Черное и белое…

15. февраля 2009 | От | Категория: Поездки

…или Главный Кавказский Хребет как граница зоны «рискованного горнолыжного земледелия»

К Северу от ГКХ

Осень прошлого года. Одна из ведущих мировых компаний, которая проектирует горнолыжные центры, получила заказ на разработку проекта развития Домбая. Заключен договор, работы были начаты… и приостановлены после того, как специалисты этой компании затратили более пятидесяти тысяч долларов, но другой оплаты, кроме обильных кавказских застолий и витиеватых тостов так и не получили — денег по договору переведено не было. Особенность национального менталитета?

Новая канатка, строительство которой ведется в Приэльбрусье. Начать, пожалуй, надо с того, что из первой порции денег, выделенных на проект и строительство пару лет назад, до назначения дошло 80%. Пятая часть попросту растворилась где-то по дороге. Второе, что необходимо отметить – строительство ведется на федеральные деньги, выделяемые в рамках федеральной программы «Юг России». Это значит, что выделяют эти деньги не хозяин, то есть совсем не те люди, которые их зарабатывали (то есть налогоплательщики, или мы с вами). А прибыль от вложения этих денег будут получать какие-то другие люди, а совсем даже не те, которые их, эти деньги, выделяют.

Сложное построение? Попытаюсь пояснить свою мысль: деньги – государственные, а когда канатка заработает, прибыль государству вряд — ли достанется. Дай Бог, чтобы денег от продажи билетов через кассу (надеюсь, пояснять никому и ничего не нужно, все знают, каков процент сейчас утекает мимо?) хватило на возврат средств, выделенных на строительство, хотя бы в течении десяти лет… Ведь основная прибыль, которую получает курорт – совсем не от эксплуатации канатной дороги, а от прокатов, магазинов, ресторанов, баров, гостиниц – а это все, как и прежде, остается в руках у частных лиц, которые в строительство подъемника не вложили ни копейки. Зато быстренько использовать новый подъемник для своего частного благоденствия желающих набежит масса – в этом можно не сомневаться. Третье – местное население, которое использует любую возможность для того, чтобы быстро построить частную гостиницу на поляне у подножия Чегета, отказалось от полномасштабного строительства современного курорта в Терсколе, поскольку такое строительство, помимо организации колоссального количества рабочих мест и развития всей инфраструктуры края изменит привычный уклад их жизни. Другими словами, они отказались от другого будущего для своих детей. Ну и заодно — для нас.

Москва, метро «Рижская»… Сентябрь, первое, Северная Осетия, Беслан… Скажете, это было далеко от Кавказа? И снега еще не было: зима не наступила? Что ж, перейдем к зиме.

На Северном Кавказе она и в этом сезоне выдалась урожайной на всякие неприятности. В декабре в Назрани с применением боевой техники штурмовали дом, в котором держали оборону несколько боевиков. В начале января в Махачкале и Каспийске прошли аналогичные спецоперации, причем силовые структуры понесли потери — погибли командир дагестанского СОБРа и один из сотрудников легендарной «Альфы». Естественно, жилой дом в Махачкале был полностью разрушен.

Немногим позже штурм жилого дома произошел в Нальчике, уже гораздо ближе к горнолыжным регионам. Боевики террористической группировки, которые находились в этом доме, были уничтожены. А еще несколько дней спустя в Дагестане был убит замминистра внутренних дел республики Магомед Омаров. По некоторым предположениям, это была месть боевиков за операции в Каспийске и Махачкале. В феврале – снова в Нальчике – еще один штурм спецназом жилого дома, где «…уничтожена террористическая группа, готовившая серию террористических актов на Юге России…». Местные и федеральные силовые структуры сменили тактику – вместо поисков кого-то где-то в горах, небольшие бандгруппы расстреливаются спецподразделениями «на теплых квартирах», гораздо ближе к любителям Цея, Домбая и Чегета. Фактически, как бы это не называлось, сразу в нескольких городах Северного Кавказа проходят боевые действия, причем кое-где периодически. Похоже, чеченский конфликт «выходит из берегов» и постепенно расползается на соседние регионы.

Очередная журналистская «пугалка», призванная остановить тех, кто несмотря ни на что, собирается ехать на Кавказ? Надеюсь, не все читающие этот материал сочтут его за очередную «античегетскую стряпню». Да и март — конец сезона, не время для «антикавказских статей».

