Марсель Хиршер: «Боюсь только больших белых акул!»

12. октября 2010 | От | Категория: Новости

Его девиз: «Даёшь полный газ – даёшь полный кайф!» Марсель Хиршер любит риск: этим летом он гонял на кроссовом мотоцикле и прыгнул с парашютом с высоты 4000 м. Горнолыжник из Аннаберга – один из самых молодых в команде Австрии, однако на его счету уже есть две победы в гонках розыгрыша Кубка мира.

— Марсель, лето пролетело быстро. Если ты заметил, то скоро будет старт нового кубкового сезона.

— Да, заметил – в основном по оживлению интереса со стороны СМИ. Летом они больше обращали внимание на другие виды спорта.

— А тебе самому как больше нравится – чтобы пресса интересовалась тобой и летом, или все же чтобы тебя на время оставили в покое?

— Трудно сказать. Я раньше не мог себе представить, что летом чуть ли не через день тоже будут всякие мероприятия. Но совсем без них было бы скучно. Тут должен быть какой-то компромисс, разумная смесь того и другого.

— Твоя мама родом из Голландии. Как тебе выступление голландской команды на Чемпионате мира по футболу?

— Если честно – я был сильно разочарован столь драматическим финалом.

— Как по-твоему – испанцы победили заслуженно?

— Скорее, я был разочарован игрой голландцев. Разница в классе игры была настолько огромна, что они запросто могли пропустить пять мячей. Может быть, поэтому чемпионат не стал для меня основным событием этого лета.

— Да, похоже, лето ты провел весьма активно: участвовал в мотокроссе, поездил на гоночной Audi. Понравилось?

Конечно. Я вообще хотел бы попробовать как можно больше новых вещей, а это лето прошло просто замечательно. По приглашению Audi я побывал на 24-часовых гонках в Ле Мане – это было супер! Огромное им спасибо за то, что на целых 15 минут разрешили ощутить себя автогонщиком. Иначе понять, что чувствует спортсмен за рулем столь мощной машины, очень сложно.

— Этим летом состоялся твой дебют в качестве парашютиста.

— Я вообще-то довольно долго считал себя бесстрашным парнем. Но прыжок с высоты 4000 м – это отдельная история. Этим летом я еще попробовал объединить приятное с полезным. Например, превратить мотокросс в один из видов тренировки. Попытка оказалась довольно удачной.

— А тренеры как относятся к твоей летней активности?

— До сих пор со мной ничего плохого же не случилось. Конечно, нужно к каждому делу подходить ответственно, соизмерять степень риска и знать, когда нужно остановиться. А тренеров я могу успокоить: на мотоцикле я всегда езжу достаточно осторожно.

— Какой вид активности станет для тебя следующим в списке?

— Было бы здорово попробовать сёрфинг. Может, удастся как-нибудь вырваться недельки на три на море. Сёрфовая доска, кстати, тоже неплохая тема для тренировки – развивает моторику и координацию. Есть только одна проблема: я боюсь больших белых акул!

— Как это?

— Как-то раз я посмотрел фильм «Белая акула». Эта мелодия, это дум-дум-дум-дум – почему-то долго не мог забыть.

— Как считаешь – австрийским горнолыжникам хватит сил этой зимой, чтобы всех победить?

— Победили бы, если бы не швейцарцы. Они сейчас настолько сильны и уверены в себе, что вполне могут выиграть и в новом сезоне. Что касается нашей команды, то мы неплохо подготовились за лето. До первой гонки в Зёльдене осталось меньше двух недель, хорошо бы погода не подвела, да и неплохо было бы провести пару тренировок на Реттенбахе.

— А как ты подготовился к сезону? Всё сделал, что было запланировано?

— Да, сделал всё, причем впервые. Нет, в самом деле — ни одного дня без дела не просидел. Посмотрим – будут ли эти тренировки стоить мне сил, или же действительно – помогут лучше ездить на лыжах.

— Есть ли разница между тренером Тони Гигером, и новым тренером Матиасом Бертольдом?

— Да, разница заметна. Схема, по которой готовил нас Тони (Гигер) была достаточно жесткой, и, без всякого сомнения, нацелена на хороший результат. С Матиасом мы чувствуем себя свободнее. Например, если в рамках курса подготовки мы играем в хоккей – он играет вместе с нами. И если ты вдруг промахнулся, он не говорит тебе: Эх ты, простофиля! – а просто смеется. Он сам был спортсменом-горнолыжником, и он один из нас!

— А как эта свобода в общении отражается на тебе, как на спортсмене?

— На первом плане – интересы спортсмена. Если спортсмен жалуется на боль в желудке, значит, так оно и есть – никто в этом не сомневается.

— Что еще изменилось?

— Например, выбор жилья, или еды. Скажем, у меня аллергия на домашнюю пыль. Если в номере отеля на полу ковровое покрытие, я просто плохо сплю. Теперь, если это возможно, мне предоставляется номер без коврового покрытия.

— А что с едой?

— Если в Феррари залить полный бак солярки, он не поедет. То же самое можно сказать и про спортсменов.

— То есть сейчас у всех все хорошо? Но поначалу-то были какие-то сомнения?

— Нууу… Было дело – мы говорили: а, дамский тренер (Бертольд тренировал женскую команду Германии – прим.), и т.д, и т.п. Но вышло все наоборот. У Тони были свои представления о взаимоотношении со спортсменами, и он их жестко придерживался. Теперь же в команде гораздо больше индивидуального подхода к каждому, и это очень и очень здорово.

— Давай немного заглянем в будущее: какие у тебя планы на эту зиму, в каких дисциплинах ты будешь стартовать?

Да я пока что об этом серьезно не думаю. Если все хорошо пойдет в слаломе и в гиганте, если все будет нормально со здоровьем, то – если найдется время – попробую свои силы в супергиганте. Если не получится – продолжу выступать в технических дисциплинах и попробую отстоять там свои позиции.

— Раньше перед командой стояла задача выступать в как можно большем количестве соревнований, чтобы как можно больше спортсменов претендовали на победу в общем зачете.

— Я про это ничего не могу сказать. В каких соревнованиях участвовать – решаю я сам. Считаю, что Кубок мира вполне можно выиграть, если на протяжении сезона показывать хорошие результаты всего лишь в двух дисциплинах.

— Можешь что-нибудь рассказать о результатах последних тренировок на снегу?

— Мы потратили очень много времени на слалом. До сих пор у меня был очень резкий стиль езды, сейчас со стороны он выглядит более спокойным. Теперь будем ждать, как такая перемена сработает. Проверить это можно будет только на жесткой ледяной трассе с искусственным снегом.

— За последние годы довольно сильно изменилось качество снаряжения, изменилась геометрия у лыж. Можешь что-нибудь сказать о том, в какую сторону должен развиваться горнолыжный спорт?

— Последние изменения в геометрии лыж сделали горнолыжный спорт каким-то, я бы сказал, безвкусным. Думаю, что нужно вернуться туда, где мы уже были 10 лет назад. Ну и результаты спортсменов снова должны оцениваться выше. Ведь, например, когда ты сходишь с трассы в Шладминге, то запросто можешь услышать: Эх ты, засранец!

Такого не должно быть.

www.laola1.at

Stephan Schwabl

Перевод: Павел Черепанов

фото: www.skionline.ch, Павел Черепанов

Оставьте комментарий