Счастью замена — горные лыжи

16. февраля 2009 | От | Категория: Невредно знать

Все началось в Альпах

Солнечным воскресным утром четверо тирольцев из местечка Санкт-Антон, прихватив с собой лыжи, поднялись на одну из вершин альпийского горного хребта Арльберг. Спустившись в соседний Санкт-Кристоф, заглянули в ресторанчик, дабы отметить прекрасную прогулку. Выпив бокал-другой вина, порешили создать горнолыжный клуб под названием «Арльберг». На календаре было 4 января 1901 года. Этот день считается началом массового горнолыжного спорта.

Вячеслав Быков

«Горные лыжи сами по себе не являются счастьем, но вполне могут его заменить». Этой крылатой фразой Жан-Клод Килли, выдающийся французский горнолыжник 60-х годов, один из десяти лучших спортсменов XX века (по опросу Международного олимпийского комитета) попал, что называется, в самую точку. Горные лыжи превратились в один из самых популярных видов спорта. На альпийских трассах сейчас соревнуются даже представители… Кувейта. Правда, тренируются они в Европе или Америке. Тем не менее факт примечательный.

100-летию горнолыжного спорта был посвящен недавний чемпионат мира, проходивший в тирольском Санкт-Антоне. Участвовали представители 41 государства. Что касается наград, то особых сенсаций не было. Медали вполне справедливо распределились между всеми альпийскими странами, включая Словению, двумя скандинавскими (Швецией и Норвегией) и США. А вот Англии не досталось ничего, хотя именно британцы были первыми исследователями Альп. Еще в 1741 году два британских лорда организовали первую туристическую экспедицию к подножию Монблана.

В 1924 году была создана Международная федерация лыжного спорта (ФИС). Сейчас она объединяет 100 стран. Чемпионаты мира по горнолыжному спорту проводятся с 1930 года. А через шесть лет соревнования по горным лыжам были включены в программу Белых Олимпиад.

…1937 год. Москва. Воробьевы горы. Первый чемпионат Союза. Именно тут истосковавшиеся по горам австрийские антифашисты, вынужденные покинуть родные Альпы, научили шустрых и бесстрашных мальчишек из окрестных деревень спускаться на лыжах с гор, а точнее сказать, холмов. Так что первые наши чемпионы были с Воробьевки, позже из Ленинграда, и лишь с 60-х годов в списке призеров появились спортсмены из истинно горных районов — Саян, Горной Шории, Междуреченска, Хибин (Кировск и Мончегорск), Камчатки.

Но лишь после Великой Отечественной войны горные лыжи получили свое развитие благодаря самому массовому из искусств — кино. Наверное, раз двадцать, если не больше, бегал я мальчишкой в кинотеатр «Ударник», чтобы с друзьями посмотреть знаменитый американский фильм «Серенада Солнечной долины». Волшебные мелодии оркестра Гленна Миллера, пируэты Сони Хэни, норвежской фигуристки, обладательницы трех золотых олимпийских медалей. Тогда в конце 40-х — начале 50-х никто у нас и слыхом не слыхал, что такое «сальхов», «тулуп» или «либела». Зрители даже не верили, что такие пируэты можно было сотворить на льду. Думали, что это трюки американских киношников. Я и теперь нередко запускаю кассету с этим фильмом, чтобы в который раз насладиться не только музыкой Миллера и катанием Хэни, но и бесстрашными спусками на лыжах по крутизне, по лесу. Кстати, в Америке подобное катание называлось «freeskiing», то есть катание свободное, не по проложенной трассе.

В 1956 году была первая для наших спортсменов зимняя Олимпиада в Кортина д’Ампеццо, в Италии. К радости за нашу бронзовую медалистку в слаломе Евгению Сидорову прибавилось восхищение спортивным подвигом австрийца Тони Зайлера, который победил во всех трех альпийских дисциплинах — скоростном спуске, слаломе и слаломе-гиганте.

Уйдя из активного спорта, Зайлер, любимец женщин, гладко зачесанный брюнет с пробором как стрела, снялся в двух художественных фильмах — «Двенадцать девушек и один мужчина» и «Черная стрела». Успех фильмов был неожиданным и для самого Зайлера. На последнем чемпионате мира в Санкт-Антоне в беседе с журналистами заметно постаревший Зайлер рассказал, как был ошеломлен, увидев во время приезда в Японию толпы восторженных поклонников, запрудивших весь путь от аэропорта до центра Токио, дабы приветствовать своего кумира. Секрет ему объяснили сами японцы — его два фильма по посещаемости превзошли в Японии голливудского кассового чемпиона — «Унесенных ветром».

