Паоло Пининфарина — дизайнер Ferrari

24. января 2009 | От | Категория: Люди на лыжах

Паоло Пининфарина: «Когда я надеваю лыжные ботинки, я снова становлюсь молодым 

Паоло Пининфарина едва ли не самый известный автомобильный дизайнер в мире. Свой неповторимый стиль, который некоторые специалисты называют «символом итальянского дизайна», он с успехом сумел перенести из области автомобильного дизайна в сферу дизайна совершенно других вещей. Студия Pininfarina Extra, которую возглавляет представитель третьего поколения знаменитой семьи Пининфарина, разрабатывает кухни, видеопроекторы, мобильные телефоны, часы, очки и … горнолыжные ботинки.

Паоло, вы давно катаетесь на лыжах?

Я начал кататься на лыжах, когда мне было 8, в 1966 году. Сначала просто катался, учился, а потом принимал участие в любительских соревнованиях, на небольшом курорте недалеко от Турина, в течении трех сезонов, с 1972 по 1975 год я участвовал в соревнованиях по гиганту и слалому. Но это был именно любительский уровень, соревнования нашего курорта, «большим спортсменом», подобно Люку Альфану, я никогда не был. Потом началась интенсивная работа инженера, и я перестал соревноваться, катался для себя. Но лыжи навсегда для меня остались большой радостью: каждый раз, когда я надеваю лыжные ботинки, я снова становлюсь молодым, я чувствую себя так, как будто мне снова 18. Я снова могу все! Вы же знаете: на лыжах вы можете не только участвовать в соревнованиях, а если не боитесь, то можете кататься везде, по любым склонам, без проблем.

Вы глава компании, которая по всему миру известна своим автомобильным дизайном. А с чего все начиналось?

Нашу компанию основал мой дед, Джованни Баттиста Джузеппе Фарина. Он начал работать в 13 лет, в 1906 году, помогая старшему брату в мастерской, где делали заказные автомобильные кузова. В годы Первой мировой войны он руководил выпуском аэропланов на том же предприятии. Некоторое время он прожил в США, а вернувшись на родину, в 1930 г. основал в Турине собственное дизайн-ателье Carrozzeria Pininfarina. Прозвище «пинин» – «маленький» дед носил с детства, поскольку был очень небольшого роста. После Второй мировой войны основными фирмами-заказчиками ателье стали FIAT, Alfa Romeo, Lancia, Cisitalia, Ferrari. В 1952 году дедом и отцом был выполнен первый стайлинг Ferrari —  тогда еще не было дизайна, был стайлинг.

Тогда же началось долговременное сотрудничество с Peugeot, BMC и рядом других европейских и американских фирм. Дед был награжден орденами и медалями различных стран мира, включая Большой крест Мальтийского ордена. Впоследствии дед стал действительным членом Академии Наук Великобритании, а в 1961 г. специальным указом президента Италии ему разрешили изменить фамилию, и с тех пор он и мы — все его потомки, именуемся Пининфарина.

А как вы стали дизайнером?

Единственное, что, я знал, когда начал работать в компании, и в чем был уверен — что я буду работать в этой компании. Мой отец всегда говорил — если хочешь быть дизайнером, все равно нужно вначале иметь инженерное техническое образование, потом можно стать кем угодно. Может быть, потому, что он сам инженер. Я начал работать инженером, потом работал в США, в компании Cadillac, где тоже занимался техническими вопросами. А потом, уже в нашей компании, я начал заниматься промышленным дизайном, не имеющим отношения к автомобилям, и постепенно обнаружил в себе черты дизайнера. 

Практически вся история Пининфарина в основном связана с автомобилями?

Не только. Да, только для Ferrari мы разработали 148 автомобилей, но среди наших последних разработок – мобильный телефон Motorola i833, мы выполнили эту разработку в сотрудничестве с компанией Motorola, полный набор для ванной и джакузи, кухни, стулья, очки Ray Ban, моторные яхты, часы Swatch…

Промышленный дизайн — это, в принципе, все, что можно производить, абсолютно все. Здесь можно говорить обо всем, потенциал весьма впечатляет.

А сколько дизайнеров работает в вашей компании?

Около 100 человек участвует в дизайне, из 22500 служащих, которые вообще работают в компании. Примерно 25 человек сейчас работает непосредственно над промышленным дизайном. Это 25% от всего творческого потенциала. Я думаю, что в будущем, через 3-5 лет мы, может быть, и разделимся во всем, что касается людской силы и всего, это будут автомобильная компания и вторая — занимающаяся промышленным дизайном.

Кухни вашего дизайна хорошо известны ценителям самой лучшей мебели и в России. Когда ваша компания начала работать с кухнями?

Самая первая коллекция кухонь — Ola, была выполнена в 1992, на ее проектирование ушло три года. Пожалуй, именно эта мебель и доказала всему миру, что Pininfarina — это не только автомобили. 

Можно слышать такую формулировку: «Pininfarina — агрессивный дизайн для успешных эгоистов.» А как вы считаете, что основное в вашем дизайне?

Попытайтесь проникнуть в дух вещей – так говорили мои дед и отец много лет назад. Флюидность, своеобразная «текучесть» — вот что отличает наш дизайн вообще и дизайн новых ботинок Lange в частности. Общее для всех наших разработок – это высокий уровень плавности, грации. Дизайн Ferrari, Lotus, Mazeratti основывается на той-же флюидности, что и новая линия ботинок Lange. Дух био-дизайна, который приводится в движение природой.

