Н. Русакова — 2

17. февраля 2009 | От | Категория: Юмор и песенки

Наталия Русакова

Обратный билет

Ну вот и подана крылатая карета,

Закончен с жизнью городской неравный бой.

Я еду в горы без обратного билета,

Я еду в горы, чтобы встретиться с тобой.

Заветный «ТУ», как на эмблемке сигаретной

Распишет небо белоснежною строкой,

Он всем расскажет очень строго по секрету:

Я еду в горы, чтобы встретиться с тобой.

— А ты надолго?

— Как пойдет…

— А я до лета!

— А как со снегом?..

— Снегу с головой!

— А я вообще-то без обратного билета…

— Ну значит славно покатаемся с тобой!

И новой строчкой всем известного сюжета

Закружит судьбы парный танец на снегу.

Летят две птицы без обратного билета,

С небес срывая задремавшую пургу.

Но вот расписаны все плоскости Чегета,

Слова все сказаны, свершились чудеса.

Мы вниз спустились без обратного билета…

А дальше каждый пусть придумывает сам!

2004

* * *

Бегство

Не любовь, не дела, ни суровый запрет

Не удержат меня на равнине.

Все равно убегу, чтобы встретить рассвет,

Зажигающий утром вершины.

Буду слушать снега, как лавин голоса

Облаками пойдут по дорогам.

Я хочу, чтобы мне рассмеялся Баксан,

Поедая на завтрак сугробы.

Убегу посмотреть на дымящий Донгуз

И закутаюсь в облачьи стаи.

И измазанный в белой сметане Эльбрус

Закивает двумя головами.

На закате сверкнув, ледников бирюза

Подогреет полночные споры —

Ведь друг другу о главном помогут сказать

Только эти волшебные горы.

1989

* * *

Убегайте, улетайте, уезжайте —

вас там ждут

Зафевраленные горы

в синих крыльях небосвода.

Две дороги, словно руки, —

на Эльбрус и в Теберду

Вас в объятья заключая,

повстречаются в Минводах.

Ваши солнечные будни

оживут в московских снах,

Как под вечер заалели

склон обнявшие метели,

Как в любое время года

бесконечная весна

Ваши души переполнит,

исцелив за две недели.

1991

* * *

Терскол. Отъезд

Руки непослушно связывают лыжи —

Завтра уезжаем, не нужны слова.

Мы оставим счастье только что прибывшим,

Ну а нас угрюмо в плен возьмет Москва.

И войдет под вечер в наш недавно номер,

Сядет на кровати белый человек,

Глядя, как на чудо, на ночные горы,

Как светится может в полночь белый снег.

Нашими сердцами расцветут закаты —

Мы их оставляем, вырвав из груди,

Мы вам завещаем, бледные ребята,

Уезжая, там же положить свои.

Вот мы напоследок кулачки сжимаем,

Чтобы не кружила по горе пурга,

Чтоб вас, бледнолицых, солнце приласкало,

Дай вам Бог погоду и мягкие снега.

1988

* * *

Горная баллада. Посвящение М.М. Боброву, 1987

В долине собиралась

Облачная муть

Кто-то ранним утром

Уходит в долгий путь

И вверх идет, доверчиво

Держась за облака.

И жизнь его зависит

От вбитого крюка.

А горная дорога

Смеется и зовет.

И это невозможно,

Что им не повезет.

Сорвется в пропасть камень

Со скального плеча.

А там в лучах сияет

Вершина, как свеча.

Но вот по тем извилистым тропинкам

Проложат трассы и протянут свет,

Поедут вверх канатные кабины,

Везя туристов пестрый винегрет.

И блеск вершин глинтвейном запивая,

Кантами лыж мы раним облака,

И в креслах над долинами взлетая,

Глядим на мир немного свысока.

От ветра защищая

Гостиниц мишуру,

Нам горы позволяют

Играть в свою игру:

Калейдоскоп костюмов

И лыж послушный бег —

Мы смело утверждаем,

Что покоряем снег,

Тогда как кто-то стынет,

Карабкаясь по льдам

И метры до вершины

Со смертью пополам.

Обветренные лица

Встречают небеса

И льдинкой застывает

Счастливая слеза.

В лавинах горы им грохочут «браво!»

И в ледниках навек боготворят.

Как мало тех, кому дается право

Постичь небес неумолимый взгляд.

Вот мы под солнцем спорим с упоеньем,

Кто резанет изящней белый склон.

А кто-то там идет на восхожденье

И может, в небеса уходит он.

* * *

Папе, 23.02.89

Ах, папа, ты мне привези этой сказки глоток —

Напиток тягучий густого пьянящего неба

В серебряной чаше с краями бегущих хребтов

И колокол солнца, который во сне прозвенел бы.

Ах, папа, ты мне привези на разбитых кантах

Дыхание склона и снега волшебные звуки,

Шуршанье целин и суровое карканье льда,

И даже мурлыканье ласковой солнечной мульды.

Увидеть хотя бы на миг этот ласковый сон —

Дрожанье и стоны канатки, промерзшей до жилки,

Удары ботинок о гулкий подвальный бетон

И кожаный запах усталости в теплой сушилке,

И музыку утра — оркестра рассветных лучей,

Где гаммы теней и частоты вершиновых скрипок…

Глаза бы увидеть мне этих счастливых людей

И свет ослепительный сотен добрейших улыбок.

На шею накинувши лунного света струю,

Такой большезвездый, волшебный серебряный вечер

Послушать приходит, как струны прекрасно поют

И в такт головами качают и души, и свечи.

Ты в сердце своем привези этой сказки глоток!

Прошу невозможного, знаю, как сказка ответит:

Отсюда сердец никогда не увозит никто,

Их здесь забывают, их здесь оставляют навеки.

* * *

Прощание

Расстаемся с улыбкой —

ведь это же не навсегда!

Не успеешь моргнуть —

и увидимся где-нибудь снова!

Миг, другой, между ними

года, города,

Но все это не в счет,

все из области мира иного.

Он большой лабиринт,

где дождем осыпаются дни.

Наши встречи в другом,

он для них удивительно тесен,

Как ущелье в горах

и огромный, как небо над ним,

В нем так много улыбок,

и счастья, и смеха, и песен!

Непременно увидися,

просто иначе нельзя,

Ведь так хочется верить,

что все на земле повторимо.

Но при встрече

с восторгом сольются грустинки в глазах:

Мы все те же

и все-таки будем немножко другими.

Расстаемся с улыбкой,

ведь это же не навсегда.

Не успеешь моргнуть,

и увидимся где-нибудь снова.

Провожая звезду,

не додумались мы загадать,

Чтобы встречь было больше,

казалось, и так будет много.

1993

Tags: , ,

Оставьте комментарий