Марио Шайбер: Время работает на меня

5. ноября 2010 | От | Категория: Кубок Мира, Люди на лыжах

Во время продления нового договора о сотрудничестве между горнолыжной командой Австрии и австрийской телекоммуникационной компании А1 в офисе на Мария-Хильфер штрассе в Вене, корреспондент интенет-портала www.derstandard.at Томас Хирнер пообщался с Марио Шайбером – одним из тех австрийских горнолыжников, кто остановился буквально в шаге от олимпийской медали в Ванкувере. Разговор, помимо неудачи австрийских спортсменов на Олимпийских играх, коснулся также нашумевшей дисквалификации Шайбера в декабре 2009 года в Бормио, а также стандартов лыж, принятых FIS пару лет назад.

Несмотря на то, что кубковый сезон уже начался, первая гонка, в которой Марио примет участие, состоится в конце ноября в Лейк Луис (Канада).

derStandard.at: Сначала расскажи, как идет подготовка к соревнованиям?

Mario Scheiber: Я могу с радостью сказать, что летние тренировки в Чили прошли для меня очень удачно. В конце сентября мы переехали в Европу и тренировались на австрийских ледниках, в основном в Питцтале и Зёльдене. Сначала было немного сложно, т.к. выпало очень много снега и трасса были мягкие, но потом все наладилось и тренировки прошли отлично.

derStandard.at: Что-нибудь изменилось по сравнению с прошлым годом? Что нового придумал для вас Андреас Эверс (тренер мужской скоростной группы — прим.)?

Mario Scheiber: Мы больше работали на технику, делали свободные спуски, а уже потом ходили трассу. Но в основном все осталось по старому. Для меня лично изменилось количество спусков – на этот раз я делал их чуть больше, чем в прошлом году, т.к. тогда только восстановился после травмы. Прошлый сезон вообще был для меня сезоном возвращения в Белый цирк, и сначала я не мог слишком много тренироваться. А с приходом в команду нового шефа (Тони Гигера на посту старшего тренера мужской сборной Австрии сменил Матиас Бертольд — прим.) настроение вообще улучшилось. После той зимы, когда мы остались без медалей в Ванкувере, надеемся только на хорошее.

derStandard.at: Как сейчас выглядят Ваши результаты на фоне коллег по команде?

Mario Scheiber: Время работает на меня, и сейчас я уже доволен своими результатами. Конечно, еще не все так замечательно, как хотелось бы, но в спорте от ошибок никуда не денешься, они были, есть и будут. Но мы как раз и тренируемся для того, чтобы свести их количество к минимуму. Сейчас всё не так плохо, главное, что к началу сезона я полностью здоров.

derStandard.at: А была возможность сравнить результаты со швейцарцами или другими спортсменами – Свиндалем, Миллером?

Mario Scheiber: Нет, в Чили наша команда всегда тренируется отдельно. Первый контакт был в Зёльдене, ну а для нас он будет в Лейк Луисе.

derStandard.at: Если кто-то рискнул бы зайти на Вашу страничку в Интернете, то увидел бы надпись: «Добро пожаловать. Сайт находится на реконструкции». Не оченьто здорово для Ваших фанов

Mario Scheiber: Да, мы сейчас занимаемся сайтом, но к сожалению это дело затягивается. Надеюсь, что скоро все наконец сдвинется с мертвой точки и можно будет легко узнать новости обо мне.

derStandard.at: У Вас, кстати, довольно многочисленный фан-клуб, в котором 454 человека. Вы действительно контактируете с каждым?

Mario Scheiber: Не совсем. Ответить каждому не получается, а иногда письма не доходят, так как у людей есть свои заботы. Ну, а чтобы попасть на соревнования, то клуб регулярно заказывает автобусы. Этим в первую очередь занимается мой папа.

derStandard.at: Тренер Матиас Бертольд в работе со спортсменами делает акцент на специалистов в отдельных дисциплинах. Вы, например, тренируетесь в группе скоростного спуска. Значит ли это, что кто-то из вашей группы будет участвовать исключительно в соревнованиях «королевской дисциплины»?

Mario Scheiber: Нет, наша группа объединяет скоростной спуск и супергигант. Именно в этих дисциплинах мы и будем в основном участвовать. Хотя периодически будем выходить на старт слалома-гиганта – чтобы улучшить технику

derStandard.at: О чем вы думаете, когда слышите слова «двенадцать сотых»?

Mario Scheiber: На Олимпиаде именно это время отделило меня от бронзовой медали, а 0,21 секунды – от «серебра». Обидно, конечно, но так уж получилось. Но это уже в прошлом, к тому же в жизни случаются куда более обидные вещи.

derStandard.at: Четвертый результат в Ванкувере мотивировал Вас на лучший результат в новом сезоне?

Mario Scheiber: Да, конечно, было бы здорово на первой же Олимпиаде выиграть медаль. Но в этом сезоне будет Чемпионат мира, и я буду готовиться к нему. Надеюсь, что в Гармише все сложится удачнее.

derStandard.at: Какую роль для горнолыжника играет командный дух, все-таки это индивидуальный вид спорта?

