О проблемах инструкторов ч.2

26. января 2009 | От | Категория: Люди на лыжах

Что же происходит в жизни российских инструкторов? Средняя стоимость одного часа занятий с инструктором по России колеблется от 200 до 700 рублей. Из этой суммы горнолыжной школе идёт обычно не более 40%, а уж инструктор получает … ещё меньше. За сезон, что длится, в среднем, четыре с половиной — пять месяцев, типичный инструктор вырабатывает порядка пятисот часов. Допустим, получая чистыми …сколько? Сто рублей за час? А за сезон? 50000? А ведь есть регионы, где эта сумма раза в два-три меньше. А что делать остальные семь месяцев в году? Многие европейские или североамериканские инструкторы на наше лето уезжают работать в южное полушарие – там как раз зима – в Чили, Аргентину, Южную Африку, Австралию, Новую Зеландию. Мне самому удалось так прожить пару лет. Прикольно, хотя и тяжело весь год работать на снегу. Есть в Европе и Северной Америке станции, которые и летом открываются месяца на три или даже работают почти круглогодично.

А что делать русским? К чему приводит такая ситуация в наших горнолыжных центрах? К тому, что люди особо не дорожат своими местами, предпочитая работать напрямую с клиентами, фактически делая это безлицензионно, «по-чёрному». Да! Может быть, у них и нет такой клиентской базы, что даёт школа, но, получая те же деньги, работают в три раза меньше. Иные предпочитают два-три раза за сезон выезжать с клиентами в Европу, но это уже совсем другой разговор. Что же мы имеем в итоге?

А имеем то, что профессии горнолыжного инструктора, как таковой, в России не существует. Ведь даже в Реестре Профессий Российской Федерации её нет, не существует такой профессии, как «инструктор по горным лыжам и сноуборду». То, что есть на сегодняшний день — это, чаще всего, дополнительный заработок.

Не существует грамотно разработанного порядка открытия и функционирования горнолыжных школ. Ведь кто на сегодняшний день может открыть горнолыжную школу? Вы знаете? Выпускник института (академии) физкультуры или несколько таких выпускников. А разве выпускник института физкультуры имеет опыт работы в такой школе? Знает все детали и особенности её функционирования? Вырос, как специалист, как профессионал в одной или нескольких из них, как это происходит в большинстве горнолыжных стран? Но ведь работать тренером со спортсменами – это совсем не одно и то же, что давать уроки любителям.

А сами школы, в большинстве своём, юридически являются частью горнолыжных центров, а на некоторых курортах инструкторов берёт на работу сам центр, не имея даже зарегистрированной школы, как таковой. Руководитель или хозяин горнолыжного центра могут быть семи пядей во лбу, как менеджеры, как директоры курорта, но значит ли это, что они в состоянии – я не говорю уже о легитимном аспекте проблемы, о гражданской ответственности – грамотно администрировать горнолыжную школу?

А на основании чего, вообще-то говоря, инструктора могут взять на работу в горнолыжную школу или он может работать как независимый горнолыжный инструктор? Существует ли какой-либо единый сертификат, дающий право на преподавание горных лыж и сноуборда на территории Российской Федерации? К сожалению, и здесь не всё так просто. На сегодняшний день, думаю, лишь у Учебного Центра Федерации Горнолыжного Спорта и Сноуборда России есть лицензия на подготовку подобных специалистов (а ведь есть ещё и спасатели, и персонал, обслуживающий подъёмники и трассы, и лавинная служба и т.д.). Впрочем, параллельно курсы по подготовке инструкторов проводят ещё несколько организаций. Но вот какая деталь! У каждой российской организации своя программа. Кто-то внедряет систему, принятую в США, кто-то – в Словакии, иные – ещё где-то. И ведь выдают удостоверения — сертификаты об окончании школ. Спрашивается, для работы где? В России? Или, может быть, в Андорре, США? Конечно, необходимо использовать любой конструктивный опыт, опыт всех национальных школ, но ведь «пиарить» чужой продукт – это же, по крайней мере, непатриотично?

В начале декабря прошлого года на встрече представителей различных учебных центров в кабинетах Федерации Горнолыжного Спорта и Сноуборда России было решено подготовить и принять единые программу подготовки инструкторов по горным лыжам и сноуборду и методику преподавания этих дисциплин туристам-любителям. И что? Уже новый декабрь на дворе, а воз и ныне там.

