Цей

18. января 2009 | От | Категория: Поездки

«Вот и опять между сосен открылась картина…» — Ю. Визбор
Моему первому инструктору Евгению Леонову
Михаил Хавин

Часть I. Горнолыжная
Немного географии, или «А где это?»

Цей

Цей

РСО-Алания находится на Северном Кавказе и граничит с КБР с запада и с Ингушетией и Чечней с востока. В республике один гражданский аэропорт – Беслан, официально «Владикавказ» (код OGZ, видимо с тех времен, когда Владикавказ назывался Орджоникидзе). От аэропорта до Владикавказа, столицы Осетии, около 25 км.

Из Владикавказа через ГКХ проходят 2 стратегических дороги: широко известная Военно-Грузинская дорога (по которой до Гудаури всего 78 км); а также менее известная и иногда перепутываемая с ВГД, Военно-Осетинская дорога, ныне проходящая через Рокский тоннель, а потому почти круглогодичная. Собственно дорога начинается от города Алагир (от Владикавказа около 40 км) и проходит в основном по Ардонскому ущелью. В начале ущелья достаточно большое количество целебных источников, преимущественно сероводородных, по-этому иногда в окна автомобиля врывается не самый приятный запах. Тем не менее советую сделать остановку: там, где склоны первый раз близко подходят к дороге, из скалы летит на своем коне Уастырджи – покровитель воинов и путников, Георгий-небожитель.

Дорога и многочисленные тоннели и мосты, находятся в великолепном состоянии и по этому езда по ней существенно отличается от езды по Баксанскому ущелью в Приэльбрусье. Отличается и встречающееся жилье: все выглядит добротным и ухоженным – люди не живут сегодняшним днем. В поселке Мизур, например, построена шумозащитная стена высотой метров 7-8, по типу тех, что на 3 кольце, чтобы машины и река не мешали спокойному отдыху.

Через 35 километров от Алагира, в поселке Бурон, необходимо повернуть направо – начинается Цейское ущелье. В начале дороги на правом склоне фигура сидящего бога Афсати – покровителя туров, оленей, коз и иных благородных диких животных. Вся дорога (11 км) заново заасфальтирована за исключением нового участка серпантина (около 1 км в начале). Но если снегу будет немало, то машина желательна 4х4, чтобы не было проблем на последних 300 метрах. Поэтому и немного дороже: такси берет дешевле, но может немного не доехать.

Хотя постоянное селение в ущелье только одно – село Верхний Цей, где живут около 10 человек, каждый день до Цея из Владикавказа ходят 2 автобуса – утром и вечером.
Монах открывается внезапно: плавный поворот дороги и…. вы понимаете, что ПРИБЫЛИ.

Склон

Склон по сути один, но с вариантами. В отличие от многих иных мест, где катанье происходит по склонам гор, В Цее вы катаетесь по ущелью. Сказское ущелье имеет четко северное направление, но находится на небольшой высоте (около 2 км), по-этому снег (лыжный) лежит обычно с декабря по апрель. Солнышко в феврале показывается на склоне часа 2-3, загорать можно пока едешь на канатке – удобно.

Все варианты связаны с верхней частью: канатки вытаскивают на  так называемый Зеленый Холм – окончание морены Сказского ледника. С верхней станции обычен путь вдоль правого хребта, более крутой  вариант «по лбу» под канатками, а если снегу немного больше среднего, то возможен вариант по левой части ущелья: по реке Сказдон. Есть еще вариант «Прощай – труба зовет» — по природному халфпайпу, но это для веселья. Уклоны до 30-35 градусов (этакий мини-Чегет), длина от 600 до 1200 метров. Все 4 варианта сходятся у промежуточной станции новой канатки (11-я опора старого «кресла»), откуда уже по прямой вниз до нижних станций и жилья. Здесь уже полого (10-15 градусов) и спокойно, достаточно хорошо для обучения (что-то типа «между Миром и Кругозором»). Длина до 1500 метров. Единственный вариант «черного» продолжения – уйти вдоль Монаха по руслу Сказдона до устья к разрушенной гостинице «Горянка». Но потом придется немного пройтись (около километра). Всего можно получить от 2 до 2.5 км различного катания с перепадом 500 – немного по кавказским меркам. Заблудиться невозможно, и тем не менее по устоявшейся традиции спасатели каждый день закрывают склон.
Хребты, ограничивающие ущелье, достаточно вертикальные (бесснежные), но тем не менее лавинная опасность существует. Лавины правда небольшие и в основном в верхней части: из-под Сказского ледника, а также из кулуаров слева и справа от ледниковой морены. По моим сведениям потерь среди горнолыжников не было. В 86-87 годах привезли и поставили лавинную пушку «зенитку». Пушка была пристреляна, но в начале этой зимы ее увезли: кому-то приглянулась оптика и в итоге пушку немного разворовали (на уровне «винтик на память»). Обещали привезти новую. Место установки решено изменить, чтобы была возможность отстреливать и левый склон.

