С. Бородин — 3

16. февраля 2009 | От | Категория: Юмор и песенки

Сергей Бородин рисует. Часто его персонажами являются коты — толстые, веселые и с гитарой. наверное, чем-то они похожи на их автора. Мне нравятся. А на этой страничке среди других песенок есть те, которые мне у Сергея особенно нравятся: Жизнь удалась, Катание вне трасс, Про горы и горные лыжи и Вытирайте ноги, гады. Буду рад, если они вам тоже понравятся.

Георгий Дубенецкий

посвящение мне
ЖИЗНЬ УДАЛАСЬ

Припев:
Раздай своим друзьям
Все, кроме рюкзака.
Наполни паруса Надеждой,
Пройдись по облакам.

Солнце блеснуло, вершина зажглась
И крошит ледник ледоруб.
Поднялся наверх, значит, жизнь удалась —
Ты выиграл эту Игру!

Стихия внезапной бедой пронеслась,
Но друг не замерз на ветру.
Ты спас ему жизнь, значит, жизнь удалась —
Ты выиграл эту Игру!

Припев:
Раздай своим друзьям
Все, кроме рюкзака.
Наполни паруса Надеждой,
Пройдись по облакам.

Сегодня с тобою жена развелась —
Попутного ветра, мой друг.
Ты сбросил балласт, значит, жизнь удалась —
Ты выиграл эту Игру!

А завтра лавина тебя дождалась
И ты не вернулся к утру.
Ушел в нужный час, значит, жизнь удалась —
Ты выиграл эту Игру!

Припев:
Раздай своим друзьям
Все, кроме рюкзака.
Наполни паруса Надеждой,
Пройдись по облакам.

ДОРОГА НАВЕРХ

Тают ледники, рождаются реки,
Это горы о не вернувшихся плачут,
Кто остался с ними и в них навеки,
Кто стремился вверх и кто не мог иначе.
Кошки и веревка, а что еще нужно,
Нужно для того, чтоб взойти на гору.
На горе важней всего, конечно дружба,
Дружба, как страховка, как точка опоры.

Припев:
Законы притяжения нарушив,
Единые, как правило, для всех.
Из тела отпускаем наши души,
Чтоб первыми взошли они наверх.

Вершины нас манят своей красотою
И красоты этой хватит на всех,
Но не для каждого горы откроют
Двери дороги ведущей наверх.
Я буду долго идти, очень долго.
Падать на, порванный кошками, снег.
Силы отдав свои в качестве долга,
Долга дороге, ведущей наверх.

Припев:
Законы притяжения нарушив,
Единые, как правило, для всех.
Из тела отпускаем наши души,
Чтоб первыми взошли они наверх.

Сердцебиенье в груди успокою,
Сил не останется верить в успех,
Как на ладони весь мир предо мною
И эта дорога, ведущая вверх.
Вентиль замерзший открою руками,
С маски стряхну налипающий снег.
Восемь семьсот подо мной вертикали,
Сто сорок восемь — дороги наверх.

Сходят вниз лавины и гибнут люди,
Гибнут от того, что ничтожно малы.
И пока есть горы и снег — так будет,
Будет так, пока есть люди и скалы.
«И зачем вам все это, братцы, надо?»
На работе нас сослуживцы спросят.
Спросят просто так, интереса ради,
Им нас не понять, ну, а мы и не просим.

И, как-то ночью, в Москве мне приснится
Тихий Володи Башкирова смех.
Мы обязательно вниз возвратимся
Этой дорогой, ведущей наверх.

