Гора Ч. девять лет спустя — 2003

17. января 2009 | От | Категория: Поездки
Эльбрус

Эльбрус

Девять лет я не был в Приэльбрусье. Поехал туда по банальной причине, которую честно назову: нет денег на поездку в альпийскую (или пиренейскую) страну. Акцентирую я на этом внимание читающего по одной простой причине: часть тех, кто при обсуждении в конференциях весьма несдержанно признается в любви к этой горе, на самом деле просто не могут себе позволить съездить покататься на современный курорт, или действуют по принципу «в Шамонях я не был, но знаю, что Чегет лучше». Ну да ладно, это я просто повод даю тем, кто его ищет, сразу начать меня называть нехорошими словами:-)) — дальше можно не читать.

В сумме — две недели, самолет плюс автобус туда, «Газель» плюс поезд обратно, однокомнатная квартира в пятиэтажке поселка Терскол, обеды в кафе и ресторанчиках, десять дней катания (абонементы) включая Новый Год — около 525 усталых ежиков на горнолыжную душу. Если перебраться в плацкартный вагон, а из отдельной квартиры переехать в комнату с хозяевами за стеной, можно сэкономить еще 100 — 150 ежиков. Алкоголь можно исключить, в кафе не ходить, хичинов не есть… Но это уже не на мой вкус. Так и от отдыха ничего не останется.

Позитив: куча навязчиво-вежливых водителей «Газелей», легковушек и микроавтобусов предлагают свои услуги.

Негатив: до дешевого (большого, но медленного — часов пять, натужно рыча на подъемах, вместо трех часов на других машинах) автобуса нужно весь багаж, включая и сумки с маленькими колесиками, волочь через здоровенную автостоянку, которая была покрыта слоем снега. Правда, снег в Минводах — исключение, а не правило. Лирическое отступление: водитель автобуса: «Ну что-же вы так не по-советски лыжи положили?» — ох, и давно же я не слышал подобных фраз! Но, положа руку на бумажник, и не скучаю я по тем временам и по подобным фразам. Позитив: остановка у рынка «Прогресс» — можно перекусить недорого и вкусно, пивка и водички или сока прикупить в дальнейшую дорогу.

Негатив: проржавевший туалет без двери, с треугольной дырой в грязном деревянном полу, груда мусора выше человеческого роста.

Лирика: ностальгия… Мост через Баксан, а за ним — альпинистская база «Адыл-Су», где я когда-то работал инструктором. Позитив: разросшееся за эти годы кафе, а заодно — и дешевая гостиница «у Балужан» на повороте к Чегетской поляне. Ярко освещенный магазин «Альпиндустрия». Яркая синяя вывеска у биостанции. Цивилизация!

Негатив: автобус на территорию ЦВТБ не пустили, и опять пришлось волочь уже изрядно осто…евший багаж по снегу — из последних сил. Мохнатые коровы, поедающие на помойках полиэтилен и картон. Ох, и молочко они потом дают… Позитив: поужинали в кафе («Купол» — дешево и вкусно), прошлись по шести магазинам и купили абсолютно все необходимое из еды сразу на несколько дней. Тебе рады, тебя радушно встречают, приглашают заходить еще. Изменения в отношении местного населения к приезжим (по крайней мере, — внешние) не заметить невозможно.

Негатив: в поселке, бывает, отключают свет и отопление. Соответственно, цены на проживание в единственном доме с отоплением — пятиэтажке -поднимаются. Местные органы власти и милиция тщательно прочесывают все квартиры, так что очень советую: регистрируйтесь, а то еще и штраф придется платить. Еще одно малоприятное явление — налоговая инспекция, которая старательно вычисляет хозяев, сдающих квартиры. Нам оно безразлично — платить придется не нам, а хозяевам, но эти игры «в прятки» настроения не поднимают.

Позитив: окна смотрят на гору. Пьешь кофе и смотришь, включили-ли подъемники. Утренняя дорога через лес к Чегетской поляне.

Негатив: за 9 лет на горе:

— перестал работать бугельный подъемник в «Солнечной мульде»

— появился вагончик — «Пирожковая» около верхней станции первой очереди.

Все!!!

Построен платный туалет около нижней станции «парной» — но с дико скользким кафелем, ручки на дверях снесены теми, кто пытался удержать равновесие. На горе -те же самые два строения без дверей, с видом на Баксанскую долину. Вся поляна теперь покрыта рядами кафе и частных отелей (причем очень уютных, не в пример традиционным «Чегету» или «Итколу»), построенных без согласования с противолавинной службой. А ведь в не таком уж и далеком 1987 году вся эта поляна была засыпана лавиной, выбившей все стекла у фасада гостиницы «Чегет». Сейчас все эти отельчики-ресторанчики-кафе чувствуют себя в безопасности только благодаря тому, что противолавинная служба защищает гостиницу «Чегет», а значит — и весь этот «самострой».

