Г. Дубенецкий — 2

16. февраля 2009 | От | Категория: Юмор и песенки

Георгий Дубенецкий

Первый спуск

Сперва подняться к небу, попутно загорая
И наблюдая с кресла красоты под собой
Потом обуться в лыжи, с трудом припоминая
Чему учил намедни инструктор дорогой, БУМ!

Как хорошо очнуться под солнышком апрельским
И лыжу отстегнуть свою в районе мозжечка
Потом распутать ноги, расправить шире плечи
И ощутить что цел пока, помятый лишь слегка

Увидеть над собою прекрасное созданье
Услышать голос с неба: «мужчина, вы живой?»
И снова окунуться во прелесть мирозданья
Слегка касаясь снега гудящей головой

Затем, чуть-чуть хромая, собрать все что упало
Очки, перчатки, палки лежащие вокруг
Стащить все это в кучу и все начать сначала
Пытаясь разобраться — куда умчался друг

Добравшись до отеля когда уже стемнело
Помыть под душем тело все в свежих синяках
Потом принять стаканчик — чтобы душа запела
И наблюдать как тает луч солнца в облаках

Тренер

Спит команда в каком-то отеле
В баре местные смотрят футбол
И колени опять заболели
Видно снег за горами пошел
Одиноко сидит у камина
Прилетевший из дальней страны
Чуть седой загорелый мужчина
Ни семьи, ни детей, ни жены…

А в камине поленья сгорают
И трещат, как в костре над Невой
Лишь к утру над снегами растает
Чуть смолистый дымок голубой…

Снова память услужливо гонит
Словно кадры цепочку потерь,
За мгновеньями годы погони,
И больничных палат карусель…
В трех десятых от бронзы паденье,
Перелома слепящую боль,
То везенье, а то невезенье,
То в «десятке», то вылетел в ноль…

А наутро опять возле трассы,
Нервы жечь за успехи других
Разноцветных болельщиков массы
Узнают подопечных твоих
Им успехи, победы, медали
А тебе лишь бессонная ночь
Термос с кофе, нога на педали
И опять за баранкой сквозь дождь

Красные куртки или разговор спасателей с журналистом

Спасатель — это как-бы не работа,
Скорее — состояние души.
Усталость иногда почти до рвоты,
Но ты это в статейке не пиши.

Ты не пиши как девочка разбилась,
А было ей всего тринадцать лет…
И не пиши, что мы потом напились —
Наверно от бессилья, может нет.

Ты не пиши, что это все бесплатно,
Что нет семей, а есть лишь чья-то боль.
Ты не пойми меня, мужик, превратно,
И не пытайся уловить — в чем соль.

Понять такое вроде-бы не сложно,
Но объяснять не надо никому
Что здесь мы просто делаем работу,
Которую не сделать одному.

А позади — Спитак, потом Каширка,
А кровь на красной куртке не видна…
Ну что еще? Чиновничьи ошибки
И чья-то в классных офисах вина.

И нет у нас девиза мушкетеров:
«Один за всех и все за одного»
Хоть многие из нас ходили в горы…
Так что-ж писать? Не надо ничего.

Считалочка

Мы просто живем, не считая года
Мы просто плывем, а куда? В никуда
Мы просто хотим обрести свой причал
Который никто прежде не замечал

Мы просто летим без дороги во тьму
А кто-то считает… Зачем? Почему?
Все время считает то дни, то часы,
То деньги, то просто на полке трусы

Наверное, важно все время считать
Гораздо важнее, чем просто мечтать
Намного важнее, чем книги читать
Уж точно важнее, чем где-то летать

А нам не понять этот правильный мир
В котором лишь время и деньги – кумир
А нам полежать-бы на том бережке
Песочек, байдарки на Наре-реке

И мы все живем, пролетают года
Уже не плывем как тогда – в никуда,
Уже обрели свой домашний причал
Наверно, нас век скоростной укачал…

Монолог опытного лыжника, катающегося уже второй сезон,
обращенный к его приятелю — новичку

Василий! Поворачивай налево!
Там, говорят, бугров проклятых нет…
Ух ты, смотри – ну просто королева
Летит по этой чертовой горе

Ты видел, Вась? У ней такая личность…
А ножки… Нет, ты видел? Все дела…
Да, в баре с нею было бы отлично
Ну а потом пошли бы «в нумера»

Ну, блин, Василий! Ты забыл, где лево?
Налево, а не падай, говорю
Ведь если ползать задом на коленях
То вниз мы доберемся к сентябрю!

