Калле Паландер

24. января 2009 | От | Категория: Люди на лыжах

 
Интервью с Калле Паландером

Как ты себя ощущаешь после победы неделю назад в Шладминге на ночном слаломе? 

Там было вообще-то здорово холодно, и после холодного душа из шампанского на подиуме я немножко простыл. Но это было что-то потрясающее! До этого я стоял на высшей ступеньке подиума два года назад, и снова пережить эти эмоции – я был просто ошеломлен, раздавлен. Такая толпа зрителей – там было почти 50000 человек, потрясающая поддержка колоссального числа людей, любящих лыжи – это просто здорово! Вдобавок там было громадное количество финнов. Если вспомнить этапы Кубка Мира еще каких-нибудь пять лет назад, такого числа болельщиков из Финляндии не бывало, а в этот раз колоссальная масса зрителей размахивала финскими флагами – это было сумасшедшее зрелище и восхитительная гонка. 

Но ведь ты завершил прошлый год не в самой лучшей форме – у тебя были небольшие проблемы со спиной под Рождество. Но, похоже, твой массажист и тренер по физподготовке смогли помочь решить эту проблему? Сначала Адельбоден, где ты был третьим в гиганте, потом Венген – второе место в слаломе, и, наконец – золото на ночном слаломе в Шладминге. 

Ну, начнем с того, что я совсем не молод – мне сейчас уже 29 лет. В этом году у меня была масса проблем со спиной, перед стартом в Зельдене. Из-за них я был вынужден на целую неделю забыть про лыжи. Но мне действительно очень помогли гимнастика и массаж, специалисты – Бенни Джексон и Маркус Вассмайер очень серьезно работали в течении двух недель, и результат вы видите – январь для меня выдался очень удачным. 

Похоже, что ты занимался собой не на шутку, и к Олимпиаде – ведь до нее остается буквально пара недель, подходишь с уверенностью в своих силах и с самыми серьезными намерениями.

Да. В любом случае этот сезон был очень успешным для меня, и сейчас я действительно уверен в своих силах. Вдобавок перед стартами в Сестриере  у меня сейчас довольно длительный перерыв, нет соревнований, и я могу полностью сконцентрироваться на подготовке именно к Олимпиаде. Я думаю, что эти старты – как начало нового сезона, потому что, прежде всего, Олимпиада – это совершенно особые старты.

И то, что перед Олимпиадой есть возможность хорошо подготовиться — это очень важно, поскольку перед стартом в Сестриере необходимо очень хорошо сконцентрироваться на этом старте – там абсолютно другой снег, по сравнению с другими местами в Центральной Европе, это один из типов сухого жесткого и агрессивного снега, соответственно, потребуется довольно большое число тестов лыж и смазки. А если приехать туда сразу же после старта где-то еще, то нужного результата может и не получиться. 

Как ты можешь прокомментировать свою победу в слаломе в Шладминге?

На трассе очень многие спортсмены допускали довольно грубые ошибки, и моей задачей было пройти ее безошибочно. Требовалось очень сильная концентрация внимания – трасса была сложной. Шладминг стал для меня первой гонкой в течение довольно большого времени, на которой я не допустил ошибок, все прошло очень здорово, а то, что я был на подиуме, говорит само за себя. Я сначала даже не поверил в свою победу, настолько это было неправдоподобно. В слаломе очень важной вещью является уверенность в своих силах, необходимо обязательно перед стартом быть абсолютно убежденным в том, что ты сделаешь это, и это все, что нужно. 

Что ты можешь сказать относительно современной техники: ведь сейчас очень многое в технике изменилось именно благодаря тем изменениям, которые произошли в конструкции и геометрии лыж? Например, в этом году многие спортсмены в слаломе стараются идти плотнее к воротам? 

А вы заметили, что в этом году трассы были существенно более жесткими и леденистыми, чем в прошлые сезоны? А это значит не только то, что цена каждой ошибки достаточно высока, но самое главное – что канты держат намного лучше, а трасса остается в неизменном состоянии независимо от того, какой у тебя стартовый номер, все спортсмены находятся в одинаковых условиях. Я всегда старался как бы «лететь по поверхности снега», это совершенно великолепное ощущение. Вы же видите: я не такой крупный парень, типа Джорджо Рока, мой товарищ по команде Atomic и мой соперник на трассе, он действительно атлетичный и очень мощный, причем он всегда очень силен. А я люблю использовать лыжи, то, как они скользят, мне нужно применить абсолютно все, до последней капли, что я могу получить от лыж.

