Руди Хубер: Мы все вздохнули с облегчением!

22. апреля 2010 | От | Категория: Кубок Мира, Лыжи, Люди на лыжах, Новости, спорт

7 января 1999 года австрийский горнолыжник Бенджамин Райх одержал свою первую победу в соревнованиях розыгрыша Кубка мира. С тех пор прошло больше 10 лет, и из 20-летнего тирольского парня Райх превратился в одного из самых стабильных и успешных горнолыжников мира. Таким же неизменным остался его победный жест – вскинутые вверх руки с лыжами Atomic: фирмы, которой Бенни Райх оставался верен все эти годы.

Вечером 20 апреля стало известно, что австриец заключил новый договор с Atomic на ближайшие несколько лет. «Все мы вздохнули с радостью и облегчением, когда узнали об окончательно решении Бенни», — сказал в интервью веб-сайту laola1.at рейс-директор фирмы Atomic Руди Хубер.

— Сперва самый главный вопрос: он остался, это уже точно?

Rudi Huber: (смеется) Да, решение окончательное. Вся наша большая семья по имени Atomic рада, что Бенни остался. Он будет с нами ближайшие три года, с возможностью пролонгации договора еще на один год (до 2014 года – прим.) Думаю, что это будет последний контракт в его горнолыжной карьере.

— Райх действительно хотел перейти в команду Head, или какой-либо иной фирмы, после того, как  принял участие в программе тестов?

Huber: Нет ничего необычного в том, когда спортсмен пробует другие лыжи. Бенни делал это не один раз. Если какой-либо спортсмен ездит только на лыжах Atomic и не знает ничего другого, то вполне закономерно, что он подстрахуется, прежде чем связать себя еще на какое-то время. Мы также договорились провести тесты – ведь старый договор действует до конца апреля. Конечно же мы надеялись, что на основании результатов этих тестов Бенни примет решение в пользу Atomic.

Что послужило толчком для принятия окончательного решения остаться с Atomic?

Huber: Такой спортсмен, как Бенни Райх, смотрит в первую очередь на качество предлагаемого материала, ведь его главная цель – победа. Если посмотреть на статистику Кубка мира в разрезе производителей снаряжения, то можно увидеть, что мужская команда Atomic имеет сильные позиции во всех дисциплинах. К тому же, обладатель Кубка мира, Карло Янка, также неотъемлемая часть нашей команды. Естественно, есть еще финансовая сторона дела. У Бенни есть своя рыночная стоимость, и мы должны считаться с его аргументами. На основании этого мы нашли компрмиссные решения, устраивающие обе стороны. Конечно же, другие компании могли предложить ему более выгодные условия, но для Бенни деньги еще не всё. Свое окончательное решение он сделал на основании критериев качества.

— В настоящее время Райх – номер один в Австрии. Был ли у вас какой-нибудь «план В» — на случай, если бы он все-таки ушел?

Huber: Какой-то «план В» у нас есть всегда, но приоритетным должен быть все-таки «план А». Среди австрийских спортсменов, с кем мы заключили контракты, Бенни стоит первым в списке. Заменить его кем-то не так просто: сейчас он самый известный активный горнолыжник из Австрии, и его легко идентифицируют с брендом Atomic.

— С кем из австрийских горнолыжников уже подписан договор на ближайшие годы?

Huber: В нашей команде останутся Михаэль Вальххофер, Марио Шайбер и Марсель Хиршер. Есть еще несколько молодых ребят, с которыми договор еще не подписан, но это лишь дело времени. Совершенно точно в нашей команде останется олимпийская чемпионка Андреа Фишбахер, что касается Марлиз Шильд, то мы с нетерпением ждем ее окончательного решения.

— Недавно Atomic покинул очень известный спортсмен. Уход Акселя Свиндаля оказался болезненным?

