Обеспечение безопасности на склонах России

16. февраля 2009 | От | Категория: Оборудование склонов

Беда номер два

Давно навязший в зубах тезис о том, что в нашей стране всего лишь две беды: дураки и дороги — не выдерживает никакой критики. Бед у нас столько, что впору создавать своеобразный рубрикатор, в котором до буквы «Д» придется какое-то время добираться. Однако, в некоторых случаях эта формулировка верна. Уж во всяком случае, в отношении подготовки и оборудования трасс наших старых регионов катания — язык не поворачивается назвать их «курортами» — она соответствует действительности на 200%. О дураках поговорим как-нибудь в другой раз, а пока – о дорогах. В горнолыжном смысле дорога – это трасса, склон, участок холма, горы или оврага, на котором лыжи скользят вниз…

Казалось бы, что нужно горнолыжнику для счастья – склон, снег да подъемник. Еще компания – хорошую компанию никто не отменял, но это справедливо для всех видов отдыха, не только горнолыжного, да и не только отдыха. Еще нужно добавить возможность поспать-поесть-попить-попи…, но это уже некоторое дополнение к обязательному минимуму: склон, снег и подъемник. Оставим пока в стороне даже снег и подъемник и посмотрим пристальнее на склон. Если выйдешь на склончик подмосковного оврага, оборудованного бугельком-дергунком, в субботу утречком после снегопада, то увидишь массу людей, трудолюбиво утаптывающих снег своими собственными ножками. Они же огораживают опасные места перекрещенными хворостинами, засыпают земляные проплешины снегом… За свой труд эти люди получают награду в виде хорошего безопасного склона, на котором приятно кататься.

Если склон – из «новых русских», картина меняется. Все перечисленные ритуальные телодвижения выполняет персонал: обученный, дисциплинированный и получающий за свои действия заработную плату. А люди, которые хотят кататься, просто платят деньги – и катаются на засыпанном «пушечным» снегом, рубчатом от гусениц ратраков, огороженном сетками, комфортном склоне, где опасность исходит лишь от «безбашенных» или просто не имеющих представления об основных правилах безопасного катания, «летающих ломов».

А потом приходит время долгожданного отпуска, и поезд или самолет уже мчит и тех и других в горы. Хорошо, если кто-то из этих людей летит в Альпы или Пиринеи, где склоны тщательно обихожены, трассы размечены, отмаркированы, снег утрамбован снегоуплотнительными машинами, на каждом шагу указатели, сетки, транспаранты… Хорошо, если они едут или летят отдыхать на новый российский курорт, где склоны оборудованы в соответствии с принятыми в странах с устоявшейся культурой горнолыжного отдыха стандартами безопасности. Также неплохо, если часть этих людей – фрирайдеры, которые возят с собой в рюкзаке лопату, лавинный датчик – бипер, рацию для связи со спасателями – лыжники этого сословия не слишком долго задерживаются на подготовленных для катания склонах, да и понятие о безопасности у них свое. А если нет?

А если нет – значит, эти люди едут в одно из традиционных отечественных мест катания. Едут – заметим – отдыхать. И платят свои деньги в кассу возле подъемника за возможность покататься. Обратите внимание – не за возможность подняться на подъемнике десять раз ежедневно в течение двух недель – это ведь не самоцель, верно? В скобках отметим, что деньги они так же вряд ли стали бы платить и за возможность провести в очередях по несколько часов в день, но об этом — в другой раз. Но вот, наконец, деньги заплачены, стояние в очереди (или проход вне очереди – взмах руки старого знакомого горца, дружеские объятия, похлопывания по плечу – и они уже «в загоне») позади, старое кресло или ветхий трос буксировочного подъемника с обломанными швабрами вознес их почти в рай – к началу долгожданного спуска.

Не будем здесь обсуждать наличие или отсутствие ратраков на склоне – это тоже когда-нибудь потом. В конце концов, разве не целина – высшая награда горнолыжнику? Катание по целине… Редчайшее ощущение, которое никак не передать словами – когда твои лыжи, утопающие в снегу — неповоротливые, пока ты стоишь — вдруг становятся легкими и послушными, а снежная поверхность взрывается, вспарывается и образует два искристых веера, расходящиеся как белые «усы» от носа корабля и опадающие звенящими искрами позади. И ты почти летишь, огибая возникающие камни и отворачивая от стоящих по обочине трассы деревьев, опор подъемников, кустов, пролетая возле самого краешка обрыва… Это – если умеешь, если есть целина, если ее не раскатали. А если нет? Тогда – беда. Та самая беда номер два – дорога. Точнее – склон. Еще точнее – отсутствие на этом склоне простых, как песня, элементов, обеспечивающих безопасный се… простите – безопасный спуск.