Современные лыжи, благодаря тем технологиям и изменениям, которые в них вносят конструкторы, это очень мощная и быстрая машина, и если ты сможешь провести их по самой точной и правильной линии, сможешь использовать их мощь и отдачу, то ты можешь не быть таким мощным, как, например, Альберто Томба. Вы же видите: далеко не все лыжники, являющиеся лидерами Кубка Мира, обладают мощным телосложением – это стало возможным только благодаря современным лыжам, всему тому, что заложили в них конструкторы. Но я в этом году добавил немного мощи и агрессивности в свое катание, это стало возможным именно благодаря ледяным трассам, и возможно, это и принесло мне успех.

Скоро Олимпиада в Турине. Можно тебя попросить вот о чем: я назову несколько имен, а ты скажешь несколько слов о каждом из спортсменов. Бенджамин Райх, его шансы в слаломе? 

            Бенни очень силен, и действительно очень быстрый, как минимум в одной из двух попыток. Я уверен, что на сегодняшний день он – один из самых реальных претендентов на победу в слаломе. 

Джорджо Рока. Этот парень в нынешнем сезоне несколько раз приходил первым во второй попытке, то есть он в каком-то смысле полная противоположность Бенни. В этом сезоне он пять раз становился первым. Что ты скажешь о Джорджо? Ты сильно расстроишься, если он  будет первым в слаломе в Сестриере? Или уверен, что сможешь победить его? 

            На самом деле не очень. Он действительно силен, пожалуй, он самый сильный в слаломе сейчас. Да, я смог победить в Шладминге, но это произошло один-единственный раз, вдобавок Олимпиада будет проходить на его родине, на хорошо знакомом ему снегу, на родной для него трассе, и я думаю, у него самые лучшие шансы на победу, которой он в такой ситуации действительно достоин, пожалуй, больше, чем кто-либо из нас. 

А Тед Лигети – он как, действительно крут?

            Да. Он действительно совершенно сумасшедший, мы много лет знаем, что он великолепный лыжник, он может быть очень быстрым, настолько быстрым, что он… делает ошибки. Он действительно один из лучших, я бы сказал, что он – один из тройки лучших лыжников на сегодняшний день. Но слалом – это дисциплина, в которой неожиданность играет очень большую роль, и в Сестриере тоже может случиться так, что на подиуме окажется совершенно неизвестный парень, которого никто всерьез не принимал в расчет. Я думаю, что парни из Японии достаточно сумасшедшие для того, чтобы преподнести сюрприз на Олимпиаде.

А что ты скажешь о молодежи, к примеру — Феликсе Нойройтере?

            Прежде всего, Феликс – один из моих лучших друзей. Он совершенно сумасшедший, классный парень, и мы получаем много кайфа, и совсем не только когда вместе катаемся. Он молодой, сильный лыжник, ему еще нужно подучить некоторые вещи, и я думаю, что в будущем он наверняка займет одно из мест на подиуме.

Алоиз Фогль? 

Он уже не так молод для этого. Он всегда был очень дружелюбен по отношению ко мне, вы знаете, что он был первым в Венгене, он особенно силен на крутых трассах, но вы знаете, я думаю, что трасса в Сестриере – не та, на которой он может выиграть. Однако я уже говорил, что слалом полон сюрпризов. 

Несколько слов о твоем тренере. 

            Он проработал со мной много лет, а сейчас в Федерации назрели некоторые изменения. У него в этом сезоне заканчивается контракт, но я надеюсь, что мы будем работать вместе и в дальнейшем. Он столько для меня сделал, мы добились вместе таких результатов, я ему очень благодарен. Кристиан мне как второй отец. 

Говорят, ты очень любишь пиццу, часто бываешь в одной из пиццерий, когда бываешь дома – в Финляндии?

            Да. Пицца – это моя любимая еда, а в пиццерии Паоло я провожу столько времени, мне там так уютно – эта пиццерия для меня почти как второй дом. Может быть, и спина моя прошла благодаря пицце? 

Что-ж, спасибо за интервью и удачи на Олимпиаде! 

Записано во время пресс-конференции на стенде Atomic на выставке ISPO, февраль 2006

Оставьте комментарий