Позитив: вкусно пообедать в этих кафе и ресторанчиках можно рублей за восемьдесят — сто (можно БЫЛО пообедать. Цены в 2009 уже далеко не такие «вкусные»). Вот уж с чем не могут тягаться Европейские курорты — так это с дешевой и по-настоящему вкусной едой. Ромштексы идем есть к «Руслану», самые вкусные хичины и потрясающе ароматный чанахи как раз той температуры, которая нужна — и не обжигает, и горячий, в самый раз после горы — в «Нацкухне», шашлыки — … Во Франции на горе отдашь за кофе с плюшкой вдвое больше, чем здесь — за целый обед с пивом или коньячком.

Негатив: недостроенный корпус гостиницы «Чегет», «недострой» выше отеля «Иткол», все так же, как и десять, и двадцать лет назад стоит закрытая на ремонт гостиница «Азау», зияют пустыми оконными проемами недостройки в Терсколе…

Позитив: и вечером, и ночью везде дежурят машины. С транспортом проблем меньше, чем, скажем, в Андорре.

Негатив: новички должны ходить ногами — по «третьему Чегету» или по выкату. В случае сильного ветра — только внизу, на каменистом выкате. Учебного подъемника нет. Вдобавок тут же, на выкате — отдыхающие из кавказских здравниц и простые экскурсанты катаются на санях, картонках, собственных попах. Неуправляемые новички, спускающиеся сверху более опытные лыжники и скоростные снаряды с алкоголем внутри и детьми наперевес носятся на пересекающихся курсах. Наименее удачливым удается затормозить, только налетев на противника или ударившись о стоящие невдалеке автомобили.

Лирика: когда поднимаешься в кресле подъемника, опять испытываешь ощущение застывшего времени — знакомые лица постаревших канатчиков, те же камни, те же сосны, так же кто-то проехал прямо по просеке под парной канаткой, в том же месте, что и десять лет назад, начинается ветерок.

Негатив: в какой другой стране мира придет в голову покрасить кресла так, чтобы испортить дорогостоящую одежду большинства лыжников? На брюках и куртках — желтые полосы краски. А где, в какой еще стране, если ты впервые попал в объятия этого доисторического сооружения и не успел выпрыгнуть в снег на верхней станции, услышишь в свой адрес: «Ты почему по кругу поехал? Это что — карусэль тэбэ, да-а?» Десять лет назад услышали впервые эту фразу, и в этом году тоже услышали.

Позитив: мелкие магазинчики, в которых можно купить всевозможные мелочи, фото-сервис, пленки, продажа и прокат фотоаппаратов, интернет, работают мобильники GSM.

Негатив или позитив — каждый решает для себя: воровство канатчиков. Часть лыжников платит канатчикам сотню рублей, и на каждом подъеме тем самым экономит денежку для своего кармана. Не преувеличиваю — скорее преуменьшаю — минимум треть катающихся платит мимо кассы. При этом берущий деньги канатчик делает это с таким видом, будто оказывает тем самым величайшее одолжение. — Это что? — Деньги. — А почему я тебе сдачу должен искать? Что, разменять не мог, да-а? …

Негатив: унижение в очереди. Все время кто-то подходит «слева» — в буквальном и переносном смысле слова. И эти люди — знакомые знакомых, начальства, родственников и так далее — они вообще не платят. Совсем. И идут без очереди. А стоящие в очереди — платят, но стоят. Потихоньку звереют от этого унижения, а озверение иногда выливается в словесную перепалку, а иногда и в драку. Плюс обращение канатчиков: «Эй ты! Ты пачему тут лыжу адеваешь? Там одевай, понял, да-а?» Вежливости их никто не учил.

Позитив: очереди вполне терпимые, как раз успеваешь немного отдохнуть. Общее время подъема на двух креселках со стоянием в очередях — не больше часа, в самый «пиковый» сезон. Большие очереди были всего два дня из десяти — второго и седьмого января, в праздничные дни, когда снизу приехало большое количество экскурсантов. Плюс в один из дней часов до двенадцати дня парная была остановлена на ремонт.

Негатив: камни никто с так называемых «трасс» не убирает. Во многих местах, даже после весьма приличного снегопада, рискуешь «поймать» камень, что не способствует комфортному состоянию при катании. Я уж не упоминаю о чисто материальных потерях — лыжи за две недели убиваются так, как на нормальных склонах и за пять лет не уделаешь.