Ну, хорошо. Допустим, будет принята эта единая и обязательная для всех учебных центров программа подготовки. Создадим независимую экзаменационную Комиссию, и будем выдавать сертификаты лишь успешно сдающим эти экзамены. Но ведь опять же, эта система начнёт эффективно работать лишь тогда, когда появятся положения, регламентирующие порядок функционирования горнолыжных центров и школ и позволяющие контролировать аспекты именно инструкторской работы.

Но вот будут ли наши инструкторы утруждаться в своём инструкторском становлении, в повышении своего профессионального уровня? Несколько лет назад, в рамках совместного франко-российского проекта в области горнолыжной индустрии, Национальная Школа Горных Лыж и Альпинизма Франции совместно с Учебным Центром Федерации Горнолыжного Спорта и Сноуборда России провели на склонах Клуба Леонида Тягачёва тесты по отбору из российских инструкторов кандидатов на интеграцию в систему французских школ. С обязательным дальнейшим прохождением полного французского курса подготовки инструкторов в Шамони. Из тридцати одного участника, что нам удалось собрать за очень короткий срок, были отобраны по результатам специального слалома одиннадцать человек. Двое не проходили по возрасту – меньше 18 лет. Двое просто не пришли на собеседование, хотя их результаты были одними из лучших. Что ж, не интересно, значит, людям, работать инструкторами. Тоже можно понять. Из оставшихся семи были отобраны после собеседования четверо. Кто же эти люди? Аня Моисеенко и Настя Карачёва, бывшие члены сборной России, Александр Хорошилов (состоит в сборной и сейчас) и мастер спорта Борис Прошляков. А ведь большая часть всех горнолыжников, принявших участие в тестах, – мастера и кандидаты в мастера спорта. И многие из них профессионально занимаются вещами, совершенно далёкими от горных лыж. Зачем же им было нужно принимать участие в этих тестах? Да очень просто. Во Франции национальный инструктор получает от 40 евро за час занятий, плюс бонус за стаж, языки и прочее, по окончании сезона. С выработкой в 500-600 и более часов легко подсчитать, что летом можно и не работать, а сидеть у моря и курить бамбук. Что многие и делают. Другие, если не продолжают работу на снегу, то занимаются преподаванием всяческих водных видов спорта или работают в компаниях по так называемому экстремальному туризму.

Считается, что горнолыжный инструктор – это работа для молодых. Но, поверьте, это совсем не так. Мне приходилось работать в различных горнолыжных школах мира, и должен вам сказать, что количество инструкторов, кому за 50, составляет там основательный костяк. Более того, встречается немало прекрасных профессионалов, которые, пройдя 60-летнюю отметку, не уходят на пенсию. В одной из андорранских школ, например, работает замечательный инструктор Гилли, родом из Ирана, он был когда-то личным инструктором шаха Ирана. Так ему уже к 80-ти, а он всё поднимается пешком по утрам на станцию, часам к 8-ми, пока подъёмники ещё не пущены, открывает школу, ставит слаломную трассу и катается до начала рабочего дня. Года два назад освоил и современные лыжи и новый подход к решению вопросов современной техники. Просто горнолыжный инструктор – этот стиль жизни, продлевающий молодость.

Да, конечно, во Франции, Австрии или Швейцарии и базовая цена одного часа занятий с инструктором 40-50 евро, то есть около 1750 рублей – раза в три-четыре выше, чем у нас. Но ведь и горнолыжные станции в Альпах или в Пиренеях несколько более продвинутые, чем в России. Пока. По крайней мере. Однако, судя по всему, процесс-то пошёл. И появится в России в ближайшие лет эдак 5-10-15 немало современных горнолыжных курортов, ничем не уступающих (будем надеяться) тем, куда мы все сейчас с удовольствием выезжаем – кто-то работать, а кто-то – отдыхать. Но вот будут ли у нас специалисты для работы и обслуживания этих станций? Если же мы, ожидая вступления России в ВТО, не предпримем соответствующих усилий, то потеряем значительную часть рынка в этой сфере зарубежным компаниям, имеющим куда более обширный опыт в данной области. А ведь речь идёт о стимуляции развития горнолыжной индустрии в стране, о пропаганде здорового образа жизни и, без сомнения, о серьёзной эволюции кузницы кадров большого спорта, о поднятии престижа российских горных лыж.

