Кировск. Впечатления после большого перерыва

18. января 2009 | От | Категория: Поездки
Кировск

Кировск

12 лет назад мы вернулись из Терскола и через неделю поженились. Родились дети, мы меняли работу, меняли жилье, меняли свою жизнь. И все время катались на своей горушке, сперва с коляской, потом с малышами в оврагах, потом вернулись на горку все вместе. Катались много: учили детей, учились сами, гоняли по трассе. В горы не получалось.
Решение назрело неотвратимо: лягушатник надоел. Жена поняла это раньше меня. Дети еще ни разу не ездили так далеко, они не видели горки длиннее 200м, да и денег не хватало. Но мы просто должны были это сделать.  Я согласился попробовать.
Отпуск дали в последний момент на конец весенних каникул. Я пересчитал семейные запасы и пошел за билетами. В разгар весны – конечно Кировск. Перед самой поездкой все переболели гриппом. Но решение уже было принято.

Первый день
В день отъезда я только начал отходить после болезни. Долгий поезд меня совершенно не напрягал. Наоборот, я проспал Петербург, загорал на платформе  Петрозаводска, жадно глазел с верхней полки на заснеженные заливы Онеги, смаковал каждую минуту путешествия. Дети конечно намаялись и на второе утро все мы выгрузились в Апатитах немного отупевшими.
Последний раз я был в Кировске в январе-феврале 1981 года. Запомнились мороз за 30 с ветром, проблемы с транспортом, невкусная еда в «Хибинах», скатанная команда школьников и студентов, настоящие спортивные склоны, соревнования.
На этот раз Апатиты встретили нас теплым солнцем и стаей такси. Младший, недоверчиво разглядывал из окна машины плотный массив Хибин:
— А что, бывают склоны в 3 раза больше нашей горки? Как, в 20 раз? Но я никаких лыжников там не вижу!
Я поймал себя на том, что тоже не верю, что сегодня махну с настоящей горы; долгожданного восторга не было.
В квартире, пока жена готовила завтрак, я распаковал лыжи и подстроил крепления (проверка снаряжения на всю семью — верный способ избавиться от других забот). Затягивая пятку своего Salomon я почувствовал, как туго пошел винт после 9DIN. Эти крепления еще не разу так не настраивали. Через ребра отвертки кожей почувствовал, что наконец в Горах. Еще один час, и я смогу по-настоящему разогнаться, крепления должны держать. Еще один оборот — неудобный косой индикатор Salomon дошел до десятки, до начала жирной черной черты на шкале, до начала новой полосы. Я резко выпрямился, голова немного закружилась, с дороги наверно. В глаз брызнуло отраженное снегом солнце, цвета вокруг немного поблекли. Вот теперь — скорее на гору!
Для разминки поехали на АО «Апатит». Мне было совершенно все равно, только нетерпение росло. Открылся широкий «сахарный» склон. Дети в восторге закричали: видно подъемники, вон, маленькие точки – это лыжники поднимаются.
— Мы здесь будем кататься? – младший настойчиво требовал подтвердить, что все не понарошку.
— Будем, теперь точно будем!  — теперь я не сомневался.

Первый спуск
Цены на подъемник, которые еще с утра волновали, вдруг стали совершенно не важны. Если бы там был лишний нолик, наверно я не обратил бы на это внимание. Короткая очередь. Беру штангу, она плавно подцепляется к тросу и вдруг дает ощутимого пинка. Ух ты! Встречный ветер шелестит в ушах. После закалки на старинном тросовом бугеле мальчишки садились на тарелку с опаской. На перегибах жесткие штанги отрывали легких наездников от снега и ветер заносил их в сторону, но они держались цепко, да и трасса подъема подготовлена хорошо. Наконец, я построил семью перед первым спуском. Строгий инструктаж: старшой за мной, потом ты, мама замыкает. Осторожно, это не наш пупырь, только после меня, в сторону не забирать, устали-отдохнули, всех ждать…
Шагаю вниз и сразу отключаюсь от всего. Торопиться некуда, плавненько. Начинающие в узком месте движутся непредсказуемо, отпускаю лыжи, снег быстрее катится навстречу, фигуры лыжников как бы замирают в поле зрения. В ушах зашуршало, эх, уже пара моих горушек пролетело. Широченная ровная доска, плотный снег, восторг для техничного карвинга. Пологая, можно не спеша порезать, скорректировать технику. Пора передохнуть, дети наверно отстали. Затягиваю дугу вверх. Меня догоняет странный звук: старший в низкой стойке рассекает воздух мимо меня, грохочут клешеные штаны. Заложив дугу, сын пропадает за перегибом. Поджидаю жену, ноги с непривычки одеревенели. Последние 500м, отдыхаем в короткой очереди. Дети запыхались, но излучают восторг, болтают о каких-то пустяках. Именно этого мы ждали 12 лет!
Едем на самый верх. Какая панорама! Сверкают на солнце плавные гребни Хибин, неожиданно, без подножия встающих из плоской долины. Внизу в дымке растворяются белые языки озер, здесь по-настоящему ощущаются горы. А на городском склоне взгляд все время упирается в город и дым.
Сверху отличный кусок средней крутизны. Тут интереснее. Разгоняюсь, но мои слаломки упорно отказываются писать длинные дуги. Либо лениво проскальзывают, либо приходится частить. Зато мальчишки казалось, только об этом и мечтали. Едут плавно и быстро, стараются резать и у них что-то получается. Восемь спусков пролетают незаметно. Супруга уже пропускает подъемы, пора отдохнуть, но дети хотят еще. Только по дороге домой все понимают, как устали.