Ну, Вася! Ну вставай ты, ради бога!
А лыжа где? Опять куда-то дел…
Сам вижу, что неровная дорога,
Но ты за лыжей зря недоглядел!

Послушай, Вася! Дальше едешь в плуге
Ну, пятки врозь, а ноги шире плеч
Какое тебе на хрен «эй, подруга»
Такой не сможет девушку увлечь

Короче, Вася, едем на подъемник
Ты палки-то держи в одной руке
И оторви свой взгляд от этой попы
Иначе бугель стукнет по башке!

Бабье лето

Лето желтым листом словно кистью насквозь перечеркнуто
Лес к ногам осыпает свой ярко-осенний наряд
В синеве между веток прозрачное белое облако
Принимает у бабьего лета прощальный парад.

Почернела вода и пусты не по-летнему пристани
Заколочены окна у дач, бродит брошенный кот
Лишь машины шуршат по асфальту осенними листьями,
Да скрипит половинка неплотно закрытых ворот…

Очень скоро косые дожди вереницей потянутся,
Смоют дворники летние дни с ветрового стекла
И лишь тонкий пакет фотографий на память останется,
Что такая вот жизнь распрекрасная летом была.

Догорает костер и дымок в синеву поднимается
А, глядишь, он недель через семь превратится в снега
Холодает. И солнце из лета уйти собирается
За моря, за леса, за поля, на которых стога.

Лето желтым листом словно кистью насквозь перечеркнуто
Лес к ногам осыпает свой ярко-осенний наряд
В синеве между веток прозрачное белое облако
Принимает у бабьего лета прощальный парад.

Буква Ё

В Думе крупная проблема — отменяют букву Ё
Что же станет с нашей речью — это ж, братцы. Ё-моё…
Вместо ёжика из леса Еж приходит по весне,
И по Елке скачут белки, всем довольные вполне.

Рыбаки все без улова — Ерш, собака, не клюЕт.
А водители в унынье — ГИБДД денег не берЕт,
В армии бардак полнейший — старшина ведь не орЕт
Шулера поразорились — карта больше к ним не прЕт.

Вот такие блин, делишки — стоит букву отменить
Двойки понесут детишки, станет им труднее жить
Видно, выбрали мы в Думу пару редкостных ослов
И на улицах в их адрес слышно много ёмких слов

Скажем прямо, букв нам хватит, пару можно поменять
Но вот только как ты скажешь, например, ядрёна мать?
Нет, конечно, много разных слов живёт без буквы ё,
Только братцы, скажем честно — неуютно без неё.

Песенка на «ка»

С хребта Аибга вниз ползут облака
И жестом прощальным взметнулась рука
Дорога бежит от снегов далека
Вдоль речки, которая неширока.

Потом побережью мы скажем «пока»
Дает паровоз два зеленых свистка
Ведь ноша его, скажем так, нелегка
Семнадцать вагонов и два дурака

Которые бросили семьи слегка
И лыжам своим ободрали бока
Хоть снега перина была глубока
Под старой канаткой, что так высока.

Принес проводник два стакана чайка
За окнами темень и ни огонька
Час по расписанию до городка
Сосед предложил по чуть-чуть коньяка

А дома ждет теща бродягу — зятька
Который оставил родного сынка
И денежки тратил там наверняка
На женщин, на водку и бочки пивка

Я сыну везу лугового медка
Что с запахом гор и горчинкой дымка
И запах напомнит мне издалека…
С хребта Аибга вниз ползут облака…

Песенка об изменении коллективного самосознания
под воздействием внешних факторов (Пиратская)

Который шторм скрепят обшивкою фрегаты
По сыновьям своим соскучилась земля…
Пусты родимые дома, ведь мы солдаты
И ходим в море мы на службе короля!

Черны от пороха и солнца наши лица
Сожженный город за кормою корабля
Ползет в тавернах шепоток, что мы убийцы,
Но вы не верьте — мы на службе короля!

Врагу наносим мы внезапные удары
И мертвецы на реях пляшут — хей-ля-ля!
И хоть все чаще говорят, что мы корсары,
Вранье все это! Мы на службе короля!

Гишпаньский флаг мы поднимаем на параде
И знамя черное проносим по морям
Твердят досужие вруны, что мы пираты,
Не верьте слухам! Мы на службе короля!