Сказский ледник за последние 12 лет явно отступил, обнажились скалы, ранее бывшие под ним. С верхней станции канатки к нему можно дойти вдоль морены слева. Около 400-500 метров с набором 200. Раньше от него откалывались глыбы и катились вниз, теперь этого не наблюдается – есть резон поставить маленький маятник без промежуточных опор: лавины бьют в морену и попытка в давние времена поставить бугель окончилась очень быстро: в тот же год верхнюю опору вместе с фундаментом лавина благополучно доставила к нижней не взяв оплаты за транспортировку.

Насчет снега и камней. Цей без камней событие редкое, правда бывает. Например в 87 было 3 (!) метра снегу на склоне: катались сверху молодого леса «от стенки до стенки» — по всей ширине ущелья. Но тот год все помнят до сих пор. Обычно камешки встречаются. Летом этого года два 50-тонных Камацу утюжили склон. Камней стало существенно меньше. Но все-таки есть: неделю катались без царапин, а в пятницу три до подложки – оголяться начал склон. Хозяин погоды в Сказской подкове Адай-Хох – посматривайте на него.
Ратрак имеется, но не перетруждается.

Канатные дороги

Их две: старая однокресельная, идет вдоль левой стороны ущелья от альплагеря «Цей», производительность около 300 человек в час; и новая – парнокресельная самарского производства, по правой стороне от бывшего альплагеря «Торпедо» (теперь гостиница «Сказка» или «Цей-3») , производительность более 500 человек в час. Поставлена в прошлом году. Подъем до верхней станции в зависимости от ветровых условий от 11 до 16 минут. Старая канатка готова к работе, но не эксплуатируется в виду незагруженности парнокресельной: очередей даже в выходные нет (мгновенные до 15 человек – это на 2-3 минуты).
Единственная на мой взгляд несуразность – пересечение в районе 15 опоры: в случае полной загрузки лыжи правого сидящего проходят в непосредственной близости от верхней площадки опоры старой дороги. Особенно неприятно, если ветер.

Данный курорт находится внутри горно-рекреационного комплекса и количество находящегося там народа ограниченно сверху числом 1000, что контролируется шлагбаумом в Буроне. По-этому с таким количеством канаток очередей там не может быть в принципе.
Между прочим: Цей это первый из старых курортов на Северном Кавказе, где в постперестроечные времена поставили новую канатку.
Канатка работает с 10 до 15. Неспеша можно выкатить 10-12 раз: спуск занимает от 3.5 до 6 минут

Обстановка

Абсолютно спокойная. Самый распространенный ответ на вопрос «А как с Чечней?» — «Мы про нее по телевизору узнаем.» Непонятно почему все журналисты делают репортажи о Чечне из Владикавказа. Боевая у нас пресса, смелая, медали надо выдавать.
В выходные в Цей приезжают всякие иностранцы – отдохнуть от исполнения своих гуманитарных, а также ОБСЕ-шных и прочих очень нужных  всем нам обязанностей. Селятся где получится, включая сейсмостанцию. При нас там проживали две португалки. Видел чеха, мадьярку и каких-то пожилых и лоснящихся, скорее всего из западной Европы – прикатили на белом «крузаке» с надписью «UN».

Относительно воровства или еще чего: оставлял кофр с фототехникой на ограде нижней станции на пару часов в выходной день – никто не взял. Попробуйте отвернуться на чегетской поляне…..

В ущелье есть своя администрация горно-рекреационного комплекса – в 100 метрах от «Сказки». Там постоянно присутствуют 5-7 милиционеров и пара УАЗов. Зачем? А вот пусть будут.

Спасслужба

В порядке – на промежутке и верхней станции акьи. На склоне всегда несколько человек, есть машина для транспортировки, все с рациями, канатка на связи. Сама база – в полукилометре ниже, у Цейдона. Ближайшая больница – Мизур (27 км).

Часть II. Цейская

Эту часть не стоит читать тем, кто ездит “куда-нибудь, лишь бы потусоваться и покататься покруче”. Скорее всего этот курорт вас разочарует и отдохновенья не принесет. Зачем едут в Цей? За тишиной и покоем. За здоровьем и солнцем. За Орионом над Сказским перевалом. За душой, если ее перестал чувствовать. За собой.
Если в первой части максимально “осушенные факты”, то здесь эмоции, от которых никуда не деться в этом благостном месте.