Когда какие-то проблемы возникают у туристов в Приэльбрусье, всегда можно услышать отговорку, которую используют местные власти, милиция или просто жители. «…Это снизу молодые ребята приехали, это не наши…» Как будто избитому или обкраденному туристу от этого легче! Молодежи везде много, но далеко не везде она так себя ведет. Однако Кавказ есть Кавказ, и особенности региона накладывают свой отпечаток и на взаимоотношения с туристами, и на гораздо более серьезные вещи — на подпитку молодыми кадрами «незаконных вооруженных формирований исламского толка».

Сейчас средний возраст участников террористических группировок не превышает 25—30 лет. При этом их ряды активно пополняются и еще более молодыми «кадрами», родившимися в начале, а то и в середине 80-х. И это – не ваххабизм. Просто на Северном Кавказе выросло новое поколение. Новое не только по возрасту, но и по сознанию. В этом сознании у некоторой части молодых людей совсем нет места чувству уважения к гостям из России, которые привозят деньги. Ведь баранов, с которых стригут шерсть, необязательно уважать. Зато в сознании определенного числа молодых людей нашлось место чувству причастности к мировой исламской общине, особенно теплое благодаря деньгам, приходящим из-за рубежа, приезжающим из исламских государств «братьям по вере» и возможности безнаказанно и беспрепятственно перебираться в случае необходимости в недалекую Грузию. И это чувство усиливается благодаря тому, что на территории остальной России молодые выходцы с Кавказа ощущают себя, мягко говоря, не совсем уютно не только благодаря постоянному повышенному вниманию нашей милиции, но и косым взглядам россиян.

Как можно видеть по всем событиям, связанным с терроризмом, начиная хотя бы с первого сентября прошлого года в Северной Осетии (совсем не мусульманской, кстати говоря, республике), едва ли кавказская молодежь будет, по «горской традиции» прислушиваться к мнению своих отцов и других «уважаемых людей». И это утверждение касается не только терроризма. Убийство бармена в гостинице Чегет своим младшим родственником (пусть дальним) этой зимой и непрекращающееся воровство в номерах гостиниц, охраняемых одетыми в форму местными жителями, сидящими неподалеку в холле – яркое тому подтверждение. А ведь «уважаемые люди» прекрасно понимают, что туристы в их регионы везут деньги, и им должно быть комфортно во время отдыха. Понимают и… по большому счету, на ситуацию всерьез повлиять не могут. Меры принимаются «после того, как»: приносятся извинения, организуется розыск похищенного, обидчиков… Но не думаю, чтобы кому-то было комфортно расслабляться в баре, где недавно было совершено убийство, да еще знакомого бармена, или оставлять дорогостоящие вещи в гостинице, где номера периодически страдают от набегов «приезжей молодежи из Нальчика»…
Но вернемся к возможному терроризму. Многие представители террористических группировок — городские жители, на которых старшее поколение при всем желании не в состоянии оказать особого влияния. Считаете, что Чечня далеко от Чегета и Домбая и дотуда «не долетит»? Далеко. Но не дальше, чем от Москвы. Чеченцы? Сами знаете – не только. Вот лишь некоторые факты: нашумевшее в центральной прессе «мусульманское сообщество No3», бывший лидер которого — Гочияев, обвиняется в организации взрывов на Каширском шоссе и улице Гурьянова в Москве, базировалось в Карачаевске. Рудничный город Тырныауз в Кабардино-Балкарии, где, кстати, несколько лет назад был убит православный священник, стал одним из мест вербовки добровольцев в отряд полевого командира Руслана Гелаева. А Карачаевск и Тырныауз гораздо ближе к Домбаю и Приэльбрусью, чем даже дважды простреленный в эту зиму Нальчик…

Не надо забывать и такую «мелочь», что кавказская молодежь пытается найти себе место под солнцем в регионе, где царит бедность, а все мало-мальски доходные сферы деятельности давно и прочно «схвачены» людьми поудачливее и постарше, как правило, связанными с местными администрациями. Лозунги радикальных исламистов, включающие в себя борьбу с коррупцией и подкрепленные материальной помощью из-за рубежа, делаются в этой ситуации особенно привлекательными.

Так что есть поводы думать, что в придачу к сепаратизму в Чечне, терроризму в Дагестане, Ингушетии, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии и «особенностям национального менталитета» в самих Домбае и Приэльбрусье в ближайшие годы мы можем получить резкий всплеск экстремизма в сочетании с конфликтами между сторонниками разных «версий» ислама в соседних регионах.