Mario Scheiber: Мы очень много времени проводим вместе, особенно зимой. И я считаю, что взаимопониманиеважная вещь для каждого. Конечно, не каждому это может нравиться, это естественно. Но мы пытаемся найти общий язык друг с другом, несмотря на то, что на трассе мы все – соперники. Сейчас в этом смысл в команде все хорошо, да и с новым тренером мы нашли общий язык.

derStandard.at: В конце прошлого года в Бормио, на трассе скоростного спуска Вы показали второе время, но были дисквалифицированы из-за превышения высоты подошвы ботинка на 2 мм. Не слишком ли строги правила?

Mario Scheiber: В тот раз у меня были другие ботинки, и я не заметил разницы. Каждый спортсмен работает со своей фирмой и своей командой, которая готовит ему снаряжение. Я никого не обвиняю, но тогда я сам ничего не менял в ботинках. Я не знаю, как такое могло получиться, для меня до сих пор этот вопрос остается загадкой. Но на ошибках учатся, впредь буду внимательнее. Я на 100 процентов доверяю фирме Atomic, но теперь буду проверять все сам.

derStandard.at: Вроде говорили, что в ботинки А вставили клинья от ботинок В…

Mario Scheiber: Этого совершенно точно не могло быть, потому что я сам ничего не менял, а ботики находились в моем номере, куда вроде бы никто не заходил. Но что было, то было. Хуже всего, что из-за той дисквалификации у меня не получилось попасть в число 15-ти первых стартующих в Венгене, и в Китцбюэле тоже был далекий стартовый. Но все это прошло и забыто. Надеюсь, теперь мне не придется все время быть на вторых ролях.

derStandard.at: Широкие, сильно приталенные лыжи повышают риск травмы не только в спорте высоких достижений. Бенни Райх уже давно говорит об этом, но при этом отмечает, что ничего не меняется. Как Вы оцениваете опасность в спорте?

Mario Scheiber: Травмы случались и раньше, но сейчас они происходят гораздо чаще. Многие говорят о проблемах в постановке трасс, многие – в том числе и я – о необходимости изменения стандартов инвентаря. Лыжи стали очень агрессивными. Чуть больше усилия – и ты вылетаешь с трассы, получаешь травму связок коленного сустава и пропускаешь сезон. Нужно постоянно разбирать подобные ситуации, но в руководстве FIS сидят старые люди, которые уже плохо разбираются в проблемах современного горнолыжного спорта. Они постоянно говорят, что заботятся о спортсменах, но на самом деле не слышат того, о чем им говорят сами спортсмены. Нас просто игнорируют. Прислушиваться начинают только тогда, когда о проблемах начинает говорить такой спортсмен, как Бенни Райх. Тогда это имеет для них значение.

derStandard.at: Спортсмены едины во мнении, что нужно что-то менять, или же есть такие, кто вполне доволен существующими стандартами снаряжения?

Mario Scheiber: Я не знаю, что именно думают другие, я и о предложениях Бенни (Райха) узнал только из газет. Персонально я ни с кем на эту тему не общался. Каждая фирма хочет сделать быстрые лыжи, но к тому же они вынуждены следовать стандартам FIS. Но на такие темы мы друг с другом не разговариваем.

derStandard.at: Это немного удивляет, ведь вы столько времени проводите в команде…

Mario Scheiber: Обычно мы разговариваем совсем о других вещах, а не о лыжах.

derStandard.at: Почему бы вам не собраться вместе и заявить о своих проблемах – может быть тогда что-то изменится?

Mario Scheiber: Куш, Бюхель, Вальххофер и Свиндаль уже однажды пытались, но так и не добились хоть какого-то результата и не смогли убедить FIS в своей правоте. Пока с тобой все в порядке, вроде бы и проблемы нет. Но если у тебя уже была травма, то степень риска получить ее снова, используя агрессивные лыжи, возрастает многократно. Конечно, падения выглядят зрелищно, это повышает зрительскую аудиторию. Но дело в том, что теперь получить очень серьезную травму можно не только на трассе скоростного спуска или супергиганта, а и на трассах слалома, когда ты подлетаешь на два метра и приземляешься спиной об лед.

drStandard.at: Что Вы ждете от нового сезона? Какому месту были бы рады?

Mario Scheiber: Пока еще у меня нет ни одной победы в соревнованиях Кубка мира. Это сейчас моя основная цель. Потом Чемпионат мира в феврале – было бы неплохо завоевать там медаль. Конечно, выиграть и то, и другое было бы совсем здорово, но давайте не будем пока ставить телегу впереди лошади.

http://www.mario-scheiber.at/

Марио Шайбер родился 6 марта 1983 года в городе Линц, Восточный Тироль, Австрия. Его карьера несколько раз прерывалась из-за травм. Специализация – длинные дисциплины (скоростной спуск и супергигант). В его активе 12 призовых мест в гонках Кубка мира (скоростной спуск: пять вторых и два третьих места, супергигант – три вторых и два третьих). Марио – выпускник известной Лыжной академии в городе Штамс (Тироль). На Олимпийских играх в Ванкувере лучшим результатом было 4-е место в скоростном спуске.

Оставьте комментарий