Не исключаю, что сегодняшний интерес японцев к отдыху в горах в значительной степени обязан спортивному мастерству и мужскому обаянию этого удивительно симпатичного человека. Может быть, от него японские горнолыжники унаследовали необычную вежливость и чрезвычайную уважительность к горным лыжам. Не могу не вспомнить своего удивления, когда, садясь в кресло канатной дороги в олимпийском Нагано, услышал из динамика мелодичный женский голос — оказалось, что «голос» пожелал «счастливо покататься».

Следующим этапом стала зимняя Олимпиада 1968 года в Гренобле, где Жан-Клод Килли стал национальным героем Франции, выиграв все олимпийское золото в горных лыжах. Справедливости ради надо напомнить, что его третья победа в слаломе не была бесспорной: его главному сопернику — австрийской звезде тех лет Карлу Шранцу на второй попытке слалома (тогда был сильный туман) помешал неожиданно появившийся на трассе альпийский стрелок, который помогал утрамбовывать трассу. После протеста Шранца судейская коллегия (судьей на этом участке трассы был старший тренер нашей сборной Юрий Кабин, который и рассказал мне эту драматическую историю) разрешила ему перестартовку. И по сумме двух попыток занял первое место. Но позднее большое жюри аннулировало результат, и золото отдали французу. «Я был олимпийским чемпионом целых 50 минут», — признал с трудно скрываемой горечью Шранц, самый заслуженный долгожитель в большом спорте. Увы, за 15 лет пребывания в большом спорте ему так и не довелось стать обладателем олимпийского золота.

Этот случай, впрочем, надолго испортил отношения между французскими и австрийскими горнолыжниками. Автор этих строк не раз в начале 70-х был свидетелем словесных перепалок между ними на судейских коллегиях. В Австрии даже пытались возбудить уголовное дело по обвинению Килли в… изнасиловании одной молодой австрийки. Вдобавок Международный Олимпийский комитет, обвинив Шранца в нарушении статуса любительства (в одном из товарищеских футбольных матчей австриец надел майку с рекламой), лишил его права выступать в олимпийском Саппоро в 1972 году. Его поклонники встретили лыжника в аэропорту Вены и на руках отнесли к автобусу.

Прошло почти тридцать лет. И только в этом году во время первенства мира в его родном Санкт-Антоне Шранц признался, что теперь больше не обижен на судьбу, ибо этот первый в новом веке и новом тысячелетии чемпионат проводится на его родине. И для Шранца это событие равнозначно золотой олимпийской медали. Это он сказал, когда ему присуждали звание «почетный гражданин Санкт-Антона».

А более удачливый соперник австрийского горнолыжника француз Килли был уже далеко. За океаном Килли использовал свои спортивные победы для успешной карьеры, поступив на службу в крупнейшее в мире рекламное агентство Маккормик. Он потом снимался в фильмах, увлекался автомобильными гонками, сделал попытку, правда неудачную, стать чемпионом также и среди профессионалов.

Феномен Килли можно понять, вспомнив обстановку во Франции 60-х годов. Экономический подъем, вызванный политической стабильностью при президенте Шарле де Голле, обеспечил возможности и для финансирования спортивного движения. Государственные субсидии в преддверии первой Зимней Олимпиады послевоенного времени на французской земле — в Гренобле — были четко нацелены на победы именно французских спортсменов.

А в горнолыжном спорте нашелся еще и талантливый организатор Онорэ Бонне. Он возглавил подготовку французской сборной и сумел добиться объединения фирм, производивших лыжный инвентарь, в финансово мощный пул, спонсировавший интенсивные тренировки лыжников.

Килли был там первый среди равных. Горожанин по рождению, он вместе с отцом переехал из ставшего опасным накануне Второй мировой войны Эльзаса в затерянную в горах деревушку Валь д’Изэр. Туда же из Эльзаса приехала и семья Гойчель, давшая миру двух знаменитых сестер-горнолыжниц. Именно дети эльзасских горожан и стали страстными лыжниками. Трехлетний Жан-Клод, которого отец за необычайную подвижность прозвал «toutoune» (щенок), все время проводил на снегу в горах. Килли, сестры Гойчель, Ги Перийя и другие талантливые спортсмены принесли славу французскому спорту еще за два года до гренобльской Олимпиады — на чемпионате мира в чилийском Портильо.