Позитив: отличный фотограф Толя Савейко, который умеет при съемке из любого сделать аса. Недешево, но оно того стоит.

Негатив: объективно опасная гора, на которой отсутствуют все признаки нормального места для массового катания. Нет ярких мягких матов, ограждающих препятствия — хотя бы опоры канатных дорог. В лучшем случае на паре из них висят рваные матрасы. Не убраны с трасс (да какие там трассы — направления спуска, а не трассы) опоры давным-давно не работающих подъемников, недалеко от одной из которых из снега торчит крайне хищный стальной штырь. Нет лент — «волчатников» и вешек, ограждающих хотя бы большие гряды камней, не говоря уже об отдельных валунах, которые «находишь» кантами своих лыж под снегом во многих местах. Нет разметки трасс, указателей направления спуска. Отсутствуют ограждения закрытых для катания, лавиноопасных «Севера» и «Юга» — в этом сезоне уже в декабре погибло два человека, оба — под лавинами. Стоит на всю гору 4 таблички, вмороженные в снег, и все. Нет привычных для Европейских курортов пластиковых сеток, которые предохранили бы лыжников от «вылета» на камни. У касс нет информации о лавинной опасности, открытых и закрытых для катания склонах, нигде не видно правил безопасности, которые обязан знать каждый катающийся. Нет безопасного варианта подъезда к станции посадки второй очереди кресельного подъемника, необходимо выбирать момент, чтобы проскочить между креслами, а затем резко сбросить скорость, не сбив при этом никого из стоящих в очереди. Даже без лыж мимо этих движущихся кресел пройти, особенно для тех, кто подъемник видит впервые в жизни — проблема. Я видел, как креслом сбило вниз зазевавшуюся девушку из числа экскурсантов, как при спуске человек, которому не помогли сесть в кресло, упал с помоста — это все уже сейчас, в эти две недели…

Негатив: за пять часов катания ноги устают дико, хотя километраж спусков с учетом очередей не такой уж и большой — три, четыре спуска «сверху донизу». У меня колени болели за крайние десять лет только, когда я катался на горе Ч. Как-то в Италии, в Доломитовых Альпах, просчитали «пробег» за один день катания, со стоянием в очередях и обедом — получилось больше сорока километров. А ведь там вместе катались и хорошие лыжники и посредственные горнолыжницы, которые в условиях Чегета выдерживают максимум три, а то и два спуска.

Лирика: если катались до этого времени только по ухоженным заглаженным склонам и считаете себя экспертом — съездите на Чегет, самооценка может быть существенно скорректирована.

Негатив: с прошлого года цены на подъемники, проезд на автомобиле и проживание в отелях выросли в некоторых случаях на 50%. С позапрошлого года — уже вдвое. С каждым годом доступность этого региона для студентов и «ниже среднего класса» уменьшается.

Позитив: потрясающие возможности — если погода благосклонна — для тех одного-двух процентов лыжников, которые умеют кататься, и которые приезжают на Чегет именно ради внетрассовых спусков, ради возможности выбрать свой маршрут, покататься с сильнейшими райдерами России (Слава Рунич, Кирилл Анисимов и др.) в качестве гидов. (Программа «Фрирайд с гидами» — если вы еще колеблетесь, стоит это своих денег или нет, интересно или нет — срочно копите деньги и езжайте, но только если вам нравится преодолевать себя, кататься по проламывающейся корке, если вам не хватает адреналина на раскатанных трассах, а здоровье позволяет поработать на склоне и коленки не болят!)

Негатив: некорректно сравнивать Чегет со знаменитыми Французскими регионами Ля Грав или Гран Монте, известными своими возможностями именно внетрассового катания. Это сравнение не будет справедливым — там женам и детям райдеров есть где рядышком с мужьями с удовольствием провести время, а на Чегете такой возможности нет. Все сотни и тысячи катающихся на этой объективно опасной горе не могут похвастаться тем, что они готовы к такому катанию по уровню своей технической подготовки. Преувеличение? Нет. К примеру, в день после снегопада даже в пик сезона — новогодние каникулы — очередь к часу дня практически исчезает: большинство уже «наелось», поскольку их уровень подготовки явно недостаточен для того, чтобы кататься по целине больше двух часов. При этом нет ни единой возможности спуститься с горы по размеченной и подготовленной трассе — таких здесь нет. А как бы не помешала хоть одна, проложенная по «ближним Югам» и заглаженная ратраком трасса для женщин и детей, да и для мужчин, вынужденных начинать здесь свою горнолыжную жизнь «благодаря» советам друзей, тоже…

Авария в январе 2009

Авария в январе 2009

Эльбрус — это, извините, если вы хотите неделю «утюжить» одну и ту же трассу или катаетесь вне трасс. Тогда к вашим услугам не только старая канатная дорога, на которой то вагончик затормозить не успеет (март 2008), то вообще упадет (январь 2009, оригинал http://foto.mail.ru/mail/mirochnikovay/_myphoto ), но и новенькая скоростная.