Н. Селезнев С. Бородин

ГОРА! ПРИВЕТ! Сергею Бершову

Здесь жизнь и глоток кислорода с погодою в связке одной.
На гору идем как под воду, баллоны неся за спиной.
Холодного звездного света уколы пронзают глаза
И чертят по небу кометы, пытаясь нам что-то сказать.
Ну, что! Привет!
Здесь все очень просто.
Вопрос — ответ.
И больше вопросов
Нет.
Гора меняет цвет
И чей-то ранний след
Поземка заносит.
Гора! Привет!
Наш сказочный остров.
Здесь солнца свет
На лица наносит
След.
В течение многих лет
Стоит вдали от бед
Судеб перекресток.
От ветра скала закрывает холодной ночевки приют
И снег на ресницах не тает, и мысли заснуть не дают.
А сколько народу пропало, кого не пустила гора.
Их светлые души забрала и разбросала тела.
Чегет! Привет!
Здесь все очень просто.
Вопрос — ответ.
И больше вопросов
Нет.
Гора меняет цвет
И горнолыжный след
Поземка заносит.
Гора! Привет!
Наш сказочный остров.
Здесь солнца свет
На лица наносит
След.
В течение многих лет
Стоит вдали от бед
Судеб перекресток.
Здесь жизнь и глоток кислорода с погодою в связке одной.
На гору идем как под воду, баллоны неся за спиной.
И нет ни пределов, ни правил, а есть только скалы и снег.
Ты жизнь свою смертью разбавил за то, чтоб подняться наверх.

ЛИРИЧЕСКАЯ ГОРНЯШКА

Уже в который раз я уезжаю в горы
И знаю, что не прав, чем мучаюсь опять,
Что редко Вам звоню и что вернусь не скоро,
Зато, когда вернусь смогу Вам рассказать…
— Простите, это так: в моря стремятся реки,
Промокшие к костру, ну, а к руке рука.
Сейчас Вы далеко, но это не навеки,
Зато я Вас люблю, а это на века.

Еще я получу от Вас, пардон, по морде,
За то что разных дам вниманием дарю,
Но я от Вас стерплю, ведь я для Вас не гордый.
И пусть не убедить мне Вас — я повторю.
— Простите, это так: в моря стремятся реки,
Промокшие к костру, ну, а к руке рука.
Сейчас Вы злы, мадам, но это не навеки,
Зато я Вас люблю, а это на века.

Для Вас цветут сады, гвоздики и ромашки,
А мне орут коты ночами за окном.
Я понял, Ваш удел — быть перелетной Машкой,
А мой: о Вас мечтать и Вам шептать о том, (что:)
— Простите, это так: в моря стремятся реки,
Промокшие к костру, ну, а к руке рука.
Сейчас-то я терплю, но это не навеки,
Зато я Вас люблю, а это на века.

ТЕРСКОЛ

Ждет нас Терскол,
Он нас встречает выше самых хмурых облаков,
Нам здесь легко,
Хотя рюкзак тяжел от веса денег и носков.
Тут же, весь в помаде и стихах,
На полусогнутых ногах
Веселый Львович скачет,
От того, что здорово,
Что все мы вместе собрались
И что желания сбылись,
А это значит:

То, что мы с тобой сегодня не в Москве не на работе
И бездумно деньги тратим на подъемник и на чанахи,
Но зато я дико рад, что наконец-то я в горах
И потому я все проблемы посылаю на Эльбрус, где:

Высь зовет меня,
Я здесь из снега что-нибудь создам.
И жизнь полна огня
И полон склон красивых, ярких дам,
И все смеются, радуясь, вдыхая свежий, горный дух
А песни горнолыжных бардов здесь поют все вместе вслух.

Потому что мы сегодня не в Москве не на работе
И бездумно деньги тратим на подъемник и на чанахи,
Но зато я дико рад, что наконец-то мы в горах
И потому мы все проблемы посылаем на Чегет:

Там крутая жизнь
Зовет безумцев доллар обуздать,
Там нальют стакан,
Хотя, конечно же, могли не наливать.
Здесь один из бардов горных,
Тот, который не из гордых
Весь от жидкости распух,
Потому что ночь не спал
И от того совсем пропал
Не только голос, но и слух…(а так же деньги, документы, абонемент на
канатку, ключи от номера, причем чужого, да бог с ним! Ведь 🙂

Главное, что мы сегодня не в Москве не на работе
И бездумно деньги тратим на подъемник и на чанахи,
Но зато я дико рад, что наконец-то мы в горах
И потому мы все проблемы посылаем…просто посылаем…