Видимо, все эти факторы не сбрасывают со счетов те компании, которые принимают решения о вложении денег и строительстве новых подъемников. Один из известных Российских специалистов, анализирующих возможности строительства новых развитых курортов на Северном Кавказе, сказал, что «… при текущей ситуации вкладывать деньги в строительство и развитие курортов в этих регионах могут только люди с очень сильно развитым чувством юмора»…

И к югу от ГКХ

Курорт пока один — Красная Поляна. Но похоже, в ближайшие годы ситуация будет меняться, и кардинально. Сегодня на «горнолыжке» работает пять очередей кресельных подъемников и буксировочный, обслуживающий удобный, комфортный и широкий склон для начинающих в нижней части «третьей». Как правило, очередь на канатку «Альпики-Сервис» — редкость. Разве что утром в праздники, когда погода хорошая, у кассы и на «первую» беда, да в дни после снегопада на «четвертую» хвост из райдеров выстраивается – сюда многие из Москвы или Питера срываются, узнав о том, что выпал свежий снег…

«Третью очередь» сильно разгружает новая канатка «Родниковая» с мягкими креслами и движущейся дорожкой, которую запускают в пиковые моменты. Тем, кто давно не бывал в этих краях, бросится в глаза не только новый подъемник или явные признаки строительства правее «второй», если смотреть снизу, еще одного подъемника – работы ведутся и зимой. Заметно изменился профиль трасс, перепланированы короткие крутые участки, благодаря этому на трассе исчезли бугры и леденистые проплешины. Теперь карвер-эксперт на хороших лыжах может без остановки на максимальной скорости пройти «третью», а потом, после короткого перерыва, и «вторую».

Любители скоростного карвинга чувствуют себя на трассах, которые еженощно выглаживаются ратраками, не менее комфортно, чем на склонах курортов Европы. Неинтересно карвить, нам бы райду, да покруче? Для любителей неподготовленных склонов на «четвертой» такие широкие возможности, что мало не покажется. Причем больше я пока нигде в России не видел систему борьбы с лавинами при помощи дистанционно управляемых газовых пушек «Газэкс». В самой верхней части склонов «четвертой» эта система и установлена, вызывая недоумение своим видом… А в ресторанах и на подъемниках теперь не редкость гости из-за рубежа, причем прилетают и из-за океана. Экзотики ищут. Вертолет в одиночку уже не справляется с потоком желающих провести день на тех склонах, где никто еще не оставил свой след: даже в будние дни число желающих покататься «где надо» переваливает за полсотни человек. В культовом баре всех райдеров – «Мюнхе», как его называют, по вечерам не протолкнуться. И в поселках изменения: отели, комплексы апартаментов, развлекательные комплексы, в которых проходят концерты. Пейзаж сильно оживился благодаря массе новых коттеджей, построенных на совесть, красивых, отделанных деревом, обнесенных добротными кирпичными заборами – владельцы гостиниц заботятся о своих постояльцах, несмотря на то, что…

…Террористов поблизости от района Сочи или Красной Поляны не замечали. Население – русские и греки, как известно – далеки от ислама. Может быть, это одна из причин того, что после нескольких лет колебаний холдинг «Интеррос» все-таки объявил о своем намерении вложить при участии других, пока не называемых инвесторов, $140 млн. в создание горнолыжного курорта «Роза Хутор» на Красной Поляне – в феврале в Москве прошла презентация этого проекта. На то, чтобы превратить Красную Поляну в курорт мирового уровня, нужно, по данным Минэкономразвития, $1,5 млрд. Эти деньги государство уже несколько лет пытается собрать по частным инвесторам. «Интеррос», который пожелал участвовать в проекте одним из первых, четыре года назад от Красной Поляны отказался. Теперь, когда местные власти уже провели газ, запустили электростанцию, а осенью этого года должна открыться новая дорога — туннель в горах, который позволит резко сократить время в пути от Сочи до Красной Поляны, проект возобновлен. Этот туннель, спрямляющий дорогу между собственно Сочи и Красной Поляной, вот-вот закончат – и дорога, сейчас занимающая сейчас около часа, станет еще короче. Но главное — ей не будут страшны камнепады или снежные завалы, которые сейчас пока еще могут отрезать Красную Поляну от остального человечества, или дожди, из-за которых жалкий ручеек вдруг превращается в бурную реку и напрочь размывает участок дороги.

Некоторые считают, что «Интеррос» вместе с другими частными инвесторами должен был развивать весь регион (то есть, строить тот самый туннель) на свои деньги, не привлекая государственные средства. Потанин с ними не соглашается. «Ни один мировой горнолыжный курорт не строился на пустом месте. И нигде необходимая инфраструктура не создавалась за счет частных инвесторов», — говорит он. Вот почему окупаемость «Розы Хутора» проблематична, а ее сроки пока «никак не просчитываются». Потанин утверждает, что затратной не будет только эксплуатация курорта, а вот его строительство требует громадных трат.

