С. Бородин — 2

16. февраля 2009 | От | Категория: Юмор и песенки

Я очень рад, что знаком с Сергеем Бородиным, автором стихов (и песенок) которые помещены на этой и паре других страниц этого сайта. Жаль, редко удается нам встречаться — то времени нет, то Сергей в Приэльбрусье или Непале, то еще какие-то причины находятся… Но каждый раз он поет новые песни, и они все мне очень близки. Если удастся — сходите на его концерт, во всяком случае, если вы будете в Приэльбрусье в районе Новогодних каникул или 8 марта — поищите небольшую афишу с именем Сергея и если вы неравнодушны к песням и горам — отличный вечер вам гарантирован.

СВЕЧА

Давай зажжем последнюю свечу
И помолчим.
Нам есть, о чем молчать и я молчу,
Неизлечим.
Тобою болен и обеспокоен.

Возьмем полет — движение руки.
Крылатый взмах.
Уносит боль течением реки,
Уходит страх.
Вновь нашу встречу венчает вечер.

Придет рассвет, беспечностью согрет,
Вдруг, невзначай.
И новый день увидит новый свет —
Сгорит свеча.
В окно звучаньем уйдет молчанье.

В пустыне звуков вздохом проснется
Твое дыханье.
Трепет доверчивым взглядом коснется
Очарованья.
Прикосновенье — души свеченье.

ПЛЮШЕВЫЙ МИШКА

У меня есть плюшевый мишка
У него есть плюшевый нос
Заедает в ванной задвижка
Ветер в дом прохладу принес
Снова не погладил рубашку
Снова подкачал внешний вид
Улетает в Токио Машка
Все бубнит: вот, гад, не звонит…

На столе бардак — все в бумажках
Свет настольной лампы разлит.
Телефон не радует Машку.
Почему же он не звонит?!.
На столе остывшая каша,
Чай забытый тоже остыл,
Вдруг забеспокоилась Маша
И вчера никто не звонил.

Бросит в кофе сахара ложку
После снова долго не спит
Телефон ругает Сережка:
Почему она не звонит?
Может заблудилась немножко,
Я ее за то не виню.
Вот забудет Машка Сережку…
Понял! Все! Пойду — позвоню.

Засыпает плюшевый мишка
И сопит в свой плюшевый нос
День сегодня жарким был слишком
Вечер в дом прохладу принес.
Снова прибавленье в бумажках
Что-то я опять сочинил.
Улетела в Токио Машка.
Хорошо, что я позвонил…

ОДНОКОМНАТНАЯ ПЕСНЯ

Моя судьба — среда перемещений
И перемен подруг и новых чувств игра.
Расставшись с выяснением отношений,
Я в однокомнатный переезжаю рай.
Теперь легко могу я среди ночи
Терзать любой из телефонных номеров,
Но чтоб не очень голову морочить,
Схожу за пивом до ближайшего метро.

Здесь только я, словно вздох,
И гитары звук
И Вольный Дух — Добрый Бог.
И в окошко стук.
И толстый кот за окном
Веселит ворон.
Здесь с ними делит помойку он.

Я в эту ночь забуду о проблемах,
О Юльках, Ксюхах, Светках и других.
А напишу огромную поэму
Про этот странный мир и в нем подруг моих,
Которых нет надежней и дороже.
Пусть, к сожалению, с поправкой на вчера.
Я вдруг пойму, что никому не должен,
И неожиданно во всем остался прав…

Здесь только я, словно вздох,
И гитары звук.
И Вольный Дух — Добрый Бог.
И в окошко стук.
И толстый кот за окном
Разогнал ворон.
И счастлив тем, что в помойке он…

Теперь меня достать не так-то просто,
От лишних взглядов занавесками укрыт
Мой одинокий, но свободный остров
От глупых женщин, их капризов и обид.
Пусть паутиной сковородка зарастет —
Не будет в доме ни помады, ни духов,
А будет этот однокомнатный полет
Лишь для свободы, для друзей и для стихов.

И буду я, словно вздох,
И гитары звук.
И Вольный Дух — Добрый Бог.
И в окошко стук.
И толстый кот за окном,
Разогнал ворон.
Здесь на помойке хозяин он…

Обман и ложь останутся за дверью,
Создав бардак, создам себе уют.
Дверной глазок — служитель недоверья,
С автоответчиком меня оберегут
От эгоисток от истерики охрипших
От злых, капризных, вредных, жадных и тупых.
От добрых чувств несвоевременно погибших
От гнусных тещ несвоевременно живых

Здесь только я, словно вздох,
И гитары звук.
И Вольный Дух — Добрый Бог.
И в окошко стук.
Ведь толстый кот за окном
Разогнал ворон.
Чем хуже я? Чем лучше он?