ДУША ЛЕГЛА В РЮКЗАК

Душа легла в рюкзак — ей хорошо!
Ее мои проблемы не волнуют.
На клапане затянут ремешок
И нужный ветер очень нужно дует.
Есть множество не пройденных дорог
И столько же не купленных билетов
На тысячи идущих поездов
На разные края большого света.
Но мой маршрут как музыка звучит,
Душа поет, какие наши годы?
Ведь в рай уже получены ключи,
Пароль не изменить — Москва — Мин Воды.
И вот она, как толстый сытый кот,
С большим, тяжелым пузом молока
Поглаживает лапами живот
И складками лоснится на боках.
И ей не важно жив я или нет.
Голодный, злой, одетый или голый.
Она уже привычно мерит свет
Автобусом, идущим до Терскола.
Я вытряхну его из рюкзака
И вот она уже взлетела птицей,
Все тот же пухлый кот из молока
(Как ветер невесома и легка)
И, выпучив глаза, к канатке мчится.
Ей нет преград — ее кошачья пасть
Улыбкой растворяет все запреты
И, лишь боится в обморок упасть
От счастья, что несется по Чегету.

Я залезаю в спальный свой мешок.
Погаснет день, промчавшись без оглядки
И счастлива душа — ей хорошо!
Она в горах, а значит все в порядке!

ПРО ГОРЫ И ГОРНЫЕ ЛЫЖИ

Мы пишем про горы, про сосны, про снег,
Про неба бездонного крышу,
И в рифмах навечно останутся те,
Кто несся по снегу на лыжах.
С кем в трещину вместе, сорвавшись, летел
И смерти дыхание слышал,
О тех, кто домой уезжать не хотел:
Про Вовку, Валерку и Мишу.

Припев:
На белом листе, как на белом снегу,
Пером повороты мы пишем,
И в душу влетают на полном ходу
Стихов параллельные лыжи.

Мы пишем о дружбе и верности тех,
Кто с этой горы не вернулся.
Ушел навсегда той дорогой наверх
И к небу рукой прикоснулся.
Про то, как спасатель в горах разыскал
Бесследно пропавшую связку.
Про грохот лавины и Шхельды оскал
И солнца апрельского ласку.

Припев:
В ущелье стремительной горной реки
Камней перекаты мы слышим.
И пишем в тетради простые стихи
Про горы и горные лыжи.

Мы пишем про то, что понятно без слов
Как чувствам своим доверяем,
Про то, как находим большую любовь
И как безнадежно теряем.
О том, как навеки уходят друзья
От жизни, от слов, от обиды,
От фраз, тех, что в самое сердце разят,
О прожитом и пережитом.

О милых подругах и буйстве стихий,
Про неба бездонного крышу,
Мы пишем о жизни простые стихи
Про горы и горные лыжи.
Про нас с вами пишем простые стихи,
Про горы и горные лыжи.

С. Бородин Н. Селезнев

ВЕРТИКАЛЬНЫЙ БЕСПРЕДЕЛ

Нам снятся поднебесные снега
И мы, усердно вещи собирая,
Стремимся в небо, к черту на рога,
Пытаясь подобрать ключи от рая.
И вновь куда-то мчат нас поезда,
А кто не с нами — так тому и надо,
И, если что, нам вместе пропадать
В лавинах, ледниках и камнепадах.

Мы рвемся сквозь тучи туда, где покруче,
Где срыв со скалы жизнь не делает лучше,
Где рев камнепада для нас не преграда,
Где звездного неба глоток, как награда.

Нас голыми руками не возьмешь.
Мы рвемся вверх как в бой — удача с нами.
Ты, дорогая, вряд ли нас поймешь,
Мы в этой жизни лечимся горами.
Пусть легкими путями не шагали
И каждому из нас сполна досталось,
Земные боги нас не привлекали,
На наших судьбах небо расписалось.

Мы рвемся сквозь тучи туда, где покруче,
Где грохот лавин жизнь не делает лучше,
Где рев камнепада для нас не преграда,
Где звездного неба глоток, как награда.