В основном, в горнолыжных странах подавляющее большинство людей первый раз становятся на лыжи в детстве. Школы и колледжи регулярно организуют для своих учащихся так называемые «белые недели», когда целые классы выезжают на горнолыжную практику – на полдня, на день, на неделю. Конечно, потом многое зависит от самих ребят, от их родителей, от политики региональных спортивных клубов и от предприятий, эти клубы спонсирующих, но первые шаги, первые впечатления, первые эмоции, вызываемые опытом на горе – всё это происходит под руководством инструктора. И часто, очень часто от того, каков этот первый опыт, зависит, будет ли продолжение. Как у детей, так и у взрослых. О чём я сейчас говорю? О массовом спорте? Да, пожалуй. Но ведь в России массовый спорт всегда являлся как фундаментом для здоровья нации, так и кадровой базой для большого спорта. А относительное улучшение экономического состояния России вызвало рост внимания к горным лыжам не только как к спорту золотых медалей и Олимпиад, но и как к разновидности массового активного отдыха, многим доступного.

В настоящее время ежегодно более 200000 русских выезжают на зарубежные горнолыжные курорты, оставляя там порядка сотни миллионов евро. Конечно, появление 10-15 современных станций в России не изменит баланса слишком сильно, но когда этих станций станет 50 или 100? Это не значит, что все российские туристы перестанут выезжать в Куршевель или Ишгль, но ведь такой цели и не преследуется. Однако, возможно, когда-нибудь немалое количество зарубежных лыжников, всегда проявлявших интерес к нашим горам и снегу, устремятся в Россию и облюбуют для себя эти новые, пока лишь в мечтах, курорты? Но основными экономическими и социальными аспектами создания новых курортов, конечно, являются появление новых коммуникаций и структур, повышение цен на прилегающую землю и строительство отелей, ресторанов, квартир, апартаментов и шале, появление целых жилых массивов, генерация новых рабочих мест и многое другое – иными словами, экономическое и социальное развитие регионов. Что для этого нужно? Наверное, создать благоприятный инвестиционный климат, решить вопросы об условиях аренды земли, льготного налогообложения на период строительства и многое другое. Но, вероятно, это должна быть… Федеральная Программа развития горнолыжной индустрии в России? Ведь разве без помощи государства можно решить подобные вопросы? Впрочем, это тема для другого разговора. А мы вернёмся к нашим инструкторским делам.

Несомненно, что по мере появления в России современных горнолыжных станций будет расти и потребность в инструкторско-преподавательском составе. По мере повышения его квалификации и улучшения материального стимулирования необходимо будет повышать и требования к кандидатам и специалистам. Только с таким подходом возможно создание системы подготовки профессиональных инструкторов – методистов — преподавателей и её вывод на уровень реалий горнолыжного мира, а в дальнейшем добиться признания дипломов российских горнолыжных инструкторов во всех странах мира, свободной циркуляции специалистов, как это происходит, например, сейчас в альпийских странах – Франции, Италии, Швейцарии и Австрии. К слову сказать, в большей части горнолыжных стран диплом инструктора даёт право работы не только в горнолыжных школах, но и тренерской работы в клубах – в зависимости от уровня – например, в школьном, муниципальном, региональном и т.д. В Канаде, например, после уровня национального инструктора есть ещё три тренерских уровня, высший из которых позволяет вести тренерскую работу со спортсменами уровня сборных страны.

В России на сегодняшний день – как раз пытаемся посчитать – существует более 300 горнолыжных клубов, школ, агентств, станций и других организаций, работающих в области преподавания горных лыж и сноуборда, но функционирующих без какой-либо единообразной системы, положение инструкторов в которых напоминает мне крепостное право. Вырастить в такой ситуации грамотных специалистов, отвечающих требованиям современного горнолыжного мира, практически невозможно. Если, конечно, вновь не ввести рабовладельческий строй.
Что же делать? И как это делать? Какой знакомый вопрос… В качестве первого необходимого шага – создание Национального Профсоюза Горнолыжных Инструкторов России – организации, официально представляющей интересы профессионалов, разрабатывающей и обеспечивающей, в рамках существующего в стране законодательства, схему социально-трудовой, пенсионной и юридической защиты, лоббирующей положения и законы, регламентирующие открытие, деятельность, функционирование горнолыжных школ в России и систему оптимального взаимодействия школ, курортов и государственных учреждений.