СТЮАРДЕССА ПО ИМЕНИ МАША

Мелькает лицами экран,
Магнитофон орет,
А где-то через океан
Несется самолет.
Орут бездомные коты
Озвучивая сны
А есть другая жизнь — там ты
В объятиях тишины…

И хор ненужных голосов
Мне будет выдавать
Поток дежурных важных слов,
Ну, сколько можно ждать…
От Скорпионов до Тельцов
Космическая пыль,
А я ищу твое лицо
Среди людской толпы.

А где-то снег или гроза,
Туманы, холода,
А я ищу твои глаза
Такая вот беда…
Пустыни, горы и моря,
Леса, снега и льды
И как не глупо, всюду я
Ищу твои следы.

Смешались лето и зима,
Веселье и тоска.
Нет, я не выжил из ума,
Я просто жду звонка.
Возможно на исходе дня
Не все вокруг заснет.
И кто-то вспомнит про меня
И номер наберет…

Из крана капает вода, чем очень злит меня,
Прошу прощенья, господа, мне кажется, звонят…

ДЛЯ TV И РАДИО РОССИИ

А до пересечений я был, а может, не был
И всматриваясь в звезды, я измельчаю вечер,
Пролистывая сутки от неба и до неба…
Сжимая промежутки от встречи и до встречи.

Ты словно в небе вспыхнула звездою,
И я помчался следом за звездой,
А может быть ты выдумана мною,
А может быть я выдуман тобой…
Беспечный вечер раннею весною,
Был послан нам заботливой Судьбой,
Такой, красиво выдуманный мною,
И трепетно украшенный тобой…

До тех пересечений я был, а может, не был?
И всматриваясь в звезды, я вспоминаю вечер,
Пролистывая сутки от неба и до неба…
Сжимая промежутки от встречи и до встречи.

Мы взглядами едва соприкоснулись
И этим было все предрешено.
И сотни лиц в переплетении улиц
Сменило очень нужное одно.
Я мог пройти дорогою иною,
Из множества путей избрать любой,
Тебя не встретить, выдуманной мною,
Не стать твоим, придуманным тобой.

А до пересечений всю жизнь я был, как не был.
И всматриваясь в звезды, я спрашиваю вечер,
Пролистывая сутки от неба и до неба,
Сжимая промежутки от встречи и до встречи.

Ночная жизнь рассыпалась огнями,
Забыв и про меня и про тебя,
И мы с тобой, придуманные нами
Согрели не придуманных себя.

ОБРЫВКИ НОСТАЛЬГИИ

Обрывки фраз гоняет ветер
По пустоте двора.
Ты завтра улетела в лето,
А прилетишь вчера.
И мысль твоя неуловима,
Как этот странный рейс.
Ты там, в своем необъяснимом,
А я пока что здесь.
Я не могу тебя любить
И не смогу тебя забыть,
И мне не быть тем кем не быть,
Как ни стараюсь.
Твои звонки — нелепость, бред.
Дежурный вздох, вопрос-ответ:
— Заедешь завтра?
— Завтра — нет!
И я теряюсь…
Слова, как фон, пустые звуки,
Как вздох… и выдох в пустоту,

Но я протягиваю руки,
Чтоб удержать мечту.
И сны твои собрать в ладони,
Дыханием согреть.
И ночь для нас звезду уронит
И птицы будут петь.
По замкам шумным, но пустым
Лечу за голосом твоим
И напиваюсь пьяным в дым
Твоим дыханьем.
Пыль выметаю из углов,
Не находя уютных слов
Я воскрешаю их из снов
Воспоминаньем.
Ты смотришь летними глазами
На зимний небосвод.
А я, с годами и словами
Совсем наоборот
Обрывки фраз гоняет ветер
По пустоте двора.
Ты завтра улетела в лето,
А прилетишь вчера.

А если небом отгрустишь,
Ты в сотый раз мне позвонишь.
Мы затеряемся средь крыш
И окон темных.
Пусть ждать тебя не перестать,
Не перестать не понимать,
Но хорошо бы не устать
От чувств бездомных.

Памяти Сергея Петрова
ЗДРАВСТВУЙ, ДРУГ!

Здравствуй, друг!
Ну, где же ты был столько лет?
Проехал, небось, целый свет
И жил без проблем и без бед.
Нет?

Здравствуй, друг!
Как много сменил ты планет
Вдали от недобрых примет
Был счастлив, а может и нет.
Нет?