Посчитаем, чего здесь нет. Схема склонов отсутствует, а ведь в плохих погодных условиях даже опытный знаток этих мест легко может заблудиться, чего уж говорить о тех, кто сюда приехал впервые – раз. Второе — трассы не размечены ни по категориям сложности, ни по направлениям спусков, так что выбрать, куда ехать, бывает очень непросто. Опасные места: обрывы, лес, каменные стенки — не огорожены сеткой, даже не отмечены, вылетай и налетай «на здоровье», это три. Места пересечения дороги для спуска (трассы) и дороги для подъема – буксировочного подъемника — не снабжены предупредительными табличками, чуть зазевался и ты уже в цепких объятиях поднимающегося на бугеле и почему-то рассерженного крупного мужчины – четыре. Резкие перепады, повороты и сужения трасс не промаркированы предупредительными знаками – это уже пять. Опоры канатных дорог вместо ярких толстых пластиковых матов в лучшем случае обмотаны полуистлевшими матрасами, списанными с ближайшей турбазы – шесть. Камни, которые на наших «дорогах» не редкость, не убраны – это уже семь. Не принято с трасс убирать и опоры старых подъемников, и их бетонные основания, и эти безумно опасные вещи – сколько людей налетали на них и отправлялись после этого с тяжелейшими травмами в неблизкую местную больницу — не ограждены хотя бы яркой сеткой, не отмечены вешками. Не засыпаются снегом земляные и каменные проплешины, эти опасные и для лыж и для здоровья лыжников места не отмечены и не огорожены. Заградительные сетки и веревки с плакатами метр на полтора, которыми на цивилизованных курортах преграждают путь в лавиноопасные зоны заменяет в лучшем случае миниатюрная фанерная табличка, а в худшем – ничего – восемь, девять, десять…

И в результате люди, которые «голосуют» своими кровными деньгами за традиционный «курорт», который так можно было назвать лет тридцать-сорок назад, да и то с натяжкой, катаются на склоне, где не принимаются никакие меры для обеспечения хотя бы минимальной безопасности. Видимо, те, кто «заказывает музыку» в таких регионах катания, считают, что так будет всегда. Маловероятно. Крылатая фраза: спрос рождает предложение. Появились уже и в нашей стране такие места, где трассы огорожены, спуски размечены, а камни убраны или обтянуты сеткой. Где есть схема трасс, хотя сами они намного проще и безопаснее любимых — пока еще любимых — мест катания. И опоры канатных дорог закрыты мягкими яркими матами, и… семь, восемь, девять…

Буквально за два-три последних года вытянулись тросы канатных дорог и новых буксировочных подъемников в Абзаково и Завьялихе, на Южном склоне Айкуайвенчорр в Кировске и на новых курортах Подмосковья, в окрестностях Петербурга и в Красной Поляне. Проектируются и новые современные курорты на Алтае, Урале и Кавказе. Специалисты ведущих компаний Европы и Канады все чаще с настороженностью посматривают в сторону «заворочавшегося в берлоге медведя» — потенциального игрока на рынке горнолыжных услуг. И уже не только потому, что стоимость хели-ски в нашей стране в сочетании с огромными возможностями внетрассовых спусков и на экзотичной Камчатке и на более привычном Кавказе привлекает все больше экспертов из альпийских стран, но и потому, что в России возникают действительно современные и «правильные» по альпийским меркам, курорты.

Пройдет еще несколько лет, и мощный поток любителей горных лыж, пока еще наполняющий традиционные места катания, может превратиться в тонкий ручеек любителей катания вне трасс, которые будут только рады подобному «повороту рек» в сторону комфортабельных курортов с безопасными склонами. Но вряд ли их радость разделят владельцы опасных склонов, полупустых гостиниц или ветшающих подъемников. Реальным хозяевам регионов давно пора задуматься о том, что «потом» может уже быть поздно заботиться о безопасности туристов и пытаться избавиться от «беды номер два».

Георгий Дубенецкий 2003

Tags: , , , , ,

Оставьте комментарий