Посмотрим назад

Не претендуя на какое-либо серьезное исследование, несколько выводов.
Несомненно что арии были оставлены как охрана перевалов. Видимо, когда Рама в Индию шел. А может позже, когда персы перекрыли Дербент и пришлось искать обходные пути. Не принципиально. Ассимилировались. Но язык, внешний вид, традиции (племя библейское), предания, религия, пантеон и отношение к богам… вообщем история алан это тысячелетия.
Сначала скифы, потом сарматы. Самых беспокойных и боевых увели пробегая гуны. Остались спокойные и уверенные – жить на своей земле.
Существенно иное по сравнению с соседями отношение к женщинам: их уважают, к ним прислушиваются. На склоне достаточное количество хорошо катающихся местных дам, в том числе и замужних. Где вы еще увидите такое?
Тем не менее конечно подчиненное положение – патриархат. За одним столом вместе с мужчинами не сидят. С другой стороны, как говорит моя теща: «Если мужчины собрались поговорить – чего им мешать». В сказаниях Шатана часто выступает мудрее чем весь нартский ныхас.
Детальнее – читайте. Сейчас много печатают.
Дают обоими руками. Накормят причем до состояния невставания. «Гость всегда готов, хозяин — не готов».

Реком

Место святое, сакральное. Не всякого пустит, не всякому позволит. В старом святилище, которое сгорело несколько лет назад, хранились боевые доспехи и шлем Ос-Багатара – аланского царя времен Золотой Орды. С 1306 года.

После того, как случилось несчастье, молодые люди решили восстановить святилище. Несколько месяцев босиком (земля то святая), собирали без единого гвоздя. Чтобы доставлять бревна пришлось наладить тросовую переправу через Цейдон. Когда закончили, собрались старейшины, по древнему обряду освятили и устроили игры и празднование.
Видели бы вы глаза того человека, который рассказывал об этом. Гордость за свой народ и уважение. И сожаление что многие не видели этого праздника.

В начале тропы висит предупреждение: «Вы находитесь у святыни, завещанной нам предками. Не разрешается курить, распивать спиртные напитки,  сквернословить. Будьте достойны памяти своих отцов.»

Энергетика такая, что только держись. Хотел сфотографировать вблизи. Рука не поднялась. Хотя в объектив «прицелился» — хороший был сюжет. Безотказный Canon 500N с которым где только не бывал, задурил, перестал нормально работать экспонометр, в результате несколько кадров в явной недодержке (только на третьем заметил). Вынул батареи и оставил на  ночь. С утра в порядке. Я не шучу.

Цейское ущелье

Чудно не только возле Рекома – во всем Цейском ущелье «прет». Несколько событий субъективных, личных – это для своих. А вот достаточно отвлеченно: по преданиям, Шамбала имеет на Земле 2 энергетических двойника. Один понятно где – Алтай.

Долина реки упирается в ледяную стенку высшей категории сложности. Над ней коническая вершина. За вершиной чрезвычайно тяжелое для прохождения ледовое плато, с названием «черный». Вы думаете я про Белухинский узел и Аккемскую стену? Гора называется Уилпата, а ледник за нею Караугом. «Кара» по-тюркски «черный». А перед входом в Цейский цирк гора Монах и святилище Реком.

А еще мы там видели цветной снег. Ну голубой это многие видели. А вот оранжевый как апельсин видели? Это не глюк: внешний фирн – оранжевый, а под проломленной коркой для контраста – белый. Но это было давно – в памятном 87, когда «…с Монаха лавины одна за одной на Цей постепенно сползают». Да-да снегу было так много, что даже со стенок Монаха эпизодически сваливались лавинки. А по неутоптанному снегу приходилось добираться до тропинки «вплавь» — лежа на пузе и гребя руками.

Несколько камней с рисунками. После поворота на Верхний Цей с одной стороны Джугашвили (ну это традиционно для Кавказа), с другой Коста Хетагуров. Плиев. Раньше было два камня: по дороге в «Горянку» и в Цейдоне у нижнего моста. Сейчас камень в реке лежит навзничь. А тот который у «Горянки» производит тяжелое впечатление: как привидение проступает из камня (краска частично смыта). И следит глазами.

Альплагерь «Цей»

Атмосфера существенно отличалась от других горнолыжных лагерей. Здесь было не принято выходить на склон неготовым. Здесь «бэмц» поднимал в 8 утра на зарядку, которую делали все в охотку добровольно (не обязательно силовую, но пробежка, растяжки, легкая гимнастика – чтобы тело проснулось). Здесь играли в футбол по пояс в снегу. Представляете «рывочки» по 3-5 метров, чтобы дать пас и упасть мордой в этот пушистый ослепительно белый снег.