Негатив: учиться на Чегете очень сложно. Сложные склоны вынуждают слабо катающихся лыжников уходить в заднюю стойку — «садиться на горшок», что в сочетании с ежегодными выездами на неподготовленные для массового катания склоны и нежеланием заниматься с инструктором (и то и другое — часто по финансовым причинам) приводит к колоссальному количеству абсолютно неправильно, с большими затратами сил и энергии, катающихся людей.

Позитив: общение. Встречи со старыми друзьями и новые знакомства, посиделки за чаем и «чем покрепче», песни и разговоры… Не встречал, за редким исключением, в «Шамонях и Ледезальпах» непринужденного Кавказского общения. Мне не хватало его все девять лет, что были проведены вдали от знакомых мест. Да и сейчас, когда я пишу эти строки, уже снова не хватает… А может, не только общения не хватает, но и чего-то еще. Есть в этих местах нечто магическое, необъяснимо-притягательное, что заставляет снова и снова приезжать сюда, несмотря на всю неухоженность склонов.

Негатив: цена проживания в относительно комфортных условиях мини-отелей или в совковых «Чегете», «Итколе», «Терсколе» — от 19 уе за ночь с носа, без питания. С питанием — от 25 уе. Перебор, на мой взгляд.

Позитив: песенные концерты — вечера. Мне, как автору песен, петь их в горах, видя глаза слушающих их людей — ощущения непередаваемые. Именно для этих людей я песенки и писал, собственно. Но это уже old school по понятиям не самого старшего поколения.

Негатив: высота проживания — больше 2000 метров, у 10% людей начинаются проблемы со щитовидкой, артериальным давлением, соответственно — головные боли, головокружение.

Позитив: кафе мороженое в ЦВТБ, дешевые и вкусные коньяки в сочетании с чистым воздухом (за две недели ни разу не болела утром голова), потрясающим образом приготовленный карп в рыбном ресторанчике чуть выше «Иткола». Но о еде я уже упоминал.

Негатив: обмануть туриста, пусть в мелочах, осталось нормой. При этом, чуть что не по ним, местные люди (причем в возрасте) могут мгновенно от вежливого общения с тобой перейти, невзирая на присутствие твоей жены и дочери, на мат в твой адрес. Если кому-то подобное кажется непринципиальным, это — его выбор. Я считаю, что если я еду отдыхать и плачу деньги, при этом не хамлю, то вправе рассчитывать на вежливое обращение.

Резюме: удивительно красивые горы. Супер общение. Потрясающие люди, которые живут здесь постоянно. Очень вкусная недорогая еда. Относительно дорогое проживание в отелях. Катание — рай для разумных фрирайдеров, катающихся со знанием склонов и снеговой обстановки (или с гидами) и соответствующим снаряжением, и ад для тех, кто любит резаные повороты и максимальную скорость на подготовленном склоне. Для не очень опытных лыжников, которые привыкли к хорошо подготовленным склонам — катание не удовольствие, а чуть ли не пытка. Для слабых лыжников — объективно опасная гора, прививающая навыки неверной техники. Если уходить с раскатанных мест «без башни» — легко можно там и остаться навсегда. Отношение коренного населения к туристам — иногда тщательно, иногда плохо скрываемое неуважение.

А вот один отзыв, который мне очень понравился своей лаконичностью и, в то же время, очень емким описанием процесса… (из конференции www.auto.ru/wwwboards/ski)

Отправлено : olga63, 28 Января 2003

«Побывала впервые в Приэльбрусье. Создалось впечатление, что это особый вид спорта, включающий очереди на подъемник, таскание тяжеленных лых (своих и ребенка) сначала вниз по лестнице на станции Мир, потом вверх в горку… и катание по буграм. В Подмосковье со всем этим сталкиваться не приходилось. Кроме того постоянное перекусывание-загорание, т.к. все вышеперечисленное сильно утомляет. Но в целом понравилось. Хотя в предпоследний день обокрали номер — украли мобильник, и пришлось все последние 2 ночи и день общаться с милицией»

Г. Дубенецкий 2003

Tags: , , , ,

Оставьте комментарий