороге идущей по Кабардино-Балкарии. В ясную погоду уже с равнины можно увидеть Эльбрус, который как бы парит над всем Кавказом. Живописная дорога к его подножию сначала идет по равнине, потом пологие холмы становятся все выше, появляются осыпи, начинается Баксанская долина. То там, то здесь виднеются небольшие группы коров и овец. Здесь нет серпантина, узенькой полоски шоссе и бездонных пропастей. Только в районе поселка Эльбрус склоны долины начинают сходиться, становится чуть сумрачнее, и за поворотом открываются настоящие горы с вечными снегами и языками ледников. Еще минут двадцать, машина сворачивает с основной дороги, и вот уже перед вами поляна у подножия горы Чегет.

Чегетская поляна — своеобразный центр Приэльбрусья. Сюда, на поляну, приходят автобусы с экскурсантами, сюда спускаются трассы, проложенные на горе Чегет, здесь назначают свидания и встречи, здесь же ждет множество машин с водителями, готовыми отвезти вас хоть на край света и днем и ночью. Над головой серебрится ледниками вершина Донгуз-Оруна, а дальний край поляны упирается в выкат Чегета. Вот где можно увидеть массу сценок «из жизни отдыхающих!» Экскурсанты и отдыхающие из кавказских здравниц катаются на санях, картонках и собственных попах. Во всех направлениях ползают неуправляемые новички, между ними проскальзывают спускающиеся сверху более опытные лыжники, скоростные снаряды с алкоголем внутри и детьми наперевес носятся на пересекающихся курсах.

Вся поляна завалена снегом, по которому проложены тропки к рядам кафе, а чуть в стороне — ожерелье из частных отелей, небольших и очень уютных. В каждом отеле есть прокат, так что везти с собой снаряжение совершенно не обязательно, а некоторые из них имеют выделенную линию Интернет, так что здесь можно и поработать после катания. Окна большинства отелей смотрят на Чегет. Утром после снегопада пьешь кофе и смотришь, что за погода, включили-ли подъемники.

Два пункта проката, магазинчики и комфортабельный туалет около нижней станции «парной» канатной дороги – это граница цивилизации, выше, на горе, имеются только два дощатых «места общего пользования», из которых открывается потрясающий вид на Баксанскую долину — двери в них отсутствуют. Но сюда в основном приезжают те, кто готов мириться с отсутствием сервиса и склонов «как в Альпах».

Любители гор в эту долину начали ездить еще в 30-е годы, тогда отдыхающих принимали старейшие турбазы Приэльбрусья – расположенная ниже по долине «Эльбрус» и военная «Терскол» в одноименном поселке, которые в модернизированном виде существуют и сейчас. Летом здесь очень красиво, горные луга с дурманящим запахом цветов, рододендроны, черные тюльпаны, а сверху – шапки вечных снегов на красивых вершинах привлекают массы альпинистов и горных туристов. Горнолыжный «бум» стартовал в начале шестидесятых годов, именно тогда по дну Баксанского ущелья проложили благоустроенную асфальтированную дорогу и приступили к строительству туристских гостиниц. Одновременно с гостиницами строились и комплексы канатных дорог по склонам Чегета и Эльбруса. Первый, как тогда писали, «дворец из стекла и бетона» — гостиница «Иткол», ориентированная на прием интуристов, заработала в 1966 году. Кстати — именно здесь во время съемок фильма «Вертикаль» жил Владимир Высоцкий, он очень любил эти края, иногда приезжал буквально на пару дней погулять-подышать здешним воздухом. Восемь лет спустя первые горнолыжники поселились в туристской гостинице «Чегет». Она и сейчас всегда полна, но уровень комфорта, кухни и сервиса не выдерживает конкуренции с новыми частными отелями. Подавляющее большинство приезжающих сюда зимой любят эти места такими, какие они есть: не слишком комфортными, но фантастически красивыми, где в очереди у подъемника можно из года в год видеть знакомые лица, в концертном зале послушать песни о горах и лыжах, а вечером в баре от души наговориться о лыжах и посмотреть свежие фильмы – опять о лыжах.