От чипсов, пепси-колы и поп корна,
От глупых благ и радостей мирских,
От множества болезней городских
Бежим к одной, неизлечимо — горной.
От суеты семейной кутерьмы,
И бытовухи серой круговерти
Бежим с тобой туда, где шаг до смерти,
А, может быть, полшага, ну, а мы:

Мы рвемся сквозь тучи туда, где покруче,
Где вырванный кант жизнь не делает лучше,
Где рев камнепада для нас не преграда,
Где звездного неба глоток, как награда.
Где мудрый сказал, не желая обидеть,
Здесь многие смотрят на то, что не видят.

Вниз, снежным веером склон застелив,
В мир, где никто не спешит.
Приз для того, кому хочется жить —
Визг ошалевшей души.

КАТАНИЕ ВНЕ ТРАСС

Слились воедино паденье с полетом,
Движения с ветром слились.
Ты роспись оставил крутым поворотом
Под текстом с названием риск.
И маленькой искоркой вспыхнет на склоне
От шлема защитного блиц.
Пускай же лавина тебя не догонит
И выдержит снежный карниз

Скала, прыжок в пучину белых волн,
Кантами разрывая снежный наст.
Раскрыл тебе свои объятия склон,
Объятия катания вне трасс.

Отбрось нерешительность, слабость и робость,
Себе только ветер оставь,
Проблемы зажмурься и выброси в пропасть
И крылья восторга расправь.
Здесь все для тебя и вершины, и небо,
И жизнь, словно сказочный сон.
Не важно сейчас кем ты был или не был.
Сегодня ты счастлив и все!

Бывает тихим белый океан,
Бывает, что лавины шлет на нас.
И хочется кричать большим горам:
Да здравствует катание вне трасс.

Нам в жизни никто не проложит дорогу,
Мы сами все сможем добыть.
А верим в себя и, естественно, в Бога,
Ведь кто-то нас должен хранить.
Срывает лавину мой вопль победный —
Я вновь остаюсь невредим,
А, вот, умирать для здоровья вредно,
А мы за здоровьем следим.

Лавина обойдет и камень не ударит
Гора сегодня вновь отпустит нас,
Хоть может погубить, но жизнь тебе подарит
Великое катание вне трасс.

Н. Селезнев С. Бородин

Памяти Леши Никифорова

Не довелось сказать последних слов
И проводить, как водится до двери.
А ты уснул, оставшись в царстве снов
И наш фрегат опять понес потери.
Пусть часто оставался на мели,
Ждал ветра, не скрывался за туманом.
Нас не настигли в море корабли
«Бездушье», «Сытость», «Жадность» и «Обман».

Не довелось прожить последний взлет,
Плечо подставив, отвести от края.
А кто-то плюнул и пошел вперед,
В горах он платит — он не умирает.
Такими нам не стать, наверняка,
И потому не нас, маня дурманом,
Льют ложный свет четыре маяка
«Бездушье», «Сытость», «Жадность» и «Обман».

Не довелось поднять последний тост,
За что не важно, главное, что вместе.
И без страховки ты ступил на мост
Из света в ночь, из жизни в неизвестность.
Теперь тебя не сможет причесать
Отчаянным свирепым ураганам,
Сквозняк продаж, что рвется в паруса
«Бездушье», «Сытость», «Жадность» и «Обман».

Не довелось сказать последних слов
И проводить, как водится до двери,
А ты уснул, оставшись в царстве снов
И наш фрегат опять понес потери.
Ушел, не выбирая якорей,
За это мы осушим по стакану
Не чокаясь, среди гнилых морей
«Бездушье», «Сытость», «Жадность» и «Обман».

УШБА

Завтра будешь первым бить тропу,
А сейчас настраивай гитару.
Шум затих, ожил мотивчик старый,
В котелок засыпали крупу.

Припев:
Закатилось солнце за Эльбрус,
Розовым огнем горит ледник,
Вспыхнул и погас последний блик.
Вечной тайной светится Донгуз.