На самом деле, если учесть, что проект такого уровня – первый в России, а Красная Поляна – место вообще уникальное, можно, на мой горнолыжный взгляд, пойти навстречу г-ну Потанину. И в вопросах освобождения оборудования от НДС, и по поводу послабления в арендной плате за землю на время строительства курорта, льготных государственных долгосрочных кредитов, освобождения оборудования от таможенных пошлин – ведь делается это все во многих других случаях! Не говоря уже о том, что в развитых в горнолыжном отношении странах и специальные банковские программы есть, и чиновники взяток не берут, и ратраки-подъемники-прокаты-системы контроля за работой курорта не облагаются таможенными пошлинами, и множество других «положительных плюсов», которыми может воспользоваться инвестор. Но все это при существующем законодательстве нереально, а работа по разработке «закона о горах» пока движется черепашьими темпами.

Но вернемся к проекту. Реально «Роза Хутор» будет вполне массовым и одним из самых крупных горнолыжных курортов в стране. Общая протяженность трасс здесь составит 55 км, 15 подъемников смогут ежедневно пропускать 9,5 тыс. человек. Правда, все это великолепие заработает еще не скоро: в общей сложности проект рассчитан как минимум на 10 лет.

Первая очередь может быть запущена примерно в декабре 2007 года, а дальше, по выражению Потанина, «как пойдет». Вызывает удивление та деталь, что строить гостиницы на курорте «Интеррос» не будет. Заложенная компанией инфраструктура курорта предполагает наличие оборудованных трасс, лыжных школ, пунктов проката снаряжения, а также кафе и ресторанов. Самостоятельно развивать прочий необходимый туристам бизнес «Интеррос» не собирается, отдавая его на откуп другим предпринимателям. А ведь на самом деле повсюду в мире горнолыжные комплексы считаются одними из самых рентабельных в туриндустрии только в комплексе, включающем в себя и гостиницы, и массу других сопутствующих услуг.

Это учтено в проекте курорта «Карусель», который строит по соседству ОАО «Красная Поляна» в паре с компанией «Юмако». «Роза Хутор» находится на северо-восточном склоне Аибгского хребта, а «Юмако» — на северо-западном. Разделяет их только уже работающая четырнадцатикилометровая трасса с подъемниками, принадлежащая компании «Альпика-сервис». «Карусель» будет больше «Розы Хутора»: здесь должно быть 70 км трасс и 20 подъемников с пропускной способностью 12 тыс. человек в день. Проект также рассчитан на 10 лет, и вкладывают в него вдвое больше — около 350 млн. евро.

Реализация «Карусели» началась в октябре прошлого года. Первый этап (6-километровая трасса, один большой подъемник и несколько маленьких кафе, прокаты оборудования), рассчитанный на 2 года, стоит 35 млн. евро. И эти деньги инвесторы рассчитывают вернуть полностью.

По словам представителей «Юмако», срок окупаемости составляет, по расчетам, 5,5 лет с момента начала инвестирования. Но это если компания будет заниматься только горнолыжной инфраструктурой. Но ведь тем, кто занимается «большим» горнолыжным бизнесом, хорошо известно, что прибыль от подъемников может находиться далеко не на первом месте по своему объему – при грамотной организации работы курорта рестораны, прокат снаряжения и отели намного более прибыльные отрасли горнолыжного бизнеса. ОАО «Красная Поляна» собирается получать прибыль именно за счет 1000 номеров в апартаментах, 3000 в гостиницах и 500 коттеджей, запланированных проектом. Вдобавок, недвижимость, учтенная в проекте, позволит сократить сроки окупаемости как минимум на полтора года — в зависимости от того, как пойдут продажи. Ведь сейчас цены на землю в Красной Поляне непрерывно растут…

А что по поводу цен на ски-пассы? Они тоже «не спят». Сейчас дневной ски-пасс на единственную работающую сейчас на Красной Поляне цепочку из шести подъемников «Альпики-Сервис» стоит уже 750 — 800 руб (будни-выходные). «Интеррос» за свои ски-пассы собирается брать 450 – 600 рублей. В «Карусели» цены будут немного выше — порядка 800 рублей. Это планы, существующие на настоящий момент. Что изменится к моменту завершения строительства, пока никто предсказать не может. Разве что гадалка…