Некоторые из завсегдатаев этих мест, не обремененные большим количеством свободных дензнаков, едут сюда в плацкартном вагоне или на автобусе и останавливаются в частном секторе в поселке Терскол – хозяева-балкарцы уже давно стали хорошими знакомыми, да и старенькая мебель уже «обмялась» под все выступы тела. Правда, отопление и электричество временами отключают, а из соседней комнаты может доноситься сильный запах шерсти – надо же где-то хранить и перерабатывать продукцию натурального хозяйства, но это, как и рынок на Чегетской Поляне — с обязательными кавказскими свитерами, медом, бараньими шкурами и куклами в национальных костюмах, лишь добавляет колорита в долгожданный отпуск,

Утром у подъемников Чегета может быть народ, но в остальное время очереди, как правило, вполне терпимые, как раз успеваешь немного отдохнуть – спуски здесь непростые. Большие очереди бывают только в выходные и праздничные дни, когда снизу – из санаториев региона Кавказских Минеральных Вод, приезжает большое количество экскурсантов, которых завсегдатаи этих мест называют «шапками», и не слишком жалуют.

Пока поднимаешься на канатке, на трассе видишь «павших», не справившихся со своими лыжами на неподготовленном склоне. Неопытным лыжникам на Чегете приходится очень непросто: учебного подъемника нет, сложные склоны вынуждают слабо катающихся лыжников уходить в заднюю стойку – «садиться на стул». Чегет – гора дикая, и ратраки (машины для подготовки трасс, похожие на легкий бульдозер с широченными пластиковыми гусеницами) на его склонах хотя и имеются, но не слишком утурждают себя своим прямыми обязанностями. Да и камни никто с так называемых «трасс» не убирает, кое-где можно встретить и опоры давным-давно не работающих подъемников. С раскатанных лент, в стороны лучше не уходить. Трассы здесь не оснащены ограждением и разметкой, с непривычки легко заблудиться – совсем рядом крутые или с виду спокойные, но лавиноопасные склоны. Зато здесь рай для опытных любителей внетрассовых спусков, которых легко узнать по загорелому лицу и постоянному спутнику — рюкзаку, из которого торчит рукоятка лавинной лопаты. Встретить их можно только на подъемнике: поднявшись, они уходят вдаль от подъемников, на хорошо знакомые им очень непростые спуски, где местами ширина «проезжей части» крутизной под сорок пять градусов едва вмещает в себя лыжи, поставленные поперек склона.

В шести километрах выше Чегета находится второй регион катания – трассы на склонах горы Эльбрус. Спуски на склонах Эльбруса на большей части относительно комфортные, их готовят ратраки. Сюда обязательно нужно приехать хотя бы раз, чтобы подняться на новом скоростном подъемнике и насладиться великолепным видом. Здесь — единственная отратраченная трасса в Приэльбрусье, и народа на ней хватает. Со станции Мир, где есть кафе и музей обороны Приэльбрусья, и еще выше – от «Приюта 11», в хорошую погоду открывается фантастическая панорама Кавказа. От верхней станции подъемников до скал в районе высокогорной базы «Приют 11», на высоту более четырех километров желающих подвозят ратраки – экзотика! Где в Альпах вы найдете такое место? Выше одного из символов Французского Шамони – пика Эгюй дю Миди, откуда начинается спуск по знаменитой Белой Долине, намного выше вращающегося ресторана на горе Аллалин в Швейцарском Саас-Фе. И дикая красота безмолвных гор вокруг, до самого горизонта…

Постоянные посетители этих мест раньше выезжали к подъемнику на Эльбрус часиков в семь утра — позже время на стояние в очереди у нижней станции подъемника могло достигать 3 – 4 часов.Сейчас здесь заработала новая гондольная дорога и теперь очередей на Азау не будет. по крайней мере, внизу.