…После войны отдых в горах стал синонимом здорового образа жизни. Это вызвало и горнолыжный бум. Резко увеличилось производство спортивного интентаря и строительство зимних курортов. В середине 60-х годов на крыше крупнейшего парижского универмага «Le Рrintemps» (Весна) построили лыжную трассу с искусственным покрытием. А в США проводились соревнования по слалому на движущихся со скоростью 40 километров в час транспортерах с нейлоновым покрытием. Слаломные ворота были обозначены яркими цветными пятнами.

В это же время в журнале «Техника молодежи» его главный редактор Василий Захарченко, неутомимый генератор оригинальных идей и конструкторских решений, предложил использовать для катания искусственные горы из насыпного грунта, вывозимого с многочисленных строек Москвы. Тогда это вызывало усмешку (в том числе и у автора этих строк, о чем я жалею теперь). Спустя тридцать лет в столице рядом со станцией метро «Нагорная» возник горнолыжный клуб «Квант», где не только можно покататься на горных лыжах и сноубордах, но и взять напрокат инвентарь, отдохнуть в сауне и вкусно поесть в уютном кафе.

В середине 70-х наступили трудные времена. С одной стороны, «зеленые» добились запрещения дальнейшей застройки альпийских районов (особенно выше 1500 метров над уровнем моря), а с другой, несколько малоснежных зим заставили многих отпускников воспользоваться дешевыми чартерными рейсами, чтобы налегке — только солнечные очки и купальный костюм вместо дорогостоящего и тяжелого горнолыжного оборудования — добраться до солнечных пляжей южных морей. Упало мировое производство лыжной продукции, традиционные горные курорты стали терпеть убытки.

Горнолыжный мир ответил на этот вызов не сразу, но очень разнообразно. Молодежь увлеклась сначала акробатическим катанием (фристайл), позднее сноубордом, или попросту — доской. Здесь не нужно было долго работать над изящной стойкой для параллельного катания и другими устаревшими канонами классической техники спуска с гор. Теперь можно спускаться как хочешь и на чем хочешь.

Снова возник зимнеспортивный бум — правда новации в инвентаре привели не только к разделению катающихся по возрасту — постарше на лыжах, молодежь только на «досках», но и сами курорты постепенно стали негласно подразделяться на лыжные, классические, и молодежные (только для сноуборда). Хотя разумеется, такое разделение условное.

Появление карвингов — тальированных лыж — нанесло классическим лыжам последний удар. Более быстрые, хотя и менее длинные, карвинги сразу завоевали сердца сначала всех катающихся (ведь научиться кататься на них проще, чем на классике), а потом и всего «белого цирка». Так, по аналогии с бродячими цирковыми труппами, называют переезжающий по всему миру от одного этапа Кубка мира к другому многосотенный горнолыжный «обоз», состоящий из спортсменов, тренеров, врачей, журналистов и других сопровождающих лиц, связанных с обслуживанием этих престижных соревнований.

Новый бум помог исправить и архитектурные перегибы — французы осознали необходимость возврата, хотя бы частичного, к традиционной савойской архитектуре. Была искусственно воссоздана типичная средневековая деревушка Вальморель, недалеко от олимпийского Альбервилля — с главной улицей шириной 7 метров, с которой снег не убирается, так что на лыжах по ней можно добраться прямо до входа в уютные двухэтажные гостиницы, где номера расположены и над самой улицей. Машины остаются в подземных паркингах.

Но не все так оптимистично в мире «белого цирка». Стали оправдываться опасения, что потепление климата на планете негативно скажется на зимнем спорте. Сегодня никто из экспертов не отмахивается от научных предсказаний, что к 2100 году, то есть через 100 лет, средняя температура поднимется на 6 градусов, а это будет означать сокращение продолжительности зимы. Однако, говорят оппоненты, более теплая зима принесет и большее количество осадков, в данном случае снега. Опасность в первую очередь грозит горным курортам, расположенным на небольшой высоте. Конечно, есть снежные пушки, но они работают на дорогом электричестве и еще на воде, собираемой в искусственных водоемах рядом с трассами. Так, чемпионат мира в испанской Сьерра-Невада 1995 года был отложен на год из-за отсутствия воды в результате сильной засухи во всей Андалусии за полгода до запланированных стартов.