Апатия?
Мы слышали, что опытные лыжники не любят АО Апатит. Наверно здесь можно заскучать. Но нам понравилось. На следующее утро, рассматривая в окно городские крутяки, младший предложил опять поехать на  АО Апатия (он не специально, просто так запомнил).
Я много лет боролся за жизнь на буграх, вгрызался в лед и обдирал лыжи на камнях. А здесь я могу позаниматься техникой с мальчишками, отпустить их на трассу одних, порадоваться за супругу, которая катается совершенно не напрягаясь, просто погонять. Не бояться за то, что дети свалятся с подъемника в неудобном месте. Наконец посетить чистый туалет с нескользящими ковриками.
У апатичного склона есть еще одно редкое преимущество: здесь легко кататься при плоском освещении, настолько ровный склон. Стоишь в белой сфере, опоры подъемника, редкие камешки и лыжники — как маяки в тумане. Стоит разогнаться – полное ощущение полета по приборам, рельеф возникает прямо под ногами, иногда потряхивают «воздушные ямы». Одно исключение: встречный ветер. Если задуло из долины разогнаться невозможно, катание теряет всякий смысл.
Конечно, дети устают от однообразия. На второй день, получив подтверждение, что боковые склоны не лавиноопасны, начинаем разведку влево. Необработанный снег довольно плотно и ровно задут, только изредка подбрасывают невидимые заструги. В рассеянном свете, на мягком верхнем слое совершенно теряется чувство скорости. Подруливает старший:
— Пап, мне кажется это не я еду, а по телевизору смотрю. Здорово, даже голова кружится!
Младший подлетает к нам, резко ставит лыжи поперек – летит через голову:
— Разве я не остановился?!
Катиться до самого низа боковыми трубами не очень интересно. Но дети всегда рады сменить маршрут.

Город
После горы мама сразу взяла правление на себя: устали – не устали, а экспедицию в магазин и дежурство по камбузу пропускать нельзя. Как в походе. Неспешный обед, отдых. Вечером прогулка (надо посмотреть, где работают ратраки), ужин, чтение в слух, отбой. Мы приехали сюда кататься и скучать мы не собирались. У нас просто не оставалось на это сил и времени.

* В Кировске замечательные булочки и очень вкусные местные молочные продукты. Только не надо откладывать поход в магазин на вечер.

Перевал
На верх городского склона с Апатии выводит лыжня вдоль гребня. Но сперва надо спуститься по узкому неровному крутяку. Ребята, даже уставшие в конце дня рвутся в путешествие. Супруга обычно выбирает такси.
Четвертый день, с утра яркое солнце. Жена сообщает, что у нее сегодня все получается и она готова идти в город по гребню. Оглядываюсь. Под солнышком из долины ползет черная стена облаков во весь горизонт. Такого я еще не видел:
— Конечно поедем!
Когда поднялись наверх, солнце уже скрылось, задуло. Верх креселки еще был виден. Мы с мальчишками сразу покатились направо и маме пришлось следовать за нами. Ветер крепчал, темнело, делать повороты уже не хотелось. Спустились к седловине боком (в таких случаях классическая техника здорово выручает). Ветер рвался мощным потоком направо в черный провал между гребнями, снежинки кололи лицо и громко шуршали по одежде. Возвращаться поздно. Пошли траверс налево против ветра.
Посреди гребня нас накрыло облаком. 10м видимости, дует все так же.
-А мы вверх или вниз идем, я не пойму! – кричит младший. Супруга молчит, но вижу, что уже не рада. Старший наслаждается приключением. Оглядываю свою команду: устали не сильно, телефон работает, в рюкзаке бутерброды и вода – все нормально.
Ползли долго, на часы ни кто не смотрел. Иногда я нащупывал палкой следы лыж (ни вверх на карниз, ни вниз мне совсем не хотелось). В разрыве облака на минуту послышались голоса и впереди зашевелились тени. Люди! Лыжня неожиданно пошла вниз и вывела к камню над обрывом. Все, вышли на верх городского склона. Ветер стих, стало тепло. Осталось только дойти до креселки по широкому гребню. Иногда из тумана выступали останки каких-то циклопических сооружений. Облако накрыло все до самого города, но камни и подъемники не давали сбиться с курса.
Дома мальчишки сказали, что было интересно, но иногда страшно. Мама не разделяла нашего восторга, но очень радовалась, что все кончилось благополучно.