И еще одно: с раскатанных трасс и на Эльбрусе, и на Чегете, без сопровождения гидов уходить не советуем. Если хотите увидеть нереально красивые дикие места, договоритесь с гидами. Ежедневно опытные специалисты будут информировать вас о состоянии снега и погодных условиях, подберут маршруты спуска по силам, обеспечат необходимым снаряжением – для обеспечения лавинной безопасности, а также широкими лыжами, если ваши не слишком подходят для катания вне трасс.

На высоте, под ярким солнцем, аппетит разгуливается просто фантастический. Но потерпите – пообедать лучше внизу, на склонах питание может стать причиной проблем. Одна из причин – воду привозят снизу, и на хозяйственные нужды ее просто не хватает, и посуду могут мыть снегом. Коньяк имеет мало общего с этим напитком, а салат может оказаться не слишком свежим… На горе Чегет рекомендуем только пирожковую, расположенную чуть ниже кафе «Ай», а на Эльбрусе – кафе на станции Старый Кругозор.

А вот внизу, в кафе и ресторанчиках, разбросанных у подножия Чегета и Эльбруса, можно вкусно пообедать рублей за сто-двести. Вот уж с чем не могут тягаться Европейские курорты — так это с дешевой и очень вкусной едой. Кстати, об алкоголе: домашние вина «типа Изабеллы» необходимо пробовать – они везде разные по вкусу и качеству. Очень рекомендуем при случае попробовать белое десертное вино «Янтарь Ставрополья», а также дешевые и вкусные Дагестанские коньяки. А вот с Прасковейскими коньяками будьте внимательны – множество подделок, поскольку оригинал просто великолепен.

Словом, здесь во всем примерно поровну плюсов и минусов. Для опытных лыжников, любителей экстрима, плюсы перевешивают, и они возвращаются сюда из года в год. Но даже если вы и не слишком опытны, хотя бы раз приезжайте в Приэльбрусье. И вы убедитесь, что, несмотря на все минусы, вам после возвращения домой очень скоро снова захочется увидеть суровую ледяную шапку Донгуз-Оруна, нависающую над склонами Чегета.

Ски-пасс

Два отдельных региона катания, расположены на расстоянии около 6 км

Абонемент на день — 850 рублей (сезон 2008-09)

Где отдохнуть

В основном ночная жизнь проходит непосредственно в гостиницах. Стоит упомянуть гостиницу «Чегет» — бар с рок-н-рольным уклоном и фильмами по снежной теме, тир, игровой зал, кинозал, проходят различные концерты.

Где поесть

Среди кафе и шашлычных, расположенных на Чегетской поляне, отметим «Теремок» — это действительно ресторан. Очень неплохо готовят в ресторанах и кафе всех отелей, перечисленных ниже. Остальные кафе и шашлычные примерно одинаковы – в каждом найдутся вкусные блюда. Где-то хорош борщ, в другом месте – шорпа, обязательно попробуйте густой лагман и чанахи – картофельный суп с бараниной. И возьмите хычины – это сытные лепешки с различной начинкой, в каждом кафе свой рецепт. Очень неплохи шашлыки из осетрины, жареная на решетке форель, фаршированный карп.

Где поспать

Лучшими малыми гостиницами России в этом году признана сеть отелей «Озон». Все отели сети – безусловно, лучшие в Приэльбрусье. Например, «Озон-Чегет» на Чегетской поляне — 5-ти этажное здание — 20 номеров, оборудованных итальянской мебелью. Сутки проживания в двухместном номере обойдутся в высокий сезон 5600 рублей (включая завтрак — шведский стол и ужин — меню из 3-х блюд). В отеле есть каминный зал, комната отдыха, биллиард, дискотека, интернет, игровые автоматы, ресторан, бар, кафе, прокат снаряжения, прокат автомобилей.. Бесплатный автобус от отелей «Озон» постоянно курсирует до станций подъемников на г. Чегет и г. Эльбрус. В номере – все удобства, фен, сейф, телефон, мини-бар и спутниковое ТВ.