Huber: Конечно. Аксель стоял на лыжах Atomic с тех пор, как начал участвовать в гонках. Мы всегда предлагали ему все самое лучшее. Для него это стало тоже непростым решением. Дело в том, что в Норвегии у горнолыжников нет иного спонсора, кроме производителя снаряжения. Лыжная фирма и призовые деньги – главный источник дохода для спортсмена. Нам известно, что есть фирмы, которые платят спортсменам больше. Но мы всегда считали себя в первую очередь поставщиком снаряжения, а не денежным спонсором. По этой причине в свое время от нас ушли Херманн Майер или Лассе Кьюс. Чаще всего спортсмены уходят, уже многого достигнув. Теперь такое решение принял Аксель, и мы пробовали сделать все, чтобы его удержать. Конечно же с его уходом мы многое потеряли и в спортивном, и в человеческом плане. Но это его работа, его бизнес – это нужно подчеркнуть.

— Ты сейчас вспомнил про Хермана Майера. Мог бы ты подписаться под словами: «Atomic воспитывает спортсменов – Head их покупает»?

Huber: Для многих великих горнолыжников время, проведенное в команде Atomic, было лучшим в их карьере. Херман и Аксель останутся в числе многих спортсменов Atomic, даже несмотря на то, что они перешли в другую команду. Мы никогда не вербовали спортсменов за деньги – и не будем этого делать. Мы не спрашиваем: что и как делают другие? Мы концентрируем внимание на том, что делаем мы сами.

— Может ли Atomic винить себя за переход спортсменов в другие команды?

Huber: Конечно и у нас бывают ошибки. Мы не в состоянии всё всегда делать правильно. Но если речь идет о финансовых выплатах, то у нас они во многом зависят от результатов. В других компаниях спортсменам платят фиксированную ставку, но это вопрос политики фирмы.

— Важно быть уверенным в своем снаряжении. В чем отличие Atomic от других фирм?

Huber: В подходе к инновациям. Мы хорошо поработали над развитием DD-технологий – это видно из статистики. Мы убеждены, что у этой технологии огромный потенциал. В гигантском слаломе мы продвинулись в этом направлении очень далеко, в других дисциплинах используется пока около 50% всех возможностей DD. Поэтому мы основное внимание уделяем оптимизации новых технологий, где это возможно. Вся система лыжи-ботинки-крепления потихоньку меняется. Сейчас на рынок выходят новые крепления Х20. В комбинации с DD-технологией на тестах в Райтеральме (собственная тестовая трасса фабрики Atomic – прим.) мы добились от системы лучших показателей, нежели у системы со старыми креплениями.

— Если речь зашла о тестах: какую роль в них играют такие спортсмены, как Райх?

Huber: Бенни обладает колоссальным опытом. Он участвует в соревнованиях по всем горнолыжным дисциплинам и не случайно является одним из лучших горнолыжников мира. В любой области он выкладывается на 100%. На тестах он также выкладывается по максимуму. Поэтому Райх так важен для нас.

— В мужском горнолыжном спорте фирма Atomic — № 1 в мире. У женщин доминирует Head. Будет ли ваша компания бороться и за «женское» направление?

Huber: Пока что нет. Мы ограничиваем себя экономическими рамками. Мы не можем уделять одинаковое внимание как горнолыжникам, так и горнолыжницам. Наша цель – остаться брендом № 1 в горнолыжном спорте. За последние 15 лет мы 14 раз выигрывали Кубок мира среди горнолыжных брендов, и 14 раз спортсмены нашей команды выигрывали Большой хрустальный глобус. Было всего лишь два исключения: в 2002-м Кубок достался Salomon – во время травмы Хермана Майера, и в 2008-м, когда сезон выиграл Боде Миллер (уже в составе Head) – тогда из-за травмы пропустил сезон Аксель Лунд Свиндаль. Сейчас мы имеем конкурентоспособную команду в составе Янки, Райха, Хиршера и других спортсменов. Среди женщин мы попробуем выиграть у Head не массовостью, а качеством: нашу небольшую женскую команду составляют такие спортсменки, как Шильд, Фишбахер, Цеттель, Кирхгассер и Лара Гут.

Tags: ,

Оставьте комментарий