Нам адмиральский галеон встает в кильватер
И догоняет, пес, из носовых паля
На абордаж! Признать пора, что мы — пираты!
На дно отправим вас, и к черту — короля!

Полу-жизнь

Горы белые облачным кружевом
Чуть прикрыло, как в сказочном сне
Ты в Москве, по-февральски завьюженной
Вспоминаешь сейчас обо мне
Спит детеныш, дела все закончены,
И в уютной квартирке покой
Что ж ты хмуришь свой лоб озабоченно?
Я вернусь в воскресенье домой.
Загорелый, пропахший вокзалами
Чуть нетрезвый, небритый слегка
И начну я с порога рассказывать
Про Домбай, Суфруджу, облака…
Не остывший еще от скитания
Я еще полу-здесь, полу-там
Ох, какое ж там было катание!
Веришь? Палку сломал пополам!
Ты кивнешь, и в пол-уха послушаешь
Размышляя совсем о другом:
Дочка что-то растет непослушная
И сломался опять телефон
Ну прости, я вернусь окончательно
Дай вот только рюкзак разберу
И свои впечатленья старательно
Вместе с лыжами в шкаф уберу…
Горы белые облачным кружевом
Чуть прикрыло, как в сказочном сне
Ты в Москве, по-февральски завьюженной
Вспоминаешь сейчас обо мне

Диалог с прагматиком

Ну что, приятель, может, без затей
Махнем подальше
Где жизнь как будто ярче и острей,
И все без фальши
Там люди веселы и могут жить
На всю катушку
И солнце там поджарить норовит
Любую тушку.

Где сны — как в детстве — все летишь, летишь…
И нет преграды
Где царство снега, синевы и лыж,
И нам там рады.
Ты говоришь, все это ерунда
И стоит денег
А деньги нужно тратить в городах
Не на безделье

Ну, в общем да, наверное, ты прав
И город нужен
Но нужно видеть, как стоит гора
Средь зимней стужи
На склоне очень нужно оставлять
Следов узоры
Давай не будем это обсуждать,
И брось укоры

Тебе, наверно, это не понять
На самом деле
Хоть головой ты мне кивнешь опять
Под вой метели
А сам плечами, отойдя, пожмешь —
Зачем мне горы?
Пока не примешь это — не поймешь
Оставим споры

Ведь скоро, очень скоро, снегопад
Зальет природу
И я не скрою, что всегда я рад
Зимы приходу
Поскольку можно будет без затей
Махнуть подальше
Где небо ближе, люди веселей…
И все без фальши

Целина

А притяжения невидимый канат
Растянут нами до последнего предела…
В. Капгер

Мы оставляем склонам наш автограф —
Извилистые росчерки кантов
На новых, чуть подсиненных, полотнах
Расстеленных горами, как покров

Невидимую нитку притяженья
Натянем, как гитарную струну
Услышим здесь мы облаков движенье
Увидим днем прозрачную луну

И в тот короткий миг перед полетом
Когда уже не повернуть назад
Почувствуешь — в тебе случилось что-то
Необратимо, словно звездопад

И воздух вмиг становится плотнее
И к небу наклоняется земля
И веер снежный, как крыло, белеет
И опадает, искрами звеня

И взорванная снежная поверхность
В лицо разгоряченное летит
Остановившись – слушаем мы вечность
Дыханье здесь как колокол гремит

А наверху, на склоне – наш автограф
Извилистые росчерки кантов
На белых, чуть подсиненных, полотнах
Расстеленных горами, как покров

Когда выпадет снег

Когда выпадет снег…
Мы с тобою поедем на рынок
И возможно, прикупим ботинок
Когда выпадет первый снег…

Когда выпадет снег…
Вновь я деньги семьи подсчитаю
И мечты о горах тут-же тают
Будто выпавший первый снег…

Когда выпадет снег…
И я лыжи достану со шкафа
Наш бюджет полетит тут же на фиг
Лишь только выпадет первый снег…

Когда выпадет снег…
Я слегка положу на работу
И начну вспоминать повороты
Лишь увижу я первый снег…

Когда выпадет снег…
Вновь с тобою поднимемся в горы
И забудем пустые раздоры
Словно стаявший первый снег…

Когда выпадет снег
Вновь струна зазвучит, как и прежде
И подарит на счастье надежду
Этот выпавший первый снег

Tags: , ,

Оставьте комментарий