Телефон/факс: +7 (866 38) 71-453, +7 (866 38) 71-345

cheget@hotelozon.ru

http://cheget.hotelozon.ru

«Балкария»

Очень уютный отель на поляне Азау (у подножия Эльбруса) с самыми разнообразными номерами, некоторые из которых оборудованы джакузи. Сутки проживания — от 3000 рублей за номер, бесплатная парковка, завтрак стандарт, ужин a la carte. В отеле автономное электро- и водоснабжение, сауна, своя прачечная, бизнес-центр, выделенная линия Интернет, кардридер, цветной принтер. Прокат снаряжения, видеотека, библиотека, кафе-бар в традиционном стиле с камином и кальяном и диско-бар с бильярдом и киноэкраном.

Приэльбрусье: +7 (866 38) 71-257

Московский офис: +7 (095) 250-6637

hotel@balkaria.com

http://www.balkaria.com/

«Заповедная Сказка» — расположенный на Чегетской поляне комплекс срубов-коттеджей (всего 13 номеров). Двухместный номер обойдется в высокий сезон 2600 рублей (с полупансионом). В отеле есть автостоянка, сауна с бассейном, массаж, биллиард, ресторан, бар, прокат снаряжения. В номере – все удобства (есть фен), мини-бар и спутниковое ТВ.

http://www.hotelscazka.ru

Телефон/факс: + 7 (866 38) 71-279

mail@hotelscazka.ru

«Поворот» — уютный отель в сосновом лесу около Чегетской поляны. 5-ти этажное здание — 16 номеров (от 36 до 70 кв.м.), в каждом из которых по желанию может разместиться 4 человека и даже больше, двухместный номер обойдется в 2000 рублей в сутки (с полупансионом). В номерах различные варианты двуспальных и односпальных кроватей, большие холодильники, все удобства (есть фен), сейф, телефон, мини-бар и спутниковое ТВ. Шесть люксов, (4 двухэтажные) с каминами. Завтрак шведский стол, ужин  из трех блюд. В отеле есть биллиард, дискотека, интернет, ночной клуб, ресторан, бар, шашлычная, прокат снаряжения.

Телефон: + 7 (866 38) 71-499, 71-449
Факс:       + 7 (866 38) 71-499
povorot2004@mail.ru
http://www.povorot.ru

«Эсэн» — 5-ти этажное здание, расположенное прямо возле подъемника на г. Чегет. 30 номеров, 76 мест. Двухместный номер со всеми удобствами обойдется в высокий сезон 2000 рублей (с завтраком). В отеле есть автостоянка, камера хранения, кафе, бар, прокат снаряжения. В номере – все удобства (есть фен), ТВ.

http://www.esen.ru/

Телефон: + 7 (866 38) 71-474

Как добраться:

Аэропорт и железнодорожный вокзал находятся в Минеральных Водах.

Рейсы Москва – Минеральные воды выполняют авиакомпании Сибирь, Аэрофлот, КавминВодыАвиа. Тарифы на билеты зависят от сезона, около 4000 рублей в одну сторону. Время в полете около 2 часов.

Поездка по железной дороге: меньше всего по времени (24 часа) идет поезд №4 Москва-Кисловодск. На поездах Москва-Нальчик или Москва-Владикавказ ехать часов на 6 подольше, но билеты стоят в полтора раза дешевле. В сезон есть и автобусные рейсы, но их рекомендовать мы не можем.

Можно заказать трансфер из отеля или воспользоваться услугами такси или микроавтобуса, которых в аэропорту очень много. До Приэльбрусья 200 км (примерно 2,5 часа езды). Есть и дешевые автобусы, но поездка на них вдвое дольше.

Внетрассовое катание с гидами:

На Чегете — «Фрирайд с гидами» http://www.freeski.ru/ freeski@mail.ru

Телефон: +7(926) 230-8464

На Эльбрусе – www.go-elbrus.com

Места в группах нужно резервировать заранее.

И совет напоследок: Помните сентенцию (немного перефразированную) товарища Сухова из «Белого солнца пустыни»: «Кавказ – дело тонкое».

Статья подготовлена для журнала Ski Pass.

Ноябрь 2006

Георгий Дубенецкий