Что вам ближе по духу – кухни, автомобили или спортивное снаряжение?

Мы с удовольствием работаем со спортом, поскольку спорт означает высокий уровень технических характеристик, а дизайн делается для молодых и энергичных людей, молодых душой людей, я очень рад, что мы работаем для спорта.

А когда вы начали работать с Lange?

Сотрудничество с Lange началось в 2002 году, когда впервые были проведены работы по разработке дизайна горнолыжных ботинок. Мне лично очень нравятся ботинки Lange, поскольку в них сочетается и высокий уровень технических характеристик, и комфорт, и точность ведения, и сам ботинок очень близко расположен к ноге, а вы знаете, что это очень важно. Ботинки должны полностью принадлежать вашему телу, они должны быть абсолютно идеальным продолжением ваших ног, передавать малейшие ваши усилия к лыжам. И конечно, в разработке важна повторяемость – об этом не думает лыжник, но конструктор и дизайнер всегда должны помнить о том, что конечный результат их творчества должен быть повторен в десятках тысяч экземпляров, и все эти ботинки должны быть выполнены абсолютно идентично и с абсолютно одинаковым уровнем качества. 

Вы сами катаетесь на лыжах. Это помогает вам в работе над ботинками Lange?

Я не профессионал в лыжном спорте, но я люблю лыжи, и это, конечно, помогло мне выполнить разработку на высочайшем уровне технических характеристик. Комфорт, безопасность, эргономичность, визуальный дизайн — я считаю, что технические характеристики должны сочетаться со всем вышеперечисленным, и тогда мы получаем новый уровень снаряжения. Мы работаем над комфортом и безопасностью так же, как и в случае дизайна автомобилей. Дизайнеры работают над повышением качества жизни тез людей, которые используют разработанные продукты.

А благодаря тому, что я лыжник, я могу протестировать новые ботинки сам, и таким образом я работаю не только над дизайном, но и над комфортом и удобством пользования ботинок, а это очень важно. Поскольку компания Lange знает об этом, то мне дают несколько прототипов, я в них катаюсь и высказываю свое мнение, делаю свои замечания, которые учитываются при производстве. Так, в первом проекте, который мы делали с Lange четыре года назад, мы внесли несколько изменений именно после того, как я сам покатался в этих ботинках.

А чем, на ваш взгляд, отличаются новая модель ботинок?

Мы внесли довольно много инноваций в новую линию ботинок, и это уже помогло как спортсменам, так и простым любителям. Сегодня для меня по-настоящему большой день, поскольку для любого бизнесмена важно, чтобы его клиент вернулся к нему снова, а наше сотрудничество с компанией Lange продолжается уже четыре года.

Я думаю, что в этой линии ботинок мы воплотили все основные идеи, которые характерны для дизайна нашей компании: очень простые линии, и в этих линиях заключена элегантность и плавность. Инновации в ботинке, дизайн которого мы разработали, заключены и в его конструкции, и в простых, органичных линиях. Элегантность и великолепные характеристики – вот основная идея новых ботинок Fluid. И мы будем продолжать работать над флюидностью новых моделей Lange в будущем.

Ботинок должен быть максимально элегантным, и в то же время сохранить высочайших уровень технических характеристик. Мы при работе стремились именно к этому.

И конечный продукт — это эстетическое решение технологических и технических проблем. И мы совершенно не боимся этих рамок, которые нас могут сдерживать с точки зрения технологии, техники. И очень часто именно эти элементы техники могут стать для нас источником вдохновения. 

А с какими еще компаниями Pininfarina сотрудничает в области спорта?

Мы работаем с Джулиано Бессонном, проектируем для его компании шлемы с использованием новейших технологий конструирования, что традиционно для Pininfarina, и самых передовых материалов, таких как карбон. Наши шлемы способны гарантировать отличную защиту при достижении предельных скоростей. Безупречное знание потребностей профессионалов и лыжников вообще, переданное нам таким великим спортсменом, как Джулиано Бессон, сильно облегчает нашу задачу, которая заключается в том, чтобы обеспечить безопасность при падениях не в ущерб комфорту и дизайну. Коллекция Besson/Pininfarina – одежда, шлемы, аксессуары – вышла на рынок в начале прошлого зимнего сезона.

А что означает ISPO лично для вас?

Конечно, я здесь в первую очередь для того, чтобы участвовать в презентации новых ботинок Lange, то есть выставка для меня в первую очередь работа. Выставка очень важна для меня, как для профессионала: я побывал на нескольких стендах, в том числе и компаний-конкурентов, и был весьма впечатлен некоторыми идеями. И еще один момент: когда мне было 15, я и подумать не мог, что когда-нибудь буду принимать участие в разработке таких великолепных и сложных вещей, как горнолыжные ботинки. На самом деле, когда я сюда попадаю, я снова ощущаю себя 15-летним, настолько здесь много тех вещей, которые меня, как дизайнера, просто поражают.

Через несколько дней стартуют Олимпийские Игры у вас на родине. Что эта Олимпиада означает лично для вас?

Я счастлив, что дизайн Олимпийского факела, который несут спортсмены, и дизайн Олимпийского огня разрабатывала наша компания. Этот факел – символ Итальянского дизайна. И нашу компанию тоже так называют, и это, наверное, правда.

Беседовали на стенде Lange, ISPO, Мюнхен, февраль 2006

Георгий Дубенецкий

Оставьте комментарий