Музыка гор

17. февраля 2009 | От | Категория: Разговоры

Это совсем не та музыка, которую ты заказываешь, когда нажимаешь на кнопку PLAY своего Mp3 плеера. Такую музыку ты себе навязываешь. Неважно, что она именно та, которую ты любишь, – такая музыка к горам не имеет никакого отношения. Никакого. У гор есть своя, особая музыка. Правда, надо постараться её услышать, поскольку если все время глушить в себе эти звуки то громкими разговорами с друзьями, то громом из колонок в баре – мало шансов…

Вечером, в первый вечер после приезда, ты ещё не слышишь ее. Дорога, ощущение отпуска, ты вырываешься из серой вереницы будней, впереди – целая неделя, может быть, даже две, номер в гостинице удобный, рядом хорошие люди, снег на склонах есть, уже встречены старые знакомые… А потом, совсем поздно — когда ты стоишь на балконе и смотришь на звёздное небо, такое глубокое и близкое, такое бархатное, как черная-черная кошка, с блестящими пронзительными звёздами и прозрачной полоской облака, наползающей на диск луны, тебе почудится один аккорд – тихий, медленно тающий в тишине ночи. Ты вслушаешься, но вокруг тихо, лишь из бара доносится ритмичное «тынц-тынц-тынц-тынц…», да снизу слышен скрип снега под ногами и чьи-то негромкие голоса и приглушенный смех, а значит, тебе просто почудилось. Но это не так.

Утром, когда ты собираешься на гору, вдруг возникает марш. Мажорный, бравурный, как будто где-то рядом играет военный оркестр. Этот марш как нельзя лучше выражает состояние души, как бы ты не старался скрыть свои чувства за шутками. В окно светит яркое горное солнце, впереди – потрясающее катание, все проблемы отошли куда-то далеко. Вперед!

Чуть позже, пока ты поднимаешься в кресле, в тебе звучит вальс. Медленный, красивый, сопровождающий неспешную смену декораций в огромном театре, в котором ты – единственный зритель. Неважно, что рядом может быть кто-то ещё, что вы о чем-то разговариваете – просто в тебе уже звучит вальс, который не прерывается даже во время разговора. Вальс медленно смолкает, когда ты сходишь с кресла. Здесь, наверху, тебя ждет тишина. Все звуки в этот момент почему-то не режут ухо: они как-то очень органично вписываются в окружающую картину – и скрип старой канатки, и крики и смех окружающих тебя людей, и скрежет кантов по снегу или, не дай Бог, камням. Даже совершенно неуместная на первый взгляд музыка, хрипящая из динамиков ближайшего кафе – и та тоже как-то удивительно совпадает со всем остальным и не кажется лишней. Но стоит отъехать чуть в сторону, подальше от всех этих звуков, остановиться — наступает тишина. Тишина, в которую тонкими, приглушенными нотами вплетается шорох снега, переносимого ветром по склону и твое собственное дыхание и вдруг — резкими септаккордами — крики альпийских галок.

А потом тишина выключается вместе с толчком палками, и снова начинает звучать музыка. Музыка, которую ты слышишь, зависит от очень многих вещей: от склона и скорости, от того, спускаешься ты один или с друзьями. Это может быть медленный вальс, подобный тому, что уже звучал на канатке, или жесткий рок, а может быть – кантри, танго или техно – но это именно музыка…

Вечером, после катания, сауны, бассейна можно услышать неторопливые импровизации прохладного джаза, но это если никуда не торопясь вслушаться в звуки, которые внутри, и не спешить спуститься в бар с гремящими колонками и звоном бутылок, кружек или бокалов – в зависимости от места — и людским многоголосьем… И уже гораздо отчетливее звучит тот тихий аккорд, услышанный или почудившийся в первый вечер…
А потом, в конце, когда ты садишься в автобус, идущий вниз, погрузив свой рюкзак или сумку и чехол с лыжами, снова слышится вальс – медленный, немного печальный. Это горы грустят в предчувствии долгой-долгой разлуки. Ты подъезжаешь к вокзалу или аэропорту, и вальс стихает, и вместо него наваливается какофония города, которая преследует тебя даже ночью — в виде ударов двери лифта или сирен сигнализаций потревоженных автомобилей, топота соседей над головой ни свет ни заря, трели будильника, бесконечной разноголосицы телефонных звонков…

…Иногда и дома, в привычной квартире, такой далёкой от гор, когда особенно остро пахнёт запахом сосны и талого снега — пахнёт от фотографии или яркой куртки, висящей в шкафу — слышится блюз. Задумчивый, местами печальный, а местами радостный, он сопровождает яркие картинки, которые вспыхивают в твоей памяти. Видимо, именно блюз созвучен воспоминаниям. Воспоминаниям о скорости, бокале горячего вина в крошечном, отделанном деревом кафе на склоне, улыбке дочерна загорелой девушки с соломенными волосами, склонах, заснеженных соснах и солнечных лучах, прокалывающих хвою тонкими ослепительными иголочками. Именно блюз….

Г. Дубенецкий

Tags: , ,

Оставьте комментарий