Почему?

17. февраля 2009 | От | Категория: Разговоры

Выпал снег. И снова сквозь многомесячную пелену ожидания впереди замаячили — пока еще несмело, призрачно, но с каждым днем все яснее и четче — очертания гор. Почему мы так стремимся в горы? Чего нам не хватает в нашей обычной жизни?

Может быть, свободы?

Мы несвободны  в городе, в своей обычной жизни. Мы пьём не то, что хотим, едим не то, что хотим, делаем не то, что хотим. Мы пьем чай, когда нам хочется пива, потому что впереди – многочасовая дорога домой за рулем автомобиля, ползущего через автомобильное месиво по грязным улицам. Мы едим домашнюю куриную лапшу, хотя именно в этот момент хочется впиться зубами в восхитительно пахнущий, истекающий соком, стейк, зажаренный на гриле. Мы едем на работу, когда нам больше всего на свете хочется сунуть в машину лыжи, сумку с ботинками, через час-полтора оказаться в полусотне километров от города, на заснеженном склоне. Вдохнуть морозный зимний воздух, услышать четкий щелчок креплений (когда они, родные, как нужно, застегиваются — щелчок ведь очень четкий, его не спутаешь с тем звуком, который они издают при попытке застегнуть их, когда на подошве снег налип) и… Но мы едем на работу, вдыхаем автомобильные испражнения, суем в факс документы, выслушиваем идиота-начальника (ну почему все начальники идиоты?) и выполняем опостылевшие обязанности, которые иногда так хочется послать как можно дальше.

А может быть, нам не хватает третьего измерения – по вертикали?

Горизонтальное городское пространство кажется бесконечным – может быть, из-за нескончаемых, теряющихся в смоге, лент стоящих в пробках машин, или из-за того, что откуда бы ни смотрел – края этого моря крыш не видно. В тоже время оно, это пространство, ограничено со всех сторон, свободно только направление вверх, к небу. Может быть, именно в поисках дополнительной степени свободы мы и едем в горы – туда, где кроме вправо-влево-вперед-назад можно еще вверх и вниз?

Или мы слишком скованы путами «общепринятых норм поведения в социуме»?

И нам просто надоедает эта городская ограниченность движений, громкости разговоров или криков, невозможности выкрикнуть что-то громкое, задорное, просто потому, что хочется, от  переполняющих тебя чувств. Да и не хочется среди этих стен что-то выкрикивать, разве что спьяну – но ведь это же не то, это ведь совсем другое – спьяну: это не от твоей внутренней свободы, а благодаря развязывающему ограничения алкоголю…

Или нам не хватает возможности пройти по грани? И нам просто необходимо снова оказаться там, где эту грань можно потрогать рукой? Где можно нырнуть под огораживающий трассы «волчатник», и оказаться один на один с горами, хотя бы ненадолго освободившись от всего того, что ограничивает твою свободу, опутывает тебя невидимыми, но от этого не менее прочными нитями, в городе? Испытать себя, раздвинуть границы того, что «можно», загнав в дальний уголок невостребованное «нельзя»?

А может быть, нам просто необходимо возвращаться сюда?

Возвращаться в знакомый до мелочей мир, который не меняется, что бы ни происходило, поскольку с точки зрения вечности всё, что произошло со времени твоего отъезда отсюда, — не играет никакой роли и не имеет ни малейшего значения. И мы очень остро ощущаем необходимость возвращения сюда, где каждый из нас – песчинка, исчезающе малая величина по сравнению с окружающими нас здесь гигантами. Нам необходимо вернуться к тому, с чем у каждого из нас ассоциируются горы и лыжи – они ведь у каждого свои, при всей внешней похожести и нас, и гор, и лыж…

Или нам не хватает возможности побыть самими собой или мы просто там не так остро ощущаем уходящую молодость?

Может быть, мы там становимся такими, какими хотим быть или казаться: кто-то сам собой, сбросив городскую шелуху, а кто-то – быстрее, сильнее и даже моложе, несмотря на седину? Может быть, для нас возвращение в горы – это возвращение ещё и в собственную молодость. И когда мы тоскуем по горам — мы тоскуем по тому, что ушло: по несбывшимся из-за «обстоятельств» надеждам и мечтам, по переходам через перевалы и ледники, походам, восхождениям, палаткам, дружбе и любви – по всему тому, чему не суждено повториться, что мы вспоминаем, как самое яркое и самое лучшее, что было в нашей жизни.

Мы каждый год возвращаемся к тем местам, где нам было хорошо, в надежде на то, что там снова будут те же горы, те же люди и те же эмоции. Мы знаем, что в одну и ту же реку нельзя войти дважды. Но нам очень хочется это сделать.

Почему?…

Георгий Дубенецкий

Tags: , , ,

Оставьте комментарий