Не только гадалкам, но и некоторым другим людям повезло родиться обладателем некоего необъяснимого коммерческого чутья. И вот эти некоторые быстрее всех сообразили, что к чему – и пока остальные обзаводились недвижимостью в далеких краях типа Лазурного берега или Кипра, эти поспешили что-то купить в тогда еще полузабытом Сочи, а некоторые — и в окрестностях. Вот, например, еще года четыре назад сотка земли в Красной Поляне стоила около пятисот долларов – а сейчас меньше чем за пять тысяч ту же сотку в этой же Красной Поляне уже и не найдешь. Впрочем, даже за пять тысяч уже тоже не очень-то найдешь – может, разве что у самого нижнего края поселка, в районе озера. А в центре поселка уже семь, десять…Участки, которые продаются в расположенном выше поселке Эсто-Садок, стоят уже по тринадцать тысяч долларов за сотку. А вплотную к «горнолыжке» — и по восемнадцать. А поскольку здесь горы, то свободная земля, годная для того, чтобы на ней что-нибудь построить, скоро станет большой редкостью. Поэтому сейчас сказать, сколько же будет стоить краснополянская сотка лет через пять, могут разве что уже упомянутые цыганки-гадалки. А специалисты по продаже недвижимости уверяют: цена будет продолжать расти.

Опять же – пока президент любит горные лыжи, все остальные разумные люди из числа власть и деньги имущих тоже будут любить горные лыжи. И, соответственно, захотят приехать именно сюда – не на Чегет — же, в самом деле, им ехать – там же, не ровен час, упасть можно… Отели класса люкс и апартаменты уже вовсю строятся для всех желающих – и в поселках, и рядом, а для президента и его окружения — на специальном месте, которое хорошо видно с кресельных дорог «Альпики-Сервис» — пока еще серые здания с зелеными крышами, расположенные в километре-другом от дороги, соединяющей Красную Поляну и Эсто Садок.

В некоем не совсем определенном, но обозримом будущем будет открыт новый международный аэропорт – на самом деле, он в некоторой степени построен много лет назад, но тогда, разумеется, на то, чтобы довести дело до конца, денег не хватило. За последние пять лет он изменился – появились современные конструкции из зеркального стекла и металла, ведутся работы. И рано или поздно новый аэропорт все-таки достроят – и тогда до Красной Поляны прилетевшим станет еще ближе. Ненамного – буквально на пару километров, но все же ближе. А если еще и на «вертушке»…

Закрыл глаза – и увидел сон, а в нем – некоего москвича-горнолыжника, купившего апартаменты или дом в Красной Поляне: отработав трудовую неделю, он покупает билет выходного дня (некоторые авиакомпании уже предлагают такую услугу) и в пятницу вечером вылетает из промозглой столицы в Сочи, даже не заезжая домой. От Павелецкого вокзала – фактически, из центра, до аэропорта сейчас сорок минут. Еще два часа – и он приземлился, багаж ждать не нужно – его нет. Еще час, или меньше – и он у себя дома в Красной Поляне, дышит воздухом, официально считающимся эталонным. Потом этот счастливый москвич ужинает – например, свежей форелью, которую в некоторых ресторанах он при желании может сам и поймать, и, забыв обо всех проблемах, отправляется спать, положив утомленную рабочей неделей голову на подушку, набитую душистым можжевельником. Говорят, очень помогает от головной боли и дурных мыслей. Главное – не переусердствовать за ужином с местным вином, которое за последние годы сильно проиграло в качестве – сейчас его даже в нужный «Изабельский» цвет красят какой-то химией…

А потом, проснувшись утром, этот самый товарищ из моего сна посмотрит из окна… ну, хотя бы из окна апартаментов «Катерина-Альпик», которые пока еще только строятся, но к осени все здесь будет завершено. Странным образом даже стройплощадка, в которой нет ничего особо живописного, не портит вида – а когда здесь достроят апарт-комплекс, с подземным гаражом, желтый с синей крышей, окруженный заснеженными вершинами… Правда, апартаменты площадью от 50 до 265 кв. м. стоят около 3000 Евро за квадратный метр… Блин, а вот на этом месте просыпаться-то мне и расхотелось…

При подготовке статьи использованы материалы сайтов интернет

P.S. Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что краски в этом материале сгущены. Но ведь и название материала «черное и белое», а не «разные оттенки серого». И еще одна картинка: в летом 2005 года создано две бригады войск спецназначения, одна из которых будет расквартирована в Дагестане, а вторая — в Карачаево-Черкессии…

Георгий Дубенецкий

Tags: , , , , , , ,

Оставьте комментарий