Россиянам потепление будет только на пользу, как и всем странам с низкой годовой температурой, а с учетом бескрайних просторов нашей Арктики снега нам должно хватить надолго. Но вот объявление в немецкой газете: «Катание на горных лыжах 365 дней в году с 9 утра до 11 вечера». Так рекламируется крытый горнолыжный стадион с самой длинной снежной трассой — 640 метров в длину и 30 метров в ширину. Инициатор создания такого стадиона — знаменитый Марк Жирарделли, трехкратный чемпион мира и старый друг российских горнолыжников. Когда-то в начале карьеры его не взяли в австрийскую сборную, и он тренировался вместе с нашей дружиной — Владимиром Жировым, Валерием Цыгановым, Владимиром Макеевым под руководством старшего тренера Леонида Тягачева.

Созданный Жирарделли «Альпийский центр» расположен в городе Боттроп, в самом центре промышленного Рурского бассейна, на перекрестке важнейших немецких автострад. Ну прямо как в жутких фантастических романах о будущем человечества, вынужденного жить под землей. Ведь Центр находится внутри искусственного холма, поросшего зеленой травой.

А пока Австрия остается горнолыжной страной номер один. При ближайшем рассмотрении все просто — экономика Австрии непосредственно зависит от зимнего туризма, как испанская от летнего. 85 процентов катающихся на лыжах — иностранцы. Когда 6—8 лет назад иностранный туризм в Австрии упал на 3—5 процентов, все забили тревогу, и правительство вместе с Австрийской лыжной федерацией обеспечило поступление дополнительных финансовых средств для австрийских горнолыжников. Так были обеспечены дорогостоящие летние тренировки в Южном полушарии — в Чили и Австралии, улучшение условий тренировок и материального стимулирования спортсменов, внедрение новейших достижений медицинских и психологических разработок и др. Результаты не заставили себя ждать.

С 1968 года все рекорды в скоростном спуске принадлежали французам. Три года назад лидерство прочно захватили австрийские спортсмены во главе с Германом Майером. Он бесспорный лидер мирового горнолыжного спорта. За бесстрашие, напористость и агрессивный стиль катания Майера прозвали Терминатором (по аналогии с его земляком — «Терминатором» Арнольдом Шварценеггером).

Доходы Майера (8 миллионов в год), конечно, уступают 60 миллионам долларов знаменитого гонщика «Формулы-1» Михаэля Шумахера, трехкратного чемпиона мира. Хотя риск расстаться с жизнью, пожалуй, сопоставим: 150 км/час на собственных двух ногах против 350 км/час на четырех колесах надежно защищенного болида. Как и после гибели бразильского пилота Айртона Сенны в 1994 году, так и после гибели австрийки Ульрики Майер на спусковой трассе в Гармиш-Партенкирхене год спустя соответствующие международные федерации внесли некоторые коррективы, однако риск всегда остается риском.

Мне вспоминается трагедия тридцатилетней давности — на обычной тренировке у французского горнолыжника Бозона раскрылось крепление, и он, потеряв лыжу, продолжил спуск на одной. Потерянная лыжа тоже мчалась по трассе и секундами позже ударила гонщика, ехавшего без обязательного для спусковых тренировок шлема, прямо по голове. Помощь была оказана немедленно. На дежурившем вертолете француз прямо с трассы за 12 минут был доставлен в больницу, но врачи оказались бессильны.

Мне не хотелось бы писать только о трагических эпизодах. Были и комичные. Представьте себе — в далеком 1970 году советская женская сборная во главе с тренером из ЦСКА прославленным горнолыжником Виктором Тальяновым направилась на международные соревнования в один из австрийских курортов. И за 10 километров до цели мы узнаем, что за время наших поездок по Европе в календарь Международной федерации лыжного спорта были внесены изменения и теперь там проводится чемпионат… полицейских из стран НАТО. Когда мы с Тальяновым — а он был подполковником — представили себе картину нашего участия с красными вымпелами в руках среди натовцев, нам было не до смеха.

Опубликовано в 2001 году в журнале «Эхо Планеты»

Tags: , ,

Оставьте комментарий