3-го ноября 2005 года, во время проведения XII Московского Международного Лыжного Салона в Гостином Дворе в Москве, в Торгово-Промышленной Палате Российской Федерации прошла Всероссийская Конференция горнолыжных школ и инструкторов, на которой основным как раз и был вопрос о создании Национального Профсоюза.

Остаётся незатронутым немаловажный аспект – о финансировании деятельности Учебного Центра Федерации Горнолыжного Спорта и Сноуборда России по линии государственного бюджета. А иначе на какие, спрашивается, деньги организовывать его работу, содержать профессорско-преподавательский состав соответствующего уровня, каким образом привлекать спортсменов, закончивших соревновательный период или собирающихся уходить из большого спорта, в качестве базы для создания этих кадров? Например, бюджет Национальной Школы Горных Лыж и Альпинизма в Шамони составляет 5,5 миллионов евро в год. Правда, как мне было как-то замечено на переговорах, они и шли к этому последние лет 50. Что ж! Мы только начинаем возрождать наши славные традиции, сохранённые, несмотря на распад и развал страны, отечественными тренерами в тяжёлых условиях профессиональной деятельности по подготовке горнолыжников-спортсменов и энтузиастами-методистами массового обучения, которые не прекращали своей работы и во времена перемен. Посмотрим, что будет у нас через 50 лет. Если доживём, конечно. Хотя говорят же, что русские долго запрягают, зато быстро ездят. Желательно, чтобы это символическое правило выполнялось хотя бы применительно к горным лыжам.

Для реализации этих проектов необходима, вне всякого сомнения, команда топ-менеджеров и определённый, совсем не символический, бюджет. Что ж, команду мы начали формировать, а вот с бюджетом пока, как в известной присказке: — На вопрос «Как живёшь?» отвечаю — «Денег нет».

Алексей МОРОХОВ,
Заместитель директора Учебного Центра Федерации Горнолыжного Спорта и Сноуборда России по работе с зарубежными странами, Координатор совместного франко-российского Проекта о сотрудничестве в области горнолыжной индустрии, Председатель Организационного Комитета по созданию Национального Профсоюза Горнолыжных Инструкторов России.

Комментарий редактора

В своей статье Алексей Морохов затрагивает многие актуальные проблемы, связанные с обучением любителей и подготовкой инструкторов. Однако с точки зрения редакции основная проблема состоит в том, что в настоящее время у специалистов, занимающихся вопросом подготовки инструкторов и организации обучения любителей-горнолыжников, нет четкой ясности – что именно нужно делать в первую очередь и чем каждая структура должна заниматься. Все проблемы сваливаются в одну кучу, а затем предпринимаются попытки создания очередной общественной организации, которая будет выхватывать из этой кучи отдельные задачи, кажущиеся наиболее злободневными на данный день.

Три основные проблемы, перечисленные в статье Алексея, можно сформулировать следующим образом:
— отсутствие структуры, которая была бы в состоянии разработать единый подход, методику и общую программу работы для всех школ России, занимающихся обучением любителей – горнолыжников. И не только разработать, но и обеспечить повсеместное применение методики и программы;
— отсутствие структуры, которая была бы в состоянии создать единую по всей стране систему обучения, подготовки, переаттестации и повышения квалификации инструкторов-горнолыжников. А точнее — не создать, а скорее — добиться единства этой системы;
— создание структуры (профсоюза), объединяющей инструкторов-горнолыжников с целью защиты их профессиональных прав и интересов.

Безусловно, все три системы, с одной стороны, должны быть тесно связаны и взаимодействовать между собой, а с другой, они должны являться достаточно самостоятельными и работать во многом независимо. Понятно также и то, что при полном отсутствии желания к объединению у тех структур подготовки инструкторов, которые существуют в России на данный момент, добиться единства можно только в том случае, если структура подготовки инструкторов будет государственной, подобно ENSA — Национальной французской школе лыж и альпинизма в Шамони.

С момента написания этого материала прошло уже несколько лет. Лед тронулся — организована постоянно действующая Комиссия по вопросам сертификации инструкторов.
Об этом и обо всем комплексе проблем инструкторов в России мы еще продолжим разговор…

Tags: , ,

Оставьте комментарий