Две вершины, словно две мечты,
Две судьбы, две женщины, две жизни,
Также ветрены, коварны и капризны.
Им, возможно, жизнь подаришь ты.

И сквозь годы вспомнишь невзначай:
Над столом на фото как вчера —
Ты с друзьями под тобой гора,
В лагере подруга, в чашке чай

Припев:
Закатилось солнце за Эльбрус,
Розовым огнем горит ледник,
Вспыхнул и погас последний блик.
Вечной тайной светится Донгуз.

На земле место есть каждому
И в земле тоже всем достанется.
Так что будьте добры, граждане,
Дайте жить там, где мне нравится!

Полной грудью вдыхать буду
Доверять своему голосу.
Просто жить тороплюсь, люди,
Уступите левую полосу.

ХОЛОДИЛЬНИК или ВЫТИРАЙТЕ НОГИ ГАДЫ

В моем доме нет обмана:
Нет жены, тем более тещи,
Тесть не шарит по карманам —
Я живу намного проще.
В доме толстый холодильник
Полквартиры занимает,
И отсутствует будильник,
Кто ночует, просыпает.

Тем гостям здесь очень рады.
Вытирайте ноги, гады!

Лишним не располагаю,
Кошелек не пухнет,
В ванной ванна угловая,
Ну, а кухня в кухне,
На диване две подушки,
А варенье скисло.
Мерседес, но тот в ракушке,
Не в квартире, в смысле.

Рады здесь совсем не многим,
Вытирайте, гады, ноги!

Телевизор есть не старый,
Тренажерная скамья,
Очень черная гитара,
И, конечно, очень я.
Но зато здесь нет обмана,
Нет жены, тем более тещи,
Тесть не шарит по карманам,
Я живу намного проще.

Два-три слова и — прощайте,
Ноги, гады, вытирайте!

ПРО ТОЛСТЫХ

Все хвалят стройных и худых, как Путин Вова,
Ну, а про нас-то, про больших, вообще ни слова.
Я щас так громко заору, что все оглохнут
О том, что толстым хорошо то плохо дохлым.

Нам в ванной не нужна вода. Большое дело!
Всю емкость можно без труда заполнить телом.
Худой в ней плещется мальком — хмырек в прострации,
А пробку :, он сразу ффють: в канализацию.

Большой на складках и жирах разместит ловко
В пять бородинских панорам татуировку.
И на груди для орденов навалом места,
Одних значков про «Будь готов» в ряду штук двести.

Казнить такого тяжело — веревка рвется,
А если по хребту веслом — не обернется.
Его и током не убьет и лом погнется,
Вот, только упадет, то сам убьется.

Здесь кто-то о любви пищал, худых гигантов,
И похотливо извещал об их талантах.
Ей богу, девки, это ж смех, ну, честно слово.
Любовь худых — укус клопа, и то, больного.

Их нужно, минимум, мешок — никак не меньше
Для самой маленькой из баб, пардон, из женщин.
Вранье, что очень хорошо с худым и слабым,
А, вот, большой — большой во всем: учтите бабы!

Худой не весит ни хрена ни в обществе ни в тоннах
И не гордится им страна — в стране их миллионы.
То, что большой во всем весом — не просто понт
Везде и всюду только он — России генофонд.

Ему бы бюст из чугуна на всех вокзалах
И гимн трехтомный чтоб страна героев знала.
В их честь газонов насажать, сменить колодки,
Пустых бутылок насдавать,
В копилку двушек набросать,
Все марафоны пробежать,
Ребенков толстых нарожать
И выпить водки.

Tags: , ,

2 комментария
Ваше мнение »

  1. Мне тоже нравятся его песни, но песня Катание вне трасс — эту песню написал Коля Селезнев, и слова, и музыку. Фрирайдер, романтик и просто замечательный человек!

  2. С Колей мы на эту тему говорили… Давно это было. Он был в курсе, других своих стихов публиковать не хотел, просто не придал этому значения.
    Коля…

Оставьте комментарий