Все инструктора были приезжими – из Москвы как правило. Учили великолепно – за неделю ставили на лыжи с нуля до точки. По итогам каждой смены проводили соревнования по четырем категориям: опытные и неопытные, женщины и мужчины. А знаменитая фраза: «Падшие женщины и не кончившие мужчины: просьба собраться у судейского столика»! И обязательная минутная разминка перед первым спуском – чтобы разогреть суставы.

Как катались инструктора – отдельная страница. Они катались как пели. В трубе они позволяли себе выпрыгивать в воздух  на контрсклоне в том месте и так, как им хочется. Большинство трюков, которыми сейчас «крутеют» ньюскуллеры, они выполняли «влегкую», с учетом возможностей, которые давал склон конечно. Даже сальто делали. И самое главное: они работали, то-есть учили всех и каждого.

По понедельникам канатка не работала — профилактика. И тут каждый развлекался как мог. Кто-то ходил на Реком и в гости в Торпедо или Горянку. Кто-то пешком ходил до верхней станции – чтобы не терять время. Причем это бывало и в обычные дни с утра.

7 часов, еще сумерки:
— Миш, а Миш! Пора, вчера собирались, – Леонов уже полуодетый толкает кровать. Вставать неохота, но вчера действительно договаривались до завтрака скатиться разок. Ну его! Я сюда отдыхать приехал, а не бегать по горам. Приоткрыв один глаз:
— Евгений Николаевич, идите на хлм! Я спать буду.
Название «Зеленый Холм» позволяло послать в рамках цензуры, только надо «проглотить» букву «о».
— Вставай, тебе говорят! Солнце уже встало!
Аргумент. Встаешь, умываешься снегом для бодрости и вперед! Через менее чем полтора часа наверху. Солнышко только-только трогает Адай-хох. Снег скрипит с ночного мороза.
— Кто у нас сегодня на стреме?
— Костю вроде просили….

Дело в том что в Цее можно было исполнить уникальный трюк: подъехать на лыжах к кровати. Для этого надо было: рискнуть и свернуть со склона на лыжню через лес; пролететь по ней, зная, что тормозить негде; влететь на мостик, ведущий на второй этаж инструкторского корпуса; при этом «стоящий на стреме» в холле должен был открыть входную дверь; ну и самое главное – надо было жить в комнате напротив этого мостика.
А один раз двое забрались на башню, как на скальную стенку, и провели там сутки в гамаках: чтобы не терять форму – внизу все равно делать нечего. Супчик и второе мы им снизу к веревкам привязывали.

А еще откапывали шестую опору. И катались по Сказдону вниз как по столу – это когда в 87 снегу подвалило.

Визбор

Юрий Визбор бывал в Цее достаточно часто. Я его уже не застал. А по словам инструкторов мог нагрянуть внезапно, сесть в столовой на стол и несколько часов не выпускать гитару из рук. По-этому в частности в альплагере было огромное количество «первых» записей. И единственное, что можно было услышать по вечерам с километра от лагеря – чистые записи Визбора. Где теперь эти бобины… Жаль если утеряны. (Прим. редактора: у меня есть копия одной из записей)

Одна из вершин в Сказском ущелье носит его имя.

Визбор был дружен с Рюминым. «Нам бы выпить перед стартом» написана в Цее. «Орбиту» построили по инициативе Рюмина, но после смерти Визбора, он там почти не бывал.

Еда

Из местных блюд традиционные для Кавказа шашлыки. Но интереснее фычины. Фычин это печеный пирог диаметром 40-45 см с разным наполнением: сыр, мясо, свекольные листья…. Оторваться невозможно. Отползти или упасть. В барах настоящее грузинское вино, у осетин с вином не очень — нет традиции. Попробовали Оджалеши. Ммммм…. Была всего одна бутылка. Мизинец за вторую.

Сами аланы пьют пиво. Но какое! Казбек, хозяин бара у старой канатки, угостил меня в 91. Вкус необычный – нечто среднее между пивом и квасом. А когда я попросил еще, повел в заднюю комнату и показал огромные чаны (более метра в диаметре). Он готовил тогда на праздник весны. Сейчас пива в ущелье нет – некому делать.

Эпилог. Почему пишу.

Одной ярко выраженной причины нет.  Во-первых я пытаюсь хотя бы частично отдать долги всем тем, кто подарил мне счастье: Осетии; Цейскому ущелью; людям, которые живут и работают там; Альплагерю «Цей»; его инструкторам,… короче всем, кто. Во-вторых я надеюсь, что этот опус позволит многим, стремящимся туда вновь, но не владющим информацией. А в-третьих может быть кто-то из еще небывавших заинтересуется и приедет. И в нашем полку прибудет.
Если тебе хорошо, поделись с другими.

Да Бон Хорж, Осетия!

Tags: , , , , , , , , ,

Оставьте комментарий