Непогода
Мы знали, что можем просидеть без катания из-за непогоды, но специально к этому не готовились. На следующий день все подъемники стояли. Решили построить чего-нибудь из снега в парке. В квартире нашлась штыковая лопата. На улице ветер забивался во все щелки одежды, не давал вздохнуть. Спасали лыжные очки. Сперва в снежном отвале устроили убежище от ветра. Потом между деревьями вырубили ход длиной метра четыре. Кирпичи снега оказались очень крепкие, решили в следующий раз строить настоящую северную иглу. А не катать комки как дома.
Вечером дети забеспокоились, что кто-нибудь сломает крышу и провалится в тоннель. Вытащили несколько ведер воды и все залили.
Через два дня опять непогода. Мы продолжаем иглостроительство. К нам присоединяются новые знакомые (из Питера), две семьи, с лопатой. Снимаю пятку креплений с лыжи – еще один инструмент.  Теперь мы режем большие блоки, закладываем хижину метра два шириной. Кладем слой за слоем с перекрытием. Мужчины серьезно взялись за дело и через полчаса устанавливаем крышу. Дети забираются внутрь, но делать в снежной хижине нечего. Пробиваем ход в туннель. Теперь наш снежный городок стал гораздо интереснее. Можно скатиться на попе по ходу и вылезти на поверхность с другой стороны.  Все гуськом совершаем круг почета. Однако пора сушиться! Ни разу не видел своих детей ТАКИМИ мокрыми, даже после катания. Снег набился в карманы, под клапаны и даже за подкладки. Отдыхаем, собираем остатки одежды и идем большой компанией в музей Камня.

Городские склоны.
Первый день на городском после непогоды. Местами мягко, местами заструги. Мальчишки с мамой осторожничают. Пытаюсь разогнаться на ровных местах, но лыжи брыкаются, ноги быстро деревенеют. Расслабляюсь и спокойно оглядываюсь. Странное ощущение: за 20 с лишним лет ни чего не изменилось! Те же подъемники, камни в тех же местах, те же дома внизу, только дыма поменьше. Те же лыжники.
Рядом классическими, «манерными» движениями облизывает бугорки лыжник. Да он же на ELAN RC04, в 1981 я о таких мечтал! А неплохо идет, в конце поворота уверенно режется. И ведь удовольствия получает не меньше, чем я. Мне б сейчас такие «доски» – боком бы скребся! На спортивных трассах у Северных бугелей классиков попадается еще больше. Многие — пенсионеры, они вынуждены экономить буквально на всем. Но они приехали кататься в Горы, а я 12 лет находил причины, чтобы этого не делать. Ветераны уверенно чувствуют себя на старом снаряжении. В Кировске не принято смеяться над длинными лыжами с острыми носами, креплениями Marker М4, красными Alpina и самошитыми эластиками с усилителями на коленках «как у Стенмарка».
Конечно, старые подъемники с трудом справляются с потоком лыжников, швабры висят на тросе редко, скорость невысокая, касса далеко от посадки. Тарелки Татрапомы на новом склоне гораздо удобнее, особенно для неопытных лыжников, да и очередь движется быстрее. Зато двухместный бугель дает уникальную возможность пообщаться со случайным попутчиком.
Хотя городские склоны не слишком ухоженные, но выглядят довольно безопасно. Детям (9 и 10 лет)  оказалось удобнее ездить на швабре вместе, чем со взрослыми. Иногда мы отпускали мальчишек на пару спусков одних. Младший отправился на разведку в «трубы» к югу. Понравилось. В очередной раз разогнался так, что пролетел с одного бугра на склон следующего и отпечатался в нем. В школе гордился синяком еще неделю.

Домой
Крайний день. Катание до упора, сборы, ночной поезд. Все очень устали, особенно супруга. Мальчишки все-таки простудились. Утром поднимаемся не спеша. Перед Медвежьей горой мама накрывает на стол и неожиданно спрашивает:
— Мы ведь повторим это через год?
— Конечно!!!
И Апатию, и Севера, и тесты, и попытаемся съездить на 25 километр. А если погода будет нелетная, построим огромную иглу в парке.
Кировск – совсем не курорт, но это настоящие горы. Мы едем сюда кататься, хорошая компания и небольшие приключения, которые мы сами себе выбираем – пока этого нам достаточно. И мы хотим это повторить.

Егор Светогоров

Tags: , , , , , , , , ,

Оставьте комментарий