Что ж теперь мы нальем,
Но сначала споем
Нашу старую песню
Поросло все быльем
И гори все огнем.
Всем назло, мы вдвоем,
Хоть ты тресни.

Здравствуй, друг!
Мы встретим закат и восход,
А может быть наоборот,
Ну, что ж наливай и вперед.
Вот!
Здравствуй, друг!
Мы вновь друг у друга в плену
И нам не сберечь тишину
А нижнюю дай-ка струну.

Ну…
Здравствуй, друг!
Садись же поближе к огню.
Огонь этот долго храню
Садись же поближе к огню.
Друг.
Здравствуй, друг!
Напомни пожатье руки
И как мы теперь далеки,
И как от него далеки…

ЕСТЬ ТАКОЕ СЛОВО «НАСТОЯЩИЙ»

Есть такое слово «Настоящий» —
Это и надежный и простой,
Прямо и ходящий и смотрящий,
Словом Настоящий на все сто.
Есть другой, который, извините,
Подтирает задницы властям.
Всех идей и мыслей он носитель,
Ходит по друзьям и по костям

Жалкий, недалекий и убогий,
Он тебя подставит и еще
Эта мразь вылизывает ноги
Тем, кто может сделать хорошо.
Честность им раскраивает рожи,
Правда бьет шестеркою туза,
Искренность на два нуля помножит,
Так как не имеет тормоза.

Ну, а тот, который настоящий,
Не купить его и не продать,
Тем другим под верхними лежащим,
Строящим карьерки, ведь когда
Он такой невыгодно неробкий
И так прям и тверд, что хрен согнешь,
И всегда как чертик из коробки,
И жестОк и жЕсток так, что ж.

Среди нас и те есть и другие,
Кто есть кто — нам время разъяснит,
Но поверьте, мрази «дорогие»:
Вам не жить как нам, чтоб вам так жить.

И сказал один поэт от бога
Можно жить по правде, можно без.
Ведь подругу, веру и дорогу
Каждый выбирает по себе.

(ХОРОШО, ЧТО ЕСТЬ ДРУЗЬЯ) ИГОРЮ СВЕРГУНУ
СТАЛКЕР

Все заботливо утоптано в желудок рюкзака
И отсутствует во взгляде предпрощальная тоска.
Мимо окон замелькают, растворяясь города,
Это значит, наконец-то, мы отправились туда.

Где в разбрызганное небо устремляются пути.
Здесь я был и здесь я не был — дважды в реку не войти.

Я мишень шальной лавины, камня, ветра или льда,
Но зовет меня к вершинам экстремальная среда.
Но меня не переспорить — я из джунглей городских
Непременно вырвусь в горы, потому что среди них

Мой полет понять не сложно: не устану уставать.
Жизнь копейки не дороже, если ей не рисковать.

По планете я гуляю, забираясь в небеса,
И пока что выживаю пятьдесят на пятьдесят,
Но однажды возвращаясь в городской водоворот,
С сожаленьем убеждаюсь, что меня никто не ждет.

Может, я не замечаю, как ты прячешься в толпе
И не знаешь, как скучаю по не встреченной тебе.

Памяти пермских альпинистов
И БЫЛ ФЕВРАЛЬ, А В НЕМ ЭЛЬБРУС

Сегодня вновь метет пурга,
Палатку в клочья разрывая.
Четыре парня-пермяка
По скалам рвутся в облака
К вершине грез, под стены рая,

А на турбазе шло веселье в верхнем зале,
Там под лезгинку парни весело скакали
И так смотрели на девиц у барной стойки,
Что те, резвясь, вертели копчиками бойко.

Припев:
Там ставка на все, здесь сам черт нам не брат,
Там чет или нечет, здесь да или нет.
Чем крепче нам горло сжимает закат,
Тем больше желанье увидеть рассвет.

Ни сил, ни пищи, ни воды,
А на плечах тяжелый груз.
И кошек рваные следы,
Как соучастники беды.
И был февраль, а в нем Эльбрус.

В чегетском теплом и прокуренном подвале
Девиц раскрашенных шампанским ублажали.
А кто-то в сауне пивком полировался
И в гордой позе в длинном тосте изливался.

По небу звезды пронеслись
С неотвратимостью лавины.
Четыре имени вросли
В надгробный камень у вершины.

А кто-то утром у канатки похмелится
И закружатся перегары, лыжи, лица.
А мы уложим ледорубы, крючья, кошки,
И, по традиции, присядем на дорожку.

Припев:
Там ставка на все, здесь сам черт нам не брат
Там чет или нечет, здесь да или нет.
Чем крепче нам горло сжимает закат,
Тем больше желанья увидеть рассвет.

Tags: , ,

Оставьте комментарий